Наконец Биллу удалось отпереть дверь. Из комнаты на пол коридора упал луч света, Рональд быстро захлопнул ее за Биллом. У Джека сильно забилось сердце. Неужели Биллу не удастся вызволить короля до возвращения часовых?

Когда дверь снова отворилась, в комнате уже было темно. Билл выключил свет. Вместе с ним из комнаты вышел рослый мужчина. Это был король. Солдаты приближались. У Билла уже не оставалось времени, чтобы задвинуть засовы. Он торопливо увлек короля к отверстию в стене, сквозь которое чуть раньше появился граф Паритолен, и быстро скользнул с ним внутрь. За ними последовали Рональд с Джеком. Потайная дверь встала на место. Как раз вовремя.

– Как ты думаешь, они заметят, что засовы открыты? – едва дыша от волнения, спросил Джек.

Билл пожал плечами.

– Сейчас увидим. Боюсь, что заметят. В конце концов, это их работа – следить за дверью.

Вдруг Джек тихо вскрикнул.

– Нет Кики! Он только что был у меня на плече. Я от волнения даже не заметил, как он исчез. Ой, Билл, он остался там, снаружи!

Так и случилось. Неожиданно оказавшись в полном одиночестве, Кики взволнованно заметался по коридору. Куда пропал Джек? Солдаты подходили все ближе. Грохот их подбитых гвоздями тяжелых сапог действовал попугаю на нервы. Он взлетел на карниз, выступающий из стены, и, когда солдаты оказались точно под ним, грозно завопил:

– Угу, угу!

Солдаты в испуге остановились. Один из них что – то сказал. В этот момент Кики взвыл как собака, а оптом злобно зарычал. Его голос гулко разнесся по темным коридорам. Солдаты испуганно переглянулись. Откуда здесь взялась собака?

– Мяу! – заорал Кики голосом голодной кошки и разразился безумным смехом. – Вытри ноги! Высморкай нос! Горностай убыл! Пиф – паф, пиф – паф!

Разумеется, солдаты не поняли ни слова, но как раз это – то и подействовало на них особенно устрашающе. У них волосы на голове зашевелились от ужаса.

Кики прочистил горло и громко закашлялся. Успех превзошел все ожидания. Он вовсе не рассчитывал, что именно эти звуки повергнут солдат в столь безумный ужас. Они побросали оружие и с дикими воплями кинулись бежать по коридору.

Джек, обеспокоенный пропажей Кики, слегка отодвинул потайную дверь и все прекрасно слышал. Его любимец снова устроил великолепное представление. Он тихо позвал его, и Кики, взмахнув крыльями, стремительно спикировал ему на плечо.

Билл задумался, как быть дальше. По-видимому, нецелесообразно возвращаться тем же путем, каким они пришли сюда. Сбежавшие солдаты наверняка вскоре вернутся с подкреплением, чтобы отыскать источник таинственных звуков.

– Интересно, тут есть еще один выход? – обратился он к Рональду. – Вряд ли потайная дверь ведет только в тот маленький чулан, где ты замуровал графа.

– А вот мы его и спросим, – ответил Рональд. – Когда я ему ткну этой штукой под ребра, он у меня сразу заговорит, – и показал свой револьвер.

– Это не понадобится, – сказал Билл. – Увидев короля, он и так не станет запираться. Ваше величество, вы не могли бы приказать графу показать нам выход отсюда?

Воспитанный в Англии король прекрасно говорил по-английски. Он кивнул. Его глаза сверкнули. Было ясно, что он с удовольствием скажет графу пару «ласковых» слов.

Они зашли в маленькую комнатушку, в которой Рональд поместил мятежного графа. Связанный по рукам и ногам, он лежал на полу с перекошенной от ярости физиономией. Увидев короля, он дернулся как током пораженный.

Билл рассмеялся.

– Развяжи ему ноги, Рональд, чтобы он мог предстать перед своим королем.

Рональд исполнил просьбу Билла, и граф Паритолен с трудом поднялся на ноги. Он был бледен как полотно. Король обрушил на него поток гневных гессианских слов. Граф задрожал, уронил голову на грудь и в заключение рухнул на колени. Он являл собой жалкое зрелище. Король презрительно пнул его ногой и произнес несколько слов. Граф вскочил на ноги и крикнул:

– Ай, ай! – что означало по-гессиански, как Джеку было известно: – Да, да!

– Он готов показать нам выход, – с облегчением сказал Билл. – Да и пора уже. Там, в коридоре, поднялась ужасная заваруха. Часовые, наверное, нагнали сюда целый полк. Не исключено также, что они уже обнаружили исчезновение короля. Рональд, скажи графу, чтобы он поторопился.

По-прежнему с руками, связанными за спиной, граф, спотыкаясь, выбрался из чулана. Он подошел к двери и распахнул ее. За ней находилась маленькая лестница, ведущая вниз.

– Я пойду первым, – быстро сказал Рональд и протиснулся перед графом.

Лестница привела их в маленький кабинет, отделанный деревянными панелями. Граф что – то сказал, кивком головы указав на какое – то место на стене. Рональд сдвинул в сторону панель, за которой оказалось отверстие, достаточно большое, чтобы сквозь него мог пролезть человек. Отверстие было прикрыто роскошной портьерой.

Билл ткнул в него рукой.

– У вас в крепости отличные тайники, граф Паритолен. Прекрасное исполнение. Куда теперь прикажете?

Они прошли сквозь отверстие в стене и двинулись затем вдоль огромного ковра, свободно свисавшего вдоль стены. В заключение она оказались у проема между настенными коврами, перед которым граф остановился и что – то сказал. Рональд просунул голову между коврами, образовавшими в этом месте своего рода стык. Переел ним была спальня, уставленная роскошной мебелью и устланная коврами. В спальне было пусто.

Он осторожно прошел внутрь, остальные последовали за ним. От пыли, скопившейся в комнате, Джек расчихался. Естественно, за ним чихнул и Кики. Граф удивленно посмотрел на него.

– Дальше куда? – Рональд ткнул револьвер графу под ребра. Граф испуганно дернулся и едва устоял на ногах.

– Вот это совсем необязательно, – заметил Билл.

– Может, и не обязательно, но очень полезно для здоровья этого предателя. Подонки, которые, едва придя к власти, позволяют себе угрожать жизни и спокойствию своих сограждан, не заслуживают лучшего обращения. Вперед, граф! Где здесь кратчайший путь из крепости?

Последние слова он произнес по-гессиански. Ответ графа, то и дело сбивавшегося с мысли от излишнего рвения, не заставил себя ждать. Он убедился, что с этим англичанином шутки плохи.

– Теперь уже недолго, – сказал Рональд остальным. – Нам осталось только пройти по черной лестнице, которая выведет нас в хозяйственные помещения, а там, через черный ход, мы выберемся наконец из здания. Ничего не может быть проще!

Они поспешно продолжили свой путь. В кухне сидели три кошки, глаза которых замерцали под светом фонаря Джека. Кики тявкнул как маленькая собачонка, и кошки в ужасе разбежались в разные стороны.

– Кики! – со смехом крикнул Джек. – Ты неисправим.

Билл открыл заднюю дверь. Они пересекли большой двор и оказались перед огромными, окованными железом воротами. Рядом на стене висели ключи. Билл отпер ворота, и они очутились на главной улице Боркена.

– А где наша машина? – спросил Билл. – Джек, ты не мог бы отвести к ней Рональда? Мы подождем вас здесь.

Джек показал Рональду дорогу. Ему несколько раз приходилось бывать в городе, и он прекрасно здесь ориентировался. Вскоре они отыскали машину, сели в нее и отправились обратно.

Через несколько минут они остановились около ворот, где к ним присоединились остальные. Билл уселся с Джеком и графом в кузове. Король занял место впереди, рядом с Рональдом. Джеку было очень странно сидеть в окружении всевозможных товаров, скакавших во время езды на полках. А вот граф был так подавлен, что вообще не замечал ничего вокруг.

– А куда мы едем? – поинтересовался вдруг Джек. – Эта дорога не ведет к цирку.

– Нет, вначале мы едем в столицу, – ответил Билл. – Король должен объявиться там как можно скорее. Страна волнуется. Никто не знает, что произошло. Король исчез… принц пропал… граф собирается захватить власть… премьер – министр – послушный инструмент в руках жены…

– Понятно, – перебил его Джек. – Но как только король вернется, все снова будет в порядке, правда?

Билл кивнул.

– Король должен показаться народу. Королю есть о чем рассказать. А рядом с ним должен стоять Густавчик для того, чтобы народ видел, что между ними царят мир и согласие.

– Вот Густавчик обрадуется, – заметил Джек. – Мы потом вернемся за ним?

– Да, заберем не только его, но и всех остальных. Король будет рад познакомиться с его друзьями. Он ведь еще не знает, сколько всего произошло за это время.

Когда Билл рассказал королю об удивительных событиях, свидетелями и участниками которых стали ребята, тот выразил желание непременно познакомиться со всеми. Добравшись до своего дворца, он был тотчас окружен толпой верных слуг, потерявших уже всякую надежду на его возвращение. С Рональдом и Биллом он удалился в маленькую комнату на совещание. Графа Паритолена отправили в тюрьму. Он шел в сопровождении восьми солдат, четверо из которых маршировали впереди, а четверо – сзади.

– Лево, право, лево, право! – вопил им вслед Кики. – Боже, храни короля!

Приближался рассвет. На Джека напала вдруг страшная зевота. Он был так измучен, что был не в силах бороться с ней.

– Тебе нужно вздремнуть, – сказал ему Билл. – Как только рассветет, король пошлет за ребятами правительственную машину. Он одолжит тебе несколько костюмов Густавчика, чтоб ты смог немного принарядиться. Все получат новую одежду, и прежде всего, конечно, Густавчик. В конце концов, не может же принц явиться перед народом, наряженный девчонкой.

– Ну вот и хорошо. Все в порядке. – Джек безуспешно старался держать глаза открытыми. – Господи, как я устал! А ты что будешь делать, Билл? Тоже спать?

– Нет. Я немедленно свяжусь с тетей Элли и сообщу ей, что вы в безопасности. Может быть, она прилетит сюда ближайшим самолетом. Тогда мы снова буде все вместе.

Джек измученно рухнул на кровать.

– Ах, Билл, как только ты появляешься, все сразу идет как по маслу. Спокойной ночи – вернее, с добрым утром! – Он тут же провалился в глубокий сон. Это была поистине сумасшедшая ночь.