Барсучья нора оказалась живописной, немного сонной деревушкой. Едва машина въехала на пыльную улочку, как из – под колес во все стороны с паническим кудахтаньем и кряканьем бросились куры и утки.

Билл притормозил возле маленького домика, в котором находилась почта.

– Я только быстренько пошлю телеграмму. А потом поедем на Совиный двор, чтобы разузнать дорогу к Каменной хижине. Заодно закажем там молока и прихватим чего-нибудь съестного.

Он исчез в здании почты и через несколько минут появился снова. Ребята знали, что он в обязательном порядке должен был сообщать на работу о своем местонахождении. Если на службе происходило нечто, требовавшее его присутствия, он непременно должен был быть в пределах досягаемости.

До Совиного двора было недалеко. Когда они подъехали, на пороге их приветствовала хозяйка фермы миссис Эллис.

– Прошу всех в дом, – приветливо сказала она. – Я уже полчаса жду вас. Пожалуйте немного перекусить с дороги. Чашечка чая пойдет вам на пользу.

– Большое спасибо, очень любезно с вашей стороны. – Миссис Каннингем прошла с ней в дом. – О, какой шикарный стол!

Взгляды путешественников приковал к себе стол, щедро уставленный роскошными яствами. Рядом с сочным розовым окороком на ложе из свежих листьев петрушки красовался великолепный паштет. Золотисто – желтое масло в стеклянных мисках, ярко – синий кувшин с жирными сливками, мед, клубничный джем, свежие булочки, яйца, сваренные вкрутую, и неимоверных размеров ягодный пирог – все выглядело так аппетитно, что у ребят просто слюнки потекли. Все это предполагалось запивать чаем, какао и молоком.

– Когда вырасту, перееду жить в деревню. – Джек с удовольствием оглядел огромный круглый стол. – Только в деревне возможно такое изобилие. Просто потрясающе!

Густавчик тихо радовался тому, что за обедом миссис Каннингем не стала ограничивать его в еде. Есть ему хотелось неимоверно, и он собирался вознаградить себя за воздержание сторицей.

– Чего бы тебе хотелось больше всего? – приветливо спросила миссис Эллис, заметив его голодные глаза.

– Мясо свиньи, – ответил Густавчик. – А потом еще мясо паштета и сливки.

– Мальчик, должно быть, иностранец? – с улыбкой спросила миссис Эллис. – Мясо свиньи! Наверное, он имеет в виду окорок. И еще сливки? Как бы это ему не повредило.

– Отрежьте ему, пожалуйста, кусок окорока, – попросила миссис Каннингем. – Ну, а без паштета и тем более сливок ему придется обойтись.

– Я заказал еду. – Гус высокомерно взглянул на миссис Эллис. – И желаю получить то, что сказал!

– Пожалуйста, – добавил он после маленькой паузы.

– Помолчи – ка, Гус! – сказал Билл. – Ты забываешься.

– Я не забываюсь, – с удивлением ответил Гус. – Я подумал и я желаю…

– Говорю тебе – помолчи! – строго повторил Билл. И Гус наконец умолк.

ребята довольно усмехнулись. Билл прекрасно осадил этого нахального мальца! Гус покраснел и попытался что – то возразить, но, встретив недовольный взгляд Билла, счел за лучшее промолчать.

– Густавчик – болванчик! – крикнул Кики, восседавший на плече у Джека. – Бим – бам – тарарам, Густик спрятался в фонтан.

– Не Густик, а котик спрятался в фонтан, – поправил его Джек. – Сейчас же прекрати хулиганить, бездельник! Немедленно перестань таскать ягоды из джема.

Ко всеобщему удивлению ни поведение Кики, ни его дурацкие замечания не произвели на миссис Эллис никакого впечатления.

– У моей тети тоже был когда – то попугай, – сказала она. – По виду почти такой же, как ваш. Правда, говорил похуже.

– Он еще жив? – поинтересовался Джек. Ему показалось забавным познакомить птичек и понаблюдать за их поведением. Любопытно было бы послушать их разговоры.

Миссис Эллис налила ребятам молока.

– Нет, помер недавно. Тетя говорит, что ему было больше ста лет. Да вон она сидит там, у камина. Вообще говоря, она мне не тетка, а бабушка, только не родная. Ей и самой – то скоро сто лет стукнет.

Ребята робко посмотрели в сторону старушки, тихо сидевшей у огня. Что – то в ее облике напомнило им старую колдунью из сказок. Правда, глаза у нее были не зелеными, а бледно – голубыми, как увядшие незабудки. Заметив, что о ней говорят, старушка тихо улыбнулась и снова занялась своим вязанием.

– Тетя Наоми очень беспокоит меня, – сказала миссис Эллис. – Она часто встает по ночам и иногда падает на пол. А теперь еще доктор собрался на неделю в отпуск. Что я буду делать, если, не дай Бог, с тетей Наоми что – то случится? Ведь у меня даже соседей здесь никаких нет, кроме вас. Да и до Каменной хижины еще надо добраться.

– Если понадобится помощь, немедленно дайте нам знать, – тотчас сказала миссис Каннингем. – Я немного разбираюсь в медицине и в случае необходимости смогу наложить повязку. Так что, не сокрушайтесь понапрасну.

– Большое спасибо, очень мило с вашей стороны. – Миссис Эллис явно почувствовала облегчение. – Ну, кому еще кусок пирога? Вкуснющий получился. Ой, нескромно как – то вышло, ведь я же его и пекла, а теперь, вроде, сама себя хвалю.

– Если я съем еще кусок, мне уже не подняться, – сказал Билл. – Заканчиваем, ребята! Пора ехать к Каменной хижине и разгружаться. Там все в порядке, миссис Эллис?

– Да. Вчера там была миссис Гамп и все – все прибрала. Заодно я передала с ней для вас яйца, хлеб, масло, сыр и кусок сала. Так что, на первое время вы продуктами обеспечены. Если вдруг что-нибудь понадобится, милости прошу ко мне. Пожелаю вам хорошего отдыха в Каменной хижине.

Ребята неохотно покидали гостеприимный дом миссис Эллис. Садясь в машину, Джек подозрительно посмотрел на Гуса.

– Какой – то ты бледный, – сказал он. – Смотри, как бы тебя в пути снова не прихватило!

– Не каркай, как-нибудь обойдется, – сказала миссис Каннингем. – Ехать – то всего ничего.

– Надеюсь, вы правы, тетя Элли, – пожал плечами Джек. – И Кики что – то подозрительно затих. Кики, обжора, опять натрескался до неприличия?

Кики в ответ громко икнул. Никто не понял, сделал он это по-настоящему или снова устраивал представление. Что касается миссис Каннингем, то она была убеждена, что попугай икал нарочно.

– Кики! – с упреком воскликнул Джек. – Что за манеры?

– Пардон! – пробормотал Кики. Гус удивленно уставился на него. Мало того, что попугай икал, так он теперь еще и извиняется. Это уж прямо ни в какие ворота! Мальчик был так поражен, что совершенно позабыл о собственной дурноте.

Машина ехала по дороге, изобилующей крутыми виражами, пока наконец не свернула на узкий проселок, по сторонам которого росли высоченные кусты такой густоты, что ребятам казалось, будто они движутся по замкнутому зеленому туннелю. Еще один поворот – и Билл мягко затормозил перед Каменной хижиной.

В глубине сада, заросшего цветущими нарциссами и примулами, прятался маленький уютный домик. Его владельцы отправились на отдых в южную Францию и на это время сдали его в наем. В сад выходили небольшие окна. Над массивной дубовой дверью, потемневшей от времени, нависал маленький, крытый соломой, навес. Покатая крыша Каменной хижины также была выложена соломой.

– Ах, какая прелесть! – воскликнула Люси. – Не знаю уж почему, но такие вот домики с соломенными крышами кажутся мне как бы перенесенными сюда из сказки. Мне здесь очень нравится.

Они прошли через палисадник к крыльцу. Билл отпер дверь, и они вошли в прихожую.

– Не забывайте, что мы здесь не дома, – сказала миссис Каннингем, обращаясь к ребятам. – Поэтому призываю всех бережно обращаться с хозяйскими вещами и мебелью. Хорошо хоть, что большую часть времени вы будете проводить на природе. Поэтому ущерб, нанесенный дому, будет, очевидно, не слишком большим.

– Да мы всегда ведем себя в рамках, – обиделся Джек. – В конце концов, мы давно уже не дети.

Изнутри домик был так же опрятен и уютен, как и снаружи. Просторная комната, предназначенная для мальчиков, располагалась под самой крышей. Маленькая спальня девочек находилась над гостиной, а рядом с ней размещалась комната, отведенная под спальню Билла и миссис Каннингем.

Кладовая была полна. К своей радости, миссис Каннингем обнаружила в ней большое количество ветчины, сала, яиц и сыра. Она была втайне обеспокоена, как ей удастся в этой глуши прокормить свое многочисленное семейство с вечно голодными и весьма прожорливыми детенышами. Теперь она была спокойна: с помощью миссис Эллис проблема, кажется, будет решена.

– Девочки, начинайте распаковывать вещи, – сказала она Дине и Люси. – Их на этот раз не так уж много. Так что это не займет у вас много времени. Мальчишечьи вещи положите в комод в их комнате. Там достаточно места.

– Я не могу спеть с другими, – заявил Густавус, входя в переднюю. – Я еще никогда не спел с другими.

– Ты чего – совсем рехнулся? – удивилась дина. – С чего это ты решил, что тебе надо спеть?

– Он хотел сказать – спать, – пояснила Люси. – Правда, Густавчик?

– Я так и сказал. Я не люблю спеть с другими. В интернате я всегда спел один. В моей семье так принято.

– А здесь так не принято, – закипая, возразила Дина. – Отнеси рубашки наверх, Гус. Ты же видишь, что здесь всего три комнаты.

В этот момент в дом вошел Билл, загонявший машину в стоящий поблизости сарай.

– О чем опять спор? – поинтересовался он, заметив мрачную физиономию Густавчика.

– Да Гус сейчас заявил, что ему требуется отдельная спальня. – Дина схватила вещи в охапку. – Он говорит, что в его семье так принято. Пусть не воображает – тоже мне принц занюханный!

Густавчик хотел что – то сказать, но Билл поспешил его опередить.

– Гус, ты будешь спать вместе с Джеком и Филиппом. – Понятно?

– Я хочу спеть один, – упрямо повторил Гус. – Никогда еще…

– Минутку. Есть предложение, – со змеиной улыбкой вклинилась в разговор Дина. – Под чердаком есть маленький чулан для старых вещей. Если хочешь, можешь «спеть» там. Думаю, многочисленные огромные пауки с волосатыми ногами тебя не обеспокоят. Да, а еще там, за трубой, кажется, живет мышка. Или, возможно, крыска.

На лице Гуса появилось испуганное выражение.

– Нет, нет. Я не буду спеть в одной комнате с мышами и пауками. Но это неправильно, что я должен спеть в одной комнате с Джеком и Филиппом. А с этой злуй птицей я вообще отказываюсь спеть вместе.

– Давай – ка выйдем отсюда, Гус. – Билл взял мальчика за руку и, перейдя с ним в гостиную, плотно закрыл за собой дверь. Через мгновение девочки услышали голос Билла, увещевавшего Гуса. Они удивленно переглянулись.

– Мама, что тут вообще происходит? – спросила Дина. – Неужели Билл не может поставить этого мальчишку на место? Ведь его вечное нытье и попытки командовать всеми просто невыносимы. Скажи, пожалуйста, нам это и дальше придется терпеть?

– Предоставим все Биллу, – коротко ответила мать. – А теперь отнеси – ка лучше вещи наверх. Люси, будь любезна, оттащи это в мою комнату. Интересно, я захватила с собой трубки Билла или нет? Нигде их не могу найти.

Девочки зашагали вверх по лестнице.

– Они с Биллом как сговорились. Сплошные тайны, – сердито сказала Дина. – Что это вообще за штучки – дрючки? Может, этот Гус и в самом деле переодетый принц?

– Принц – как же! – презрительно процедила Люси. – Наш Густавчик может быть кем угодно – только не принцем.