Люси замерла. Иностранцы! Неужели они приехали из Таури-Гессии? Неужели они преследуют Густавчика? О Господи, только бы это не стало прелюдией к очередному приключению! Каникулы начинались так мирно.

– Черт бы побрал этого Густавчика! – прошептала она кошке на ухо. – И черт бы побрал его дядюшку!

Билл осторожно задал еще пару вопросов, но миссис Эллис нечего было добавить к сказанному. Он поднялся, взял кувшин с молоком, принесенный ею со двора, и, поблагодарив миссис Эллис, они вышли на улицу. Уже сильно стемнело, ночное небо было усыпано сияющими звездами.

– Боюсь, они напали на след Густавчика, – шепотом сказал Билл. – Откуда только они узнали, что он у нас? И все потому, что у него такая броская внешность! Его ни с кем не спутаешь. Наверное, кто – то видел его со мной. А потом они навели обо мне справки. Ну, а определив, кто я такой, выяснить остальное уже не составляло труда. Гм! Все это мне очень не нравится.

– Ты что – собираешься исчезнуть вместе с Густавчиком? – спросила Люси так тихо, что Билл с трудом услышал ее вопрос. – Не уезжай, пожалуйста, Билл!

– Мне нужно обсудить это с тетей Элли, – ответил Билл. – И ничего не говори Гусу. Не нужно его нервировать понапрасну. С этой минуты ни в коем случае не оставляйте его одного. Вам придется быть с ним постоянно.

– Хорошо, Билл. Господи, и зачем только миссис Эллис согласилась принять у себя этих иностранцев? Правда, может быть, они совершенно безобидные люди, не имеющие к этому делу никакого отношения.

Билл пожал Люси руку.

– Может быть. Но у меня плохое предчувствие, а интуиция меня, как правило, не подводит. И все – таки не нужно так уж расстраиваться.

– Когда ты с нами, я ничего не боюсь, – сказала Люси. – Пожалуйста, не уезжай от нас, Билл.

– Нет, нет. Я буду вынужден исчезнуть с Гусом только в случае крайней необходимости.

Когда они вернулись домой, Дина и Гус уже отправились спать. Тетя Элли, Джек и Филипп сидели в гостиной и читали. Билл отнес молоко в кладовку и вместе с Люси присоединился к ним. Раскурив трубку, он сообщил, что удалось выведать у миссис Эллис.

Миссис Каннингем озабоченно спросила:

– Как они могли узнать, что Гус находится у нас? Что же нам делать, Билл? Неужели нам всем придется отсюда уехать?

– Нет, это будет слишком подозрительно. В конце концов, соседство этих двух людей нам пока ничем не угрожает. Напасть на нас и увезти Гуса силой они все равно не смогут. Подождем, не объявится ли в окрестностях еще кто-нибудь. Об этом мы сразу же узнаем от миссис Эллис. Джек и Филипп будут по очереди ходить за молоком и проводить рекогносцировку.

Миссис Каннингем кивнула, соглашаясь.

– Ладно, пусть все остается, как есть. Но тебе придется все рассказать Густавчику, чтобы предостеречь его. Ему нельзя никуда ходить в одиночку, а мальчикам следует держать окно своей спальни закрытым.

– Это еще зачем? – надулся Джек, не любивший спать с закрытыми окнами. – Кики будет охранять нас лучше всякой сторожевой собаки. Да он весь дом переполошит, если кому – то вздумается забраться к нам ночью.

– В этом я не сомневаюсь, – сказала тетя Элли. – И все – таки мне было бы спокойнее, если бы ваши окна были закрыты. Нам следует проявлять крайнюю осторожность.

На следующее утро о новостях узнали и Дина с Гусом. Филиппа послали на Совиный двор проследить за прибытием чужаков. Они приехали на том же черном лимузине, за которым он наблюдал в бинокль днем раньше. Большая черная машина выглядела весьма солидно. «Даймлер» – тут же определил Филипп с профессиональной точностью. Очень скоростная машина!

Дверь машины отворилась, и из нее показался высокий стройный мужчина, облаченный в элегантный костюм. Его волосы были тщательно зачесаны назад, а в правом глазу поблескивал монокль. Он повернулся к машине и что – то сказал. И хотя он очень чисто говорил по-английски, в нем нетрудно было угадать иностранца. Он заботливо помог выбраться из машины очень красивой молодой даме и медленно повел ее к входной двери. Она шла, тяжело опираясь на его руку, с выражением страдания на лице.

Или она в самом деле была больна, или же с большим искусством играла свою роль. Филипп не спускал с них глаз, пока они не исчезли за дверью. После этого он бегом возвратился в Каменную хижину, чтобы доложить об увиденном. Он скрупулезно описал внешность обоих незнакомцев.

– Может быть, ты их знаешь, Гус?

Гус покачал головой.

– Нет, так мне трудно сказать.

– Не исключено, что уже сегодня во второй половине дня они отправятся на прогулку в наши края, – сказал Билл. – Им наверняка известно, что я здесь живу, и они захотят убедиться, нет ли со мной Гуса.

Билл оказался прав. Джек, болтавшийся в саду в поисках птиц, неожиданно услышал незнакомые голоса. Он с любопытством уставился сквозь ветки кустарника. Ага, постояльцы миссис Эллис! Филипп описал их очень точно. Рослый, элегантно одетый мужчина с моноклем. На его руку опиралась молодая красивая женщина, весь вид которой говорил о том, как трудно ей было идти.

Джек немедленно рванул в дом через заднюю дверь.

– Билл! – взволнованно крикнул он. – Они здесь. Где Густавчик? Пусть посмотрит на них через окно, когда они будут проходить мимо. Может, все – таки узнает кого.

Гус спрятался за занавеской у окна гостиной и осторожно выглянул на улицу. Но незнакомцы не прошли мимо, они открыли калитку и прямиком направились к дому. В следующее мгновение раздался громкий стук в дверь.

Миссис Каннингем, прилегшая отдохнуть, вздрогнула от неожиданности. Билл бросился к ней, наверх.

– Элли, эта парочка с Совиного двора пришла к нам в гости. Вот уж чего не ожидал. По-видимому, они полагают, что мы пребываем в полной безмятежности. Спустись, пожалуйста, вниз и открой им дверь. Я пока, пожалуй не буду высовываться, ну и Гус, естественно, тоже. Остальным выходить не возбраняется.

Он отправился к Гусу, чтобы предупредить его о появлении нежданных гостей. Миссис Каннингем быстро привела прическу в порядок, спустилась вниз и отворила дверь. Перед ней стояли незнакомцы.

Мужчина снял шляпу.

– Прошу извинить за беспокойство, – вежливо сказал он. – Моя жена нездорова и во время прогулки почувствовала внезапную слабость. Нельзя ли попросить у вас стакан воды?

– Разумеется, – приветливо ответила миссис Каннингем. – Проходите, пожалуйста. – Она проводила незнакомцев в гостиную. Женщина тотчас тяжело опустилась в кресло и обессилено закрыла глаза.

– Моя жена была очень больна, – объяснил мужчина. – Мы решили отдохнуть на Совином дворе. Там спокойно, свежий воздух и здоровая пища. Лучше, чем в гостинице. Однако нам не следовало в первый же день уходить так далеко.

Миссис Каннингем произнесла несколько сочувственных слов и затем позвала:

– Дина! Принеси, пожалуйста, свежей воды и стакан.

Дина помчалась в кухню и вскоре появилась в гостиной с подносом в руках, на котором стоял графин с ледяной водой и стакан. Она с любопытством уставилась на незнакомцев.

– Это ваша дочь? – спросила молодая женщина. – Очаровательная девочка! А еще у вас есть дети?

– Да, сын и двое приемных детей, – ответила миссис Каннингем. – Позови их, Дина.

Дина вышла из комнаты и вскоре вернулась в сопровождении Люси, Филиппа и Джека. Молодая женщина слабо вскрикнула, заметив Кики на плече у Джека:

– Попугай! Держите его покрепче!

– Вытри ноги! – крикнул Кики. – Закрой дверь!

Женщина изумленно отпрянула назад и что – то сказала своему спутнику на иностранном языке.

Мужчина рассмеялся.

– Жена полагает, ваш попугай мог бы многим людям преподать хорошие манеры. Так – так, значит, это и есть ваши дети. Но разве их не пятеро?

– Нет, у меня четверо детей.

Женщина выпила глоток воды.

– Миссис Эллис говорила что – то еще об одном маленьком мальчике.

Миссис Каннингем предложила ей сигарету, чтобы увести разговор от «маленького мальчика». Но незнакомка не отставала.

– Может быть, у вас гостит еще один мальчик? – поинтересовалась она с невинной улыбкой.

– Ах, миссис Эллис, видимо, имела в виду Густавчика. Да, Густавчик проводит у нас каникулы.

– Нельзя ли нам поприветствовать и его? – спросила незнакомка. – Я так люблю детей и хотела бы с ним познакомиться.

– Кто-нибудь знает, где он? – повернулась миссис Каннингем к детям. По ее тону ребята поняли, как им отвечать. Она, конечно, понятия не имела, что Гус спрятался в огромном платяном шкафу в верхней прихожей. Он забаррикадировался там сразу, как только услышал первый стук в дверь. Билл стоял на страже поблизости. Все были в полной боевой готовности.

– Понятия не имею, – ответил Джек. – Ты не знаешь, где он торчит, Филипп?

– Нет. – Филипп пожал плечами. – Наверное, шляется где – то по лесу.

– О, мальчик, по-видимому, любит гулять один, – сказал мужчина. – Ну что ж, даст Бог, встретим его на обратном пути. Очень признательны вам за помощь, сударыня. Разрешите немного отблагодарить вас за любезность? Ребята, надеюсь, не откажутся купить себе немного мороженого. Разумеется, здесь хватит и на долю отсутствующего Густавчика. – Он положил на стол пять новеньких десятишиллинговых монет.

Ребята просто разинули рты от изумления. Миссис Каннингем невольно отодвинула деньги подальше.

– Нет, благодарю, я не могу их принять. Вы получили всего лишь стакан воды.

С легким смущением мужчина спрятал деньги в бумажник.

– Как угодно. У меня на родине считается приличным вознаграждать за добрые дела.

– А где ваша родина? – спросил Джек в надежде что-нибудь разузнать.

Мужчина немного помедлил с ответом. Жена бросила на него быстрый взгляд.

– Родина? Ах, знаете ли, я родом из Италии. Прекрасная страна. Пойдем, дорогая, нам пора.

Они встали и попрощались с хозяевами. Оказавшись снаружи, они украдкой осмотрели все вокруг, видимо, в надежде увидеть еще и Густавчика. Когда они подошли к калитке, миссис Каннингем сто – то крикнула им вслед.

Мужчина вопросительно повернулся к ней.

– Простите, что вы сказали? Я не понял.

Она повторила фразу. Он посмотрел на нее непонимающими глазами, еще раз поклонился и зашагал по дорожке, держа жену под руку.

– Итальянец – как бы не так, – задумчиво проговорила миссис Каннингем. – Я крикнула ему по-итальянски, чтобы он передал от меня привет миссис Эллис. Совершенно очевидно, что он не понял ни слова.