Семерка собралась на следующее утро. Пришедшие первыми Питер и Дженет пять раз выслушали пароль; пять раз Скампер приветственно тявкнул.

Наконец прибыл последний участник тайного общества, и все расселись кружком в полумраке сарая.

– Что ты нам скажешь, Джек? – спросил Питер.

– Ничего особенного, – ответил тот. – Я расспросил маму об усадьбе «Каштановая роща». Хозяева ее отсутствуют уже больше года. Ключи хранятся у их нотариуса. Никто не имеет права входить в дом без его разрешения.

– И там никогда не убирают? – спросил Питер.

– Именно этот вопрос я и задал маме, – продолжал Джек. – Нет, не убирают. Элис, женщина, которая каждый понедельник приходит к нам стирать, перед отъездом мистера и миссис Грэньер вычистила весь дом, от подвала до самого чердака.

– Надо бы спросить эту Элис, не забыла ли она выключить обогреватель, – произнес Питер. – Когда она снова придет к вам, обязательно поговори с ней, Джек! Расспроси ее о доме, а потом незаметно перейди к газу, электричеству и тому подобным вещам.

– Хорошо, я попробую, – согласился Джек. – Подожди минутку… Нет, не смогу. Она сломала себе руку и теперь сидит дома. Она уже давно не приходила к нам.

– Черт побери! – воскликнул Питер. – И что же нам делать?

Все задумались.

– А почему бы тебе не навестить ее, не справиться о ее здоровье? Ты мог бы принести ей конфет или фруктов, – предложила Дженет. – Мы так всегда делаем, когда наша домработница болеет.

– Хорошо, – ответил Джек, но по выражению его лица можно было понять, что эта идея его совершенно не вдохновляет. – А почему бы нам всем не пойти к ней? Так было бы гораздо проще. Она всех вас знает – по крайней мере, в лица.

– Согласен. Пожалуй, действительно будет лучше, если мы отправимся все вместе, – поразмыслив, заключил Питер. – Мы расскажем ей про наш самолет, про то, как он перелетел через забор, и как бы между прочим зададим ей интересующие нас вопросы. Но, разумеется, мы не станем говорить ей, что мы лазили на балкон.

– Ни за что! – поддержал его Джек. – Она может рассказать все маме, а та наверняка отругает меня за это.

– Так почему бы нам не пойти прямо сейчас? – внезапно произнес Питер, который никогда не откладывал на завтра то, что мог сделать сегодня. – Кстати, есть ли у нас деньги, чтобы купить маленький подарок?

Ребята вытряхнули всю свою наличность, подсчитали и убедились, что ее вполне хватает на кулек конфет.

– Может быть, купим ей мятных леденцов? – предложил Питер.

– Отлично. Здорово придумано! – воскликнул Джек. – Они, конечно, ей понравятся. Пошли. Сегодня замечательная погода, и мне уже надоело сидеть в этом душном сарае.

Сначала ребята отправились в кондитерскую и купили большой пакет мятных леденцов. Затем они свернули на Зеленую улицу и подошли к скромному домику, где жила Элис. Приветливо улыбаясь, достойная женщина встретила их на крыльце.

– Какая радость – видеть веселые юные лица! – воскликнула она. – Надеюсь, вы зайдете ко мне отведать медовой коврижки? Сестра только вчера принесла. Она сама испекла ее и, уж поверьте мне, не пожалела меда.

Коврижка была восхитительной. Ребята засмущались: получилось, что это Элис устроила им настоящее пиршество, а не они ей. Но когда они вручили этой доброй женщине пакет с мятными леденцами, та долго благодарила их. Похоже, она искренне обрадовалась такому неожиданному подарку.

– Как вы там живете? – спросила Элис у Джека. – Я давно не была у вас – с тех самых пор, как сломала руку. Надеюсь, вы с сестрой не очень безобразничаете? Прислали ли вам обещанный ковбойский костюм?

Лучшего предлога завести нужный разговор нельзя было и желать. Джек тотчас же взял быка за рога.

– Конечно, прислали. А Сьюзи получила чудесный самолет. Мы в тот же день попробовали запустить его. И представьте себе, он перелетел через глухую стену, которой обнесен сад, окружающий усадьбу «Каштановая роща»!

– А! Там живут мистер и миссис Грэньер, – отозвалась Элис, нарезая новую порцию коврижки. – Перед их отъездом я проводила уборку в всем доме. А вы же знаете, какой он огромный. Эта уборка заняла у меня несколько дней.

– Так это вы закрыли ставни? – спросил Питер. – Мне показалось, что все они заперты.

– Да. Я все закрыла и заперла, даже занавески задернула, чтобы пыль не налетела. Но как только я это сделала, в доме сразу стало темно и грустно, и я постаралась поскорей уйти оттуда.

– И конечно же, вы закрыли все краны, выключили электричество, воду и газ, – вставила Дженет, довольная своей дипломатической уловкой.

– Разумеется, я ничего не позабыла, – утвердительно ответила Элис. – А если кто-то хочет пожить в «Каштановой роще», ему придется прийти ко мне и попросить включить счетчики: никто сам ни за что не догадается, где они находятся.

В ответ на эту шутку все рассмеялись. Питер бросил торжествующий взгляд на Джека. Значит, газ был перекрыт. Почему же тогда в комнате, окна которой выходят на балкон, горел газовый обогреватель? Как так можно? Нет, положительно, они не зря навестили Элис. – А в доме совсем никого нет? – спросил Джек.

– Совсем никого. Говорю же вам: я сама заперла все двери и окна, – повторила Элис. – Старый садовник, Эрнест Мулярд, приходит три раза в неделю ухаживать за садом, но в дом он не входит. С виду этот старый ворчун грозен, но на самом деле он славный малый. Еще кусочек коврижки, ребята?

– Нет, спасибо, – ответил за всех Джек. – Нам пора идти. Надеюсь, ваша рука скоро заживет, Элис. До свидания, всего хорошего.

Семерка вышла, очень довольная проведенным дознанием. Но что им теперь делать, как поступить?