Загадка ожившего снеговика

Блайтон Энид

До чего же весело проводят зимние каникулы Барни, Снабби, Роджер и Диана! Дни напролет неразлучная четверка скользит на коньках по льду замерзшего озера, катается с гор на санках, устраивает снежные битвы. А какой у друзей получился снеговик — ну совсем как живой! Как живой или... на самом деле живой?!! А что еще можно подумать, если он исчезает со своего места и... заглядывает в окна! Показалось? Может быть... Ну а зловещие звуки в старом доме тоже почудились? И откуда взялся загадочный предмет, найденный в снегу? Все это одно к одном, — думают ребята и начинают расследовать новую загадку.

 

 

Глава I

РОЖДЕСТВЕНСКИЕ КАНИКУЛЫ

Сколько дней продлятся рождественские каникулы? — спросил мистер Линтон, откладывая газету, когда сверху донесся оглушительный грохот. — Мне иногда кажется, что я живу в сумасшедшем доме. Чем они там занимаются, эти дети? Прыгают со шкафа, что ли?

— Боюсь, это, как всегда, Снабби, — вздохнула миссис Линтон. — По времени он сейчас должен застилать свою кровать. О боже — опять!

Выйдя в прихожую, она крикнула наверх:

— Снабби, что ты там творишь? Это действует твоему дяде на нервы.

— Ой, извините! — откликнулся Снабби. — Я только решил тут кое-что передвинуть, и тумбочка упала. Я совсем забыл, что вы внизу. Ой, осторожно, к лестнице направляется Чудик, а он сегодня немного не в себе...

По ступенькам кубарем скатился черный спаниель Чудик. Миссис Линтон поспешно отступила в сторону. Чудик с разгона проехался по всей прихожей, влетел в гостиную и затормозил лишь у самых ног мистера Линтона. И был крайне удивлен, когда получил от него шлепок по голове сложенной газетой. Вскочив, Чудик вылетел из комнаты почти с той же скоростью, с какой влетел.

— Что за дом! — простонал мистер Линтон, когда его жена вернулась. — Как только у нас появляется Снабби, миру и покою приходит конец. Из-за него Диана и Роджер начинают вести себя вдвое хуже. А уж этот Чудик! Сегодня он расчудился так, что превзошел самого себя.

— Ничего, дорогой, потерпи. Рождество бывает только раз в году, — попыталась успокоить его миссис Линтон. — Нужно же бедному Снабби куда-то уезжать из школы в каникулы! Не забывай, он ведь круглый сирота — ни отца, ни матери.

— Никому не пожелал бы таких племянничков! — продолжал ворчать мистер Линтон. — И потом, почему каждый раз, принимая Снабби, мы должны принимать и его собаку?

— Ричард, ты же знаешь, Снабби ни за чтобы не согласился поехать к нам без Чудика. Они жить друг без друга не могут.

— Вот как! — хмыкнул мистер Линтон, вновь раздраженно хватаясь за газету. — Что ж, если Снабби никуда не ездит без Чудика, скажи ему, что в следующие каникулы мы не сможем держать у нас его собаку. Тогда, может быть, это избавит нас и от Снабби?

— Надеюсь, ты шутишь, дорогой? — покачала головой миссис Линтон. — Снабби действует тебе на нервы, только когда ты весь день дома. Но скоро праздники кончатся, и ты опять будешь ездить на работу.

А наверху Снабби сидел на своей неприбранной кровати, теребя мягкое длинное ухо Чудика и болтая с Роджером и Дианой. Они доводились ему братом и сестрой, но не родными, а двоюродными. Ребята прибежали к нему в комнату посмотреть, что это был за грохот.

— Попадет тебе, Снабби, — сказал Роджер. — Никак ты не запомнишь, что твоя комната как раз над гостиной. Чего тебе пришло в голову передвигать мебель?

— Вообще-то я не собирался ее передвигать, но у меня закатилась под комод монетка — пять пенсов. А когда я его сдвинул, то подумал, что он будет лучше смотреться на месте тумбочки, а она, негодяйка, перевернулась и грохнулась на пол.

— Да, папа тебе устроит взбучку, вот увидишь, — сочувственно проговорила Диана. — Я слышала, как он сказал, что ты сам на это напрашиваешься. Балбес ты, Снабби! Скоро папе выходить на работу. Трудно тебе немного подождать и хоть несколько дней вести себя нормально?

— Так я и веду себя нормально! — возмутился Снабби. — А вот скажи, кто пролил кофе на стол за завтраком? Я, что ли?

Роджер и Диана неодобрительно посмотрели на своего рыжеволосого веснушчатого братца. Он ответил им дерзким взглядом своих зеленых глаз. Они оба любили неугомонного, неистощимого на выдумки Снабби, хотя временами он становился совершенно несносным. Диана раздраженно фыркнула:

— Неудивительно, Снабби, что у папы от тебя уже голова трещит! Вы с Чудиком носитесь по дому, как табун лошадей. И почему ты наконец не отучишь Чудика таскать щетки и туфли из чужих спален? Тебе известно, что сегодня утром он уже утащил папину одежную щетку? Ума не приложу, как он умудрился стянуть ее с туалетного столика.

— Да ну? Неужели правда? — поспешно вскочил Снабби с кровати. — Значит, надо ждать очередного нагоняя от дядюшки Ричарда. Пойду ее искать, пока он не обнаружил пропажи.

Рождество в доме Линтонов всегда было временем веселым и суматошным. Дети съезжались из своих школ в приподнятом настроении, предвкушая обилие вкусной еды, развлечения и подарки. Правда, на этот раз Снабби поначалу немного приуныл — боялся, что его табель с отметками, который должны были прислать из школы, окажется еще хуже, чем всегда, — и его дядя и тетя были приятно удивлены, видя, как он вежлив и предупредителен.

Но через несколько дней Снабби вновь стал самим собой — буйным и шумливым, соперничая в этом со своим черным спаниелем Чудиком. Неудивительно, что мистеру Линтону Снабби уже порядком надоел, особенно после того, как тот забыл закрыть кран в ванной и устроил целое наводнение. Если бы не рождественские праздники, не миновать бы тогда Снабби первоклассной взбучки!

И все-таки все с восторгом встретили Рождество, хотя дети жалели, что не было снега.

— Без снега какое же это Рождество? — сетовал Снабби.

— Не волнуйся, снега будет полно, как только Рождество пройдет, — говорила миссис Линтон. — Так всегда бывает. Вы сможете весь день пропадать на улице, играть в снежки, кататься на санках и коньках и хоть ненадолго избавите

нас с папой от своего присутствия!

Но снег почему-то запаздывал, с неба сыпался лишь мелкий нудный дождик, из-за которого детям приходилось сидеть с утра до вечера дома, к большому неудовольствию мистера Линтона.

— Почему им всегда нужно кричать во всю глотку?! — в отчаянии восклицал он. — И зачем включать на полную громкость магнитофон?

И скажите наконец этому ненормальному Чудику, что, если он еще раз бросится мне под ноги, ему придется уйти из дома и жить на свежем воздухе — в сарае!

Но Чудику было бесполезно даже пытаться что-либо объяснять. Бели ему приходило в голову сесть и почесаться, он садился и начинал чесаться посреди коридора, вовсе не думая о том, что кто-то может споткнуться об него. Даже Снабби не мог его от этого отучить. Чудик просто смотрел на него своими влажными преданными глазами, стучал по полу коротким хвостом и вновь принимался чесаться.

— Не понимаю, отчего ты чешешься! — выходил из себя Снабби. — Притворяешься, будто у тебя блохи! Чудик, ты же знаешь, что их у тебя нет! Ну-ка, вставай! Расселся тут...

Одним дождливым утром Диана без дела бродила по дому, путаясь под ногами у своей вечно занятой мамы.

— О боже, Диана, дорогая! Да займись же ты чем-нибудь! — сказала миссис Линтон. — Ты уже справилась со своими утренними обязанностями? Постелила свою кровать, вытерла пыль в спальне, убрала...

— Да, мамочка, я все сделала, — кивнула Диана, — правда. Хочешь, чтобы я помогла тебе?

— Да, будь добра, собери все рождественские открытки, — попросила мама. — Пора уже их снести вниз. Сложи их аккуратно в картонную коробку, чтобы можно было отослать их к тете Луизе. Она из них делает альбомы для детишек, которые лежат в больнице.

— Хорошо! — ответила Диана. — Ой, а вот и Снабби со своей губной гармошкой. Он на ней здорово играет, правда, мамочка?

— Не сказала бы, — ответила миссис Линтон, — по-моему, он просто издает ужасные звуки. Пусть Снабби тоже займется с тобой открытками, тогда он, может быть, отложит свою гармошку и забудет о ней. А то я начинаю всерьез опасаться, что папа с ума сойдет, если Снабби будет продолжать вот так расхаживать по дому с этой проклятой гармошкой.

— Снабби, иди помоги мне с рождественскими открытками, — позвала Диана. — Мама, осторожно — по лестнице спускается Чудик!

— Помочь с открытками? Что ты имеешь в виду? — спросил Снабби, входя в комнату. — А, разобрать их! Это можно. Всегда интересно рассматривать их снова. Давай смешные открытки сложим в отдельную пачку.

Вскоре Снабби и Диана с удовольствием перебирали в гостиной поздравительные открытки. Они перечитывали каждую, смеялись над забавными, потом аккуратно складывали в коробку.

— Посмотри, вот открытка, которую прислал нам Барни! — воскликнула Диана. — Какая красивая! Под стать ему самому.

Она подняла в руке яркую открытку. На ней был изображен парк аттракционов. В уголке был аккуратно подрисован мальчик с обезьянкой на плече.

— Барни нарисовал на открытке себя и Миранду, — сказала Диана. — Интересно, Снабби, как ему понравились эти праздники — первый раз в жизни в своей собственной семье!

В этот момент в комнату вошел Роджер. Он тоже взял в руки открытку Барни.

Старина Барни! Если бы мы смогли встретиться в эти каникулы! Помните, как он наконец отыскал своего отца? Это просто невероятно!

И оказалось, у него есть не только отец, а целая большая семья.

Да, — вздохнула Диана. — До этого он провел всю свою жизнь в цирке, где выступала его мама, и считал, что его отец умер. И только перед смертью мама сказала, что его отец жив, и Барни решил найти его...

И он отправился на поиски своего отца и искал его повсюду, — продолжил Роджер. — А помнишь, как произошла их встреча? В прошлые каникулы в городке Рабэдаб, где мы отдыхали на море. И какой он оказался симпатичный, этот его отец, — совсем как Барни.

Да, верно, — согласилась Диана, углубляясь в воспоминания. — И Барни вдруг узнал, что у него есть не только отец, но еще дедушка, бабушка, дядя, две тети...

И двоюродные братья и сестры! — закончил Снабби. — Эх, вот, наверное, он повеселился в эти праздники! А про нас и думать забыл.

А я уверена, что не забыл! — возразила Диана. — Слушайте, у меня потрясающая идея! Давайте спросим у мамы, может, она разрешит нам пригласить Барни на несколько дней? Тогда мы и узнаем все новости.

И опять встретимся с Мирандой, его ученой обезьянкой! — восторженно подхватил Снабби. — Чудик, ты слышишь? Мы встретимся с Мирандой!

Так чего же мы сидим? Пойдемте спросим у мамы прямо сейчас! — воскликнула Диана и бросилась из комнаты. — Мама! Мама, ты где?

 

Глава II

КАК НЕЛЬЗЯ КСТАТИ

Все трое бросились наверх искать миссис Линтон. Чудик увязался за ними, путаясь под ногами, и даже обогнал — так ему хотелось добежать первому. На бегу он громко лаял, ощущая волнение детей и желая разделить его.

В это время мистер Линтон в своей комнате, тщетно пытаясь сосредоточиться, писал письмо.

Опять эта собака! — раздраженно простонал он. — Она у меня дождется, что я выставлю ее за дверь, если она и дальше будет поднимать такой гвалт!

Мама! У нас есть блестящая идея! — выпалила Диана, обнаружив маму в ванной комнате, где она раскладывала чистые полотенца.

В самом деле? — рассеянно обернулась к детям миссис Линтон. — Снабби, скажи мне, пожалуйста, как ты умудряешься так пачкать свое полотенце? Ты случайно не подрабатываешь трубочистом?

Ну, вы скажете! — из вежливости улыбнулся Снабби.

Мама, ну ты послушай! У нас правда блестящая мысль! — повторила Диана.

Да, мама! Можно, мы пригласим к нам на пару дней Барни? — сразу переходя к делу, продолжил за нее Роджер. — Скажи «да», пожалуйста! Тебе ведь он нравится, правда?

Мы с ним не виделись с летних каникул, — добавила Диана. — С тех пор, как он нашел своего отца и всю свою новую семью и уехал жить с ними.

Мы просто ДОЛЖНЫ с ним встретиться, — заявил Снабби, выхватывая у Чудика коврик, который пес яростно тряс, словно это была пой манная крыса.

Дело в том, мои дорогие... — неуверенно про говорила миссис Линтон. —Я просто не знаю, что и сказать...

Но почему? Почему мы не можем пригласить Барни? С Мирандой, конечно, — удивленно посмотрела на нее Диана. — Ты же всегда хорошо к нему относилась, ведь так?

Да, конечно, доченька, я и сейчас хорошо к нему отношусь. Но я не думаю, что папа будет рад еще одному гостю, когда вы трое и так уже переворачиваете весь дом вверх дном.

Мама, ничего мы вверх дном не переворачиваем! — возмутилась Диана. — Я целое утро прибирала в своей комнате. Если ты разрешишь нам пригласить Барни, мы будем аккуратными -преаккуратными и тихими как мышки. Нам обязательно нужно повидаться с ним и узнать все его новости, прежде чем мы опять разъедемся по школам.

Диана, вы должны спросить у папы, — сказала миссис Линтон. — Если он разрешит, я, конечно, возражать не стану. Но пусть решает он.

Да-а, — помрачнев, протянула Диана. — А ты сама разве не можешь у него спросить?

Нет, — отрезала мама. — Перестань крутить краны, Снабби. Я сказала перестань. И пожалуйста, выведи Чудика из ванной. Он, того и

гляди, утащит губку.

Пойдем, Чудик, — печально проговорил Снабби. — Мы здесь не нужны. Мы с тобой уйдем отсюда и будем вдвоем играть в гараже.

Нет, не будете, — решительно заявил Роджер. — Ты пойдешь с нами и будешь нас поддерживать, когда мы будем упрашивать папу.

Я не могу, — развел руками Снабби. — Дядя сказал сегодня утром, чтоб его глаза меня не видели. И Чудика — тоже.

— Ну ладно, мы с тобой, Ди, пойдем и вместе уговорим его, — сказал Роджер. — Только, пожалуйста, Снабби, не вздумай опять играть на губной гармошке под дверью кабинета, когда мы будем там.

Чудик, как обычно, опрометью бросился вниз по лестнице, за ним, прыгая через три ступеньки, сбежал Снабби. Миссис Линтон покачала головой и улыбнулась — никто и никогда не сможет отучить Снабби скатываться кубарем по лестнице.

Мистер Линтон услышал осторожный стук в дверь своего кабинета.

— Войдите, — оторвавшись от письма, с досадой произнес он.

Диана и Роджер вошли.

В чем дело? — строго спросил отец. — Надеюсь, вы пришли не затем, чтобы просить карманных денег после того, как вы столько получили на Рождество?

Нет, папа, дело совсем не в этом, — поспешил сказать Роджер. — Нам бы это и в голову не пришло. Мы просто хотели узнать... э-э... Мы подумали, ты не будешь возражать, если...

Если мы пригласим Барни — всего на несколько дней, — выпалила Диана. — Ты ведь помнишь Барни, да? Мальчик из цирка, с которым мы подружились.

Да, я его помню, — ответил Мистер Линтон. — Славный парень, с такими ярко-синими глазами. Кажется, у него еще была обезьянка?

Да, папа! Ее зовут Миранда. Она такая симпатичная! — живо откликнулся Роджер. — Можно, они к нам приедут?

— Спросите у мамы, — нахмурился мистер Линтон.

Мы уже спрашивали, — ответил Роджер. — И она говорит, чтобы мы спросили у тебя.

В таком случае я говорю «нет», — твердо произнес мистер Линтон. — И я совершенно уверен, что ваша мама тоже хотела бы сказать «нет».

Она в эти каникулы от вас уже с ног валится! Кроме того, на три дня к нам приезжает ваш двоюродный дедушка Роберт, и я уже подумывал, не отослать ли на это время Снабби и Чудика к тете Агате. Потому что вряд ли этот пожилой джентльмен сможет вынести присутствие всех вас троих да еще этой ненормальной собаки.

Но, папа! Неужели ты пригласил дедушку Роберта на рождественские каникулы?! — воскликнула Диана. — Он всегда говорит, и говорит, и говорит, а мы не можем даже и слова вставить...

Возможно, как раз поэтому я его и пригласил! — ответил отец с неожиданной усмешкой. — Нет, на самом деле дедушка сам вызвался погостить. Перед этим он был нездоров, вот почему я уверен, что ему будет трудно выносить Снабби, Чудика и тем более губную гармошку.

О-о, — расстроенно протянула Диана. — Да, тогда о приглашении Барни нечего и думать. Во-первых, даже и комнаты не будет... А мне так хотелось встретиться с ним в эти каникулы. Теперь мы целую вечность с ним не увидимся. Папа, а может, ты напишешь дедушке, чтоб он не приезжал?

— Нет, это невозможно. И даже если бы не он, я бы не согласился на приезд Барни. Добавлять к вашей сумасшедшей компании еще одного! И можете предупредить Снабби, что, вероятно, ему придется отправиться к своей тете Агате.

Такое сообщение привело Снабби в ужас.

Но мне там не нравится! — причитал он. — Чудика заставляют жить в конуре, а меня — по двадцать раз на день мыть руки! Ладно, я больше не буду играть на губной гармошке. И даже свистеть не буду. И буду ходить на цыпочках по лестнице. И...

Ну и глупо!.— сказал Роджер. — Тогда мама подумает, что ты заболел, только и всего. Вот жалость.— все наши планы рухнули!

И теперь мы не увидимся с Барни, — вздохнула Диана, — и с его милой Мирандой.

Смотрите! — внезапно воскликнул Снабби. — Снег идет!

Все подбежали к окну. Действительно, крупные снежные хлопья валились с неба. Диана посмотрела вверх, но снежинки падали так густо, что совершенно закрывали весь небосклон.

Если он так будет идти, веселье нам обеспечено, — сказал Роджер, уже гораздо более бодрым тоном. — А когда приедет дедушка Роберт, мы, чтобы не мешаться у него под ногами, сможем весь день быть на улице — кататься на санках!

И на коньках, если будет лед, — радостно добавила Диана.

А меня здесь не будет! — произнес Снабби с такой скорбью в голосе, что Диана и Роджер улыбнулись. — Я буду гостить у тети Агаты и дяди Горация, а несчастный Чудик будет лаять один-одинешенек в своей конуре.

— Бедный Чудик! Ну, ничего, подожди хныкать, может, дедушка еще не приедет, — неуверенно предположила Диана.

Но уже на следующий день от дедушки пришло письмо, в котором сообщалось, что он приезжает через два дня. Снабби устремил полный отчаяния взгляд на миссис Линтон. Неужели его отошлют? Он был готов пообещать что угодно, лишь бы только остаться. В особенности сейчас, когда снег лег великолепным пышным ковром, а пруды и озера начали замерзать. Ведь у тети Агаты на санках не покатаешься.

Но миссис Линтон была непоколебима. Если дедушка Роберт не совсем здоров, то для него наихудшим злом будет ежедневная доза Снабби и Чудика. С ним даже может случиться сердечный приступ из-за какой-нибудь их проделки.

— Я должна немедленно позвонить твоей тете Агате, — сказала она. — И не делай такое обиженное лицо, Снабби, ничего в этом ужасного нет.

Она вышла в прихожую к телефону, но не успела еще прикоснуться к трубке, как раздались резкие звонки: дзи-и-и-инь... дзи-и-и-инь... дзи-и-и-инь!..

— Хоть бы это был дедушка — сказать, что не приедет! — воскликнул Снабби.

Но, судя по всему, надежды его оказались напрасными.

— Как вы думаете, кто хочет с вами поговорить? — с улыбкой обернулась к ребятам миссис Линтон. — Барни!

— Барни! — обрадовано воскликнули все трое и бросились к телефону.

Роджер первым схватил трубку.

— Барни! Это правда ты? Как ты отпраздновал Рождество? Хорошо? — Он замолчал, слушая ответ Барни, и вдруг выражение невероятного восторга появилось на его лице. — Слушай, Барни! Это же гениальная идея! Да-да, я сейчас спрошу у мамы, не вешай трубку! Я спрошу у нее прямо сейчас!

Снабби и Диана, сгорая от любопытства, ждали, о чем таком Роджер должен спросить у миссис Линтон.

— Мама! Барни со своим двоюродным братом собираются поехать в домик у озера среди холмов, он принадлежит их бабушке. Озеро замерзло, и холмы все в снегу, так что можно кататься на коньках и на санях с гор. Он спрашивает, можно нам тоже поехать с ними?

Диана и Снабби даже взвизгнули от восторга.

Конечно, мы поедем!

Барни говорит, если ты согласна, то его бабушка потом перезвонит тебе и расскажет все подробно, — добавил Роджер, глядя на маму сияющими глазами. — Мама, ты ведь согласна, правда? Мы сами поедем к Барни, вместо того чтобы приглашать его сюда! И Снабби не придется отправлять к тете Агате. И дедушка Роберт сможет спокойно жить здесь, никто его тревожить не будет. Ну что, мама, можно нам поехать?

   

Снабби, обхватив тетю за талию, закружил ее по комнате в вальсе.

 

Глава III

 

СУМАТОШНЫЕ СБОРЫ

Миссис Линтон посмотрела на взволнованные лица ребят и, улыбнувшись, кивнула:

— Да, думаю, можно. Это устроит всех нас.

Ой, Снабби, что ты делаешь? Перестань, ты меня уронишь!

Снабби, обхватив тетю за талию, закружил ее по комнате в вальсе.

— Гип-гип-ура! Какой счастливый день! — орал он.

В прихожую вышел удивленный мистер Линтон. Его ввели в курс дела, и он выслушал рассказ с явным одобрением.

Что ж, это обеспечит вашему дедушке Роберту немного тишины и покоя, да и нам самим тоже, — сказал он. — Надеюсь, Снабби, Чудика ты захватишь с собой? Мне бы очень хотелось отдохнуть от этой собаки.

Конечно, дядя, конечно! — заорал Снабби, подбегая к нему с явным намерением повальсировать и с ним тоже, так он был счастлив. Но, слава богу, вовремя одумался — его дядя не одобрял подобные выходки.

Тем временем Роджер уже сообщил Барни о том, что родители согласились, и теперь выяснял подробности поездки. Через минуту Диана выхватила у него трубку, ей не терпелось поговорить со старым приятелем. Но в трубке раздалось негромкое щелканье и бормотание.

— Ой, это ты, Миранда? — воскликнула Диана, с восторгом вслушиваясь в знакомый лепет обезьянки. — Мы с тобой скоро увидимся! Слышишь меня? Скоро-скоро!

Гав-гав! — заволновался Чудик, не понимая, что происходит, и ломая голову над причиной невероятного переполоха. Он попытался вытянуть коврик из-под ног мистера Линтона и сбежать с ним, но Снабби вовремя остановил его.

Всех обрадовал звонок Барни. После того, как Снабби тоже прокричал другу несколько слов, трубку положили, и ребята прошли в гостиную, чтобы обсудить потрясающую новость.

Представляете — дом среди снежных холмов, да еще рядом с замерзшим озером! Лучше просто не придумаешь! — восторгался Роджер. — Сейчас пойду искать свои коньки. Тебе повезло, Снабби, — тебе же на Рождество как раз новые подарили!

А где наши санки? — спросила Диана. — Правда, вряд ли они теперь нам подойдут — слишком маленькие! Мы на них не катались уже года три, наверное.

А я куплю новые на те деньги, что мне подарили на Рождество, — гордо заявил Снабби. — И еще было бы здорово знаете что купить? Коньки для Чудика! Жалко, что их для собак не делают!

Да, жалко! — засмеялся Роджер. — Чудик выглядел бы на коньках потрясающе. И не знал бы, наверное, каким коньком первым двигать!

Так здорово, что просто не верится! — проговорила Диана, опускаясь в кресло. — Мам, ты ведь не против, что мы уедем? Тебе без нас не будет одиноко?

Ну, что ты, конечно, нет, — ответила мама. — Я буду рада, что у меня появится время для дедушки Роберта. И, слава богу, Чудика здесь не будет. Когда бабушка Барни собирается позвонить насчет подробностей поездки — в какой день, во сколько? Барни вам об этом сказал?

Да. Она позвонит сегодня вечером, — ответил Роджер и обернулся к ребятам. — Голос у Барни совсем не изменился, правда же?

Да, ни капельки, — согласились Снабби и Диана.

Ас чего бы ему измениться? — удивилась миссис Линтон.

Ну, не знаю, — пожал плечами Роджер. — Столько лет он был цирковым мальчишкой, в рваной одежде, иногда без маковой росинки во рту, не говоря уж об учебе. А теперь нашел целую семью, живет в доме, а не в палатке или вообще под открытым небом, ест несколько раз в день за столом, учится... Я почему-то думал, что он должен был измениться.

Барни никогда не изменится, — убежден но сказал Снабби. — Никогда. Слушайте, как это будет здорово: лететь с горы на санках — вжик! — Он заскользил, разогнавшись, по натертому полу и не остановился, даже увидев строгое лицо миссис Линтон. — Кататься вот так, кругами, — раз-два, раз-два... — Тут он на ходу врезался в небольшую этажерку, и Диана едва успела подхватить ее на лету.

Снабби, не строй из себя еще большего идиота, чем ты есть! Могу спорить, ты успеешь раз сто шлепнуться, прежде чем сделаешь и десяток шагов! — обрушилась она на него. — И я буду очень рада видеть, как ты сидишь на льду!

Бабушка Барни позвонила миссис Линтон в тот же вечер. У нее был добрый тихий голос, и миссис Линтон подумала о том, как повезло Барни, что у него такие милые родственники. Закончив разговор, она пересказала замершим в ожидании ребятам, о чем они договорились с пожилой леди.

Она сказала, что в этом домике в горах долгое время никто не жил. Ее сыновья и дочь когда-то в молодости любили приезжать туда, чтобы покататься на коньках и санях. Она собирается послать туда кого-то, чтобы привести все в порядок, проветрить. И через два дня домик должен быть готов.

А кто-нибудь из взрослых с ними поедет? — поинтересовался мистер Линтон. — Должен же там быть хоть один разумный человек.

Барни очень даже разумный, — не задумываясь, ответил Снабби.

Миссис Мартин говорит, что отправит с ними сестру своей кухарки, чтобы за ними присматривала. Она будет им готовить, сушить одежду и следить, чтобы они не выходили из берегов. Хотя, надеюсь, Роджер и сам за этим последит.

Он уже достаточно взрослый, чтобы взять на себя такую ответственность, так же, как и Барни.

Не волнуйся, у нас все будет нормально, —заверил маму Роджер. — Подумать только! Неужели пройдет всего два дня, и мы окажемся в этом маленьком домике!

Как я поняла, не такой уж он и маленький, — заметила мама. — В нем пять или шесть спален, большая кухня и еще две-три комнаты.

Вам придется помогать его убирать, а то кухаркина сестра выбьется из сил и уедет от вас!

Я буду помогать ей, — пообещала Диана. — А кровати каждый пусть сам застилает. Хотя Снабби даже этого не умеет. Выскочит утром из кровати, прикроет простыни и одеяло покрывалом, даже не поправив, и думает, что застелил!

Ябеда! — обиделся Снабби. — Моя постель, как хочу, так и делаю!

Я думаю, завтра мы должны заняться коньками, ботинками и одеждой, — сказала миссис Линтон. — И всем вам надо, конечно, взять не промокаемые сапоги. Надеюсь, ты, Снабби, привез свои из школы. Прошлый раз ты их забыл.

Да, тетя, я их привез. Во всяком случае, я очень хорошо помню, что один точно клал в чемодан, — с готовностью подтвердил Снабби.

А как называется этот дом? — поинтересовалась Диана.

Возможно, я не расслышала по телефону, но мне показалось, что Рэт-а-тэт-хаус.

Все дружно рассмеялись.

— Как забавно! — сказала Диана. — Надеюсь, он и правда так называется. Рэт-а-тэт-хаус!

Интересно, почему его так назвали?

Следующий день был полон хлопот. Ботинки, носки, перчатки, свитеры, коньки — все было вытащено из шкафов и комодов и тщательно проверено. Погода оставалась очень холодной и морозной, а ночью опять выпал снег. Прогноз обещал продолжение снегопада и усиление холодов, то есть как раз то, что нужно для зимних видов спорта, о чем то и дело твердил Снабби. Он опять вспомнил о своей губной гармошке и довел всю семью до белого каления, пытаясь разучить новый мотив. Кончилось тем, что миссис Линтон забрала ее и упрятала на дно самого большого их чемодана.

Однако Снабби это не смутило. Он продолжил музицировать, «дергая» струны воображаемого банджо и издавая при этом сквозь полусжатые губы характерные тренькающие звуки. Это было еще хуже, чем губная гармошка. И к тому же, поскольку банджо существовало лишь в его воображении, его невозможно было у него забрать.

— Нельзя ли этого сорванца отослать в Рэт-а-тэт-хаус уже сегодня? — спросил мистер Линтон, слыша треньканье банджо у своей двери уже в двадцатый раз за утро. — Это просто счастье, что его не будет здесь, когда приедет дедушка Роберт.

Чудик, стараясь помочь, в волнении метался по дому, хватал туфли, носки, едва их успевали разложить, чтобы упрятать в чемоданы. Даже Снабби почувствовал, что немного устал от своего любимца, после того как Чудик налетел на него, сбегая вниз по лестнице. Снабби в это время взбегал по лестнице вверх, и оба кубарем скатились по ступенькам, заработав синяки и шишки.

— Осел ты, а не собака! — напустился Снабби на удивленного Чудика. — Я тебя с собой не возьму, если будешь так делать. Я из-за тебя чуть ногу не сломал. У-у, противная псина!

Чудик поджал хвост и заполз под комод в прихожей. Здесь пахло мышами, и он прекрасно провел время — принюхивался к углам, скреб пол лапами и громко чихал, к большому удивлению мистера Линтона.

Наконец все чемоданы были уложены, коньки связаны вместе и одежда подготовлена для следующего утра, когда они должны будут ехать к Барни.

Сначала мы должны поехать в дом мистера Мартина, а потом вместе с ним, Барни и его двоюродным братом отправимся в Рэт-а-тэт-хаус, — объяснил Роджер Диане и Снабби. — Скорее бы завтра! Интересно, какой этот двоюродный брат Барни? Мам, а на сколько дней мы можем поехать?

Я думаю, пока снег не растает, — ответила мама. — Так сказала бабушка Барни. Но, разумеется, если он продержится больше недели, вам придется вернуться, чтобы готовиться к школе.

Не произноси это слово, — застонал Роджер. — Снабби, прекрати свое треньканье! Или хотя бы поиграй для разнообразия на другом инструменте. Это твое банджо уже всем надоело.

Снабби не стал спорить и сменил банджо на цитру, что, бесспорно, было гораздо приятнее. Он и правда удивительно точно умел подражать звукам музыкальных инструментов. Миссис Линтон оставалось лишь надеяться, что следующим номером у него не будет барабан!

Наконец наступило утро — ясное, морозное утро с голубым небом, бледно-желтым солнцем и снегом под ногами, сверкающим, как сахар.

— Чудесно! — воскликнула Диана. — Как раз то, что нам нужно!

И они поехали на такси к поезду, который доставит их к Барни. Чудик, конечно, отправился с ними. Он так разволновался, что его пришлось взять на поводок.

Ура-ура зимним каникулам! Кататься на санках и на коньках, играть в снежки, веселиться — что может быть лучше!

 

Глава IV 

 

НОВАЯ СЕМЬЯ БАРНИ

Дом Барни находился в местечке под названием Литтл-Вендамэн. На вокзале ребят встречала машина — большой удобный фургон, в котором мог легко разместиться весь их багаж. А самое главное, их встречал Барни с взволнованной Мирандой на плече.

— Барни! Старина Барни! И Миранда тоже тут. Эй, привет, Миранда! — закричал Снабби, высовываясь из вагонного окна, когда поезд замедлил ход.

Двери открылись, и Снабби вместе с Чудиком вывалился на платформу. Барни, обрадованный, бросился к ним. Его ярко-синие глаза сияли как никогда. Обезьянка Миранда подпрыгивала на его плече и что-то громко стрекотала. Она, конечно, сразу же узнала всех ребят.

— Барни! Наконец-то мы снова встретились! — обняла друга Диана.

Роджер похлопал его по спине, а Снабби улыбался всей своей веснушчатой курносой физиономией. Что же касается Чудика, он совершенно обезумел — плюхнулся на спину и с невероятной скоростью задрыгал ногами, словно крутя педали велосипеда, да еще и громко залаял.

— Привет! — проговорил Барни, и его смуглое лицо порозовело от радости, что он опять видит своих старых друзей. Они не раз помогали ему, когда он был всего лишь цирковым мальчишкой. — Я так рад, что опять всех вас вижу! Правда же, Миранда?

Обезьянка перескочила на плечо Дианы и что-то зашептала ей на ухо, привычно схватив ее лапкой за мочку уха. Диана засмеялась.

— Милая моя Мирандочка, ты все такая же, совсем не изменилась! А какая ты нарядная в этой красной курточке, юбочке и берете!

Барни тоже выглядел не так, как раньше. Он не вытянулся и не потолстел, и лицо его покрывал все такой же ровный загар, но теперь он был прекрасно одет, хорошо подстрижен. В нем появилась какая-то новая свобода, легкость, уверенность, которой не было, когда он был цирковым мальчиком. Диана с восхищением смотрела на него.

Заметив на себе взгляды ребят, Барни рассмеялся.

— Что, я не похож на себя? — спросил он так хорошо знакомым им голосом, слегка растягивая слова на американский манер. Этот акцент он подхватил, путешествуя с бродячими цирка ми. — Да, я больше не цирковой мальчик. Теперь я джентльмен — надо же, подумать только! Я Барни, который хватался за любую работу, ходил в старых брюках и рваной рубашке, босой или в тряпичных тапках... — Он замолчал и с лукавой усмешкой оглядел ребят. — Да, я теперь джентльмен, но я все тот же Барни, понимаете? Просто Барни, вот и все! Верно, Миранда?

Миранда прыгнула обратно к нему на плечо и принялась подскакивать, что-то лопоча на своем обезьяньем языке. Ее не интересовало, как Барни одет, где он живет и кто он — цирковой мальчик или джентльмен. Ей это было безразлично. Он для нее был просто Барни.

— Да, ты по-прежнему просто Барни, — сказала Диана и с облегчением чуть слышно вздохнула.

Она немного опасалась, что появление у него семьи, своего хорошего дома, избытка карманных денег сделает Барни другим, но нет, этого не случилось.

— Пойдемте, — сказал Барни. — Машина ждет, а за рулем сидит мой отец!

Слова «мой отец» он произнес с нескрываемой гордостью. Диану это растрогало. Как, должно быть, счастлив Барни, что у него теперь есть отец, что он наконец нашел его после стольких лет!

Мистер Мартин, отец Барни, сидел за рулем фургона. Дети еще раз с изумлением отметили сходство между ним и сыном: ярко-синие, широко расставленные глаза, пшеничного цвета волосы, большой, готовый растянуться в улыбке рот. Да, каждый бы, не раздумывая, сказал, что это отец и сын. Различало их лишь то, что Барни был гораздо смуглее своего отца.

Здравствуйте, ребята! — произнес мистер Мартин и улыбнулся, отчего стал еще больше похож на Барни. — Рад, что вы проделали такой путь, чтобы повидаться с Барнабасом — или с Барни, как вы его зовете. Прыгайте в машину!

Сначала мы пообедаем у нас в доме, а потом я вас отвезу в Рэт-а-тэт-хаус.

Большое спасибо, сэр, — вежливо проговорил Роджер. — Очень любезно с вашей стороны, что вы нас встретили. И мы очень благодарны бабушке Барни, что она пригласила нас пожить с ним в Рэт-а-тэт-хаусе. Мы так рады!

Мальчики сложили чемоданы в фургон. Чудик сам забрался внутрь салона и уселся в углу так, чтобы можно было смотреть в окно. Он любил высовывать голову из машины, чтобы его длинные уши хлопали на ветру. Чудик был счастлив вновь увидеться с Барни, но не испытывал тех же чувств по отношению к обезьянке Миранде. Он не забыл, как когда-то она ездила у него на спине да еще и подпрыгивала самым непочтительным образом. Чудик косился на нее краешком глаза: не надумала ли она повторить старый трюк?

Машина свернула с шоссе на подъездную аллею приятного дома с белыми стенами, высокими трубами на крыше и большими двустворчатыми окнами. Когда они подъехали, парадная дверь распахнулась и на пороге появилась невысокая пожилая леди с такими же карими глазами, как и у обезьянки, сидящей у нее на плече.

— А вот и вы! — воскликнула она. — Добро пожаловать! Давно хотела познакомиться с друзьями нашего Барни. Проходите же, проходите!

Бабушка Барни детям сразу же понравилась. У нее были седые кудрявые волосы, розовощекое пухлое лицо, живые карие глаза и приветливая улыбка. Ребята тоже улыбнулись ей, обмениваясь рукопожатиями.

— Видите, у меня тоже есть обезьянка, как и у Барни! — весело прощебетала она, как птичка. — В нашей семье всегда любили обезьянок.

У моей мамы было даже две. Дженни, познакомься, это наши добрые друзья!

Маленькая обезьянка Дженни была одета не так, как Миранда. На ее узкие плечики был накинут короткий желтый плащ. Она важно протянула всем свою маленькую сморщенную ручку и позволила ее пожать. Чудик удивленно уставился на нее. Как, еще одна обезьянка или у него двоится в глазах?

Вскоре все сидели в уютной комнате с пылающим камином, веселыми занавесками на окнах и красиво накрытым круглым столом. Снабби одобрительно оглядел его. На первое горячий томатный суп — как раз этого ему и хотелось! Он немедленно занял свое место и довольно улыбнулся. Такие застолья ему нравились.

А что еще подадут? — спросил он Барни громким шепотом.

Барнабас рассказал мне, что ты любишь, — улыбнулась старая леди, демонстрируя острый слух. — Сосиски — много сосисок — с жареным луком и помидорами, картошкой и горошком. Вы часто делились едой с Барнабасом, я знаю. И теперь я рада, что вы можете пообедать с ним.

Снабби ее слова понравились. Какая милая старушка! Барни повезло, что у него такая отличная семья. На секунду, взглянув на красивого улыбающегося отца Барни, Снабби почувствовал зависть. Ему бы тоже хотелось иметь такого отца, но у него вообще не было родителей. Снабби даже не мог понять, как иногда дети ссорятся со своими родителями, ворчат на них. Они не знают, как им повезло, что у них есть родители!

Обед прошел очень хорошо. Барни рассказал о своих занятиях в прошлой четверти. Он раньше никогда не ходил в шкоду, и его отец решил, что ему нужно как следует позаниматься с репетиторами, прежде чем он отправит его куда-то учиться. Барни проявлял удивительные способности и учился с большим удовольствием.

Он так же легко справляется с уроками, как ходит по канату и крутит колесо, — смеясь, заметил его отец.

Здорово! — с завистью произнес Снабби. — А у меня ни то, ни другое, ни третье не получается! Барни, а ты иногда скучаешь по цирку, ярмаркам, представлениям, в которых ты участвовал?

Бывает иногда, — признался Барни, — не часто. Временами я думаю о том, как было интересно спать под звездами... Или есть вкусную похлебку из котелка на ярмарке. И еще я немного скучаю по своим цирковым товарищам.

Барни, ты всегда можешь навестить их, чтобы опять ощутить вкус той жизни, если захочешь, — с улыбкой сказал его отец.

— Я знаю. Но я обязательно вернусь домой.

Вернусь сюда, к тебе и бабушке. Я люблю свободную жизнь артистов. Но мне нравится пускать корни. Чувство, что у тебя есть свой дом, своя семья, — всю жизнь мне этого не хватало.

И теперь, когда я это получил, я ни за что не хочу потерять снова.

Беседа, спокойная, дружеская, доверительная, продолжалась во время всего обеда. Чудик лежал под столом, радуясь разнообразию лакомых кусочков, которые перепадали ему от Снабби, Роджера и Барни. Миранда, удивляясь необычайно мирному настроению Чудика, соскользнула вниз по ножке стула и, к большой досаде пса, присоединилась к пиршеству. Дженни, вторая обезьянка, редко покидала плечо своей хозяйки й величественно принимала угощение своими крошечными лапками. Иногда она похлопывала хозяйку по мягкой пухлой щеке и частенько делала то, что Миранда делала с Барни, — совала ручку ей за воротник, чтобы согреть свои кукольные пальчики.

Ну вот, а после обеда машина доставит вас всех в Рэт-а-тэт-хаус, — сказала бабушка Барни. — Миссис Тикл, сестра нашей кухарки, уже

там.

Миссис Тикл? Неужели это настоящая ее фамилия? — хихикнул Снабби. — Она что, тикает, как часы? Или у нее нервный тик?

Понятия не имею, — сказала миссис Мартин. — И на вашем месте я бы не пыталась это выяснить.

Я думал, что двоюродный брат Барни тоже поедет с нами, — подал голос Роджер. — Где он сейчас? Может быть, мы подхватим его по дороге?

Нет, он, похоже, простудился. Возможно, он и присоединится к вам дня через два, но не сегодня. Придется вам обустраиваться без него.

Это известие всех только обрадовало. Ребятам очень хотелось поговорить со своим старым другом спокойно, не торопясь, а при незнакомом им родственнике Барни такой душевной беседы не получилось бы.

Ребята загрузились в машину и помахали на прощание гостеприимной бабушке Барни и ее малышке Дженни, которые вышли на крыльцо проводить их. И машина покатила по зимней дороге к заснеженным холмам.

— Когда приедем в Рэт-а-тэт-хаус, разбудите меня, — проговорил Снабби, вдруг ощутив, что после сытного обеда его клонит ко сну. — Эх, и интересная у нас там будет жизнь!

Ты совершенно прав, Снабби, и скоро в этом убедишься!

 

Глава V

 

ПО ЗАСНЕЖЕННОЙ ДОРОГЕ

Из-за гололеда на некоторых участках дороги машине приходилось сбавлять ход. Примерно через час ребята доехали до небольшой деревеньки Боффейм, в трех милях от которой располагался Рэт-а-тэт-хаус.

— Теперь осталось уже немного. Скоро будем на месте, — сказал мистер Мартин, не отрываясь от руля. — Как весело нам здесь было в детстве» когда мы вместе играли — я, мой брат, сестра и наш двоюродный брат. Тебе с твоими друзьями тоже будет здесь весело, Барнабас.

Проехав через деревню, они начали подниматься по склону невысокого, но очень крутого холма. На полпути машина остановилась и ни за что не хотела ехать дальше. Ее колеса все буксовали и буксовали на скользком участке.

— Ребята, доставайте из машины мешки и лопату, — распорядился мистер Мартин. — Я знал, что такое может случиться, так что это не захватило меня врасплох!

Они взяли лопату и отбросили снег из-под колес, а потом подсунули под них мешки. После этого мистер Мартин опять включил двигатель. Теперь колеса соприкасались с поверхностью мешков, а не скользкого снега, и машина медленно вползла на вершину холма. Здесь она остановилась — мистер Мартин подождал, пока дети догонят его с мешками и лопатой.

Хорошо, что я вчера отвез в Рэт-а-тэт-хаус

все, что вам будет нужно, — сказал он. — Сомневаюсь, что машина сможет сюда пробиться, если снег еще нападает.

Может, мы окажемся отрезанными от мира! — радостно воскликнул Снабби. — Затерянными среди снежных холмов! Замурованными в Рэт-а-тэт-хаусе! Тогда мы не сможем вернуться в школу — ура!

Чудик весело залаял. Если кто-то кричит «ура!», значит, он чему-то рад и, стало быть, ему тоже надо присоединиться к веселью. Миранда потянулась к нему и дернула за длинное висячее ухо — раздался отчаянный визг.

— Не знаю, что у вас там сзади происходит, — заметил, на мгновение обернувшись, мистер Мартин, — но это отвлекает водителя.

Чудик тут же получил шлепок от Снабби и удивленно тявкнул.

Машина медленно двигалась дальше. Они подъехали еще к одному холму. Неужели опять застрянут на полпути? Нет, на этот раз все прошло гладко, и ребята облегченно вздохнули.

Холмы и поля под толстым покрывалом ослепительно белого снега выглядели изумительно красиво. Каждое дерево, каждая веточка на нем были в белом обрамлении, и любая резкая линия — будь то край забора или крыши — смягчалась слоем снега. Диана смотрела в окно и не могла налюбоваться этой красотой.

Здесь можно будет отлично покататься на санках — лучшего места для этого я еще не видел, — заметил Роджер. — И на коньках тоже, если мороз продержится.

Продержится, можешь не сомневаться, — сказал отец Барни, в то время как они въезжали в небольшую долину, зажатую между заснеженными холмами. — Вот мы почти и приехали. Сейчас вы увидите Рэт-а-тэт-хаус, он за поворотом.

А вот и замерзшее озерцо — смотрите!

О, да это не озерцо, а целое большое озеро! — удивленно воскликнула Диана. — Жалко, что сейчас нельзя купаться и кататься на лодке одновременно с катаньем на коньках.

Все засмеялись.

Много хочешь, — сказал мистер Мартин. — Вот если вы приедете еще — летом, тогда сможете и поплавать и погрести вместе с Барни и его двоюродным братом.

Вот, значит, какой это дом, — довольно произнес Снабби, когда они свернули на неширокую подъездную аллею. —»Ха, мне нравится!

Он такой... такой необычный! Со всеми этими башенками, узкими оконцами...

Это старый дом, — пояснил мистер Мартин. — Но его так надежно построили, что он стоит уже много лет и простоит еще столько же.

Немало он повидал на своем веку. Однажды в нем даже останавливался Оливер Кромвель. Еще говорят, что здесь прятали одного знатного пленника, испанца. И, что самое удивительное, больше о нем никогда не слышали.

Ух ты! А вдруг он до сих пор там! — взволнованно воскликнул Снабби. — Я по-испански ни слова не знаю. На вид мне Рэт-а-тэт-хаус нравится. Сразу чувствуется, что здесь происходило много чего интересного.

Когда они медленно подъехали по аллее к дому, парадная дверь открылась. В проеме появилась невысокая фигура — улыбающаяся женщина с темными косами, уложенными вокруг головы, и веселыми черными глазами. На ней было цветастое платье с безупречно белым передником. Детям она сразу понравилась.

Это миссис Тикл? — спросил Снабби, первым выскакивая из машины.

Да, — подтвердил Барни. — Только не вздумай спрашивать, бывает ли у нее тик, ее об этом спрашивали уже миллион раз, и это ей уже надоело. Здравствуйте, миссис Тикл! Надеюсь, вы без нас не скучали?

Куда там! У меня на это не было времени, — ответила женщина, подходя к машине, чтобы помочь с чемоданами. — Не замерзли? Идите в дом скорее. Я там для вас натопила. Добрый день, мистер Мартин. Рада, что вы благополучно добрались, сэр, а то я уж опасалась, что из-за сильного снега вам не пробиться.

Мы только один раз застряли, — сказал мистер Мартин. — Я сейчас размещу ребят, миссис Тикл, и поеду обратно. Хочу вернуться, пока еще больше снегу не навалило. Похоже, на небе его перепроизводство.

Правильно, сэр, надо вам вернуться до темноты, — одобрительно кивнула миссис Тикл. — О боже, а это кто же такой?

Это был Чудик. Он, по своему обыкновению, принялся носиться кругами по сугробам, путаясь у всех под ногами.

Не знала, что вы приедете с собакой, — сказала миссис Тикл. — У меня для него собачьего корма не припасено.

Это ничего, он не прочь есть и то, что мы едим, — успокоил ее Снабби. — Котлетку, например, или кусочек ростбифа.

Ну, нет! Этого он у меня не получит, пока я у вас за кухарку! — твердо заявила миссис Тикл, ведя ребят к двери. — Я считаю, собака должна знать свое место. И обезьянка тоже, — покосилась она на Миранду, сидящую на плече Барни. — Ну вот, проходите в гостиную, усаживайтесь и грейтесь!

Она провела их в большую комнату с обшитыми деревянными панелями стенами. В огромном камине горел огонь, потрескивали дрова, взметая искры.

Ой, как замечательно! — оглядела комнату Диана. — Прямо как на картинке из учебника истории. А как здесь светло!

Это оттого, что за окном все бело, — сказала миссис Тикл. — Господи боже, что делается с этой собакой?

Чудик, как-то очень странно рыча, пятился от камина, к которому подбежал было погреться. Барни громко расхохотался.

— Это он увидел медвежью шкуру перед камином! Она с головой, и он решил, что это живой медведь!

Что и говорить, для несчастного Чудика стало ужасным потрясением, когда он подбежал к камину и увидел страшную оскаленную медвежью морду со зловещими стеклянными глазами. Чудик вообразил, что медведь затаился, готовый к прыжку, поэтому и попятился, издавая от страха свирепое рычание.

— Болван! — пристыдил его Снабби. — Ты посмотри на Миранду. Она не испугалась, как ты, трусишка!

Миранда тоже заметила медвежью шкуру, но она такие видела и раньше, поэтому сохраняла полнейшее спокойствие. Спрыгнув с плеча Барни, она уселась на медвежью голову, потом, словно поддразнивая, что-то залепетала, глядя на Чудика и подпрыгивая вверх-вниз.

Это она тебе говорит, что нельзя быть таким трусом, — строгим голосом произнес Снабби. — Мне за тебя стыдно, Чудик!

Так, ребята, миссис Тикл сейчас покажет вам дом, ваши комнаты, — сказал мистер Мартин, взглянув на часы. — Не сомневаюсь, она уже накрыла для вас стол к чаю. Пожалуйста, помогайте ей как можете. Барни, помни, ты здесь остаешься за старшего. Если что-то не так, немедленно сообщи мне.

Будет сделано, — четко ответил Барни. — Телефон в Рэт-а-тэт-хаусе есть?

Есть, — кивнул отец. — Надеюсь, у вас все будет в порядке. Миссис Тикл знает, где лежат санки и твои коньки — мы их захватили, когда перевозили сюда все необходимые вещи — продукты, белье и прочее. Ну, желаю всем хорошо отдохнуть. Миссис Тикл, вы с ними построже будьте и не допускайте никаких глупых выходок.

Об этом не беспокойтесь, сэр, они у меня по струночке будут ходить, — сказала миссис Тикл, сделав свирепое лицо, но тут же улыбнулась: — Я рада, что побуду здесь с ними. Мои-то уже все взрослые, а с этой ребятней я как будто в старые времена вернулась. Надеюсь, вы благополучно доберетесь до дому, сэр.

Все пошли проводить мистера Мартина. Уже начинало темнеть, хотя сверкающий снег отбрасывал повсюду белые отблески.

— До свидания! — крикнули ребята хором и не переставали махать руками, пока машина не выехала за ворота.

Потом все вернулись в гостиную с широкими подоконниками, огромным горящим камином и старинной, тускло поблескивающей мебелью. Снабби остановился у камина, радостно потирая руки.

— Просто класс, да? Жалко, что нельзя пойти кататься прямо сейчас. Представляете, лететь с бешеной скоростью вниз с горы! Чудик, как ты думаешь, тебе понравится кататься на санках?

Чудик понятия не имел о том, что такое санки, но твердо знал, что ему понравится все, что нравится Снабби. Он ощущал общее радостное волнение и решил продемонстрировать свои созвучные этому чувства. Как заведенный, он принялся с лаем носиться по комнате. Потом вдруг, поскользнувшись на скользком натертом полу, упал на спину и проехался на ней по полу до дверей. Все покатывались со смеху.

Это ты показываешь, как будешь кататься с гор? — ехидно осведомился Снабби. — Что ж, неплохой способ, Чудик.

А не пойти ли вам распаковывать чемоданы? — послышался от двери голос миссис Тикл. — И, надеюсь, вы вовремя спуститесь вниз к чаю.

Она была права — к чаю они, конечно, не опоздают.

 

Глава VI

 

РЭТ-А-ТЭТ-ХАУС

Из прихожей широкая лестница вела на второй этаж дома, на ее верхнюю площадку выходило множество дверей. Стены повсюду были облицованы деревянными панелями, и, проходя мимо, Снабби постукивал по ним — рэт-а-тэт-тэт!.. рэт-а-тэт-тэт!

Снабби, ты без этого никак не можешь? — поморщилась Диана. — Зачем ты это делаешь?

Ха! Потайной ход ищу, разве не понятно? — снисходительно пояснил Снабби. — Кто знает, может, этот дом весь изрешечен потайными ходами!

Надеюсь, ты не собираешься стучать в стены каждый раз, когда будешь проходить мимо? — спросила Диана.

Но дом же называется «Рэт-а-тэт», так? — ухмыльнулся Снабби и опять постучал по деревянной панели — рэт-а-тэт-тэт! — Интересно, почему его так назвали? Барни, ты случайно не знаешь?

Нет. Может, миссис Тикл знает. Надо будет у нее спросить.

Миссис Тикл шла по лестничной площадке, открывая двери.

У Барни будет своя комната, у Дианы тоже, а у вас, мальчики, одна на двоих. А собака пусть в кухне спит.

Как же! — пробормотал Снабби себе под нос. — Не может он там спать! А главное — не хочет! Он будет спать, как всегда, на моей кровати!

Комнаты выглядели довольно внушительно. Во всех были деревянные панели, широкие подоконники, старомодные умывальники и встроенные в стены шкафы. Снабби немедленно приступил к простукиванию стен костяшками пальцев.

Не сразу и заметишь, что это шкаф, — сказала Диана, открывая дверцу. — Они выглядят как часть дубовой панели. Никогда еще не жила в такой комнате. Ощущение, будто тебя перенесли на несколько веков назад.

У нас тоже комната потрясная! — объявил Снабби. — А где миссис Тикл? Ушла? Вот и хорошо. Я как раз вам хотел кое-что сказать, чего ей не надо слышать. Я не позволю ей запереть на ночь Чудика в кухне. Я обязательно придумаю какой-нибудь способ, чтобы этому помешать.

И Чудик сможет прийти ко мне, как всегда. Он бы почувствовал себя несчастным, если бы ему пришлось спать на кухне.

В то время как мальчики осматривали другую часть дома, Диана открыла свой чемодан, аккуратно разложила вещи.

Чай будет готов через пять минут, — громко объявила снизу миссис Тикл. — Не опаздывайте, а то булочки остынут.

Роджер, Барни, Снабби! — крикнула мальчикам Диана. — Чай готов, так что шевелитесь, распаковывайте чемоданы скорее!

Роджер и Барни разложили свои вещи по ящикам старинных комодов и темных шкафов. Снабби вбежал наверх с Чудиком в последнюю минуту весь в пыли и паутине.

—Где тебя носило? — с отвращением посмотрела на него Диана. — Пожалуйста, не подходи ко мне близко. На тебе столько паутины! Наверное, даже и пауки ползают.

— Да ну? — удивился Снабби и начал так старательно отряхиваться, что пыль полетела во все стороны. — Я нашел такой чердак! Замечательное местечко — там какие-то сундуки, старые ящики... Ой, что это такое?

Это были глухие звуки старого гонга, долетающие из прихожей. Миссис Тикл надоело ждать, когда ребята спустятся в столовую, и она вспомнила о гонге. Его буханье и заставило ребят вздрогнуть. Миранда вмиг взлетела по занавескам под потолок, а Чудик забился под кровать.

Наверное, это нас приглашают к чаю, — сказала Диана. — Снабби, тебе сначала надо открыть свой чемодан и разложить вещи. Давай быстро!

Ладно-ладно, тоже мне — воспитательница! Не надо на меня давить! Я сам знаю, что мне делать. Подумаешь, вещи разобрать! Раз-два — и готово.

Но разбирать вещи он не стал. А вместо этого просто открыл свой чемодан, распахнул дверцы шкафа и вывалил туда все вперемешку. Потом сунул туда же пустой чемодан и в три прыжка сбежал по лестнице. Чудик сумел опередить его. Лестница спускалась в широкую, с натертым полом прихожую, и Чудик смог без труда проехаться по нему до самой входной двери.

— Здорово у тебя получается, Чудик, — восхищенно проговорил Снабби и степенно прошел в гостиную, где остальные уже садились за стол. Диана недоверчиво уставилась на него.

— Ты не мог успеть разложить вещи. Иди обратно и сделай все как следует.

— Все лежит в моем шкафу, не волнуйтесь, воспитательница! — небрежно сообщил Снабби. — И чемодан пуст.

— Не называй меня больше так! — обиделась Диана, но Снабби даже не слышал ее.

Его вниманием уже завладело угощение в шести деревянных тарелках, расставленных на безупречно белой скатерти. Поблизости от Дианы стояли внушительных размеров коричневый чайник, большой синий молочник и сахарница с кусочками рафинада. Кроме того, две мисочки с вареньем и одна с рыбным паштетом. Снабби с благоговейным трепетом уставился на это изобилие.

— Свежий хлеб с маслом, горячие булочки с изюмом — по три на каждого, не меньше! Ломти имбирного кекса, румяного и политого сиропом, огромный шоколадный торт, вдвое больше обычного, и домашнее миндальное печенье! Миндальное печенье — самое мое любимое! Ну, миссис Тикл! Ну, порадовала! — И Снабби бросился на кухню к удивленной миссис Тикл, чтобы выразить ей свой восторг.

По дороге он соображал, обнять ее или нет, и решил, что пока для этого еще недостаточно с ней знаком.

Миссис Тикл была очень довольна, что первая приготовленная ею трапеза вызвала такое восхищение.

— Да ладно тебе, чего там, — просияв, сказала она. — Ишь, какой прыткий. Ты лучше иди за стол, а то как бы остальные все без тебя не съели! Это заставило Снабби в панике вернуться в гостиную, но, к его радости, угощения еще оставалось предостаточно. Правда, ему пришлось уминать за обе щеки', чтобы догнать остальных, но против этого он никогда не возражал.

— Ты все так же не умеешь вести себя во время еды, — сделала ему замечание Диана.

Сидя за столом перед большим коричневым чайником, она чувствовала себя хозяйкой.

Извините меня, воспитательница, — проговорил Снабби таким смиренным тоном, что все рассмеялись. — Я останусь после уроков и напишу сто раз «я должен вести себя за столом хорошо».

Я вот сейчас как запущу в тебя чем-нибудь! — пригрозила Диана. — Может, вот этим чайником.

Валяй, — согласился Снабби. — Но только подожди, пока мы чай попьем. Я, может быть, еще чашку захочу. Барни, посмотри на Миранду! Она сует руку в клубничное варенье, а потом облизывает!

Миранда, как ты можешь? — укоризненно произнес Барни, и обезьянка уткнулась мордочкой в его плечо, демонстрируя, как ей стыд

но. Но уже в следующую секунду ее маленькая быстрая ручка опять утонула в варенье!

Все оживленно разговаривали, смеялись. Барни больше всех наслаждался этой теплой атмосферой. Ему столько лет пришлось прожить в одиночестве, тоскуя по дружескому вниманию, беззлобным шуткам, доверительным семейным разговорам. Теперь он с удовольствием принимал во всем этом участие. Но никто не мог найти нужный ответ быстрее, чем дерзкий, неугомонный Снабби. Этот никогда за словом в карман не лез, не терялся ни в какой ситуации!

Поев, ребята помогли миссис Тик л убрать со стола. К этому времени, конечно, уже пришлось зажечь свет. Кроме обычных электрических лампочек, в Рет-а-тэт-хаусе сохранялись с прежних времен допотопные керосиновые лампы.

Детям захотелось зажечь их «для создания атмосферы».

Вы с ними поосторожнее, с лампами этими, — предупредила миссис Тик л. — И если ты, Снабби, собираешься носиться по комнатам со своей ненормальной собакой, смотри не столкни лампу, а то весь дом спалишь.

Я буду осторожным, — пообещал Снабби.

Наверху, на лестничной площадке, есть свечи, — продолжала миссис Тикл, — и в прихожей тоже. А если захотите подбросить дров в

огонь, они в шкафчике рядом с камином. Если понадобится, я могу вам еще принести со двора...

Нет, спасибо, мы сами принесем, — остановил ее Роджер. — Например, я могу сходить.

И если будет нужно что-то сделать, миссис Тикл, вы только скажите, и мы сразу же все сделаем.

Ну что ж, буду иметь в виду, — сказала женщина и ушла, довольно улыбаясь.

Вскоре ребята сидели рядышком перед горящим камином. — Давайте в карты сыграем, — предложил Снабби. — Я захватил из дома, сейчас за ними схожу.

И он побежал по лестнице наверх, стуча по дороге по дубовым панелям: тук-тук-тук... рэт-а-тэт-тэт... рэт-а-тэт-тэт!

— Опять он за свое! — покачала головой Диана. — Сколько же от него шуму!

Снабби вернулся с колодой карт, известив о своем приближении новой серией постукиваний по панелям. Чудик прислушивался, наклонив голову набок. Звук был довольно неприятный — глухой и даже жутковатый.

— Давайте, пока не начали играть, подложим дров в огонь, — предложил Роджер, открывая дверцу небольшого шкафчика, где хранились дрова.

Он вытянул несколько поленьев, бросил их в огонь и снова закрыл шкаф. Потом все уселись за стол и начали раздавать карты. Но не успели ребята раздать и половину, как странный звук заставил их вздрогнуть. Это был все тот же глухой стук: тук-тук-тук... рэт-а-тэт-тэт! Тук-тук-тук... рэт-а-тэт-тэт!

Чудик зарычал, и от этого все вздрогнули еще раз. На этот раз стучал не Снабби — он был здесь, за столом, и хлопал испуганными глазами.

Ерунда! Это, наверное, миссис Тикл стучит, прибивает что-нибудь на кухне! — сказал Роджер, видя, как побледнела Диана.

Нет, это не на кухне! — тихо произнесла Диана. — Это здесь, в комнате. Но здесь же никого нет, кроме нас!

Тук-тук-тук... рэт-а-тэт-тэт!

Ритм был совершенно таким же, как у Снабби, когда он барабанил по панелям, пробегая по лестнице.

Да, это и правда в комнате, — вскочил с места Барни. — Кто же это стучит? Не нравится мне все это.

Давайте позовем миссис Тикл, — предложил Роджер и крикнул: — Миссис Тикл! Идите сюда скорее!

В комнату вошла миссис Тикл.

Что тут у вас случилось?— спросила она, с удивлением глядя на встревоженные лица ребят.

Слышите? — поднял вверх палец Роджер, когда негромкий стук повторился снова. — Что это стучит, миссис Тикл? Вы не знаете?

 

Глава VII 

 

СТАРАЯ ЛЕГЕНДА

Миссис Тик-л остановилась посреди комнаты, прислушалась. На лице ее появилось встревоженное выражение.

Стучит! — подтвердила она. — Стучит! Неужели опять началось, после стольких лет!

О чем это вы, миссис Тикл? — спросил Барни. — Отец мне не говорил ни о каком стуке, а он все об этом доме знает.

О стуке он может и не знать, — ответила миссис Тикл. Стук прекратился, и она облегченно вздохнула. — Я вчера слышала в деревне Боффейм одну историю. Из-за этого стука, выходит, дом и получил свое имя.

— Миссис Тикл, садитесь и расскажите нам все по порядку, — предложил Барни.

Женщина присела на краешек стула и заговорила тихим голосом:

Я расскажу только то, что сама слышала.

Вы, конечно, понимаете, как такие истории передаются от одного к другому. Я услышала ее от старого Джона Херди с почты, а ему, как он уверяет, его прабабушка когда-то рассказала.

Ну-ну, так что же это за история? Рассказывайте скорее, — заторопил ее Роджер, когда она остановилась перевести дыхание.

В камине обгорелое полено со стуком упало на плиту очага, и ребята испуганно вздрогнули.

Ну вот, значит, — продолжала миссис Тикл, — говорят, что сначала дом назвали Боффейм-хаус, как озеро и деревню. Но, как только

в нем поселились люди, начал слышаться странный стук во входную дверь...

Во входную дверь? — переспросил Роджер. — Вы хотите сказать, кто-то стучал в нее кулаками?

Нет, большим дверным молотком, — сказала миссис Тикл. — Вы разве его не видели, когда приехали сегодня?

Дверь была нараспашку, поэтому мы его и не видели, — припомнила Диана. — Он что, очень большой, этот дверной молоток?

Огромный. А уж какой грохот от него получается — ну прямо как гром, так мистер Херди с почты сказал. Но когда слуга шел к двери посмотреть, кто стучит, там никогда никого не оказывалось.

Тот, кто стучал, мог просто убежать, — сказал Снабби с надеждой. — Многие так делают: постучат в дверь или позвонят, а потом убегают.

Они думают, что это смешно.

Глупо это, а не смешно, — нахмурилась миссис Тикл. — В нашей деревне есть один такой шутник. Очень он мне надоел со своими выходками. Я как-то намазала дверной молоток клеем, вот уж тогда пришла моя очередь веселиться!

Ребята засмеялись.

Но почему человек, который стучал тогда, много лет назад, не ждал, когда ему откроют? — спросил Снабби. — И кто это был?

Никто никогда его не видел, хоть он и часто стучал — и днем, и ночью, — с удовольствием продолжала миссис Тикл, наслаждаясь эффектом своего рассказа. — Мало того, случаи эти продолжались сто лет и еще пятьдесят, так люди говорят!

Ха! Значит, это не мог быть один и тот же человек, — сделал вывод Снабби. — Но что все-таки этот стук означал? Или вообще ничего?

Говорят, это было предупреждением, что в доме предатель! — сказала миссис Тикл. — Много, видно, было там предателей! И, как говорит старый мистер Херди, каждый раз после стука этого весь дом обыскивали снизу доверху, смотрели, не прячется ли кто в нем. И слуг допрашивали, чтобы узнать, кто из них ненадежный. Да уж, чего только не бывало в прежние времена...

А как давно прекратился этот стук? — спросил Барни. — Вы сказали, что он продолжался сто пятьдесят лет, а дом гораздо старше.

— Да вроде бы лет сто уже этот мистер Никто не стучал в дверь, — ответила миссис Тикл. — Да и дверной молоток уже такой старый, что, боюсь, как бы он не отвалился, если его тронуть!

Рассказ миссис Тикл был таким захватывающим, что ребята совсем забыли о таинственном стуке, который они сами слышали всего несколько минут назад. Но вскоре им о нем пришлось вспомнить — стук раздался снова!

Тук-тук-тук... рэт-а-тэт-тэт! — послышались глухие негромкие таинственные звуки. И, главное, они слышались где-то в комнате! В этом не оставалось сомнения.

Барни резко вскочил.

Мы должны выяснить, что это такое! — воскликнул он.

О боже! — пробормотала миссис Тикл, чувствуя дрожь в коленках. — О боже! Сама себя этой историей напугала. Аж трясет всю. Опять этот стук — мистер Никто вернулся через столько лет. Но только зачем стучать-то? Никаких предателей здесь у нас нет!

Не волнуйтесь, миссис Тикл! — сказал Роджер. — Он ведь стучит не в парадную дверь. Давай, Барни, попробуем определить, откуда слышится этот стук.

Они подождали, когда стук раздастся снова. Ждать пришлось недолго. Как только установилась тишина, вновь послышалось:

Тук-тук-тук.. .рэт-а-тэт-тэт!

— Это там, в углу! — выкрикнул Барни и бросился туда.

Стук прекратился, но всего на секунду, и тут же возобновился опять. Тук-тук-тук...

Это из дровяного шкафа! — воскликнула мисс Тикл. —Ну да, оттуда. Но ведь там только дрова, это уж я точно знаю.

А мы сейчас проверим, — сурово произнес Барни и распахнул дверцу шкафа.

В ту же секунду из него выскочила крайне возмущенная и порядком испуганная Миранда! Беспрерывно лопоча, она прыгнула к Барни, вскочила к нему на плечо и спрятала мордочку у него на шее.

Миранда! Мирандочка! Так это была ты?

Ты стучала в шкафу? Негодница, перепугала всех нас! Но почему ты так стучала? — поглаживая ее, говорил Барни.

Она подражала Снабби! — догадалась Диана. — Она слышала, как он все время стучал по панелям, когда бегал по лестнице. А вы ведь знаете, как она любит повторять все, что мы делаем.

Поэтому, когда ее закрыли в шкафу, она стала подражать Снабби и стучала так, как стучал он — тук-тук-тук... рэт-а-тэт-тэт!

Правильно! — с облегчением проговорил Роджер. — А то мне как-то не очень это понравилось. Но каким образом Миранда туда попала?

Очень просто — когда ты открыл дверцу, чтобы подложить дров в камин, — объяснил Барни. — Проскользнула туда незаметно и спряталась, а ты закрыл шкаф и запер ее там. Вот разбойница и догадалась, что надо стучать!

Надеюсь, больше она ничего не придумает, чтобы так нас пугать, — сказала миссис Тикл, вставая. Она уже вновь обрела прежнюю жизнерадостность. — И выбросьте этот старый дверной молоток из головы! Мистер Никто не дотрагивался до него уже сотню лет, и не думаю, что он опять возьмется за старое.

К тому же сейчас в этом доме предателей нет, — добавил Барни. — Только нас четверо да вы, миссис Тикл. И еще обезьянка и собака. Ми

ранда, больше таких глупостей не делай. Как это мы тебя не хватились, не понимаю. Я думал, ты спишь под пледом на диване.

Но почему Чудик не подошел к шкафу и не стал скрести лапами, как он это обычно делает, когда слышит откуда-то звуки? — удивилась Диана.

Это понять нетрудно, — усмехнулся Снабби. — Ему не очень хотелось выручать Миранду из беды! Наверняка он решил, пусть она там по

сидит подольше!

Да, пожалуй, ты прав, — сказал Барни, глядя на Чудика, который сосредоточенно чесался. — Ты плохо поступил, Чудик, — оставил бедную маленькую Миранду в темном шкафу и да же лапой не пошевелил, чтобы ей помочь!

Гав! — вежливо ответил Чудик, продолжая чесаться.

Снабби толкнул его ногой.

— Перестань! — сказал он. — Сядь прямо и слушай, когда с тобой разговаривают.

Чудик повилял хвостом, постучав им по полу — тук-тук-тук!

— Нет уж, хоть ты не начинай это туктуканье! — сказал Снабби, и Диана захихикала.

Она очень обрадовалась, когда выяснилось, что их тревоги напрасны. Хотя, все равно, лучше бы миссис Тикл не рассказывала им эту страшную историю.

— Продолжим игру? — спросил Снабби. — Ну-ка, что у нас тут? Нет, надо снова сдавать.

Карты сдали заново, и Снабби заглянул в свои.

— Ха! Лучше не бывает! Знаете, что я вам скажу? Сейчас, даже если мистер Никто придет и постучит, я все равно не брошу игру. Мне такие карты пришли!

В гостиной было тепло и уютно от горящего в камине огня, и так приятно было думать о том, какие развлечения ждут тебя завтра. Диана задернула занавески, закрыв заснеженный пейзаж под звездным небом.

Вскоре вошла миссис Тикл с подносом.

Ужинать! — объявила она с улыбкой. — Диана, ты не поможешь мне накрыть на стол? А я пока пойду послежу за яичницей.

Яичница! Миссис Тикл, как вы догадались, что мне просто ужас как хочется яичницу? — тут же вставил Снабби.

Я догадалась не только об этом. Ты ведь и от ветчины не откажешься, а? — улыбнулась миссис Тикл.

Ей понравился этот курносый веснушчатый постреленок, как она его про себя называла.

— Ветчина! Вы уже хорошо меня знаете! — просиял Снабби. — Чудик, ну-ка, поприветствуй миссис Тикл, как ты это умеешь!

И Чудик, гордый тем, что ему поручили такое ответственное дело, сел на задние лапы и поднял вверх переднюю правую, чем очень заинтересовал Миранду.

— Гляди-ка, какой шустрый! Ну, весь в хозяина! — засмеялась миссис Тикл, ставя на стол поднос. — Оба вы проныры, за вами нужен глаз да глаз! Сейчас принесу яичницу. — И она пошла, посмеиваясь над Снабби и Чудиком.

Вот уж два сапога — пара!

 

Глава VIII

КАК ВЕСЕЛО!

Ужин тоже получился на славу, с простой, вкусной едой — яичницей, ветчиной, горячим какао, печеньем. Где-то на его середине Диану одолела зевота. Миранда немедленно принялась подражать ей: смущенно зевала, показывая мелкие зубки, и похлопывала по рту ладошкой, как это делала Диана.

И Миранда, и Чудик с наслаждением поедали намазанное маслом печенье, сначала слизывая с него масло — Чудик взахлеб длинным розовым языком, а Миранда очень изящно своим маленьким, загнутым вверх язычком.

— Не слишком хорошие манеры, — лениво заметил Роджер. — Слушайте, у меня уже глаза слипаются. Наверное, от тепла разморило. Снабби, а как ты собираешься устроить, чтобы Чудик спал с тобой, а не в кухне? Ведь миссис Тикл наверняка этого не разрешит.

Разумеется, его опасения оправдались. Миссис Тикл появилась в девять часов, намереваясь идти наверх и ложиться спать.

И вам всем пора в постель, — твердо объявила она. — А эту собаку, Снабби, я сейчас отведу на кухню.

Ага, если, конечно, вы не против, миссис Тикл, чтобы она изжевала там половичок, подушки со стульев и все домашние тапочки и полотенца, какие найдет, — серьезно посмотрел на нее Снабби. — Я обещаю оплатить материальный ущерб, если такой случится, но это, знаете, немного накладно для моего кармана.

Миссис Тикл растерялась. Она посмотрела на Чудика, и тот ответил ей немигающим пристальным взглядом.

— Не может он без этого, понимаете? Вот такой уж он жующий пес. Натура у него такая. И, что самое удивительное, он никогда ничего не жует, когда спит со мной. Никогда!

Миссис Тикл незамедлительно приняла решение:

Ладно, тогда пускай спит с тобой, если ты не против всю ночь псиной дышать. Я не допущу, чтобы он что-нибудь сжевал в моей кухне, это исключено.

Я на все готов ради вас, — заявил Снабби, на этот раз немного переигрывая. — На все! Даже псиной дышать. Правда, Чудик?

Чудик постучал хвостом по полу, и Миранда тут же кинулась на него. Пес резко обернулся — обезьяна вскочила ему на спину, ухватившись за длинную шелковистую шерсть.

Чудик с обезьянкой на спине понесся по комнате, безуспешно пытаясь вспомнить, как избавиться от непрошеной пассажирки.

— Перекатись на спину, болван! — крикнул Снабби. — Скорее бухайся на пол!

Как только Чудик перекатился на спину, Миранда вспорхнула с него, как птичка, проскакала по комнате и опять вскочила на плечо Барни.

Ну прямо спектакль! — рассмеялась миссис Тикл. — Так вы идете спать или нет? Я вас здесь одних не оставлю. Не хватало еще, чтоб вы лампу перевернули и пожар устроили! Мне мистер Мартин строго-настрого наказал...

Хорошо, — кивнул Барни, вставая. — Пойдемте, ребята. Давайте свет зажигать не будем, а пойдем, как в старину, со свечами — так интересней. Зажигайте каждый по свечке!

Он подождал, пока все выйдут в прихожую с зажженными свечами, затем погасил керосиновую лампу в гостиной. Миранда немедленно принялась задувать свечки, как только их зажигали, чем порядком всем надоела.

— Эй, Барни! — раздался возмущенный вопль Снабби. — Иди объясни своей бестолковой обезьянке, чтоб не задувала наши свечки! Вот чокнутая!

Барни громко расхохотался.

— Ну, Миранда, насмешила! Ты что же, до сих пор вспоминаешь бабушкин торт? Представляете, недавно мы отмечали бабушкин юбилей — семьдесят лет, кухарка испекла торт, воткнула в него семьдесят маленьких свечек, — объяснял он ребятам. — И Миранда помогала бабушке задувать их. Уж так это ей понравилось!

— Теперь, значит, она будет задувать все свечки, какие увидит, — простонал Роджер. — Перестань, Миранда! Тьфу ты, опять мою задула!

Барни, уйми ее, а то мы так никогда до спальни не доберемся.

Миранду удалось поймать, и после этого маленькая процессия направилась по широкой лестнице на второй этаж. Чудик, как всегда, бежал впереди, а Миранда была надежно зажата под правой рукой Барни, подальше от его свечи.

— Спокойной ночи! — сказал Барни друзьям. — Все наши комнаты рядом, так что, если кто-нибудь ночью испугается, кричите!

Но всем так хотелось спать, что на всякие страхи уже просто не оставалось сил. Кровати оказались очень удобными, одеял хватало, чтобы справиться с любым холодом, хотя в комнатах было не слишком тепло. Снабби решил, что вода в его кувшине слишком холодная, чтобы мыться. Лучше он сделает это утром. Он также решил, что и вещи свои тоже разложит утром. Сейчас это заняло бы у него слишком много времени — разбирать целую кучу одежды на дне шкафа!

Чудик уже спал, растянувшись посредине кровати. Снабби решительно столкнул его к краю и залез под одеяло, радуясь теплому местечку, которое нагрел для него Чудик. С полминуты он полежал, удивляясь, какая полная тишина воцарилась в этом старом доме — ни единого звука не слышно!

А как было бы жутко, если бы кто-то вдруг постучал дверным молотком, как в те далекие времена! Снабби ощутил легкое приятное волнение по этому поводу и тут же крепко заснул. Так крепко, что даже не почувствовал, как Чудик прополз по кровати и улегся ему на живот.

Утро было ясным, солнце сияло так ярко, что снег на пруду начал быстро подтаивать.

— Это хорошо, — заметил Роджер, взглянув в окно, и начал одеваться. — Если снег на озере подтает, а нового не нападает и ночью опять подморозит, то завтра мы сможем покататься на коньках, потому что там будет чистый лед. А сегодня на санках будем кататься.

После «сверхпотрясного», по выражению Снабби, завтрака, состоявшего из овсянки, бекона, яиц и тостов, ребята отправились помочь миссис Тикл. Ее кухня показалась им необъятной. В одном конце был установлен насос, чтобы подавать воду к кухонной раковине. В другом конце располагалась большая дровяная плита, а рядом совсем новая газовая, на которой мисс Тикл и готовила.

В дровяной плите горел огонь — для обогрева кухни, — и обстановка здесь была довольно веселая. Миссис Тикл подняла голову, когда ребята вошли с пустыми тарелками и чашками, и на ее добродушном лице появилась широкая улыбка.

Что нам еще сделать? — спросила Диана. — Я помогу вам мыть посуду.

Нет, это не обязательно, — сказала миссис Тикл. — А вот если бы ты проследила, чтобы каждый застелил кровать, это было бы хорошо.

И еще принести бы дров да почистить керосиновые лампы.

Так, все наверх! — скомандовала Диана, беря на себя руководство. — Роджер, сначала пусть Снабби тебе поможет стелить кровать, а потом ты ему помоги, а то он так ее и бросит. Снабби, ты слышал?

Нет, воспитательница, — ответил Снабби, уворачиваясь от ее пинка.

Вскоре все было сделано, и сделано как положено. Постель Снабби была такой же аккуратной, как и у других. Керосиновые лампы были вычищены, а дров принесено столько, что миссис Тикл сказала, теперь их хватит на неделю. Ей все это понравилось. Снабби решил, что теперь они уже достаточно знакомы, чтобы можно было ее обнять.

— Да ладно, отстань! Чуть не задушил! — отмахивалась она от него. — Ну, ты ловкач, вот ты кто. О господи, опять этот пес утащил мою щетку. Ну, погоди, вот поймаю я его, такую взбучку задам!

Но поймать увертливого Чудика она так и не смогла. Он с восторгом носился по дому, то с ее щеткой в зубах, то с пыльной тряпкой, то со шваброй, пока она не взяла за правило держать всегда под рукой веник и гонять пса, как только он появится.

— Теперь давайте пойдем одеваться, — сказал Роджер, когда все было сделано. — Мне не терпится выйти на снег. Сначала покатаемся на санках, а потом можно в снежки поиграть или еще что-нибудь.

Уже через несколько минут все были одеты для катания на санках: непромокаемые сапоги, шарфы, перчатки, толстые свитеры, куртки. На улице сначала ребятам показалось ужасно холодно, но вскоре они разогрелись. .

Санок у них было двое — каждые на двух или трех человек. Таща их за веревку, ребята направились к ближайшему холму. Чудик, как обычно, попытался умчаться галопом вперед, но не тут-то было. К своему ужасу, он обнаружил, что ноги его утопают в этом мягком белом пуху, таинственным образом покрывшем землю. И впервые ему пришлось двигаться степенным шагом.

Миранда ни за что не хотела слезать с плеча Барни. Снег ей не понравился, хотя ей и пришло в голову, что было бы забавно сунуть пригоршню Барни за шиворот. Она держала свои маленькие ручки за воротом его свитера, и Барни нравилось ощущать их там.

Склон холма был достаточно крутым, чтобы съезжать с него с ветерком. В конце горы все вывалились в снег, покатываясь со смеху. Чудик быстро сообразил, что можно съезжать на санках вместе с Роджером и Снабби, делал это с удовольствием, и его длинные уши, откидываясь назад, хлопали на ветру. Катанье ему понравилось, и он восторженным лаем извещал об этом всю округу. Миранда каталась вместе с Барни и Дианой. Ее немного пугал стремительный спуск с горы, и она, свернувшись клубочком, прижималась к. Барни под курткой.

— Миранда, трусиха! — поддразнивал ее Барни.

Но когда он попытался оставить ее на вершине горы, она наотрез отказалась. Ей хотелось быть с Барни всегда, каждую минуту.

Они катались с горы наперегонки, сначала по двое на санках, потом по одному. Барни легко обошел всех. Никогда еще его синие глаза не были такими яркими, как в этот ослепительный солнечный день. Он был по-настоящему счастлив. Все они были счастливы. Но к полудню Снабби первым почувствовал приступ голода.

— Не может быть, чтобы ты уже проголодался, — не поверил Роджер. — После такого невероятного завтрака! Ты слопал шесть тостов, не говоря уж об остальном. Обедать еще не пора!

Сняв перчатку, он посмотрел на часы. В этот самый момент в морозном воздухе послышался звук колокольчика — это миссис Тикл сообщала, что обед готов.

— Что я вам говорил? — торжествовал Снабби. — Мне на часы смотреть не надо, я и так точно знаю, когда настало время подкрепиться. Чудик, давай рванем в Рэт-а-тэт-хаус наперегонки!

 

Глава IX 

 

ЗИМНИЕ ЗАБАВЫ

Какой запах! Просто слюнки текут, — сказал Снабби, когда они подошли к дому. — Что это? — Рагу! — повел носом Роджер. И он не ошибся, это было рагу — с морковью, луком, репой, петрушкой. Чудик в своем стремлении увидеть, что же это так вкусно пахнет, ухватился зубами за скатерть и чуть не стащил все со стола.

А ну, прекрати! — грозно прикрикнула на него миссис Тикл, успев вовремя оттолкнуть его. — Вот если ты пойдешь со мной на кухню,

то увидишь, какие замечательные косточки из рагу я тебе припасла. А лапы от скатерти прочь!

Как я устала! — плюхнулась Диана в кресло. — А ты, Барни?

Я — не очень, — ответил Барни. — Я ведь привык вкалывать. Раньше я вставал в половине шестого, чтобы успеть подготовить к открытию аттракционы. Работал все утро, потом стоял у входа, продавая билетики, а после помогал напарнику на качелях или еще где-нибудь.

Да, Барни, твоя новая жизнь, наверное, кажется тебе такой непривычной, — приступая рагу, проговорила Диана. — Ты не почувствовал себя странно, когда твой отец нашел тебя и отвез домой в новую семью, которую ты раньше не знал?

Пожалуй, немного, — признался Барни. — Наверное, впервые в своей жизни я чувствовал себя неловко. Казалось, я не умею ни руку пожать правильно, ни поздороваться, ни даже смотреть людям в лицо — за исключением бабушки. С ней я неловкости не испытывал. Но, думаю, отчасти это было потому, что у нее на плече, как и у меня, сидела обезьянка. И обе эти обезьянки — ее и моя — подружились с самого начала. Даже обменялись рукопожатиями.

А твои двоюродные братья и сестра — они хорошие? — спросил Снабби, протягивая тарелку за второй порцией рагу.

Да, очень, — кивнул Барни. — Знаете, странное дело, но я никогда не стыдился, что я циркач. Как не стыдился и любой другой своей

работы. Но когда я познакомился со своими чистенькими и аккуратными братьями — у них даже ногти были чистыми — и увидел их хорошие манеры, я, как бы это сказать... Мне стало стыдно. Захотелось под землю провалиться.

Да ты что! — искренне удивился Снабби. — Могу спорить, ты стоишь шести своих двоюродных братьев! И даже шести таких, как я или Роджер. Я лично считаю, что ты классный парень. Спасибо, Снабби, ты настоящий друг, — растроганно произнес Барни. — Но знаете, что самое интересное: они не только не смотрели на меня свысока из-за того, что я жил в фургонах и палатках и брался за любую работу. Наоборот, они считают, что все это ужасно интересно, и гордятся мной. Вот ведь что удивительно!

Ты этого заслуживаешь, — сказала Диана. — У тебя была тяжелая жизнь — один, без родителей, без семьи. Но ты никогда не сдавался. Я так рада, что мы с тобой познакомились.

Кажется, это было так давно. И сколько потом у нас было интересного, правда, Барни?

Да, — согласился Барни, вставая, чтобы отнести на кухню посуду. — Но я боюсь, теперь так уже не будет. Похоже, когда все идет гладко, столько приключений и тайн не бывает.

Снабби, забыв о правилах хорошего тона, ткнул в его сторону вилкой:

Как ты можешь это знать? Накаркаешь, так и получится. А я вот носом что-то чую.

Это ты остатки рагу чуешь, — засмеялся Барни, — Лучше вставай и помоги мне отнести на кухню пустые тарелки и принести сладкое.

Ладно, — сказал Снабби, поднимаясь со стула. — Ой, — тут же воскликнул он. — Что-то с моими ногами случилось! Я с трудом могу стоять на них.

Роджер и Диана почувствовали то же самое — ноги плохо сгибались и болели при каждом шаге. Барни посмеивался над своими гостями.

— Это от сегодняшнего катанья, — объяснил он. — Мы ведь, наверное; раз пятьдесят, если не больше, поднимались на гору и съезжали с нее.

Дня два будете вот так ковылять, а потом пройдет.

— Я теперь и на самую маленькую горку не заберусь, — расстроенно протянул Снабби. — Ей-богу, на четвереньках придется лезть.

Не знаю, как вы, а я сегодня больше кататься не пойду, это исключено, — объявила Диана, откидываясь на спинку стула. — Но мне совсем не хочется сидеть дома в такой прекрасный день.

А зачем сидеть дома? Мы пойдем на улицу и слепим огромного снеговика. И еще поиграем в снежки, — предложил Барни. — Вот увидишь, у тебя получится!.

Барни был прав. Хотя, выйдя из-за стола и наг нравившись с грязной посудой на кухню, ребята обнаружили, что с трудом могут передвигаться, но постепенно они ожили. А к тому времени, когда они вышли из дома, их ноги могли двигаться уже почти нормально — хотя никто, кроме Барни, не ощущал в себе силы подниматься на гору осанками.

— Снег как раз подходящий, чтобы в снежки играть! — воскликнула Диана, собирая в руку комок снега.

Все надели кожаные перчатки, по опыту зная, как мгновенно намокают шерстяные, и тогда мороз щиплет пальцы и пробирает до костей.

—Я в свою команду беру Диану, а вы остаетесь вдвоем, — сказал Барни. — Диана, ты можешь лепить мне снежки, а я буду кидать. Смотри, вот это наша снежная крепость. Если нас из нее вышибут, значит, победили они. Но мы будем стойко держаться!

Он очертил большой круг для себя и Дианы, а Роджер и Снабби сделали такой же круг для себя. Миранда, конечно, была на стороне Барни, а Чудик — на противоположной.

Боеприпасы скоро были подготовлены, и бой начался. Снабби швырял как попало, но Роджер бил очень метко, и большинство его снежков попадали в цель. Диана ахала, приседала, взвизгивала, в то время как Барни пытался защитить ее, отвечая Роджеру скорострельными очередями. Миранда озадаченно наблюдала за борьбой и, осознав опасность своего положения на плече Барни, перепрыгнула на ближайшее дерево.

Приземлившись на заснеженную ветку, она с большим интересом следила за ходом событий, время от времени подпрыгивала, стряхивая с дерева снег.

Чудик, конечно, совершенно обезумел, как с ним случалось всегда, если между ребятами возникало какое-то состязание.' Он носился кругами, путаясь у всех под ногами, и в конце концов для чего-то принялся рыть в снегу огромную нору, осыпая всех сзади себя холодной снежной пылью. Бой продолжался до тех пор, пока не обозначился явный перевес Барни, который, оставив свой круг, начал наступление на запыхавшихся Роджера и Снабби. Те уже не успевали уклоняться от его метких бросков.

— Мир! Мир! — закричал Снабби.

Диана тоже поддерживала наступление и безжалостно закидала его снежками, когда, поскользнувшись, Снабби упал в сугроб.

— Ладно уж, вы победили! — тяжело дыша, проговорил Роджер и тоже бухнулся в снег. — Б жизни еще не играл так в снежки! Мир, Диана, мир! Не смей толкать мне снег за шиворот!

Чудик, на помощь!

Но самое смешное в тот день началось, когда Миранда вдруг поняла суть этой перестрелки. Она сидела на дереве, удивленно глядя, как ребята лепят снежки и бросаются ими друг в друга. И внезапно ее осенило — она постигла смысл игры!

Быстро спрыгнув с ветки, обезьянка собрала своими крошечными ручками горсть снега и сжала его в маленький плотный комочек. А потом ловко запустила им в Чудика и попала ему прямо по носу. Чудик ошарашено взвизгнул и зарычал.

— Меткий бросок, Миранда! — крикнул Барни и заразительно засмеялся. — Ребята, вы видели? Миранда влепила снежком Чудику по носу! Берегись, Чудик, она уже второй лепит.

Миранда решила, что это отличный способ насолить Чудику, но, конечно, вскоре ее ручки ужасно замерзли, и, хныча от боли, она вспрыгнула на плечо Барни, где поспешила сунуть закоченевшие пальчики ему за теплый воротник.

— Эй, что ты делаешь! — подскочил он. — Додумалась — снег мне за шиворот совать! Или это твои холодные ручки? Ладно, тогда грей, мне не жалко.

Снег был очень подходящим и для того, чтобы лепить снеговика. У Снабби вдобавок родилась грандиозная идея построить еще снежный дом.

— Ты, Барни, с Мирандой и Дианой лепи снеговика, — сказал он. — А мы с Роджером будем строить дом. Настоящий маленький снежный домик — с трубой и всем, что положено.

Барни и Диана принялись за снеговика, и у них довольно быстро получился толстяк с массивной круглой головой и большими ступнями.

— Его зовут мистер Снежнинг, — посмеиваясь, объявила Диана. — Надо бы ему шляпу найти.

Роджер и Снабби трудились над своим снежным домом. Они попросили у миссис Тик л две широкие лопаты, что заметно ускорило работу.

Постепенно появились округлые стены высотой с них самих. С большим трудом им удалось соорудить крышу, которая не проваливалась. Она была круглая, как у эскимосских иглу.

— А теперь окно! — увлеченно проговорил Снабби. — Чудик, отойди отсюда. Иди вертись около снеговика, а не здесь. А то сейчас тебя в крышу замуруем!

Они проделали маленькое круглое окошко и оставили отверстие для входа. Когда работа была закончена, оба ощутили законную гордость.

— Настоящий снежный дом, — довольно сказал Снабби. — Такой большой, что и сидеть можно. Роджер, давай залезем туда на минутку, посмотрим, как это люди живут в снежных домах.

Они протиснулись внутрь и сели на пол. Снабби выглянул в окошко.

— Мне видно окно нашей гостиной, — сообщил он. — И там миссис Тикл убирает. Ой-Ой-ой, что-то я замерз! Может, костер разведем в нашем домике?

Это рассмешило Роджера. Чудик подошел узнать, над чем они смеются, и попытался тоже пролезть через дверь внутрь. При этом он чуть не своротил часть стены, чем вызвал бурные протесты Снабби.

Какой ты неуклюжий, Чудик, — обругал хозяин пса и вытолкал наружу. — Уже разрушил одну ногу снеговика — кроликов, что ли, под ним искал? Я в тебя. снежком залеплю, если будешь так себя вести.

Пора вылезать, — сказал Роджер. — Холодно здесь сидеть. Не представляю, как эти эскимосы Живут в своих снежных домах. Я бы в таком вмиг закоченел.

Он осторожно выбрался наружу, Снабби последовал за ним. Миранда, подбежав, с любопытством наблюдала за ними. Что это они такое делают? Она запрыгнула в дом через окошко, а потом нахально выглянула из него. Чудик бросился было на нее, но Снабби схватил его за ошейник.

— Ну нет! Если ты затеешь с Мирандой драку в нашем снежном доме, то ему конец. Роджер, Барни, может, пойдем домой? Наверное, уже чай скоро, во всяком случае, так подсказывают мне мои часы — которые в животе. И от горячего чая я бы сейчас не отказался.

Усталые, но довольные, ребята уселись за поздний чай. Диана пожаловалась, что она, пожалуй, не сможет поднять большой коричневый чайник.

— Мы забыли задернуть занавески на окне. Я сначала хотел, а потом забыл. А теперь, боюсь, я и со стула встать не смогу! — простонал Роджер.

Свет лампы, висящей над столом, падал из окна на снег, освещая часта снежного дома и рядом большого снеговика.

— У него такой вид, будто он смотрит на нас с тоской, — сказал Снабби. — Могу спорить, ему хочется войти и присоединиться к нам. Бедный мистер Снежнинг!

Снабби поднес чашку ко рту, рассеянно глядя в окно. Вдруг он поставил ее на стол, взгляд его стал пристальным.

— Ха! Смотрите-ка! Кто это там, за нашим снежным домом? Кто-то стоит и не шевелится.

Видите?

Все посмотрели в окно, но никого и ничего не увидели.

— Это же снеговик, болван! — засмеялся Барни. — Не пугай Диану. Ну кто бы мог прийти и смотреть в наше окно в такое время в этом безлюдье?

— Не знаю, — неуверенно протянул Снабби, не отводя глаз от окна. — Теперь я тоже ничего не вижу. Наверное, показалось. Но, честное слово, очень было похоже, что кто-то там стоит неподвижно, как столб, и пялит на нас глаза.

Барни встал и задернул до конца занавески.

— Говорю вам, это был снеговик, только и всего. Хотя, конечно, ему, бедняге, не слишком весело стоять на холоде и смотреть, как мы тут едим всякие вкусности в теплой комнате. Спокойной ночи, мистер Снежнинг. Завтра увидимся.

 

Глава X 

 

ЧЬЯ ПЕРЧАТКА?

Не может быть, чтобы там был кто-то чужой, — сказала Диана. — Чудик бы залаял.

— Да, это точно, — согласился Снабби, успокаиваясь. — Значит, просто показалось.

Роджер и Барни, не сговариваясь, решили промолчать, хотя оба понимали, что Чудик мог не услышать шаги на снегу, и, конечно, он не мог никого увидеть в окно. Им не хотелось пугать Диану, и оба искренне полагали, что Снабби ошибся. Тем не менее Барни решил утром выйти и посмотреть, нет ли следов — если он сумеет отличить чужие от их собственных. Разговор вскоре перешел на другое, и все забыли об испуге Снабби. Нахваливая, ребята уплетали поданный миссис Тикл ужин, потом, как обычно, отнесли грязную посуду на кухню. Миранда собрала вилки и гордо вручила их кухарке.

— Ишь ты! Соображает! — растаяла миссис Тикл. — Но как ты можешь, Барни, постоянно носить ее на плече, не представляю. Да еще позволяешь ей греть руки у себя за шиворотом!

В половине девятого все уже спали — но не в кроватях. Нет, они заснули в креслах у камина с книжками на коленях или уронив их на ковер. Чудик тоже задремал, тихонько повизгивая во сне — гонял, наверное, мышь или кролика. Миранда, по своему обыкновению, устроилась у Барни за пазухой, и ее видно не было, но, несомненно, она тоже спала.

Такими их и застала миссис Тикл, когда вошла в гостиную спросить, не хочет ли кто-нибудь горячего молока перед тем, как идти спать, потому что ночь выдалась холодная.

— Молочка горяченького никто не... — начала она и изумленно смолкла.

Ну и ну, все, как один, спят! Видно, так за день убегались, что и до кроватей не дошли!

Она разбудила их, и, к своему величайшему удивлению, ребята обнаружили, что они не лежат в своих теплых постелях, как им казалось, а сидят одетые в креслах у камина. Вот что значит весь день прокататься на санках и проиграть в снежки. Зевая и постанывая, они поднялись и побрели в свои комнаты. Миссис Тикл, посмеиваясь, шла впереди.

— Ну, раззевались, зеваки!

Быстро спрыгнув с ветки, обезьянка собрала своими крошечными ручками горсть снега и сжала его в маленький плотный комочек. А потом ловко запустила им в Чудика и попала ему прямо по носу.

Однако на следующее утро все были бодрыми и веселыми, хотя у всех, кроме Барни, болели ноги. Уплетая за завтраком поджаренные сосиски, друзья смотрели в окно. Поверхность озера совершенно очистилась от снега и соблазнительно блестела голубоватым льдом.

А может, сегодня с утра на коньках покатаемся? — предложил Барни. — Или вы совсем не в форме?

Вряд ли я смогла бы заставить свои бедные мышцы втаскивать санки на гору, но кататься на коньках — это другое дело! — сказала Диана. — Я бы, пожалуй, попробовала, тем более, что при этом будут заняты другие мышцы.

Они справились со своими обычными утренними обязанностями, с готовностью помогли миссис Тик л. Узнав, что дети собираются идти на озеро кататься на коньках, она снабдила каждого пакетом печенья.

Коньки — дело такое, вмиг проголодаетесь, — сказала она. — Перекусите немного, и тогда, может, за обедом не будете все заглатывать, как голодные волки.

Мне придется задержаться, чтобы зашить дырку на свитере, — с сожалением сообщила Диана. — Я его вчера порвала, и, если сразу петли не подхватить, он весь распустится. Я к вам потом на озере присоединюсь, мальчики.

И она пошла к миссис Тикл взять у нее иголку, а ребята отправились с коньками на озеро: По дороге они остановились полюбоваться на вылепленного вчера снеговика.

— Красавец, настоящий красавец! — похвалил его Барни. — Таких больших я еще никогда

не видел. Надо было на него еще какое-нибудь старое пальто напялить, чтобы он совсем как настоящий смотрелся!

Знаете что? Давайте проверим, нет ли здесь чужих следов, — предложил Роджер, вспомнив, как испугался Снабби накануне вечером.

Нет-нет, не надо! — запротестовал Снабби, Ему было стыдно, что он попусту поднял тревогу. — Просто у меня вчера глаза устали от снега, вот и мерещилось всякое!

Все равно быстренько взглянем, — решил Барни.

Он обошел вокруг снеговика, но ничего особенного не заметил. Только множество перепутанных следов, оставленных вчера их собственными сапогами.

Потом он оглядел снежный дом и снег вокруг него. И здесь переплетались сотни следов, и невозможно было определить, есть ли среди них чужие. Правда, цепкий взгляд Барни отыскал несколько, которые, по его мнению, отличались от остальных, но ручаться он бы не стал.

— Пойдемте, ничего здесь нет, — сказал он. — Видно, и правда Снабби померещилось.

Снабби захотелось просто так забежать в свой снежный дом. Он посидел там немного, воображая себя эскимосом в своем иглу. Потом, слыша, что голоса Барни и Роджера удаляются, встал и, пригнувшись, собрался выйти наружу. Вот тут-то он и увидел перчатку. Она лежала, наполовину втоптанная в снег, у края входного проема. Снабби удивленно уставился на нее, потом поднял, решив, что ее обронили Барни или Диана.

Но перчатка была большая, связанная из толстой темно-синей шерсти. Никому из них она не пришлась бы по руке. Снабби повертел находку, ощущая, как быстро забилось сердце. Значит, вчера вечером здесь кто-то был! Кто-то смотрел на их освещенное окно, следил за ними! Эта мысль не доставила ему удовольствия.

— Барни! Роджер! — закричал Снабби и бросился догонять друзей. — Подождите! Мне надо вам что-то сказать!

Они обернулись, услышав тревогу в его голосе. Чудик, убежавший с ними вперед, сразу повернул обратно и, увязая в снегу, прыжками двинулся к Снабби.

Что там у тебя? — спросил Роджер.

Посмотрите, что я нашел в нашем доме, — сказал запыхавшийся Снабби. — Перчатка! Я как раз вылезал из дома и вдруг вижу — лежит! И, уж конечно, она не наша — такая здоровенная.

Да, не наша, — согласился Роджер. — У нас у всех кожаные перчатки. У Барни тоже. Это чья-то еще. А не мог ее Чудик откуда-то притащить и бросить там?

Нет, это исключено. Он даже не забегал в снежный дом. Он же убежал с вами. Я знаете что думаю? Я думаю, кто-то все-таки там вчера был.

Но только зачем? Торчать там в темноте на холоде. ..

— Смотри не проболтайся Диане и миссис Тикл, — предупредил Роджер. — А то они испугаются до смерти. А ну как это все так, ерунда какая-нибудь? В любом случае сейчас мы ничего не можем сделать. Придется последить сегодня вечером, тогда, может быть, что-то и увидим. Хотя все это, конечно, довольно странно.

— А может такое быть, что кто-то вчера вечером залез в наш снежный дом, спрятался там и следил за нами? — спросил Снабби. — И я, наверное, как раз видел, как кто-то или входил в него, или выходил.

Они сели у края сверкающего замерзшего озера и стали надевать коньки. У Барни были отличные новые, подаренные ему на Рождество бабушкой. Он еще никогда в жизни не стоял на коньках, и ему не терпелось попробовать. Его, как и Роджера, озадачила обнаруженная Снабби перчатка, но стоило Барни встать на лед на вихляющихся под ним коньках, как странная находка начисто вылетела из головы.

Снабби и Роджер считали себя бывалыми конькобежцами. При этом Снабби, как ни странно, катался лучше, чем Роджер, и вскоре умчался вперед, призывая за собой остальных.

Чудик разволновался при виде своего хозяина, буквально летящего надо льдом, так быстро и легко он двигался. С возбужденным лаем пес бросился со снега на лед и попытался галопом догнать мальчика. Но, к своему изумлению, обнаружил, что все четыре лапы выскользнули из-под него, и он едет на собственной спине, как у него это иногда получалось на скользком паркете. Однако здесь, на гладком льду, встать на ноги оказалось гораздо труднее, чем в прихожей с натертым полом. Каждый раз, пытаясь встать, пес шлепался снова. Наконец, беспомощно оглядываясь, он сумел сесть на задние лапы.

— Не везет тебе, Чудик! — крикнул Снабби, гоняя вокруг него кругами. — Что-то ноги тебя не слушаются, да? Научись для начала хотя бы спокойно ходить.

Чудик прыжком вскочил, намереваясь последовать за Снабби, и, конечно, опять потерял равновесие, лапы его расползлись в стороны, и он уткнулся носом в лед. Кое-как он опять сел и отчаянно взвыл.

— Ладно, я отнесу тебя обратно на берег, — сжалился над ним Снабби. — Но только больше не глупи, оставайся там.

Роджер, выйдя на лед, сначала катался осторожно, боясь упасть, но вскоре освоился и осмелел. Барни стоял, глядя на Снабби, восхищаясь легкостью, с которой тот парил надо льдом. Оказывается, задача в том, чтобы не потерять равновесия, а в этом Барни был не новичок. Разве не ходил он сотни раз по канату? Не стоял на спине скачущей лошади, когда она красивым галопом неслась по краю арены?

Недолго думая, Барни шагнул на лед и заскользил ровно и ритмично. Он освоился почти мгновенно. Ощущение было такое, словно у него на ногах выросли крылья.

— Эге-гей! Как здорово! — кричал он. — И почему я раньше на коньках не катался?

Роджер и Снабби пораженно следили за ним. Всего год-два назад им самим пришлось пройти через все неприятности долгого и болезненного обучения катанию на коньках. Сколько раз они падали, теряя равновесие и набивая себе шишки, поднимались и вновь шлепались на лед, прежде чем смогли проехать несколько шагов. И вот, пожалуйста, старина Барни с первого раза летит со скоростью тридцать миль в час, как будто всю жизнь только тем и занимался, что катался на коньках. Вы посмотрите, что делает: гоняет кругами, потом опять бросается вперед! На скорости тормозит и снова выписывает круги! Ну и Барни!

Обманщик, ты и раньше умел кататься! — крикнул Снабби.

Нет, не умел! Это первый раз! — откликнулся Барни. Его синие глаза сияли. — Это так здорово! Лучше, чем на велосипеде! Лучше, чем на лошади!

В этот момент на лед вышла Диана. Она тоже остолбенела, увидев, как уверенно катается Барни с Мирандой на плече. Обезьянка явно была в восторге от этой новой игры. Диана двигалась по льду легко и изящно. Она подъехала к Барни и протянула ему руку.

— Давай кататься вместе. Да, вот так — держи меня за руку. Слушай, Барни, да ты отлично катаешься!

Весело было скользить по синему льду в это ясное зимнее утро! Правда, Роджер несколько раз падал, потом со стоном вставал, потирая коленку или локоть, завидуя остальным, особенно Снабби. Снабби катался не с таким изяществом, как Диана и Барни, но, как обычно, был неистощим на всякие дурацкие трюки: то подпрыгивал в воздух на полном ходу, то крутился волчком до тех пор, пока не падал от головокружения, — одним словом, вел себя, по выражению Дианы, очень «по-снаббски».

Ребята отлично провели время на льду и были очень рады печенью, которое вручила им предусмотрительная миссис Тикл. Они щедро поделились им с Чудиком и Мирандой.

— Давайте после обеда опять пойдем кататься, — предложил Барни.

Ему казалось, что он никогда не насладится вдоволь этим легким, стремительным полетом в морозном воздухе. И весь день они провели на озере. Лед на нем был совершенно чистым, за исключением дальнего края, где над ним нависали деревья, сохраняя слой снега.

К вечеру ребята очень устали — так устали, что сразу же после ужина отправились наверх в свои комнаты. Миссис Тикл была удивлена — и одновременно обрадована, потому что теперь и она могла лечь спать пораньше.

Могу спорить, что сегодня ночью ничто на свете не сможет меня разбудить! — объявил Снабби, подавив огромный зевок.

Гроза бы разбудила, — вяло заметила Диана. — Я, например, от грозы всегда просыпаюсь.

Нет, меня гроза не разбудит. И землетрясение тоже. И даже бомба! — заверил ее Снабби.

И ошибся. Ошибся так, как никогда еще не ошибался.

 

Глава XI

 

НОЧНОЙ ПЕРЕПОЛОХ

Снабби заснул едва ли не раньше, чем залез в кровать. Разыскивая на ощупь свою пижаму, он почувствовал, как у него слипаются глаза, а через секунду отключился. И даже не видел ничего во сне.

Остальные были почти в таком же состоянии. Даже крошка Миранда утомилась, проведя весь день на морозе, и нырнула под одеяло в ногах у Барни еще до того, как он сам успел лечь.

Последней в доме легла спать миссис Тикл. Но она не прокаталась весь день на озере, поэтому, не .торопясь, разделась, аккуратно сложила все свои вещи, умылась ледяной водой, расплела косы и расчесала волосы щеткой.

Славные ребята, думала она, всегда готовы помочь, всегда все делают вместе. Но этот Снабби — ну, пройдоха! «Этот из всей четверки самый лучший», — подумала миссис Тикл, опять заплетая в косы свои длинные волосы.

«Уж эти его веснушки, эти его шуточки! Напоминает мне моего Тома, каким он когда-то был. Вечно проделки на уме, и ловкий, как обезьяна. Да, ловкий, как эта Миранда! Не понравилась она мне сначала, малышка эта. Но уж больно забавная. А пес этот, Чудик! Более подходящего имени и не придумаешь. Весь день чудит — таскает у меня одежду, щетки, а потом прячет где-то».

Проделав все, что она со своей обычной аккуратностью делала каждый вечер: прочтя молитву, почитав Библию и намазав кремом огрубевшие руки, — миссис Тикл наконец улеглась.

Она погасила свет и укрылась одеялом, прижав к себе горячую грелку. И, как и ребята, крепко заснула.

Ночь выдалась тихая, морозная. Не было слышно ни звука — даже сова от холода не ухала. Она печально взмахивала своими бесшумными крыльями, высматривая мышей. Но не могла их увидеть. Мыши прятались глубоко под снегом, спасаясь от холода в своих уютных норках.

И вдруг страшный грохот расколол тишину. Он прокатился эхом по старому дому и в мгновение ока поднял на ноги всех его обитателей.

Никто не мог понять, в чем дело. Шум раздался в то время, как ребята спали, а когда проснулись, только эхо его еще звучало у них в ушах.

Снабби в страхе подскочил на кровати. Диана съежилась под одеялом. Роджер сел, а Барни выскочил из кровати и встал посреди комнаты. Миссис Тикл натянула на голову одеяло. «Гроза, видно!— подумала она. — О господи, как шарахнуло!»

Чудик сердито залаял не столько от страха, сколько от раздражения. Он так сладко спал — даже ухом не подрагивал, — и вдруг без всякого предупреждения этот ужасный грохот. — Роджер, который спал в одной комнате со Снабби, окликнул друга со своей кровати:

Снабби, ты слышал этот грохот? Как ты думаешь, что это было?

Конец света, наверное, что же еще? — ответил Снабби. Его сердце все еще не могло успокоиться— Вряд ли это гроза. Смотри, небо чистое и звезды видны.

Я пойду к Диане. Она, наверное, испугалась, -—сказал Роджер.

Выскользнув из кровати, он побежал в спальню Дианы. На лестничной площадке он столкнулся с Барни, у которого в руке был фонарик.

— Привет! Ты слышал, как громыхнуло? Что это было? — спросил Роджер. — Какой-то взрыв?

— Вряд ли. Сам не знаю, что это было, — сказал Барни. — Я крепко спал. Но по звуку это где-то очень близко.

Они вошли в комнату Дианы.

— Диана, как ты? Все в порядке? — спросил Роджер сестру.

Она все еще лежала, укрывшись с головой одеялом. Высунувшись, она посмотрела на него в неярком свете ночника.

Ой, Роджер, Барни! Что это было? — спросила она дрожащим голосом.

Понятия не имею. Может, гром, — сказал Роджер, стараясь говорить беззаботным голосом.

Ему было невыносимо видеть, как испугана Диана.

Ты не волнуйся, — добавил Барни. — Небо ясное, и больше такого грохота не будет.

Но не успел он договорить, как страшный шум раздался вновь. И на этот раз они услышали его совершенно четко, а не сквозь сон.

РЭТ-А-ТЭТ-ТЭТ!.. РЭТ-А-ТЭТ-ТЭТ!..

Шум прокатился эхом по всему дому и постепенно затих. Испуганно вскрикнув, Диана вновь исчезла с головой под одеялом. Роджер схватился за руку Барни.

— Дверной молоток! Кто-то стучит в дверь этим огромным дверным молотком! Господи, кого могло сюда принести среди ночи?

— Может быть... Может быть, это мой отец? — неуверенно произнес Барни, — Нет, он бы позвонил. Да, что-то мне не очень хочется идти открывать дверь.

За дверью спальни Дианы вспыхнул свет — его зажгла миссис Тикл. Ей тоже было страшно вылезать из кровати, но она чувствовала, что должна пойти проверить, как там ребята. Ее трясло так сильно, что она с трудом произносила слова.

Что это б-было? — спросила она. — Кто-то в д-дверь стучал? Ночь-полночь на дворе! Я дверь открывать не пойду. Я и вниз-то боюсь спуститься! Вся дрожу как осиновый листок! А знаете что? Давайте вот как сделаем, — произнес Барни как можно более уверенным тоном, — высунемся в окно над парадной дверью и спросим, кто там. Может быть, кто-то заблудился и просит о помощи.

К этому моменту к ним присоединился Снабби с перепуганным Чудиком, который то и дело рычал, но лаять не решался.

Вот зачем, Снабби, ты говорил, что в эту ночь тебя ничто не разбудит! — укоризненно посмотрела на него Диана. — Всегда что-нибудь происходит, когда ты заявляешь такие глупости.

Ладно, пойдемте крикнем в окно. Или, может быть, вы, миссис Тикл, останетесь здесь с Дианой?

Да, уж я лучше здесь останусь — побуду с Дианой, а она со мной побудет, — ответила миссис Тикл. — Только учтите, если это кто-то заблудившийся, не впускайте его, пока мне не скажете. Разбудить нас вот так среди ночи! Какое безобразие!

Мальчики вместе с Чудиком и Мирандой прошли по лестничной площадке к большому окну, расположенному над парадной дверью. С большим трудом они отворили его.

За окном все было покрыто толстым слоем снега, снеговик и снежный дом Снабби тускло белели при свете звезд. Барни высунулся из окна, стараясь при свете фонарика разглядеть, кого это там принесло среди ночи.

— Эй, кто там? — крикнул он. — Кто там стучит?

Все, затаив дыхание, ждали ответа. Но ответа не было. Снизу не раздалось ни звука. Барни крикнул опять:

— Кто стучал в дверь? Ответьте, пожалуйста.

Но и тут никто не ответил. Ночь была тихой и безветренной. Барни закрыл окно и поежился — поток холодного воздуха обжигал лицо.

Там никого нет, — сказал он. — И все тихо, никаких звуков.

Может, нам спуститься и открыть дверь — на всякий случай? — предложил Роджер.

На какой это случай? — спросил Барни, запирая окно на задвижки.

Ну, на случай, если там кто-то больной или совсем выбился из сил, — ответил Роджер.

Тот, кто смог так громко стучать дверным молотком, не может быть больным или без сознания, — мрачно проговорил Барни. — И мы не пойдем вниз! Это исключено.

Они вернулись к миссис Тикл и Диане.

— Никого там нет, — коротко сообщил Барни.

Миссис Тикл опять задрожала — отчасти от холода, отчасти от страха.

— Неужели это мистер Никто, — чуть заикаясь, проговорила она, — который появлялся здесь много лет назад и колотил в дверь, чтобы предупредить хозяев, что в их доме предатель?

Чепуха! — усмехнулся Роджер. — Ерунда на постном масле! Это всего лишь бабушкины сказки. Сами подумайте, миссис Тикл, какой сейчас в доме предатель может быть? Я думаю, это просто чьи-то дурацкие шутки.

Что ж, если так, мы на это не попадемся, — твердо сказал Барни, хотя в душе и сомневался, что это шутка. — Сейчас мы вернемся в спальни, ляжем в кровати, согреемся и заснем. А утром проведем небольшое расследование — проверим следы у входной двери. Этот мистер Никто должен был подойти к крыльцу и подняться по ступенькам, и мы по крайней мере сможем увидеть, какого размера у него ноги — большие, средние или маленькие.

Да, это правильно, — согласился Снабби. — Тогда чего мы ждем? Пойдемте спать.

Диана, я лягу на кушетке в твоей комнате, — сказала миссис Тикл. — Нам вдвоем будет спокойнее. Ты ведь не против?

Да, конечно, так лучше, — поспешила согласиться Диана.

И добрейшая миссис Тикл сходила за своими одеялами и грелкой и постелила себе на кушетке у противоположной стены в спальне Дианы. Диане было приятно сознавать, что она в комнате не одна, а миссис Тикл тоже было спокойнее в компании с Дианой. Ну и перепугал их этот мистер Никто!

Снабби и Роджер несколько минут обменивались впечатлениями, а потом Снабби опять крепко заснул. Барни в соседней комнате какое-то время ломал голову над происшествием: этот таинственный ночной стук, и, самое главное, никого не оказалось у двери! В старую легенду он не верил.

«Завтра утром что-нибудь прояснится», — подумал он, поворачиваясь на другой бок.

— Ой, извини, Миранда, я тебя придавил?

Обезьянка так испугалась внезапного грохота, что забилась как можно дальше под одеяло Барни и свернулась калачиком у его ног.

Настенные часы в прихожей пробили один раз. «Половина первого», — подумал Барни.

Ну, берегитесь, мистер Никто! Кто бы вы ни были, завтра мы начнем расследование, и тогда вам несдобровать!

 

Глава XII 

 

КУДА УШЕЛ МИСТЕР НИКТО?

Разойдясь по своим спальням, все быстро заснули. Все, кроме миссис Тикл. Дело в том, что в отличие от ребят, прокатавшихся на коньках целый день, кухарка вовсе не валилась с ног от усталости. Устроившись на кушетке, она еще долго не спала, тревожные мысли лезли в голову.

Без пятнадцати семь она бесшумно соскользнула с кушетки в комнате Дианы, надела халат и тихонько открыла дверь, чтобы вернуться в свою комнату. Пора было одеваться, идти на кухню и начинать готовить завтрак.

Немного погодя в комнату Роджера вошел Барни, чтобы, одеваясь, обсудить с ним и Снабби ночное происшествие. Теперь никто из них не испытывал страха. Они говорили о таинственном грохоте даже немного насмешливо. За окном ярко светило солнце, и снег ослепительно сверкал под его лучами. И мысли о веселом катании на коньках и санках вытеснили из головы тревоги прошлой ночи.

В дверь постучала Диана.

Мальчики, вы уже готовы идти завтракать?

Я —да.

Мы тоже, — крикнул Роджер и открыл дверь. — Предлагаю сначала пойти взглянуть на этот дверной молоток, которым кто-то так силь

но грохал прошлой ночью.

Все согласились, поэтому первым делом ребята, сбежав по широкой лестнице вниз, направились к парадной двери. Чудик, как обычно, летел впереди.

Мы входили через эту дверь только один раз, когда приехали, — сказал Барни. — А потом мы все время пользовались боковой дверью.

И после нашего приезда снегопада не было, — задумчиво проговорил Роджер. — Что же получается со следами? Мы подъехали на машине к самому крыльцу...

Значит, на подъездной аллее должны быть только следы шин, а на ступеньках крыльца наши собственные следы к двери, — заключил Барни. — Из этого следует, что теперь там должны появиться еще и другие следы — мистера Никто.

На ступеньках они будут перепутаны с нашими, к сожалению. Но на подъездной аллее наших следов нет. Ого, как трудно открыть эту дверь.

Еще бы не трудно! Две большие задвижки — вверху и внизу, два замка, да еще и толстая цепочка! Замки сначала заело, но в конце концов они повернулись, и ребята смогли открыть тяжелую дверь.

— Мы даже еще ни разу не видели этот дверной молоток! — сказала Диана, с любопытством оглядывая наружную сторону двери.

Дверной молоток был великолепен. Он имел форму большой львиной головы, и, чтобы им воспользоваться, надо было схватиться за чугунный завиток львиной гривы, приподнять молоток и стукнуть. Диана и мальчики изумленно рассматривали его. Они еще в жизни не видели таких внушительных дверных молотков. Неудивительно, что он стучал так оглушительно громко!

— Я только потрогаю! Интересно узнать, насколько он тяжелый, — сказал Снабби, хватаясь за ручку, то есть за завиток львиной гривы.

Он приподнял молоток, но тот оказался таким тяжелым, что Снабби не смог удержать его.

БУХ! — прокатилось по дому.

Чудик в ужасе слетел со ступенек, а Миранда метнулась к Барни под куртку. Диана, вздрогнув, негодующе обрушилась на Снабби:

Прекрати! Терпеть не могу, когда меня так пугают. Ну почему ты такой осел, Снабби?

Извини, — пробормотал Снабби, сам порядком испугавшись. — Я же не знал, что он такой тяжелый.

В прихожую выбежала миссис Тик л с лицом, белым от страха.

— Что здесь... — начала она и тут увидела стоящих у открытой двери ребят. — Ох, слава тебе, господи, а то я уж думала, опять этот мистер Никто. Хотела высказать ему, что я о нем думаю.

Это всего лишь я, — признался Снабби. — Извините, миссис Тик л. А молоток и правда жуть какой огромный. Неудивительно, что он нас всех разбудил ночью. Этот мистер Никто, должно быть, крепкий парень, чтоб вот так им молотить.

Возможно, но ты так больше не делай, а то ваш завтрак будет испорчен, — все еще хмурясь, сказала мисс Тикл. — Я уронила яйцо, которое держала в руках, и оно разбилось об мою туфлю, видишь?

Чудик, иди оближи! — скомандовал Снабби, но, опередив спаниеля, Миранда уже была на полу и с огромным наслаждением вылизывала яичный желток.

Фу, Миранда, как ты можешь! — с отвращением проговорила Диана.

Давайте искать следы, — напомнил Роджер и начал обследовать верхнюю ступеньку.

Но путаница следов перед дверью, как и на дорожке у крыльца, дела не прояснила. Под множеством ног снег спрессовался, и было невозможно отличить одни следы от других.

Когда мы приехали, то все остановились здесь, — сказала Диана. — Твой отец, Барни, и нас четверо. И еще Чудик, конечно, прыгал по всюду. А вот следов от лапок Миранды здесь не будет — она все время сидела на плече у Барни.

Зато будут следы от чемоданов, — заметил Барни. — Да вот они, повсюду.

Стараясь держаться ближе к краю крыльца, чтобы не оставлять лишних следов и не усиливать путаницу, друзья сошли по ступенькам на подъездную аллею и только тут обнаружили что-то действительно интересное.

Разумеется, здесь были следы автомобильных шин — они тянулись по аллее и заканчивались перед входом, потом разворачивались и шли обратно. Но, кроме них, была еще странная цепочка следов. Совершенно отдельно она тянулась от соседнего заснеженного газона, пересекая аллею. Ребята прошли вдоль следов и оказались на площадке, где вчера играли в снежки. Здесь следы терялись.

— Смотрите! — вдруг взволнованно выкрикнул Барни. — Вот эти следы не наши — они слишком большие! Их оставил кто-то в гигантских сапогах, резиновых, как у нас, но на много размеров больше.

Ребята внимательно осмотрели отпечатки сапог. Да, несомненно, они принадлежали не им. Как жаль, что они теряются среди других, их собственных, и невозможно проследить их путь. Надежда на то, что их можно будет отыскать еще где-то, не оправдались.

— Давайте пройдем по ним назад, к двери, — предложил Роджер. — Все смотрите себе под ноги, чтобы не затоптать их.

Ребята пересекли газон и подошли по подъездной аллее к каменным ступенькам, где, разумеется, незнакомые следы смешивались с остальными.

К двери подошла миссис Тикл, и вид у нее был довольно раздраженный.

Я когда-нибудь дождусь вас на завтрак?

И что это вы бегаете здесь даже без курток — простудиться захотели?

Миссис Тикл, не сердитесь. Лучше посмотрите, что мы нашли! Следы мистера Никто! — сообщил Снабби. — Идите посмотрите!

Миссис Тикл сразу же насторожилась. Она опасливо, боясь поскользнуться, спустилась по ступенькам парадного входа. Ребята с гордостью продемонстрировали ей следы, ведущие к крыльцу.

Идите за нами, мы вам покажем, где они начинаются, — сказал Роджер, провожая ее к площадке, где они играли в снежки. — Видите,

здесь они теряются. Но мистер Никто вышел отсюда, прошел по газону, пересек подъездную аллею, а потом, наверное, поднялся по ступенькам и постучал в дверь.

Верно. Но почему только одна цепочка? — недоуменно произнесла миссис Тикл.

Потому что он был один! — фыркнул Снабби, решив, что миссис Тикл временами туго соображает.

Это-то понятно. Но почему нет следов от крыльца? Я хочу сказать, он ведь должен был вернуться, не так ли? А следов, ведущих от дома, нет!

Почему-то никто из ребят до сих пор не обратил на это внимания. Барни озадаченно сдвинул брови. Какие же они болваны!

— Да, мы, признаться, об этом не подумали. Так разволновались, когда увидели следы, что никому и в голову не пришло поискать обратные.

Но это ужасно! — воскликнула Диана. — Как может кто-то подойти к нашей двери, постучать и потом не уйти? Он ведь не стоит здесь сейчас! Тогда как же он ушел?

Слушайте, вы когда-нибудь пойдете завтракать? — дрожа от холода, спросила миссис Тикл. — Вы у меня все сляжете с простудой,

если пробудете здесь еще хотя бы минуту. Предоставьте мистеру Никто самому разбираться со своими странностями и идите в дом.

Молча они вернулись в дом. Действительно, это очень и очень странно, что нет обратных следов — только следы к двери! Каким образом мистер Никто, как они все теперь его называли, мог уйти, если не на собственных ногах? Это не просто загадка, это настоящая тайна!

Ребята сели за стол, положили себе в тарелки горячей овсянки. Снабби вспомнил, как он испугался два дня назад, когда ему показалось, что кто-то стоял около снежного дома во время их ужина. Он напомнил об этом остальным.

Могу спорить, это был мистер Никто! — сказал он. — И, уверен, его перчатку мы нашли в снежном доме!

Правильно! — поддержал его Роджер. — И теперь мы знаем, что это человек с большими ручищами и ножищами, и у него только одна темно-синяя перчатка. Но вот чего мы не знаем, так это почему он крутится возле Рэт-а-тэт-хауса?

Лучше бы он крутился где-то еще, — заметила Диана, наливая всем по большой чашке кофе. — И я очень надеюсь, что он не придет снова стучать к нам в дверь.

Как вы думаете, может, нам позвонить моему отцу и рассказать ему обо всем? — спросил Барни. — В конце концов, дом принадлежит моей бабушке, и, если кто-то задумал ограбить его, мы не должны сидеть сложа руки. Надо что-то делать.

Да, конечно! Мы позвоним и все ему скажем, — согласился Роджер. — Это правильная мысль. Может быть, он приедет и вздует этого

мистера Никто.

Но когда они подошли к телефону, никаких гудков в трубке не было. Вероятно, от снега порвались провода, и, пока их не восстановят, Рэт-а-тэт-хаус будет полностью отрезан от мира!

 

Глава XIII 

 

НЕСКОЛЬКО ИНТЕРЕСНЫХ ДЕТАЛЕЙ

Так! — произнес Барни, кладя трубку. — Вот и все, связи нет. Мы не сможем даже вызвать врача, если понадобится.

Зато мы же сможем как-нибудь дойти до деревни Боффейм, если уж совсем припечет, — возразил Роджер.

На это уйдет целая вечность, — сказал Барни. — Тащиться по такому глубокому снегу! Да же заблудиться можно. Под снегом все холмы и долины кажутся одинаковыми. Пришлось бы идти на лыжах.

Значит, нам придется раскрывать тайну Рэт-а-тэт-хауса самим! — радостно объявил Снабби. — По-моему, обычно это у нас неплохо получается. Мы уже четыре тайны раскрыли — в Рокингдауне, в Риллоу-бай...

В Рабэдабе, — подсказала Диана, — и где еще? Ах, да — в Ринг-о Беллз.

А теперь в Рэт-а-тэт-хаусе, — подхватил Барни. — Как странно, они все начинаются на одну и ту же букву Р.

Там случайно яичницы с беконом не осталось? — с надеждой спросил Снабби.

Разумеется, нет, — возмущенно ответила Диана. — Ты и так уже съел вдвое больше, чем все.

Ничего не вдвое больше! Правда же, Чудик? — сделал обиженное лицо Снабби.

Чудик постучал хвостом по полу и лизнул хозяину руку.

Перестань стучать, — шикнула на него Диана. — Я теперь еще лет сто не смогу спокойно слышать никакой стук, тихий или громкий. Прекрати, Чудик, понял?

Никому сегодня не хочется покататься на санках? — спросил Роджер. — У Меня ноги уже прошли.

Барни предпочел бы опять пойти на озеро и целый день прокататься на коньках, но, когда остальные выбрали санки, он тоже кивнул.

— Ладно, значит, договорились, — сказал Роджер. — Только на этот раз давайте выберем не такую крутую гору, а то пока наверх с санками тащишься, выдыхаешься совсем.

Они присмотрели себе другую гору и, довольные, отправились туда со своими санками. Но сначала, разумеется, было сделано все по дому, чтобы помочь необычно молчаливой миссис Тикл. Ее совсем не обрадовало появление мистера Никто! С вершины холма открывался прекрасный вид на белые от снега поля. Вдруг ребята заметили что-то, чего не могли увидеть, когда катались с

другой горы.

— Это что там? — спросил Снабби, указывая на небольшой домик со снежным сугробом на крыше.

Он располагался на самом берегу озера и, казалось, почти сползал в воду. Все посмотрели на домик.

Это же лодочный сарай! — догадался Роджер. — Их так всегда и строят — половина на берегу, а половина на воде. Там внутри, наверное, и лодки есть, да, Барни?

Да, — кивнул Барни, вспомнив рассказ отца о том, что летом здесь можно брать лодки. — Я совсем забыл, что там лодочный сарай.

Мы можем туда сходить и посмотреть, когда кататься надоест.

Снег приятно похрустывал на морозе под полозьями санок, и ребята, катаясь, веселились от души. Особенно когда Снабби поехал один с Чудиком, и санки, на что-то наскочив, подпрыгнули в воздух, а оба седока — мальчик и собака — вывалились в снег. Бедняга Чудик провалился так глубоко, что совсем исчез из вида!

— Чудик, Чудик, ты где?! — в панике закричал Снабби. — Ну, что стоите? Идите помогать.

Стоят, хохочут, болваны! Чудик ведь задохнется под снегом.

— Ну да! Скажешь тоже. Он просто решил не много отдохнуть! — крикнул в ответ Роджер.

На самом деле Чудик пробивал себе тоннель под снегом и так запыхался, что даже не мог лаять. Он вынырнул на поверхность у самых ног Снабби, порядком напугав его. Пес восторженно бросился на хозяина, и тут уж Снабби повалился в глубокий снег, а Чудик принялся возбужденно скакать прямо по нему. Остальные хохотали до колик в животе, но самому Снабби было почему-то не смешно. Он даже рассердился.

— Давайте пойдем « лодочный сарай и съедим там наше печенье, если сможем войти, конечно, — предложил Барни, когда все устали и проголодались.

И друзья отправились через снежную целину к лодочному сараю, который благодаря своим выкрашенным белым стенам и слою снега на крыше был почти незаметен издалека.

Сарай оказался запертым.

— Жалко! Значит, внутрь нам не попасть, — вздохнул Барни.

Ребята заглянули в окно и увидели в полумраке три лодки. Снабби решил обойти сарай вокруг.

— Эй, здесь окно разбито! — вдруг послышался его крик. — На худой конец можно пролезть.

Остальные побежали к нему, но, еще не достигнув разбитого окна, Роджер остановился — его внимание привлекло нечто другое. Следы! Большие, очень похожие на те, что были на подъездной аллее.

— Слушайте, мы наткнулись на кое-что поинтереснее, — взволнованно проговорил Барни. — Может быть, этот мистер Никто здесь и живет, в сарае моего отца? У кого-нибудь есть фонарик?

К сожалению, фонарика ни у кого не нашлось. Барни осмотрел разбитое окно и решил, что можно легко пролезть через него, не рискуя порвать одежду.

— Сейчас проведем небольшую разведку, — сказал он, легко вскочил на наружный подоконник и исчез в темном проеме.

Остальные ждали, сгорая от нетерпения. Вскоре Барни вернулся с любопытным известием:

— Да, так и есть, наш мистер Никто поселился здесь. В одной лодке на дне разложены подстилки, как будто там кто-то спал. И я нашел там пустую пачку из-под сигарет. Вот, посмотрите!

Он передал коробочку Роджеру и ловко вылез через окно обратно. Его глаза возбужденно блестели. Он еще раз осмотрел большие следы под окном. Да, мистер Никто воспользовался этим окном в качестве входа, это совершенно ясно. А куда же ведут следы? Они могут привести к самому мистеру Никто!

Но следы вели всего лишь к фасаду лодочного сарая-, который, вместо того, чтобы стоять на сваях, как это обычно бывает, казалось, стоял сейчас на толстом льду замерзшего озера. Дойдя до кромки льда, следы, разумеется, исчезали, потому что на его гладкой поверхности никакие следы не видны.

— По крайней мере, на этот раз следы идут в обоих направлениях, — заметил Роджер с некоторым облегчением. — Вон, видите, есть те, которые ведут к окну, и есть, что идут от окна. Все, конечно, перепутанные, но все равно видно, что ходили туда и обратно.

А кто ходил? Бродяга? — спросила Диана.— Но зачем какому-то бродяге стучать в дверь Рэт-а-тэт-хауса? И потом, как там ему удалось оставить следы только в одну сторону — к дому?

Меня этот вопрос весь день мучает!

Подумаешь, чего над этим голову ломать! — хмыкнул Снабби. Он уже покончил со своим печеньем и опять захотел покататься с горы. — Пойдемте, а то холодно стоять.

К обеду ребята вернулись домой — раскрасневшиеся, с горящими глазами и волчьим аппетитом.

Ну как, мистер Никто больше не приходил? — весело спросил Снабби, когда миссис Тикл поставила на стол блюдо с котлетами в обрамлении жареной картошки и маринованных груш. — Ух ты! Вы только посмотрите! У меня от одного вида слюнки текут!

Этот мистер Никто днем прийти не осмелится, — сказала миссис Тикл. — У меня на такой случай всегда скалка под рукой и кипящий

чайник на плите. Я его встречу! Пусть только попробует стукнуть в дверь, что с парадного входа, что с черного!

Все посмеялись над словами невысокой решительной женщины. Она тоже улыбнулась.

— Ну, вот ваш обед, ешьте скорее. Да не забудьте оставить место для сладкого — сегодня большой пудинг с патокой.

После столь прекрасного обеда ребятами овладели усталость и лень. Но день был такой замечательный, что затягивать отдых никому не хотелось. Вскоре они снова вышли с санками на гору и до темноты опять катались, то устремляясь в облаке снежной пыли вниз, то вновь втаскивая санки наверх. Все четверо буквально валились с ног, когда уже в сумерках дотащились до Рэт-а-тзт-хауса.

У меня не хватит сил, даже чтоб снежком в кого-нибудь кинуть, — пожаловался Снабби. — А уж Чудик настолько выдохся, что мне его, беднягу, пришлось всю обратную дорогу везти на санках.

Наш снеговик все так же стоит, как часовой, около снежного дома, — заметил Роджер. — Привет, мистер Снежнинг! Мистер Снежнинг, у вас шляпа слегка съехала набок. Позвольте, я вам ее поправлю?

Он поправил старую шляпу на снеговике, и все гурьбой прошли к боковой двери, чтобы снять мокрые сапоги и перчатки. Услышав, что ребята вернулись, миссис Тикл вышла им навстречу.

— Опаздываете, — упрекнула их она. — У меня горячие тосты с маслом уже минут двадцать как готовы. Идите поскорее, мойте руки, пока они совсем не остыли.

— Скорее я не могу, даже ради тостов с маслом, — вздохнул Снабби. — Я дряхлый старичок, миссис Тикл, весь сгорбленный, немощный, и ноги меня не держат. Что с человеком может сделать катание на санках!

— Да ну тебя, — засмеялась миссис Тикл. — Может, ты старый и немощный, но аппетит твой от этого наверняка не пострадал. Съешь и свою порцию тостов, и от чужой прихватишь, это уж точно!

Они уселись за покрытый белой скатертью стол и с наслаждением принялись за тосты. Диана налила каждому по огромной чашке чая. Все были довольны, но так устали, что не могли даже подшучивать друг над другом. Чудик, громко вздохнув, улегся под столом. Он очень опасался, что заснет до того, как к нему под стол начнут поступать лакомые кусочки.

— Давайте занавески задернем, — предложил Барни. — Неприятно думать, что мистер Никто опять прячется в нашем снежном доме и смотрит, как мы едим.

Он встал и подошел к окну. Но прежде чем задернуть занавески, он бросил взгляд в темноту, нарушаемую лишь светом яркой лампы.

Слушайте! Наш снеговик исчез! Да-да, его там нет! — резко обернулся он к ребятам.

Исчез? Как это? Он не мог исчезнуть! Он был на месте, когда мы возвращались. Всего полчаса назад! Роджер еще поправил на нем шляпу, — закричали все разом.

А сейчас его нет! — повторил Барни. — Идите посмотрите сами. Снежный дом виден, а снеговик — нет! Что за чудеса? Куда мог деться мистер Снежнинг?

 

Глава XIV 

 

ЕЩЕ ОДНА ТАЙНА

Обнаружив пропажу снеговика, все четверо были в полной растерянности. В особенности учитывая, что они его видели всего полчаса назад, когда возвращались в дом.

Кто-то, должно быть, его разрушил, — наконец произнес Барни. — Это единственное объяснение. Снеговики не ходят на своих двоих — даже наш симпатичный мистер Снежнинг.

Может, выйдем с фонариком и посмотрим, что от него осталось? — предложил Роджер.

Да. И может быть, нам удастся засечь того, кто его испортил, — сказал Барни, беря с полки над камином фонарик. — Чудика тоже захватим — он сразу учует, если рядом кто-то чужой спрятался и смотрит, заметили мы, что снеговик исчез, или нет.

— Не понимаю, какой был смысл кому-то его разрушать, — начала Диана, но замерла на полуслове — из кухни послышался крик, затем торопливые шаги по коридору к гостиной. Дверь резко отворилась, и появилась миссис Тикл, опять дрожащая как осиновый листок.

Что случилось? — с тревогой посмотрел на нее Барни.

Снеговик! Снеговик ваш! Подошел к окну и заглянул! Я как раз чаю села попить, — задыхаясь, проговорила миссис Тикл.

Дети недоверчиво уставились на нее.

— Но... миссис Тикл... вы же знаете, снеговики ходить не могут! — сказал Роджер. — Наверное, это был...

— Говорю вам, это был ваш снеговик — весь белый и в шляпе этой, — настаивала миссис Тикл, опускаясь на стул. — Ну и дела! Надо возвращаться в Литтл-Вендамэн, и чем скорее, тем лучше. Ты, Барни, позвони отцу.

— Телефон не работает, — напомнил Барни.

Миссис Тикл застонала. Потом подошла к окну и негромко вскрикнула:

— Он исчез, снеговик этот ваш! Правильно я подумала, это он был. Заглянул ко мне в окно, напугал до смерти и исчез! В шляпе, и все такое...

Все это было совершенно невероятно. Никто из ребят, разумеется, ни на секунду не поверил, что это на самом деле был их снеговик. Но кто? И почему весь в белом? И как получилось, что настоящий снеговик, которого они слепили, исчез столь внезапно?

Я думаю, никакой это был не снеговик — там, — сказала миссис Тикл, кивнув в сторону окна. — То есть сначала-то снеговик, а после уж кто-то снегом облепленный следил за нами!

Нет-нет, миссис Тикл! — возразил Барни. — Мы проходили мимо него сегодня утром, а потом еще перед ужином. И мы совершенно

уверены, что это был настоящий снеговик, из снега! Роджер даже поправил ему шляпу — она перекосилась. Так ведь, Роджер?

Тогда объясни мне, как он подошел и посмотрел в кухонное окно? — не сдавалась миссис Тикл. — Ну-ка, скажи мне, как?

Объяснить это ребята не могли. Это была для них такая же загадка, как и для миссис Тик л. Барни и Роджер вышли вместе с ней на кухню проверить, стоит ли все еще снеговик у окна. Его там не было. Барни взял свой фонарик, ребята вышли на задний двор и тщательно все осмотрели, но ничего не обнаружили, кроме множества перепутанных следов, принадлежащих и миссис Тик л, и им самим. Невозможно было определить, есть ли там следы кого-то еще.

Они вернулись в дом, и миссис Тикл решительно заперла за ними дверь на замок и на задвижку.

Не хватало еще, чтобы этот снеговик ввалился ко мне на кухню, — пробормотала она.

Ну и зря, миссис Тикл. Пусть бы он пришел и погрелся у вашей большой плиты, — сказал Снабби. — И через несколько минут вам нужно было бы всего лишь подтереть лужицу на полу, отжать швабру в ведро и вылить воду.

Миссис Тикл не могла не рассмеяться.

Ну ты выдумщик! Чего только не придумаешь! Ты чай свой допил?

Ой, нет еще! — спохватился Снабби, сам удивляясь .тому, что забыл об оставленном чае. — Я как раз только начал третий тост с маслом.

Ну, так иди и заканчивай, — легонько подтолкнула его миссис Тикл.

Ребята вернулись в гостиную, чтобы закончить ужин. Они все тоже разволновались, но очень сомневались, что миссис Тикл и правда видела кого-то вроде снеговика. Просто, наверное, в сумерках ей что-то показалось.

Но на наш вопрос — почему исчез снеговик? — ответа все равно нет, — заметил Снабби.

Может, он растаял? — высказала предположение Диана. — Кажется, потеплело.

Откуда ты знаешь, что потеплело, сидя в доме? — не согласился с ней Роджер. — По-моему, как было холодно, так и осталось. Надеюсь, что так и дальше будет — я завтра хочу еще на коньках покататься.

Правильно, давайте завтра все пойдем кататься на коньках! — просиял Барни.

Вечер прошел спокойно, без дальнейших происшествий. Ребята подумали, что миссис Тикл, наверное, страшновато оставаться на кухне одной, и они решили позвать ее и предложить сыграть с ними в снэп-дрэг. Это поднимет ей настроение и поможет забыть о снеговике, заглянувшем к ней в окно.

Они положили в центре стола пробку, и Роджер раздал карты. Каждый раз, когда кто-то видел, что две карты одинаковые, он не только должен был крикнуть: «Снэп!», но и схватить пробку. Таким образом можно было избежать множества споров о том, кто первый крикнул. Снабби каждый раз так яростно хватал пробку, выкрикивая: «Снэп!» — что ребята потребовали, чтобы он сходил за своими перчатками.

— Ты мне уже два раза руку оцарапал, — упрекнула его Диана. — С тобой просто опасно играть, Снабби. Сначала надень перчатку, а по том продолжим.

Пришлось Снабби принести перчатки и одну надеть на правую руку. Теперь, когда он рвался первым схватить пробку, остальные могли не опасаться травм.

Миранда эту игру обожала и все время старалась сама выхватить пробку, когда кто-то кричал: «Снэп». Однажды ей удалось завладеть желанным трофеем, она ускакала с ним на каминную доску, сжимая так крепко, что Барни не смог его отобрать.

— Ты озорница и надоеда, — сказал он, но и тут Миранда отказалась отдать пробку. Она сунула ее в рот и держала там, хитро посматривая на Барни.

Снабби засмеялся. Он встал и положил рядом с Мирандой несколько старых карт.

— Вот тебе, — сказал он. — Можешь оставить себе пробку и играть в снэп сама с собой, маленькая вредина! А у нас найдется другая пробка.

Миранда восторженно схватила карты и застрекотала. Как только Барни уселся за стол, она вынула изо рта пробку и положила перед собой на каминную доску. После чего начала раздавать карты.

— Посмотрите! Вы только посмотрите на Миранду! — воскликнула Диана. — Еще немного, и она начнет кричать: «Снэп!»

Но так далеко Миранда, конечно, не зашла. Однако она поняла, что интереснее играть не одной, а с кем-то, и через несколько секунд спрыгнула с камина с пробкой во рту и картами в крошечной ручке. Запрыгнув под стол, где крепко спал Чудик, она разбудила его, куснув за хвост. Потом раздала карты, положила на дол пробку. Диана, заглянув под стол, покатилась со смеху. Барни тоже расхохотался, и от его заразительного смеха начали смеяться все остальные.

Чудику это совсем не понравилось. Он понюхал пробку, бросил презрительный взгляд на карты и заснул опять. И вновь Миранде пришлось играть в одиночестве.

Как обычно, больше всего карт оказалось у Снабби, хотя миссис Тик л не очень от него отстала. Она проявила удивительную сноровку в выхватывании пробки, чем несколько раздосадовала Снабби.

Так, увлеченные этой простой игрой, они довольно весело провели время, несмотря на неприятное происшествие, случившееся несколько часов назад.

А теперь надо спать, — объявила наконец миссис Тикл. — Будем надеяться, в эту ночь мистер Никто не придет стучать в нашу дверь. А если придет, я из постели вылезать не стану. Пусть себе колотит в свое удовольствие.

Я тоже, — зевая, проговорил Роджер. — Да, пойдемте спать. Диана вон уже почти заснула.

Они забрали с собой Чудика и Миранду, которая по-прежнему не желала расставаться с картами и пробкой, погасили свет и отправились наверх. Через полчаса весь дом погрузился в темноту и все, кроме Чудика, крепко спали.

Точнее, Чудик тоже спал, но на этот раз навострив одно ухо, поэтому сказать, что Чудик спал крепко, было бы неправильно. Неприятности прошлой ночи и волнения из-за снеговика насторожили его. И он решил всю ночь слушать одним ухом — на всякий случай!

Было около полуночи, когда это оставленное на часах ухо уловило нечто странное — на сей раз не грохот дверного молотка в парадную дверь, а какие-то негромкие звуки внизу, на первом этаже! Ухо Чудика зафиксировало этот звук, пес разом проснулся и сел. Снабби спал крепким сном и ничего не слышал. Чудик подбежал к двери, прислушался.

Да, внизу что-то происходило. Вернувшись к Снабби, Чудик издал негромкое предупреждающее рычание. Потом поскреб лапой по одеялу. И наконец вспрыгнул Снабби на живот, отлично зная, что это самый верный способ разбудить хозяина.

И он сработал. Снабби сел в кровати и возмущенно пробормотал:

— Идиот! Чего тебе взбрело в твою дурацкую башку? Сколько раз я тебе повторял... Слушай, а что это ты рычишь?

Характерное рычание Чудика сразу же насторожило Снабби. Ага! Может быть, кто-то опять собирается грохать им в дверь, и Чудик услышал шаги? Ладно, он, Снабби, сейчас спустится и выследит этого мистера Никто, застанет его на месте преступления — у дверного молотка!

— Р-р-р-р! — тихонько прорычал Снабби в шелковистое ухо Чудика.

Они выходят на тропу войны — сейчас, немедленно!

— Вперед! — скомандовал Снабби. — Там что-то не так!

 

Глава XV 

 

ОСТОРОЖНЕЕ, СНАББИ!

Снабби накинул домашний халат, быстро взглянул на Роджера, осветив его фонариком. Роджер крепко спал. Может, разбудить его? Нет, лучше сначала самому спуститься вниз и провести небольшую разведку. А потом, если обнаружится что-то интересное, всегда можно вернуться и поднять с постели Роджера.

Чудик продолжал негромко рычать, шерсть у него на загривке встала дыбом, тело напружинилось. Не оставалось сомнений — он слышит что-то подозрительное.

Снабби охватило радостно-тревожное чувство.

— Ночное приключение! — шепнул он Чудику. — Вперед, старина!

Они тихонько вышли из комнаты, и Снабби затворил за собой дверь. Потом прокрался по широкой лестничной площадке к лестнице. Здесь Снабби выключил фонарик и прислушался. Теперь он тоже слышал какие-то приглушенные звуки. Пожалуй, они доносились из кухни.

«Кто там? — подумал он. — Неужели мистер Никто? Надо смотреть в оба. А что, если это снеговик? Я как-то об этом*не подумал».

Снабби никогда бы не пришло в голову, что он может и впрямь увидеть снеговика, если бы все это происходило днем. Но почему-то сейчас, в темном молчаливом доме, когда лишь эти непонятные звуки долетали снизу, ему показалось вполне вероятным, что за ближайшим углом он увидит снеговика. Снабби затянул потуже пояс халата и, сжимая погашенный фонарик в руке, начал осторожно спускаться по лестнице.

Да, определенно, звуки слышны из кухни. И какие-то ни на что не похожие. Снабби не мог определить, что это. Стук, царапанье, скрежет, как будто кто-то передвигает что-то тяжелое. Что там происходит?

Снабби дошел до последней ступеньки лестницы, пересек прихожую и остановился у кухонной двери. Миссис Тикл всегда оставляла ее на ночь открытой, а теперь дверь была закрыта. Снабби подобрался к ней вплотную. Чудик все с тем же тихим рычанием следовал за ним.

Снабби приложил глаз к замочной скважине, но, кроме слабых отблесков света, ничего не смог увидеть. Послышались тихие голоса, потом откуда-то из глубины кухни донесся стук. Снабби попытался вспомнить, что там находится. Может, кладовка? Нет. Может, шкаф, в котором миссис Тикл хранит посуду — тарелки и сковородки? Опять нет. Тогда подвал? Да, конечно! Й он, и Барни видели дверь, ведущую туда, и даже попытались открыть ее — посмотреть, куда она ведет, но дверь была заперта.

«Подвал заперт, и я не знаю, где ключ, — объяснила им тогда миссис Тикл. — Думаю, твоя бабушка, Барни, хранит там какие-нибудь вещи.

Он был открыт, когда я была здесь прошлым летом с твоими двоюродными братьями. Они катались на лодках, купались. И наверное, бабушка твоя заперла его, когда мы все уезжали».

Но тот, кто был сейчас на кухне, очевидно, сумел как-то раздобыть ключ от подвала, потому что Снабби, напрягая слух, вполне ясно услышал, как кто-то спускается по лестнице вниз. Все-таки что там творится? Грабители уносят какие-то вещи, хранившиеся в подвале? Не самое подходящее время они выбрали — все дороги завалило снегом, и ни один грузовик сюда не проедет!

Чудик продолжал рычать,. Снабби надоело понапрасну вглядываться в замочную скважину. Он принял внезапнее решение: сейчас он выскользнет из дома через боковую дверь и подберется к кухонному окну. Оттуда ему будет гораздо лучше видно.

— Пойдем, — шепнул он Чудику, и они вместе двинулись через прихожую.

Проходя мимо открытой двери гостиной, Чудик заглянул туда и в свете догорающего камина вдруг увидел горящие глаза медвежьей головы. Он отпрянул назад, чуть не сбив с ног Снабби, и громко зарычал.

— Тихо ты! — шикнул на него Снабби. — Я из-за тебя чуть не упал. В чем дело? А, это ты медвежьей шкуры испугался. Да, он сейчас выглядит как живой, это точно!

Снабби уже собрался двинуться дальше, как вдруг интересная мысль мелькнула у него в голове. А что, если накинуть медвежью шкуру на себя и сунуть голову внутрь этой оскаленной морды? Тогда, даже если грабители увидят, как он смотрит в кухонное окно, они ошалеют от страха, решив, что это живой медведь! «К тому же мне в ней будет тепло, — подумал Снабби, поежившись. — На улице-то, наверное, ужас какой холод».

Намерение пойти разбудить Роджера начисто испарилось из его головы. От волнения защекотало под ложечкой и мурашки пробежали по спине. Да, он наденет на себя эту медвежью шкуру! Он нагонит на них страху, и потом у него будет что рассказать ребятам! Грудь Снабби распирала гордость.

— Я сейчас надену на себя медвежью шкуру, — прошептал он, поглаживая Чудика по голове. — Так что не пугайся и не волнуйся. Медведь меня не съест

И тут же на глазах ошарашенного Чудика Снабби подошел к шкуре, поднял ее, накинул себе на плечи, а огромную голову водрузил на свою. Потом чуть пригнул шею, отчего медвежья голова села ниже и Снабби стал похож на настоящего, живого медведя.

Шкура оказалась очень тяжелой — тяжелее, чем он ожидал. Однако он не собирался ее сбрасывать. Чудик растерянно смотрел на хозяина, поджав хвост. Он ничего не мог понять и был готов броситься на страшную шкуру при первой же ее попытке укусить Снабби или оцарапать его когтями.

Снабби, придавленный тяжестью шкуры, медленно двинулся к боковой двери. Он осторожно отпер дверь и вместе с Чудиком вышел в морозную ночь. По глубокому снегу он обошел дом, направляясь к двери, ведущей из кухни во двор. Чудик послушно следовал за ним.

Завернув за угол дома, Снабби увидел, что кухонная дверь открыта. Когда они подошли к ней ближе, спаниель вновь зарычал. Снабби погладил его по голове. Важно, чтобы незваные гости ничего не услышали. К своему изумлению, Снабби обнаружил, что несколько здоровенных ящиков, размером с приличные сундуки, стоят, сложенные штабелем, в небольшом дворике.

Снабби вгляделся в них. Их силуэты неясно темнели при свете звезд. Поскольку луны не было, Снабби не смог разглядеть ничего, кроме их размера. Что же делают с ящиками эти люди? Прячут в подвал?

«А может, наоборот? Достают из подвала? — мелькнула догадка. — Ну да, конечно, они выносят их из подвала. Вот почему подвальная дверь была закрыта и нигде не было ключа! Эти люди, должно быть, использовали дом в каких-то своих целях, пока он стоял пустой. Они прятали что-то в подвале, считая, что там это будет в безопасности, раз в доме никто не живет».

Снабби пробрался мимо ящиков к кухонному окну и заглянул внутрь — точно так же, как это сделал снеговик, напугавший миссис Тик л. На столе лежал фонарь, его луч был направлен в сторону подвальной двери, и, разумеется, она была открыта.

Чудик тоже старался, как мог, заглянуть в окно, упираясь лапами в наружный подоконник.

Он чуть не задохнулся, стараясь подавить в себе желание залаять. Особенно когда на верхней ступеньке подвальной лестницы появился человек. Он шел спиной вперед, как будто вдвоем с кем-то тащил что-то тяжелое.

Снабби затаив дыхание следил за ним. Да, это был еще один ящик, притом очень тяжелый. Ничего себе! Неудивительно, что эти люди заперли дверь подвала и забрали ключ! Миссис Тикл, конечно, ахнула бы, если бы обнаружила, что подвал забит тяжелыми ящиками! Видно, не успели эти типы убрать свое добро до приезда миссис Тикл и всей их компании в Рэт-а-тэт-хаус. Рассчитывали, что дом простоит пустым всю зиму.

За первым субъектом из подвала появился второй. Вдвоем они тащили большой ящик.

— Джим, поставь его на секунду, — задыхаясь, проговорил один из них, невысокий толстяк.

К сожалению, в свете лежащего на столе фонарика Снабби не мог разглядеть лиц ни того, ни другого.

Чудик был больше не в силах это терпеть — он издал устрашающее рычание. Мужчины, опешив, разом обернулись на звук. Один из них посветил в окно фонариком и чуть не выронил его, когда увидел огромную медвежью морду со светящимися неморгающими глазами. А ниже, над подоконником, еще одну косматую голову с ощерившейся пастью и горящим взглядом.

— Смотри! Что это? Неужто медведь?! Нет, не может этого быть! — заикаясь, проговорил он. — Стэн, что это?

Как только Снабби увидел, что его заметили, он бросился на землю. То же самое сделал и Чудик»

Увязая в глубоком снегу, он споткнулся, упал и оказался на четвереньках. Теперь он еще больше стал похож на медведя. Чудик растерянно глядел на него, думая, уж не проглотила ли медвежья шкура его хозяина, потому что по виду от Снабби почти ничего не осталось.

Выбежав из кухонной двери с зажженными фонариками, ночные похитители увидели медведя, неуклюже ковыляющего по снегу, а рядом лохматую собаку. Толстяк выхватил пистолет, но второй, долговязый, жестом приказал опустить его.

— Ты что, Джим, хочешь поднять на ноги всю округу? — проговорил он. — К тому же сомневаюсь я, что это настоящий медведь.

Несчастный Снабби не знал, что ему делать. На четвереньках по такому снегу быстро не побежишь. А если встать, чтобы двигаться быстрее, эти двое поймут, что их напугал всего лишь человек в медвежьей шкуре, а не настоящий медведь.

— Скорее, Чудик! — скомандовал Снабби. — Мы должны вернуться к ребятам и разбудить их.

Сама медвежья шкура избавила его от необходимости принимать решение — она сползла с плеч, и двое неизвестных увидели, что под ней был всего лишь мальчишка, барахтающийся сейчас на четвереньках в снегу. Это открытие несколько успокоило их. Чудик стоял рядом со Снабби и рычал самым устрашающим образом, готовый броситься на неприятеля по первому слову хозяина.

Вставай! — приказал Снабби толстяк по имени Джим. — Что за идиотские штучки?

Да? Ничего себе! — возмущенно заявил Снабби, выпрямляясь во весь рост. — А какими штучками занимаетесь вы в нашем погребе среди ночи?

Ах, ты еще и нахальничаешь! — грубо при крикнул на него долговязый. — А ну-ка, быстро на кухню! И собаку забери с собой. И предупреждаю, если она хоть тявкнет или покажет зубы, я ее одним пинком по стенке размажу!

Не надо, — поспешно проговорил Снабби, глядя на большие резиновые сапоги мужчины.

Запахнув поплотнее свой халат, он прошел в кухню. Все лучше быть в тепле, чем на морозе. Его сердце быстро колотилось. Что же теперь будет? Уж конечно, ничего хорошего, в этом можно не сомневаться.

Снабби подошел к шкуре, поднял ее, накинул себе на плечи, а огромную голову водрузил паевою.

 

Глава XVI 

 

ВО ТЬМЕ ПОДВАЛА

Снабби подошел к кухонной плите, в которой еще догорали последние поленья, и повернулся к своим похитителям. От страха его рыжие вихры стояли дыбом. Но он заставил себя сделать беззаботное лицо и даже попытался насвистывать.

Стан и Джим начали о чем-то тихо переговариваться. У Снабби душа ушла в пятки. Должно быть, они обсуждают, что с ним сделать, и вариантов у них хоть отбавляй — один хуже другого! Может, попробовать удрать? Он посмотрел на дверь, ведущую в прихожую. Он знал, что дверь заперта, но ключ торчал с этой стороны. Что, если рвануть со всех ног к двери, повернуть ключ, открыть ее и убежать наверх?

Приняв решение, Снабби бросился к двери, протягивая руку к ключу. Но долговязый Стэн Опередил его. Он одним прыжком настиг мальчика. Чудик, в стремлении защитить хозяина, оскалил зубы и бросился на обидчика, хватая его за щиколотки. Однако непромокаемые сапоги прикрывали его ноги до колен, и Чудик с трудом смог лишь прокусить толстую резину.

Снабби, взвизгнув, сумел вывернуться из рук Стэна и на этот раз кинулся к двери во двор. Но здесь путь ему преградил Джим. Тогда Снабби заметил открытую дверь в подвал и метнулся к ней. Он запрыгал вниз по каменным ступенькам, скатился кубарем с последних четырех, шлепнулся на пол, а Чудик каким-то образом оказался на нем сверху. Снабби тут же поднялся и побежал в самый дальний угол, спотыкаясь в темноте и шаря впереди себя руками. Только бы эти двое не бросились за ним сюда!

Но нет, погони не было. Джим и Стэн не стали спускаться за ним по ступенькам. Послышался лишь глухой стук захлопнувшейся двери. Потом с лязгом повернулся в замочной скважине ключ.

— Черт! Я же сам себя в тюрьму засадил! — простонал Снабби. — Наверняка эти негодяи хотели запереть меня где-нибудь наверху, пока они управляются со своими ящиками. Они ведь собирались куда-то их увезти. Интересно, у них есть машина? Нет, по такому снегу — какая машина! Снабби уселся на старый сломанный стул, Чудик потеснее прижался к нему. Он был в полном замешательстве. Зачем Снабби пришел сюда, в это темное холодное подземелье? Почему было не вернуться в свою теплую постель и позволить ему, Чудику, свернуться клубком у него в ногах? Спаниель тихонько заскулил, и Снабби погладил его по шелковистой голове.

— Сам виноват. Зачем зарычал, да еще так громко, когда мы в окно смотрели? Из-за этого мы и попались. Честное слово, ты и правда чокнутый пес!

Снабби прислушался — что там творится, наверху? Он потер ушибленную коленку и решил подойти к запертой двери и послушать там — вдруг да услышит что-нибудь для себя полезное. И он поднялся по каменным ступенькам к двери. Чудик не отставал от него.

Снабби уловил тихие голоса, но не смог различить ни слова.

«Это они выносят ящик, который оставили в кухне,— подумал он, — кладут его рядом с другими. Что, интересно, в этих ящиках? И куда они их денут потом? Я бы запросто все это разузнал, если бы не свалял дурака. Точнее, не я, а Чудик».

Наверху, у двери, было еще холоднее из-за сквозняка, поэтому Снабби решил опять спуститься вниз.

— Похоже, придется нам здесь ночевать, Чудик, — сказал он, чуть не плача. — Осел, почему я не разбудил Роджера и не позвал его с собой? А теперь он продрыхнет всю ночь до утра, и только, когда миссис Тикл придет утром на кухню, она услышит мой крик. Бр-р-р, какая здесь холодина!

Он достал из кармана халата фонарик и посветил вокруг. Подвал был очень большой. Кое-где вдоль стен шли от пола до потолка стеллажи, уставленные разными припасами, по большей части консервными банками. Снабби посмотрел на этикетки — ананасы, груши, персики, грейпфруты!.. Ему тут же захотелось есть. Жалко, что он не захватил с собой открывалку.

Еще здесь стоял старый пресс для отжима белья и в углу громоздилось несколько сломанных стульев. Бросалось в глаза, что большая часть пространства была освобождена для ящиков. Снабби без труда определил, где они стояли, потому что на пыльном полу остались их контуры.

— Какой жуткий холод! — поежился Снабби. — Чудик, давай посмотрим, может, здесь найдется местечко потеплее, чем каменный пол, что бы прилечь, — сказал он, и вместе они обошли весь подвал, заглядывая в каждую щель.

Наконец им удалось найти нечто стоящее — старый матрас, скатанный в рулон и связанный веревкой.

— Отлично! — обрадовался Снабби. — Чудик, у тебя случайно ножика не найдется — веревку разрезать?

Чудик повилял хвостом, понимая, что это шутка. У Снабби в кармане халата тоже, разумеется, ножа не было. Пришлось ему повозиться с узлами. Наконец ему удалось развязать их, и матрас развернулся. Снабби улегся на нем, запахнул халат и прижал к себе Чудика — от него было теплее, чем от любой грелки!

— А теперь мы постараемся заснуть. И будем надеяться, что утром миссис Тикл услышит наши крики.

Но Снабби еще долго не мог заснуть. Во-первых, он очень разволновался, а во-вторых, ужасно замерз. В конце концов он все же задремал с Чудиком, свернувшимся под боком.

Никто в доме не знал, что Снабби исчез из своей кровати. Ребята наверху крепко спали, проведя целый день на свежем воздухе. Миссис Тикл тоже ничего не слышала и даже не повернулась в своей кровати до того, как зазвонил будильник.

Тогда она проснулась, оделась и сошла вниз. К счастью, плита на кухне еще не погасла, так что ей пришлось лишь сгрести в кучу угли и подложить еще дров. Потом она достала веник и пыльные тряпки и принялась наводить порядок в гостиной и растапливать там камин.

И вот тут она с удивлением обнаружила, что медвежья шкура пропала. Миссис Тикл остановилась, глядя на пустое место и гадая, куда она могла подеваться.

«Все этот пес Чудик — его проделки, не иначе, — решила она. — Забрался, наверное, сюда ночью и утащил ее куда-нибудь. Куда же он ее засунул? Вот наказанье-то! Ни тряпку, ни щетку нельзя оставить — вмиг подскочит и утащит. Если так дальше пойдет, мне придется их на веревочках к поясу привязывать. Да куда же он ее все-таки подевал, эту шкуру?»

Кухарка не слышала, как несчастный Снабби кричал в подвале — гостиная располагалась довольно далеко от кухни. Миссис Тикл перешла в прихожую, намереваясь помыть там пол и вытереть пыль.

Наверху в своей комнате проснулся Роджер. Он, конечно, удивился, увидев, что кровать Снабби пуста и Чудика тоже нет. «Должно быть, рано проснулся и пошел вниз, — подумал он. — Хотя, нет — одежда его вся тут. Может, он в комнате у Барни?»

Роджер заглянул к Барни, но, разумеется, и там Снабби не обнаружил. Барни уже почти оделся, радостно предвкушая еще один день катанья на коньках. Роджер удивленно оглядел комнату.

Разве Снабби не у тебя? В нашей спальне его тоже нет. Одежда лежит, а его нет!

Наверняка побежал вниз, выпрашивать у миссис Тикл чего-нибудь вкусненькое до завтрака, — сказал Барни, и Роджер решил, что это

вполне вероятно.

Когда он возвращался к себе, из своей комнаты вышла Диана, уже полностью одетая.

— Пошевеливайся, Роджер. Я сейчас иду вниз помогать миссис Тикл, — сказала она и пошла к лестнице.

Почти сразу же за ней спустился Барни. В прихожей они встретили миссис Тикл, она заканчивала уборку.

— Доброе утро, миссис Тикл, — поздоровался с ней Барни. — Надеюсь, ночью вас снеговик не навещал?

Типун тебе на язык! — отмахнулась от него миссис Тикл. — Диана, ты мне поможешь накрыть на стол? Я вижу, ты уже готова.

Мы с Барни вместе на стол накроем, — сказала Диана, направляясь к шкафчику, в котором хранились скатерти. — Ой, а где же медвежья шкура?

Да, наверное, пес этот ненормальный, Чудик, утащил, — ответила миссис Тикл. — Все чудит, никак его не вразумишь.

Она ушла на кухню, но уже через минуту вернулась с лицом, озадаченным и возмущенным.

Вышла во двор тряпки пыльные вытрясти, и что же? Лежит эта медвежья шкура в снегу!

Ну, скажите, как умудрился этот Чудик утащить ее через запертую дверь?

А Снабби разве не внизу? — удивленно спросил Барни. — В спальне его нет. Мы подумали, он к вам на кухню убежал, выпрашивать чего-нибудь. Вы уверены, миссис Тикл, что он не в кладовке?

Миссис Тикл забеспокоилась:

Уж и не знаю. Я с утра ни Снабби, ни Чудика не видела. А шкура медвежья во дворе в снегу валяется. Может, Снабби решил нас разыграть? От него только и жди...

Осел он, — раздраженно бросил Барни. — Что ему опять взбрело в голову? Он должен быть где-нибудь на кухне. Прячется, по каким-то своим соображениям.

Диана, Барни и миссис Тикл вернулись в кухню. Спустившись вниз, к ним присоединился Роджер. Вдруг они удивленно замерли: откуда-то слышался голос — голос Снабби! Это были отчаянные крики, сопровождавшиеся глухими ударами. Они раздавались из-за подвальной двери!

Эй, помогите! Откройте дверь в подвал!

МИССИС ТИКЛ, ВЫ ЗДЕСЬ? ПОМОГИТЕ! ВЫПУСТИТЕ МЕНЯ!

Боже правый! Это же Снабби! Ну да, Снабби там, в подвале! — воскликнула миссис Тикл.

Барни бросился к двери.

— Да ведь она заперта! — развела руками миссис Тикл. — И ключа от нее нет. Как же Снабби туда попал?

Барни уже дергал изо всех сил за ручку двери.

Снабби! Как ты туда попал? Где ключ? С этой стороны его нет.

Вот гады, забрали его с собой! — выругался Снабби. — Чего еще от них ждать? Барни, ты можешь выломать дверь? '

Все были в крайней растерянности. Как, Снабби кто-то запер в подвале?! И кто такие эти «гады», которые забрали с собой ключ? Ключ, которого раньше здесь не было, как уверяла миссис Тикл.

— Попробуйте ключ от кухни, от прихожей или от входной двери, — предложила Диана, припомнив, что дома ключи от одних дверей часто подходили к другим. — Давай, Роджер, скорее принеси их! Снабби там уже, наверное, в сосульку превратился.

Роджер сбегал за ключами, и — о, везенье! — ключ от кухонной двери подошел. Роджер повернул его в замке, и на свет появился несчастный Снабби с бешено тявкающим Чудиком.

 

Глава XVII

ВЕРСИЯ БАРНИ

Снабби, ты жив? Как ты туда попал?

— Что случилось? Ты весь посинел от холода!

— Снабби, иди скорее сюда, к камину. У тебя руки ледяные.

Все заговорили сразу. Диана подтащила дрожащего Снабби к огню, который уже вовсю разгорелся. Миссис Тикл укрыла несчастного пленника одеялом. Она была потрясена: Снабби всю ночь просидел в подвале! Это что же делается!

Снабби придвинулся как можно ближе к камину и с наслаждением протянул ладони к огню.

Ну и холодина там внизу, — проговорил он. — Если бы со мной не было Чудика в качестве грелки, я бы совсем закоченел.

Но все-таки как ты там оказался? И зачем ты ночью бродил по дому? — не унималась миссис Тикл.

Разве не понятно? Это было приключение, — сказал Снабби, наслаждаясь приятным теплом и всеобщим вниманием. — Я услышал какой-то шум среди ночи и пошел посмотреть, в чем дело...

Снабби, какой ты смелый! — восхищенно проговорила Диана. — Я бы на такое не отважилась.

И Снабби начал рассказ о своих ночных подвигах: как он пытался подсматривать в замочную скважину запертой кухонной двери, как ему пришла в голову мысль заглянуть в окно кухни снаружи, натянув на себя медвежью шкуру, как он выскользнул во двор через боковую дверь и, обогнув дом, подобрался к окну.

Во дворе стояли ящики — целый штабель ящиков, огромных! — продолжал он. — И два каких-то подозрительных типа вытаскивали из подвала еще один тяжеленный ящик. А дверь на кухню была открыта нараспашку.

Да я ж ее запирала! — удивилась миссис Тикл. — И не только на замок, но и на задвижку!

И все-таки она была открыта! — настаивал Снабби. — А сейчас она заперта?

Барни пошел посмотреть.

Да, и на замок, и на задвижку! — сообщил он.

А как же, я ее теперь всегда запираю, после этого снеговика! — пояснила миссис Тикл.

Значит, они залезли в дом каким-то другим путем и открыли дверь из кухни во двор изнутри. А потом, когда уходили, заперли ее опять

и задвижку закрыли, и ушли тем же путем, каким вошли, — выдвинул версию Барни.

— Может, где-нибудь через окно? Это мы потом посмотрим, — сказал Роджер. — Снабби, давай дальше рассказывай.

Снабби рассказал, что было дальше: как его поймали и как он, спасаясь, дал деру и сам заскочил в подвал. А они, эти злоумышленники, недолго думая, заперли его там.

— Ящик, который они при мне выносили, был, наверное» последним, — сообщил он. — В подвале я таких больше не нашел. Я там все осмотрел. Но какой там был холод, это ужас! Хорошо еще, я отыскал там старый матрас и лег спать на нем. Рассказ произвел на всех большое впечатление. Никто не знал, что и подумать. Много странных происшествий случилось со дня их приезда в Рэт-а-тэт-хаус, но это, последнее, когда какие-то люди прятали в подвале какие-то ящики, а потом выносили их среди ночи, было самым невероятным.

Я думаю, все эти странности как-то связаны друг с другом, — сказал Барни, когда они, включая уже одетого Снабби, наконец расселись за столом в гостиной и принялись завтракать. — Но весь вопрос в том — как?

Да, вот именно: как мистер Никто, который грохает в нашу дверь среди ночи, связан с кем-то, кто подглядывал за нами из-за снежного

дома? — подхватил Роджер.

— И еще этот ходячий снеговик, — добавила Диана. — Почему он разгуливает по двору и заглядывает в окна, пугая до смерти миссис Тикл?

А я, кажется, знаю! — вдруг выкрикнул Барни. — Да, по-моему, все кусочки мозаики начинают становиться на место.

И что же за картина получается? — не понял Роджер.

Погодите, не мешайте мне, дайте додумать до конца, — остановил его Барни, намазывая маслом кусочек тоста. — До меня только что дошло...

Снабби уже доедал свой пятый тост и был чрезвычайно доволен собой и своим приключением. Он был бы не прочь похвастать своими подвигами, но знал, что ребятам это вряд ли понравится.

Ты, конечно, сглупил, когда услышал этот шум ночью и пошел вниз один. Надо было разбудить меня и попросить сходить с тобой, — сказал Роджер. — Если бы мы были вдвоем, мы, может быть, даже поймали бы этих жуликов. Заперли бы их в подвале — точно так же, как они заперли тебя! .

Вот, кажется, я все понял! Все встало на свои места, — объявил Барни.

Да? Так говори же скорее! — заторопила его Диана.

Хорошо, слушайте. Идея отправить нас сюда пришла моему отцу и бабушке неожиданно.

Дом был закрыт до следующей весны, в нем никто не жил. И вот появляется кто-то, кому нужно надежное место, чтобы что-то спрятать — может, краденые вещи, а может — контрабанду, этого я не знаю.

И что может быть лучше, чем пустой дом, в котором еще несколько месяцев не будет ни души... — вставил Роджер. — Правильно, Барни, давай дальше.

Так вот, эти люди решают перевезти свои вещи сюда и, вероятно, планируют хранить их в нашем подвале до тех пор, пока не смогут безопасно перевезти, куда им вздумается, — продолжал Барни. — Каким-то образом они проникают в дом — или выламывают дверь, или подбирают ключ к одной из дверей. А однажды ночью они подгоняют сюда машину — какой-нибудь фургон, грузовик...

И привозят эти ящики, которые я видел, и спускают их в подвал, — вставил Снабби. — Точно, все так и есть! Они собирались забрать их в нужный момент! Это же был классный потайной склад. Кто бы смог заметить, что сюда приезжают машины, учитывая, что здесь поблизости и домов-то нет? Можно без всякой опаски разгружать ящики с машины, втаскивать их в дом! А потом, в удобное время, наоборот — забирать их, погрузив на машину.

А тут вдруг приезжаем мы и портим им всю музыку, — подхватила Диана. — Вот уж для них было ударом, когда они узнали о нашем приезде! Как вы думаете, кто им об этом сказал?

Да, наверное, кто-нибудь в деревне Боффейм, — предположил Барни. — Или, может быть, они зашли сюда проверить свои спрятанные сокровища и увидели нас.

И один из них шпионил за нами из снежного домика и уронил там свою перчатку! — воскликнул Снабби.

Но я не понимаю, как в эту схему вписывается мистер Никто, колотивший дверным молотком, — задумалась Диана. — И этот разгуливающий снеговик, который заглянул в кухонное окно и напугал миссис Тикл. Я почему-то не думаю, что это ее фантазия.

Конечно, нет, — согласился Барни. — Если хотите, я вам расскажу, как, на мой взгляд, вписываются мистер Никто и снеговик. Я думаю, их цель была напугать нас, чтобы мы уехали и развязали бы им руки. Они бы тогда смогли спокойно погрузить свои вещички на грузовик и перепрятать их куда-то еще.

Класс! — восхищенно уставился Снабби на Барни. — Ты, конечно, прав. Мистер Никто — это просто один из этих двоих — Джим или Стан.

И он грохал в дверь, чтобы мы вспомнили о той старой легенде и решили, что она сбывается. Если честно, я так и подумал. Мы тогда все дрожали от страха.

Удивительно, что мы сразу не уехали, — сказала Диана. — Миссис Тикл этого хотела бы, я знаю.

Да, но, к большому разочарованию этих типов, мы до сих пор торчим здесь. И вместо того чтобы радоваться, глядя, как мы собираем пожитки, вчера им пришлось весь день наблюдать, как мы катаемся с гор.

В любом случае мы бы не смогли уехать, — заметил Роджер. — Чтобы уехать, нужна машина, а прислать машину отец Барни не мог, потому что телефон не работает.

Об этом они не знали. Поэтому попробовали еще раз нас пугнуть — один из них закутался в белые простыни или что-то в этом роде, стащил у снеговика шляпу, а потом пялился в окно на несчастную миссис Тикл.

Еще бы ей не испугаться! — покачала головой Диана. — Мы тогда решили, что ей померещилось или она это придумала, а это было правдой. Бедная миссис Тикл! Мне ее жалко. Это же какой ужас — увидеть, что на тебя в окно смотрит снеговик в шляпе, и все такое.

А когда мы и после этого не ударились в панику, я думаю, они сдались — перестали нас пугать и решили потихоньку среди ночи вывезти свои ящики. Рассчитывали, что мы не услышим и они смогут перепрятать их понадежнее, — сказал Барни. — Но нашего Снабби не проведешь, он все слышит. И он спутал им все карты.

Карты-то спутал, но совсем игру не испортил, — поправил его Роджер. — Ящики они свои все-таки вывезли, это ясно. Интересно, что у них там?

Я считаю, надо это разузнать, — сказал Барни. — Может быть, здесь дело серьезное, понимаете? Если бы мы могли позвонить моему отцу!

Интересно, когда наконец починят провода?

Лет через сто, наверное, — вздохнула Диана. — А сейчас что мы будем делать, Барни? Какой у тебя план?

План у меня такой: для начала осмотрим следы, которые оставили эти двое со своими ящиками. Там, на снегу, наверное, все отпечаталось.

Тогда надо поторапливаться, — сказал Роджер. — Видите, какое небо — того и гляди снег повалит. И тогда от следов ничего не останется.

А меня вот что интересует: как это мистер Никто прошел к парадной двери, наоставлял следов, а потом исчез и обратных следов не оставил.

Как вы это объясните? — вскочил Снабби.

Никто объяснять ему и не пытался. Все бросились за своими шапками и куртками, чтобы успеть до нового снегопада изучить многочисленные следы.

 

Глава XVIII

 

ПО СЛЕДУ

Диана задержалась в доме, чтобы вкратце пересказать миссис Тикл версию Барни, а заодно отнести на кухню грязную посуду. Миссис Тикл слушала с растерянным лицом, пытаясь следить за словами Дианы, но вскоре поняла, что это бесполезно.

Ох, не знаю, не знаю, может, и так. Но одно мне совершенно ясно — здесь происходит что-то непонятное и очень подозрительное, и мне это совсем не нравится. Если бы телефон работал, я бы позвонила мистеру Мартину и сказала бы ему, что обо всем этом думаю — что оставаться здесь опасно и пусть он приедет и заберет нас. Стук этот в дверь среди ночи, бродячие снеговики, Снабби в подвале! Нет, тут дело нечисто.

Не стоит так волноваться, миссис Тикл, — попыталась успокоить кухарку Диана. — Думаю, больше этих странностей не будет, если догадка Барни правильная. Так что бояться нечего. И не надо повсюду носить с собой скалку.

Нет уж, со скалкой я пока расставаться не собираюсь, — заявила миссис Тикл, воинственно потрясая ею. — Она всегда со мной, где бы я ни была, хоть наверху, хоть внизу.

И даже в ванной комнате, — засмеялась Диана. — Ладно, миссис Тикл, делайте как хотите. Я считаю, вы у нас просто прелесть! — И, вы сказав это, она пошла к остальным.

Мальчики в этом время обследовали снежный домик и то место, где раньше стоял снеговик.

Посмотри, Ди, — обратился Барни к Диане, когда она подошла, — снеговика просто кто-то сбил и растоптал. Все, что от него осталось, это его две большие ступни.

И еще кто-то сломал заднюю стенку снежного дома, — добавил Роджер. — Может, когда залезал в него или прислонялся, чтобы следить за нами через окно.

А еще мы поняли, как это вышло, что мистер Никто прошел к передней двери, а обратно как будто не уходил, — гордо сообщил Снабби. — Между прочим, это я сам догадался!

Ах, какой ты у нас гениальный ребенок! — засмеялась Диана. — Ну, так каким же образом мистер Никто это проделал?

—А вот посмотри. Я сейчас пройду по снегу к тому дереву и вернусь, а следы будут только в одну сторону, — сказал Снабби. — Только туда!

— Да? Ну давай, продемонстрируй, — недоверчиво произнесла Диана.

На лице Снабби появилась снисходительная усмешка. Он медленно прошел к дереву, оставляя на снегу четкие следы. Здесь он остановился, обернулся, внимательно разглядывая через плечо свой последний отпечаток, и аккуратно поставил в него ногу, потом поставил вторую ногу в следующий, и так далее.

Он идет задом наперед! Ступает в свои же следы, которые только что оставил! — удивилась Диана. — Надо же до такого додуматься!

Да! Тогда остаются следы только в одну сторону — к дереву, хотя Снабби прошел туда и обратно, — сказал Роджер, когда с торжествующей улыбкой на своей веснушчатой физиономии Снабби вернулся к Диане.

Ты молодец, что это разгадал, Снабби, — похвалила его Диана. — Мне это и в голову не пришло. Слушайте, какой снег идет! Вы еще не проверяли следы у задней двери? Может, по ним можно узнать, куда эти люди повезли свои ящики?

Нет еще. Сейчас пойдем и посмотрим, — сказал Барни. — Иначе все следы засыплет. Давайте захватим с собой санки, тогда заодно и покатаемся с горы. На коньках в такую погоду не покатаешься — весь лед под снегом.

Но когда они подошли к сараю, где хранились санки, их ожидал удар — санок там не было!

Тьфу ты! Кто же их взял?

Стэн и Джим, кто же еще? — заявил Снабби, наслаждаясь своей проницательностью. — И я даже знаю зачем.

Все посмотрели на него.

— Ты хочешь сказать... Ты хочешь сказать, они украли их, чтобы увезти ящики, — проговорил Роджер. — Ну, дела! Хорошо бы, чтоб ты ошибся.

Но Снабби не ошибся. Пройдя к задней двери, рядом с которой ночью лежали ящики, подготовленные к отправке, ребята обнаружили глубокие следы полозьев.

Смотрите, вот одни санки, а вот — другие, — указал Барни. — И полозья вдавились в снег почти до земли.

Ну да, потому что ящики были такие тяжеленные, — пояснил Снабби. — Могу спорить, они увидели наши санки в сарае, когда обшаривали все вокруг, и кому-то из них пришла в голову блестящая мысль воспользоваться ими, чтобы увезти ящики. На себе они бы их не утащили.

— Снабби у нас настоящий детектив, — сказал Роджер то ли в шутку, то ли всерьез. —А ты, Чудик, кыш отсюда. Ты нам следы запутываешь.

Иди лучше поиграй с Мирандой.

Но Миранда играть с Чудиком не захотела. Она сидела на плече Барни, стараясь поймать снежинки, кружившиеся вокруг нее. И никак не могла понять, куда они исчезают, как только она их ловит.

Давайте попробуем идти по следам, — предложил Барни. — Возможно, они приведут нас в лодочный сарай, кто знает. Я думаю, нам будет легко идти по ним, потому что увезти все ящики сразу было невозможно — они возили их по два за ходку, не больше, и им пришлось ездить туда-сюда много раз, так что получилась утоптанная колея в снегу.

Но следы уже начинает заносить, снег идет очень сильный, — забеспокоилась Диана. — Смотрите, они заворачивают за дом. Пойдемте скорее, посмотрим, куда они ведут дальше.

— Он идет задом наперед! Ступает в свои же следы, которые только что оставил! — удивилась Диана. — Надо же до такого додуматься!

И они пошли вдоль колеи, проделанной полозьями их санок. Снабби очень тревожился — а вдруг они не отыщут санки? Ему так хотелось еще покататься, а эти негодяи их украли! И каких еще гадостей можно от них ждать?

— Следы огибали дом, вели к подъездной аллее и по ней за ворота. Дальше они пересекали шоссе и спускались к берегу озера. А затем шли вдоль берега к лодочному сараю.

Вот видите, мы правильно догадались — теперь они решили устроить свой тайник в лодочном сарае, — довольно заметил Барни.

А меня вот что удивляет: неужели они не понимали, что мы можем запросто пойти по их следам? — сказал Роджер.

Ну, может, они рассчитывали, что начнется сильный снегопад, и все следы завалит, — пожал плечами Барни. — А вот и наш лодочный сарай. Давайте подкрадемся тихонько, на случай, если они все еще там.

И друзья подобрались к сараю со всеми предосторожностями, не смеясь, не разговаривая и даже не позволяя Чудику издавать какие-либо звуки. Сарай со свежим слоем снега на крыше возвышался над берегом, как белый сугроб.

Следы от санок, все так же глубоко вдавленные в снег, вели вокруг сарая к той его части, которая была обращена к озеру. Здесь следы исчезали.

Похоже, ящики привезли сюда и загрузили в лодочный сарай, — сказал Барни, понизив голос. — Интересно, где же все-таки наши санки?

Смотрите! Это, случайно, не они там? — воскликнул Снабби. — Ну-ка, Чудик, сбегай посмотри.

Чудик запрыгал по полю туда, где, припорошенные свежим снежком, громоздились какие-то яркие предметы. Он поскреб снег лапой и громко залаял. Ребята направились к нему.

— Ну да, это наши санки, — обрадовалась Диана. — Они их разгрузили, а потом просто отшвырнули в снег в надежде, что их скоро завалит. Надеюсь, они их не сломали.

Ребята вытащили санки из сугроба. Нет, с ними все было в порядке, хотя в некоторых местах, там, где поверхность царапали тяжелые ящики, ободралась краска.

Ну, хоть что-то! — облегченно вздохнула Диана. — А то я уже боялась, что мы их навсегда потеряли, а они такие красивые.

А дальше что будем делать? Заглянем в сарай? — нетерпеливо спросил Снабби. — Я уверен, что там никого нет. Иначе они бы уже давно на нас заорали.

Во всяком случае, пойти и заглянуть в разбитое окно мы можем, — решил Барни. — Не понимаю, как эти жулики сумели затащить ящики в сарай. Наверное, у них есть ключ от большой двери, которая открывается над самой водой, что бы выпускать летом лодки.

Они обошли лодочный сарай, подобрались к разбитому окну. Барни храбро заглянул внутрь, но там было так темно в это снежное утро, что он не разглядел даже очертания лодок. Он похлопал себя по карманам, ища фонарик:

— Вот досада! Оставил в доме. Снабби, ты свой захватил? Молодец.

Барни быстро посветил фонариком в окно, обвел лучом по всему сараю. Никого там не было. Во всяком случае, он никого не увидел.

— Пусто! — сообщил он остальным. — Ни одной живой души. Наверное, эти двое смотали удочки, выгрузив свои ящики. Думают, наверное, что очень хитро их запрятали и никто их теперь не найдет. Они ведь не знают, что мы обнаружили их тайник в этом лодочном сарае.

А ящики ты видишь? — спросил Снабби, пытаясь тоже заглянуть в окно из-за плеча Барни. — Дай и мне посмотреть.

Ничего похожего на ящики здесь не видно, — сказал Барни. — Хотя их и не должно быть видно. Они, скорее всего, под какой-нибудь из лодок или накрыты брезентом. Да, наверняка это так. Должны они быть где-то здесь.

Так в чем дело? Давайте залезем внутрь и посмотрим, — предложил Роджер. — Мы запросто их отыщем, сарай не такой уж большой. Представляете, как будет интересно, если мы их найдем! Барни, давай осмотрим сарай, пожалуйста!

В конце концов, он ведь принадлежит вам, вашей семье, так что никакого преступления в этом нет. Ну что, согласен?

 

Глава XIX

 

РАЗОЧАРОВАНИЕ

Барни долго уговаривать не пришлось. Что же касается Миранды, она даже и ждать не стала его согласия — запрыгнула в сарай через разбитое окно и принялась скакать там, с большим интересом разглядывая всякий скарб.

Барни принялся вынимать оставшиеся в раме осколки.

— Края очень острые, — покачал он головой. — Не хватало еще, чтобы кто-то из нас порезался. Смотри, Диана, пролезай осторожно. Роджер тебя подсадит, а я изнутри помогу спрыгнуть.

— Да ну, ерунда, как мы можем порезаться! — отмахнулся Снабби. Ему хотелось немедленно приступить к делу. — Мы же все в толстых перчатках, в сапогах. Не тяни время, Барни!

Барни легко перепрыгнул через проем окна внутрь сарая. Потом Роджер помог залезть на подоконник Диане, а Барни помог ей спрыгнуть. За ней пролез Роджер, затем Снабби передал в окно Чудика и наконец пролез сам.

В лодочном сарае было и впрямь очень темно, поскольку тусклый дневной свет едва проникал сюда сквозь небольшое окно. И к тому же день был пасмурный, хмурый, с небом, затянутым снеговыми тучами, — совсем не такой, как раньше.

У ребят было с собой два фонарика, и с их помощью шаг за шагом они начали обследовать старый лодочный сарай. Это было обычное строение для хранения лодок, забитое всякими лебедками, бухтами веревок, 'Сложенным брезентом и полупустыми банками с краской. Здесь ощущался запах плесени, а лодки оказались намертво вмерзшими в лед. До морозов они просто плавали в воде под крышей сарая, но теперь их сковало льдом. Барни сразу понял, что рассчитывать найти под ними какие-то ящики просто смешно. Тогда он принялся заглядывать под кипы брезента и свернутых парусов, громоздившихся по разным углам.

Вряд ли эти ящики здесь, — сказала наконец Диана — ей надоело понапрасну копаться в пыльном сарае.

Да, пожалуй, — озадаченно пробормотал Барни. — Ведь Снабби говорил, что ящики большие и их много. Да они просто не могут быть здесь. Мы уже все обшарили. Это разочаровало ребят.

Мы же прошли по следу санок, здесь он кончился, а ящиков все равно нигде не видно.

А не могли эти жулики спрятать их где-то под снегом, как вы думаете? — предположила Диана.

Не может быть, — пожал плечами Барни. — Но даже для одного ящика им понадобился бы большой сугроб, а для нескольких — целая гора! Хотя все равно, почему бы не поискать.

Следующие полчаса ребята бродили вокруг лодочного сарая по глубокому снегу. Они были уверены, что такие тяжелые ящики незнакомцы не могли унести слишком далеко. Чудик, как бешеный, прыгал по сугробам, не понимая, что они ищут, но надеясь, что это что-нибудь съедобное. Миранда следила за ним с плеча Барни, жалея, что они не могут вернуться в теплый, уютный дом прямо сейчас. Ей не нравился этот снег, который все идет и идет, не переставая.

Нигде поблизости от лодочного сарая ящиков не обнаружилось. Снабби порядком расстроился — столько времени потратили впустую! Он удивился, когда Барни объявил, что пора возвращаться домой к обеду.

— Это что же, получается, мы угрохали все утро на поиски этих дурацких ящиков? Ни на санках не покатались, ни на коньках. Даже в снежки не поиграли! Ладно, я сейчас хотя бы на ногах по льду проедусь.

— У тебя не получится, весь лед снегом занесло.

Но Снабби уже был на озере. Р-р-раз! — он проскользил довольно прилично — ярдов на десять. Но вдруг упал и проехал остаток пути на пятой точке. Опершись руками, чтобы встать, он наткнулся на Что-то прямоугольное. Что это такое? Посмотрев, Снабби даже присвистнул — пачка из-под сигарет! Точно такая же, как та, что вчера нашел Барни в лодочном сарае. Наверное, кто-то — Джим или Стэн — выбросил ее вчера ночью, когда проходил здесь.

Снабби вернулся к ребятам и показал им свою находку.

— Такая же, как первая! Ее выбросил один из этих, я уверен.

Барни взял пустую пачку, чтобы сравнить ее с найденной в сарае.

— Да, точно такая! Ха, да она не пустая. В ней что-то осталось. Смотрите!

Он был прав.

Ишь, богачи, по полпачки сигарет выбрасывают! Надо будет побеседовать на эту тему со Стэном и Джимом при следующей встрече, — сострил Снабби.

Болван, — усмехнулся Роджер. — Вы посмотрите, какой снегопад! К тому времени, когда мы поедим, все следы припорошит. Хорошо,

что мы вовремя успели пройти по ним сюда.

Хоть и без всякой пользы, — вздохнула Диана. — Никаких ящиков мы так и не нашли. Не понимаю, куда они могли деться. Нет, все-таки они должны быть где-то в сарае.

— К тому времени как они вернулись в Рэт-а-тэт-хаус, у всех пробудился волчий аппетит. Миссис Тикл уже с нетерпением поджидала своих питомцев.

Опаздываете! Я уже подумала, не заблудились ли вы в снегу, — сказала она.

А что, снеговик вас случайно не навещал опять? Или мистер Никто? — осведомился Снабби. — И никто больше не заглядывал в окошко?

Что за жизнь пошла, миссис Тикл, — сплошная скука!

Да ну тебя, болтлив больно, язык без костей, — улыбнулась миссис Тикл, шутливо толкая Снабби. — Да ты весь промок! Надо тебе пойти переодеться, прежде чем сядешь за стол.

Ну вот! А из кухни чем-то так вкусно пахнет. Чем это, миссис Тикл?

Ты мне зубы не заговаривай. Иди и сними с себя все мокрое, — сказала миссис Тикл. —- И Чудика своего вытри. Он тоже весь хоть выжимай. Чудик, ты на мои ноги не бросайся. Прекрати, я сказала! И попробуй только еще утащить у меня пыльную тряпку — я тебя тогда в мусорный бак засажу!

Вскоре все четверо уселись за стол и принялись за горячий овощной суп. Миранда получила яблоко. Она жеманно откусывала от него по кусочку, сидя на плече у Барни. Но, дойдя до коричневых семечек в серединке, тут же забыла о хороших манерах. Выковыривая своими маленькими пальчиками семечки, она бросала их в тарелку Барни.

— Не понимаю, как мы вас с Чудиком терпим! — покачал головой Барни, вылавливая из супа яблочные семечки. — Просто не понимаю! Настоящие надоеды — вы оба.

Обезьянка схватила Барни за мочку уха, приблизила к нему свою мордочку и шепотом что-то быстро застрекотала. Барни с серьезным видом слушал.

— Ладно, раз уж ты извинилась, да еще так вежливо, я тебя больше ругать не буду.

Диана захихикала. Ее всегда смешило, когда Миранда нашептывала Барни на ухо, а тот делал вид, что слушает и понимает.

После довольно плотного обеда ребята уселись у камина, обсуждая странные события последних дней. Выходить на улицу не имело смысла — снегопад не прекращался, и было так темно, что они решили зажечь свет.

Барни щелкнул выключателем — никакого эффекта, свет не зажегся.

Этого нам только не хватало! — расстроилась Диана. — Наверное, из-за снегопада где-нибудь провода оборвались.

Ничего, у нас керосиновая лампа есть и свечей полно, — бодрым тоном произнес Барни.

Вошла миссис Тикл с подсвечником в руке узнать, чем они собираются заняться.

— Из дома больше не выходите, — предупредила она. — В такую метель в два счета заблудитесь. Я сама с трудом нашла дорогу от двери к мусорному баку.

Все засмеялись,

— Миссис Тикл, меня волнует один вопрос. Как у нас обстоят дела с продуктами? Ведь сюда сейчас ни один поставщик не проедет, а мы тоже не сможем сходить в деревню Боффейм.

— Ну, еще бы, конечно, Снабби это больше всего волнует, — заметила Диана. — Еда для не го самое важное.

Миссис Тикл засмеялась.

Об этом можешь не волноваться. Мне привезли целую машину всякой снеди из деревни, когда я сюда приехала. Старик Херди с почты сказал, что снега еще подвалит, и посоветовал набрать продуктов побольше. В нашей кладовке холодно, как в холодильнике, неделю все может пролежать свеженькое. Хлеб вот, правда, зачерствел. Я, пожалуй, сама испеку.

Правильно, — одобрил Снабби. — Хотите, я вам помогу?

Нет уж, не надо, — ответила миссис Тикл. — Нечего тебе на кухне вертеться. Я знаю, чего ты хочешь — сунуть нос в кладовку. Ну, точно, как мой младший, Том.

А что случится, если снег вот так и будет идти и идти и нас совсем засыплет? — спросил Роджер.

Этого я точно не знаю, — ответил Барни. — Жалко, что мы позвонить не можем. Остается только сидеть и ждать, когда мой отец решит, что нам пора возвращаться, и найдет какой-нибудь подходящий транспорт.

Большие сани и упряжку ездовых собак, как у эскимосов, — вот что нам нужно, — сказала Диана. — Знаете, таких, с хвостами бубликом.

Знаем, они лайками называются. А сани чтоб были с колокольчиками, — подхватил Снабби. — Динь-динь-динь!

Дз-зи-и-инь! Дз-зи-и-инь!

Внезапный резкий звонок заставил всех вздрогнуть.

— Это же телефон! Линию, значит, исправили! — вскрикнул, вскочив с кресла, Барни. — Теперь мы сможем кому-нибудь дозвониться и рассказать, какие здесь происходят странные вещи. Алло! Алло!

Все насторожились, прислушиваясь. Да, это звонил отец Барни — спрашивал, как у них дела.

— Все нормально, папа, нормально! — говорил Барни. — Только вот знаешь что? Какие-то странные вещи здесь происходят. Да-да, именно странные... Что?.. Да, я попытаюсь тебе объяснить, не вешай трубку. Честно говоря, я даже не знаю, что с этим делать. Понимаешь... — И Барни принялся рассказывать обо всех непонятных событиях последних дней.

Что за рассказ у него получился!

 

Глава XX

СВЯЗЬ С МИРОМ ВОССТАНОВЛЕНА

Услышав долгожданный телефонный звонок, миссис Тикл вбежала в прихожую. Вместе с ребятами она стояла возле Барни, когда он рассказывал отцу необыкновенную историю о странных событиях в Рэт-а-тэт-хаусе.

Отец Барни был поражен.

— Но что все это значит? — громко прозвучал в трубке его голос. Так громко, что его услышали все. — Кто-то беспокоит вас ночью, врывается в дом, забирает какие-то вещи из подвала! Кстати, почему он был заперт, когда вы приехали? Мы его никогда не запираем. И что они там прятали, эти субъекты? Это все, Барни, или есть еще что-то?

— Ну, почти все. Во всяком случае, все самое важное я тебе рассказал. Ты не смог бы приехать сюда? Правда, тут все засыпало снегом, и я не уверен, сможет ли машина проехать. Хорошо еще, что телефонную линию исправили.

-—. Да, слава богу, — сказал отец. — Бабушка очень о вас волновалась. Настолько, что я уже боялся, как бы она не надела мои старые лыжи и не отправилась на них к вам через горы и долины.

Ну, бабушка! Какая она молодец! — произнес Барни, гордясь решительностью пожилой леди. — Я бы не удивился, если бы увидел ее здесь на лыжах. Или даже в санях, запряженных оленем. Но, отец, как ты думаешь, машина сможет к нам сюда пробиться?

Нет, это слишком рискованно. Во всяком случае, не сегодня, когда снег все еще валит. Машина может застрять в сугробах, и тогда придется в ней просидеть несколько дней. Иногда, если деревня из-за снега оказывается полностью отрезанной от мира, туда высылают вертолёты. Они сбрасывают все самое необходимое — лекарства, продовольствие... Кстати, с этим у вас должно быть все в порядке, да?

Да-да, конечно, —- подтвердил Барни. — А ты не собираешься сообщить в полицию? Я не знаю, что было в тех ящиках, которые они здесь прятали, но совершенно ясно, что далеко они их увезти не могли, потому что сейчас ни один грузовик не смог бы отсюда выбраться. Значит, их спрятали где-то поблизости, но где именно, мы незнаем.

— Да, я тоже об этом подумал, — сказал отец. — И немедленно позвоню в полицию, а потом сообщу вам, что они мне ответят.

Все очень обрадовались, что телефон наконец заработал. С большим облегчением друзья почувствовали, что связь с миром все-таки есть. Это ведь так важно, когда происходят столь странные события.

Барни положил трубку и с улыбкой оглядел ребят.

Мой отец сейчас этим займется, нам не о чем волноваться.

Ну, слава богу, как камень с сердца! — вздохнула миссис Тикл, когда ее подопечные вернулись в жарко натопленную гостиную.

По дороге они услышали, как телефон тихонько тренькнул, будто кто-то снял трубку. Барни резко обернулся — это была Миранда. Схватив трубку двумя ручками, она что-то стрекотала в нее, как это только что делал Барни!

— И все-то тебе надо копировать! — покачал головой Барни, выхватывая у нее трубку и кладя на место. — И как только мы вас с Чудиком до сих пор терпим, не понимаю!

Миранда прыжками перебралась в гостиную, уселась на медвежью голову, венчающую шкуру, и принялась что-то нашептывать в лохматое бурое ухо.

Уж эта твоя обезьянка — обхохочешься! — засмеялась миссис Тикл. — Я рада, Барни, что твой отец теперь все знает, Что он собирается делать?

Сообщить в полицию, — быстро ответил Барни. — Но не знаю, что они смогут сделать в ближайшее время. Отец сказал, сейчас никто сюда не проберется через этот снег.

Все равно, вряд ли эти люди будут еще нас беспокоить, — с надеждой в голосе произнесла Диана. — Свои ящики они забрали, поэтому едва ли следует ждать нового стука в дверь или появления бродячего снеговика.

Ты права,— сказал Роджер. — Наверное, они куда-то переехали после того, как снова спрятали ящики. Холодно и неудобно, должно быть, спать в лодочном сарае.

В такой снег они уйти далеко не могли, — заметил Барни, взглянув в окно. — Скорее всего, они укрылись в каком-нибудь амбаре, но вот чем они собираются питаться, интересно знать?

Не забывайте, что в подвале было полным-полно всяких банок с консервами. Они могли за хапать сколько угодно, когда забирали ящики, — вставил Снабби.

Да, могли, — согласился Роджер. — Я об этом не подумал. Но учтите, мы пока так и не выяснили, каким образом они попали в кухню.

Не через заднюю дверь, это мы точно знаем, потому что миссис Тикл не только заперла ее, но и закрыла на задвижку. Так что, даже если у них был ключ, они не смогли бы ее открыть.

Я хочу этим заняться, — объявил Снабби. — А что, небольшое детективное расследование — очень даже интересно! Давайте посмотрим, кто сможет узнать, как они попали в дом!

Миссис Тикл, вспомнив, что ей нужно испечь хлеб, поспешила на кухню. Ребята принялись обходить комнаты и проверять, надежно ли заперты окна.

Нет, повсюду окна заперты на все шпингалеты, — сказал Барни. — Во всяком случае, на первом этаже. Просто не представляю... — Он замолчал, так как в комнату вбежала взволнованная миссис Тикл.

Поняла я, как они сюда забрались, — проговорила она. — Через окно в кладовке! Там всегда шпингалет едва держался — они его и сорвали. Влезли, значит, в дом через окно, а когда вылезли, закрыли его за собой, поэтому я и не заметила, что шпингалет сломан.

Все вместе они пошли осматривать сломанный шпингалет.

Да, вы правы. Они залезли здесь, — согласился Снабби. — Ну и кладовка! Какая огромная!

А это что за пирог? Когда мы его будем есть?

Нечего тебе тут делать, давай-давай, выходи, — сказала миссис Тикл, выталкивая Снабби. — А кто тебе разрешил взять эту ватрушку с повидлом? Ну, Снабби, ну, проныра!

Барни в это время оглядывал верхние полки.

— Вроде бы отсюда они ничего не взяли, да? — спросил он. — Сейчас небось жалеют, что вовремя не прихватили.

Миссис Тикл подставила стул, встала на него, чтобы проверить самые верхние полки.

Я и сама точно не знаю, что здесь было, — призналась она. — Стояли какие-то консервные банки, бутылки, пакеты с чем-то. А что в них — понятия не имею и никогда не трогала. Ах да, кое-что они с собой забрали. Вон, на полках следы остались, где что-то стояло. Да, взяли несколько банок. Надо же — ну кто бы мог подумать!

Нахальство — забирают наши припасы с полок, ящики из подвала! Если так дальше пойдет, они улягутся спать в нашей кровати, — возмутился. Снабби. — Надо быть начеку, миссис Тикл.

Да уж, сегодня обязательно загляну под кровать со скалкой в руке, — сделав свирепое лицо, пообещала миссис Тикл.

Лучше пусть этим Чудик займется, — сказал Снабби. — Он будет счастлив поохотиться у каждого под кроватью. Правда же, Чудик?

Гав! — радостно ответил Чудик и бросился вверх по лестнице, словно собираясь приступить к охоте немедленно.

Ребята и миссис Тикл вернулись в гостиную и посмотрели в окно. Как изменилась погода! Где чистое небо, где неяркое зимнее солнце, где сверкающее льдом озеро? Только бесконечные, падающие с темного неба снежные хлопья.

Не завидую я этим Стэну и Джиму, — проговорил Снабби. — Вот уж, наверное, они злятся, что мы сюда приехали. Могу спорить, они рассчитывали укрыться в Рэт-а-тэт-хаусе, если в лодочном сарае станет слишком холодно.

Они, наверное, собирались увезти эти ящики на грузовике на этой неделе, — сказал Барни. —

Но не получилось. Куда же все-таки они их спрятали? Не .может быть, чтобы где-то далеко. Такую тяжесть далеко утащить они не могли.

Как-то непонятно: они поставили ящики на наши санки, довезли их до лодочного сарая, потом сняли с санок и куда-то спрятали. Но куда? —: недоумевал Роджер.

Мне уже надоело над этим голову ломать, — сказала Диана. — Давайте лучше сыграем во что-нибудь. Например, кто быстрее головоломку сложит. Мы ведь с собой их много привезли, да?

Привезли, они в шкафу, — кивнул Снабби. — Я себе четыре возьму.

Вскоре все уже сидели за большим круглым столом, и перед каждым стояла коробочка с разрозненными картонными кусочками мозаики.

— Начали! — скомандовал Роджер.

Все высыпали фрагменты мозаики на стол и начали быстро сортировать их.

— Я всегда сначала отбираю кусочки с голубым небом, — сказала Диана. — Снабби, у тебя уже один кусочек на пол упал.

Миранда порядком мешала их соревнованию. Ей очень понравились цветные картонные кусочки, и она рвалась помочь их складывать.

— Перестань, Миранда! — не выдержал Снабби. — Этот кусочек сюда не подходит. Ну вот, теперь ты другой кусочек сбила. Барни, посади ее себе на плечо.

Но Миранда не унималась. В конце концов Диана решила, что единственный разумный выход — дать обезьянке собственную головоломку, чтобы она с ней играла.

Миранда была в восторге. Устроившись на столе, она разложила перед собой кусочки мозаики и увлеченно возилась с ними, что-то бормоча своим тоненьким обезьяньим голоском. Вошедшая с подносом миссис Тикл не могла поверить своим глазам.

Ну, дела! Эта обезьянка и тут успела! Так, а вы чай пить собираетесь или мне поднос унести, пока вы не кончите?

Я выиграл! — объявил Снабби, ставя на место последний кусочек. — Я первый составил!

Что мне за это полагается? Самый большой кусок шоколадного торта и булочек с изюмом вдвое больше, чем другим. Я выиграл!

И тут опять нетерпеливо зазвонил телефон:

Дзинь-дзинь-дзинь!

Что-то им скажет отец Барни?

 

Глава XXI 

 

КУЧА НОВОСТЕЙ

Барни бегом бросился к телефону. Отец уже сообщил в полицию? Что они собираются делать? — Алло!.. — произнес он. — Алло! Да, это я, Барни... Да, я слушаю внимательно.

Он стоял, прижимая трубку к уху, кивая головой и время от времени взволнованно произнося: «Да... да-да...»

Глаза его горели. Остальные столпились у него за спиной, стараясь что-нибудь расслышать, но Барни, боясь пропустить хоть слово, так плотно прижимал трубку к уху, что они смогли разобрать лишь очень немногое.

Снабби не мог устоять на месте, так ему не терпелось узнать, о чем говорит отец Барни. Наконец Барни стал прощаться.

— Хорошо, папа. Я все сделаю, как ты сказал, можешь на меня положиться. И миссис Тикл тоже передам. Как это все интересно! Да, завтра увидимся. До свидания!

Положив трубку, он обернулся к ребятам. Глаза его по-прежнему сияли.

Что? Что он сказал? — почти выкрикнул Снабби.

Сейчас расскажу. Пойдемте в гостиную.

Миссис Тикл!.. Ага, вы здесь. Пожалуйста, тоже идемте с нами. У меня важная новость.

Все вернулись в гостиную. Чудик волновался вместе со всеми, хоть и не понимал, по какому поводу. Миранда подпрыгивала на плече у Барни, все еще не выпуская из рук кусочек мозаики.

Когда все сели, Барни начал:

Мой отец связался с полицейскими и все им рассказал. Полицейские очень заинтересовались. По мнению отца, они знают, что в этих ящиках, но ему не говорят. Завтра утром они будут здесь.

Завтра? В такой снег? — удивился Роджер, глядя в окно, где снег все еще валил стеной. — Ни одна машина не проедет.

Они прилетят на вертолете! — торжественно объявил Барни. — И нам надо подготовить для них посадочную площадку.

Ух ты! — выдохнул Снабби. — Как интересно! А как мы должны готовить площадку?

За домом есть большая лужайка, — сказал Барни. — Очень большая и совершенно ровная.

В центре ее мы должны расчистить как можно больше места, чтобы вертолету не пришлось приземляться в глубокий снег.

Идем прямо сейчас! — подпрыгнул Снабби, совсем забыв, что уже почти стемнело.

Осел! Заткнись и дай Барни договорить, — шикнул на него Роджер.

Нам надо как-то отметить место посадки, — продолжал Барни. — Темными покрывалами или еще чем-то.

Можно взять сверху синие занавески, — сразу предложила миссис Тикл, взволнованная не меньше ребят. — Расчистим большой квадрат и обложим по краям занавесками. А чтоб не сдуло, придавим чем-нибудь тяжелым. Банками консервными или чем-то в этом роде.

А сколько человек прилетит? — спросила Диана. — Я думаю, вертолет не может много привезти.

Прилетят трое, — ответил Барни. — Отец, инспектор полиции и сержант — так, кажется. Вертолет — это сейчас единственный способ сюда попасть. И по словам инспектора, им совершенно необходимо найти эти ящики.

Что же в них такое?— гадал Снабби, подпрыгивая на стуле вроде Миранды. — Слушайте, какие события разворачиваются! Надеюсь,

этих жуликов вертолет не спугнет.

Отец сказал, что это не имеет значения, — продолжал Барни. — Он считает, они решат, что вертолет прилетел, чтобы сбросить нам продукты и проверить, все ли у нас в порядке. Во всяком случае, он говорит, сейчас важнее найти ящики, чем похитителей.

Bay! — опять подскочил Снабби. — Тогда давайте еще раз их поищем. Мы ведь знаем, что они где-то рядом. Они слишком тяжелые, чтобы их можно было далеко увезти.

Но мы же обшарили всю округу — ив снегу, и в лодочном сарае, — развела руками Диана. — Хотя, честно говоря, я не думаю, что они

могли увезти их куда-то после того, как сгрузили с санок.

Ты совершенно права, — задумчиво произнес Барни. — Я тоже ломал над этим голову.

Мы все отлично помним, где кончаются следы санок — у берега озера.

А я знаете что думаю... — вдруг проговорила Диана. — Я думаю... Нет, не может быть, чтобы...

Чтобы что? О чем ты подумала? — быстро спросил Барни.

Дело вот в чем: мы обнаружили, что следы санок заканчиваются на берегу озера. Санки мы тоже нашли поблизости в снегу. Но, мне кажется, вполне возможно, что они протащили санки по озеру на другой берег и спрятали ящики там.

А потом вернули санки туда, где мы их нашли.

Все уставились на Диану, осмысливая ее догадку. Вдруг Барни шлепнул себя по коленке, отчего Миранда испуганно подпрыгнула.

— Да! Да, это не только возможно, это очень и очень вероятно. Если помните, в ту ночь на озере снёга не было. Мы весь день прокатались на коньках, и санки легко могли бы скользить по льду. А потом опять пошел снег и засыпал следы нагруженных санок на озере! Даже тонкого слоя хватило бы, чтобы засыпать колеи от полозьев..

А я еще кое-что понял! — почти выкрикнул Снабби, заставив Чудика вздрогнуть. — В пачке, которую я нашел на озере, были еще сигареты — ее не выбросили, а уронили, когда тащили санки.

Согласен, — сказал Роджер, похлопав Снабби по спине. — Меня тогда это тоже удивило.

А теперь, Снабби, ты эту маленькую тайну разгадал. Конечно же, ее не выбросили, а уронили.

Жалко, что сейчас темно, а то бы мы пошли к озеру и поискали тайник на другом берегу.

А давайте возьмем фонарики и сходим! — опять подскочил на месте Снабби.

Чудик залаял.

— Ни в коем случае! — поспешила охладить его пыл миссис Тикл. До этого она удивленно прислушивалась к разговору ребят, ничего не понимая. Но теперь ей было что им сказать: — Выходить в такой снег да по такой темноте, когда хоть глаз выколи и холод собачий! Да вы к утру заблудитесь и замерзнете до смерти!

Ерунда! — вскричал Снабби, слишком возбужденный, чтобы понимать ее доводы. — Я иду.

Пойдем, Барни.

Нет, Снабби, миссис Тикл права, — поддержал ее Барни. — Это сумасшествие, идти сейчас. Вполне можно подождать до завтра. Кстати, утром мы должны будем встать пораньше. Нам понадобится уйма времени на расчистку снега с поляны и выкладывание занавесок, чтобы мог сесть вертолет.

Надо будет лопаты где-то найти, — напомнила Диана.

В саду, в сарае, вроде бы есть, — сказала миссис Тикл. — Завтра их достанем. Послушайте, так вы что, чаю не хотите, что ли? Тосты с маслом и булочки с изюмом совсем остынут.

Ой, я и забыл совсем о чае. Как это со мной случилось? — сам себе удивился Снабби. — Ди, стели скорее скатерть. Я помогу тебе накрыть на стол. Тосты с маслом остывают! Это что ж такое!

Миссис Тикл, засмеявшись, пошла на кухню за чаем, заваренным в большом коричневом чайнике. Ну, Снабби! Ну, точно ее Том в детстве. Ему тоже всегда есть хотелось. И тоже на шутки был горазд. Тут она услышала подозрительный шум и обернулась — Чудик! Уже удирает с ее каминной щеткой. Пока она ставила на кухонный стол чайники — с кипятком и заварочный, которые держала в руках, Чудик уже исчез, взбежав наверх. Куда он затащит эту щетку, где ее потом искать?

За чаем все взволнованно обсуждали вертолеты, полицейских, возможные тайники со спрятанными ящиками на другом берегу озера и вероятность того, что Стэн и Джим сейчас там.

— Они, наверное, сидят там со своими ящиками, — сказал Снабби, накладывая себе тушенки на четвертый кусок поджаренного хлеба. — Ведь они могли построить снежный дом вроде нашего.

Получилось бы отличное убежище. Еды полно — они сперли у нас консервы. А воду из снега можно натопить.

Тогда нам надо идти осторожно, —произнесла с тревогой в голосе Диана. — Мне совсем не хочется наткнуться на эту парочку. Пусть уж этим полицейские занимаются. Вот ящики искать— дело другое.

Давайте, когда мы завтра туда пойдем, захватим с собой санки, — сказал Роджер. — Тогда, если мы эти ящики найдем, то хотя бы два сможем привезти домой, по одному на каждых санках. Вот полицейские обрадуются, когда их увидят!

К вечеру ребята совсем не устали — слишком мало двигались, и миссис Тикл пришлось немало постараться, чтобы отправить их спать. Самой-то ей спать очень хотелось, потому что в этот день она много возилась на кухне — пекла, варила — и порядком устала. В половине десятого она заглянула в дверь гостиной.

Вы все сидите? Я уже зажгла для вас свечи. Пожалуйста, идите скорее.

Хорошо, — кивнул Барни, слыша нотки усталости в голосе миссис Тикл. — Вы поднимайтесь к себе наверх, миссис Тикл, а мы сейчас. Мы постучим к вам в дверь сказать, что ложимся.

Они поговорили еще минут десять и вышли в прихожую за своими свечами, но ни одна из них не горела! В холле было совершенно темно.

— Не гаси лампу! — крикнул Барни Диане. — Кто-то задул наши свечи. Что еще тут происходит? Неужели опять наш мистер Никто пожаловал и взялся за свои шуточки? В прихожей тьма кромешная. Я сейчас попробую на ощупь найти свечи, и тогда увидим, в чем тут дело.

— О боже! Неужели сегодня ночью еще что-то произойдет? — ахнула Диана. — Скорее, Барни! Погоди, у меня же есть фонарик. Сейчас посвечу в прихожей, тогда увидим, кто там орудует.

Она опасливо провела узким лучом по углам прихожей. И действительно, там кто-то прятался. Фонарик осветил маленькую косматую головку с двумя блестящими озорными глазками, выглядывающую из-за спинки стула.

— Это же Миранда! — воскликнул Снабби. — Ах ты, разбойница! Это ты задула все свечи, да? Чудик, ату ее!

Но прежде чем Чудик успел подбежать к ней, обезьянка радостно залопотала и в восторге запрыгала по лестнице наверх. Ха! Она разыграла такую шутку, до какой Чудик никогда бы не додумался.

 

Глава XXII

 

ПОЛИЦИЯ ПРИСТУПАЕТ К ДЕЛУ

Утро выдалось тихим и ясным. Снегопад постепенно прекратился, и на чистом бледно-голубом небе вновь засияло солнце. Ребят это обрадовало, потому что теперь вертолет мог приземлиться без труда.

Друзья встали пораньше, быстро и с аппетитом позавтракали. Потом Диана пошла помочь миссис Тикл мыть посуду, а мальчики принесли дров для каминов. После этого все вместе они отправились за лопатами в большой сарай с садовым инструментом недалеко от кухни. Он был заперт, но миссис Тикл дала им ключ. Отперев дощатую дверь, ребята огляделись.

Отлично! — произнес Барни, заметив целую коллекцию лопат. — Любые, на выбор — большие и маленькие. На тебе, Снабби, вот эту маленькую. Смотри, какая удобная!

Вот еще, глупости — маленькую! — обиделся Снабби. — Да я, если хочешь знать, такой же сильный, как ты. Может, даже и посильнее,

если на то пошло!

Пока они препирались из-за лопат, из дома появились и подошли к ним Диана и миссис Тикл. Кухарка, засучив рукава, взяла себе лопату пошире. Барни с восхищением посмотрел на миссис Тикл. За что бы она ни бралась, всегда делала это очень основательно.

С лопатами на плече они отправились на лужайку. Снег был плотный и глубокий — не меньше двух футов, решил Барни.

— Давайте сначала разметим ровную большую площадку, — сказал он. — И сразу же начнем ее расчищать.

Они разметили большой квадрат и с жаром принялись сгребать оттуда снег. Работа оказалась не из легких. Снабби слишком рьяно взялся за дело и выдохся намного раньше других.

— Говорил я тебе, возьми маленькую лопату, — посмеиваясь, заметил Барни.

Вскоре приличный пятачок в центре поляны был очищен.

— По-моему, этого для вертолета будет достаточно, чтобы приземлиться, — сказал Роджер, оглядев площадку. — Хотя, конечно, впритык.

Миссис Тикл, может быть, вы с Дианой сходите за этими темными занавесками, чтобы мы смогли разложить их по краям площадки, как толь

ко услышим шум вертолета. Когда он прилетит, мы не знаем, но, пока есть время, будем продолжать работать.

Миссис Тикл с Дианой ушли в дом. Минут через двадцать они появились с кипами темно-синих занавесок, снятых с окон второго этажа. Они аккуратно положили их стопкой на снег и присоединились к мальчикам. А вертолет все не прилетал. Через некоторое время ребята почувствовали, что им просто необходимо передохнуть еще раз. Барни давно трудился без куртки, в одной рубашке, и уже подумывал, не сбросить ли и ее — так он разгорячился.

Миссис Тикл сходила в дом и принесла булочек и холодного лимонада: горячего питья никому не хотелось. Ребята набросились на еду — они порядком проголодались и умирали от жажды. После этого работа возобновилась.

— Уже без четверти двенадцать, — наконец взглянула на часы миссис Тикл. — Пойду-ка я, пожалуй, сварю суп да почищу картошки. Раз у

нас к обеду прибавятся три едока, надо наготовить побольше. Диана, ты тоже пойдешь со мной, тебе уже хватит лопатой ворочать.

— Да, ты иди лучше помоги миссис Тикл, — сказал Барни, видя, что Диана и вправду устала. — Нам немного осталось. Площадка уже вполне приличная, вертолету хватит.

Диана ушла вместе с миссис Тикл, а мальчики вновь взялись за лопаты. «Мы расчистили уже целое летное поле», — не без гордости подумал Барни.

И тут в чистом морозном воздухе послышался далекий рокот. Мальчики подняли головы. Это должен быть вертолет.

— Скорее! Расстилайте занавески! — в волнении крикнул Барни. — И не вздумай, Чудик, растаскивать их. И ты тоже, Миранда!

Услыхав шум вертолета, выбежали миссис Тикл и Диана и бросились помогать расстилать занавески вокруг большой расчищенной площадки. Вертолет был уже хорошо виден — не очень большой, с крутящимися лопастями наверху.

Он подлетал все ближе и ближе, и шум его становился все громче.

— Смотрите — снижается! Они увидели нашу площадку! — выкрикнул Снабби в невероятном волнении. — Эй, вертолет, сюда лети, сюда!

Осторожно и даже грациозно вертолет опустился на поляну. Он приземлился почти без толчка. Первым выпрыгнул сержант, пилотировавший его. Он широко улыбнулся ребятам:

— Молодцы! Хорошо поработали! Мы вашу посадочную площадку увидели за несколько миль.

Вторым появился отец Барни, мистер Мартин, и последним рослый подтянутый инспектор с сурово сжатыми губами, но с глазами весело поблескивающими из-под густых бровей.

— Так! Доброе утро всем! — поздоровался он. — Я слышал, вам тут пришлось поволноваться.

Мистер Мартин улыбнулся, радуясь тому, что лица у всех веселые и довольные.

-— Я бы вас никогда сюда не отправил, если бы знал, что будет такой снегопад, — сказал он. — Пойдемте скорее в дом, там и поговорим.

И все отправились в дом.

Миссис Тикл принялась орудовать на кухне, а остальные друг за другом прошли в гостиную обмениваться новостями.

Инспектор и сержант с большим интересом выслушали ребят, при этом сержант постоянно что-то записывал в блокнот. Ребятам пришлось дважды пересказывать все с самого начала. Инспектор задал им множество вопросов и остался доволен ясными и прямыми ответами.

Смышленые ребята, — похвалил он, обращаясь к мистеру Мартину, который молча слушал, вновь удивляясь череде необычных событий. — Мистер Мартин сообщил мне, что вы пытались найти ящики, увезенные этими людьми, но вам это не удалось, — продолжал инспектор, опять повернувшись к друзьям. — У вас есть какие-то соображения на этот счет? Куда, вы думаете, они могли увезти ящики?

Да, сэр, есть! — выпалил Снабби. — Нам это совсем недавно пришло в голову. Они увезли ящики на санках по льду озера на другой берег. Но потом следы засыпало снегом, поэтому-то мы и решили сначала, что они их довезли только до лодочного сарая. Мы не сразу догадались, что они поедут через озеро. А еще я нашел на озере полпачки сигарет — это они ее уронили по дороге.

Теперь инспектор и сержант сидели выпрямившись, напряженно глядя на ребят.

Так, это уже кое-что! — произнес инспектор. — Совершенно очевидно, что они не могли унести эти ящики далеко, так что...

Сэр, а что в этих ящиках, как вы думаете? — спросил Снабби, сгорая от любопытства.

Терпение, мой юный друг, терпение, — загадочно проговорил инспектор. — Если там то, на что мы рассчитываем, мы будем очень и очень рады.

В дверях показалась миссис Тикл.

Надеюсь, я вам не помешала, джентльмены, — вежливо проговорила она. — У меня все готово — горяченькое! Если хотите, могу сейчас подать. Или потом разогрею — как скажете.

Нет-нет, миссис Тикл, подавайте прямо сейчас, — сказал мистер Мартин. — Очень любезно с вашей стороны, что вы об этом позаботились.

У вас еще много вопросов к ребятам, инспектор?

Вопросов больше нет, — завершил беседу полицейский.

Его помощник щелкнул резинкой, стягивающей его блокнот, и отложил карандаш.

— Но после обеда мы приступим к поискам, если вы, ребята, покажете нам озеро, лодочный сарай и все прочее. Возможно, нам и удастся найти эти ящики.

Здорово! — воскликнул, потирая руки, Снабби. — Вот они, самые главные приключения — начинаются!

Совершенно верно, — подтвердил инспектор, с улыбкой глядя на рыжеволосого веснушчатого мальчугана с черным спаниелем, прыгающим у его ног.

— Пойду помогу миссис Тикл, — сказала Диана.

Роджер присоединился к ней. Миранда спрыгнула с плеча Барни и, к удивлению обоих полицейских, тоже выскочила за дверь.

— Она на кухню пошла, стащить что-нибудь вкусненькое, — пояснил Барни. — Сейчас, наверное, уже крышки на кастрюлях поднимает, проверяет, что в них.

Миссис Тикл приготовила замечательный обед — «потрясный», как бы сказал Снабби, — и осталась в комнате обслуживать гостей. Полицейские утратили свой настороженный и несколько официальный вид, шутили и смеялись не меньше мистера Мартина. Одним словом, обед прошел преотлично. Особенно был доволен Чудик, ему под столом перепала тьма-тьмущая кусочков и объедков.

Миранда тоже ликовала, потому что, кроме большого воздушного пудинга с вареньем, было подано еще блюдо консервированных ананасов со сливками. Барни пришлось не спускать с нее глаз. Она обожала ананасы и могла стащить кусочек прямо у кого-нибудь с тарелки в надежде, что этого никто не заметит.

— А теперь,— сказал инспектор, насладившись едой и приятной компанией, — теперь, я думаю, надо перейти к делу. Сейчас мы все вместе выйдем на улицу, и вы покажете мне лодочный сарай и все прочее, что меня интересует. Потом мы перейдем по льду озера на другой берег и попробуем отыскать эти спрятанные ящики.

В волнении четверо ребят бросились за своими куртками и шарфами, а трое мужчин в ожидании закурили сигареты.

Чудик начал ошалело носиться по дому с небольшой тряпкой в зубах, давая отпор каждому, кто пытался отобрать ее. Миранда» выбрав удобный момент, когда он пробегал мимо, прыгнула ему на спину. Чудик, в гневе и возмущении, повернул к ней голову и громко залаял. Тряпка выпала из его рта. В мгновение ока Миранда перехватила ее своими ручками и вновь вскочила на плечо Барни. На всякий случай она принялась засовывать тряпку ему за шиворот.

— Ну и парочка — друг друга стоят! — усмехнулся инспектор. — Лучше дюжина сорванцов, чем эти двое.

Все засмеялись. Потом вместе вышли из дома. На крыльце на секунду остановились, чтобы показать инспектору гигантский дверной молоток в форме львиной головы.

— М-м-да, видимо, этим парням очень нужно было спугнуть вас отсюда, — сказал инспектор, оглядывая молоток— Ну что ж — вперед! У нас сегодня еще много дел.

 

Глава XXIII 

 

ЕЩЕ ОДНА НАХОДКА СНАББИ

Прежде всего ребята отвели полицейских и отца Барни к лодочному сараю показали им там разбитое окно и место, где прервались следы полозьев.

— А вон там мы нашли наши санки, они были почти засыпаны снегом, — указал место Снабби.

Полицейские вошли в лодочный сарай и какое-то время обыскивали его, обмениваясь редкими замечаниями. Выйдя, они покачали головами.

— Ничего крупного здесь не спрячешь,.— сказал инспектор. — Но, судя по куче окурков и обгорелых спичек, эти люди прятались здесь. А теперь давайте пойдем на тот берег. По дороге надо время от времени немного раскидывать свежий снег — может, и удастся найти под ним следы.

Так они и делали, но следов нигде не обнаружилось. Дойдя до противоположного берега, они начали методичные поиски. Инспектор каждому выделил по сектору. Местами сугробы были очень высокими, так что в них вполне могли быть спрятаны ящики.

Работа была утомительной — тыкать ногами в сугробы, расшвыривать снег и проверять, нет ли там, в снегу, чего-то твердого. Вскоре все сектора были обследованы, и ребята двинулись дальше, в глубь берега. Но здесь снег лежал совершенно ровным, нетронутым покровом, и было совершенно очевидно, что никаких больших ящиков там не может быть.

Что-то пока нам не везет, а? — разочарованно проговорил мистер Мартин. — Мы самым тщательным образом обшарили почти весь берег. На оставшихся участках кусты спускаются до самой воды, и маловероятно, что эти двое могли туда сунуться.

Полагаю, на сегодня хватит, — сказал инспектор. — Не думаю, что они попытаются забрать ящики сейчас, когда сюда так трудно про

ехать. Где бы эти ящики ни были спрятаны, им придется пролежать там до тех пор, пока дороги не очистятся от снега. Вот тогда преступники не будут терять времени, в первую же ночь бросятся забирать их из тайника и вывозить.

Хорошо, — кивнул мистер Мартин. — Тогда возвращаемся в Рэт-а-тэт-хаус пить чай. Уже темнеть начинает, не видно, что делаешь.

И они отправились в обратный путь. Заметно потеплело, и снег начал кое-где быстро подтаивать. Вернувшись к озеру, они шагнули на лед, направляясь к лодочному сараю.

Мистер Мартин и оба полицейских шагали впереди, переговариваясь между собой. Снабби шел последним, расшвыривая ногами снег, лежащий на поверхности льда. За ним бежал Чудик,

Вдруг Снабби ударился ногой обо что-то твердое и вскрикнул от боли.

Что там у тебя? — недовольно обернулся Барни.

Я споткнулся о какую-то штуковину, — пожаловался Снабби, стоя на одной ноге и тряся другой. — Ой-ой-ой, как больно — даже через сапог!

Нечего шум поднимать из-за ерунды, — сказал Барни.— Подумаешь, комок снега примерзший.

Нет, никакой это не комок, — возмутился Снабби и немедленно приступил к поискам «штуковины», о которую он споткнулся.

И вскоре нашел.

— Эй, Барни, посмотри-ка! — крикнул он. — Это кусок цельного льда, а вовсе не комок снега. Неудивительно, что я чуть палец на ноге не сломал.

Барни нетерпеливо вернулся и посмотрел на находку Снабби. Это был действительно кусок льда, но довольно странный — в виде большого Круга, довольно толстого. Он плашмя лежал на замерзшей поверхности озера, Барни удивленно разглядывал его.

— Почему он такой круглый? — произнес он. — Очень странный кусок льда.

Он еще внимательнее осмотрел льдину и вдруг, порядком напугав Снабби, закричал:

— Эй, отец! Инспектор! Вернитесь сюда на минутку, скорее!

Снабби уставился на Барни, как на сумасшедшего, а Чудик с громким лаем принялся бегать кругами, как он всегда делал при сильном волнении. Мистер Мартин и оба полицейских удивленно обернулись и подбежали к ним.

— Что случилось? — спросил инспектор. — Вы что-нибудь нашли?

—- Да, Снабби нашел — вот этот кусок льда, — ответил Барни. — Вы посмотрите, он совершенно круглый и довольно большой. Его явно выпилили изо льда пилой.

— Ага, вот теперь уже теплее, — проговорил инспектор и, присев на корточки, принялся разглядывать кусок льда. — Абсолютно круглый.

Ты прав, Барни, его выпилили пилой. Но зачем?

Да, очень интересно. Как жаль, что уже темнеет!

Что же нам делать? Ребята, вы не могли бы сбегать в дом за фонариками и лопатами-, чтобы счистить снег в этом месте? Мы должны отыскать место, откуда был выпилен этот круг.

В страшном волнении четверо ребят бегом бросились обратно в дом, схватили фонарики, лопаты и выбежали опять, едва успев ответить на удивленные вопросы миссис Тикл.

Лучи фонариков освещали место, где Снабби нашел ледяной кругляш. Лопаты проворно раскидывали снег.

Смотрите в оба — как бы не упасть в дыру, откуда этот кусок был выпилен, — предупредил Роджер.

Ну, этого можно не опасаться, — заметил мистер Мартин. — Вода наверняка уже успела замерзнуть.

Не прошло и пяти минут, как послышался радостный крик Барни:

— Я нашел! Вот оно, это место, — смотрите!

Все подбежали к нему, посветили фонариками под ноги. Очищенный от снега, виднелся круг льда, отличающийся по цвету от остального, — здесь был выпилен круглый кусок, и вода замерзла снова.

— Похоже на крышку канализационного люка на улице, — сказала Диана. — Ой, вы что, думаете... Вы думаете, преступники спустили ящики под лед, зная, что вода опять замерзнет и они будут надежно спрятаны?

Похоже на то, — серьезно проговорил инспектор, глядя на круг свежего льда, аккуратно заполнивший пространство, из которого был вынут прежний кусок. — Очень остроумная идея! Стэн и Джим умеют шевелить мозгами.

Что мы теперь будем делать, сэр? — озабоченно спросил сержант. — Уже совсем стемнело.

Я считаю, мы ничем не рискуем, если оставим все до завтра, — ответил инспектор. — Не думаю, что они попытаются достать ящики из озера, пока погода не позволит пригнать сюда грузовик. А завтра мы придем сюда и устроим себе волнующее зрелище — выпилим еще раз на этом месте лед и проверим, что там, под водой.

Ребята были немного разочарованы — придется ждать до завтра.

— Я сегодня все равно не усну, буду все время об этом думать, — заявил Снабби. — Сэр, мы бы запросто смогли сделать это сейчас, правда! Я мигом сбегаю за пилой, а свечей в доме — завались!

— Осел! Свечи ветром задует, — сказал Роджер.

Инспектор даже не потрудился возражать Снабби. С чувством выполненного долга он первым направился к Рэт-а-тэт-хаусу. Никто не обратил внимания на то, как хромает Снабби, и ему стало обидно. Если бы он не споткнулся, не ударился так сильно ногой о ледяной круг, никто бы ни за что не нашел этот хитрый тайник. Могли бы по крайней мере посочувствовать ему!

Миссис Тик л, конечно, с волнением выслушала рассказ о находке и была крайне удивлена.

Ну и ну! Проделать дыру во льду и сбросить туда ящики. Это ж надо до такого додуматься! Ну и ловкачи эти жулики! Взять хоть это —

колотить в дверь среди ночи, чтобы нас напугать! Или снеговиком наряжаться и бродить под окнами... Скорее бы уж вы их под замок посадили, сэр. ,

Непременно посажу, — серьезно пообещал инспектор. — С превеликим удовольствием. Конечно, мы не можем быть совершенно уверены, что найдем там, под водой, эти ящики. Не знаем мы пока, и что в них. Но, я надеюсь, узнаем — да, я очень на это надеюсь.

Надо же, придется ждать всю ночь, пока мы что-то выясним, — горько сетовал Снабби. — Чудик, а что, если мы с тобой среди ночи вы скользнем из дома и сами пойдем выяснять, что там? Как ты, согласен?

Чудик, разумеется, был на все согласен, о чем немедленно заявил громким лаем, но инспектор не одобрил столь фантастический план. .

— Никто из вас не должен приближаться к озеру, пока мы с сержантом не сходим туда завтра утром, — предупредил он. — А сегодня мы приятно и спокойно проведем вечер, надеясь, что завтра нас ожидает удача.

Разумеется, вечер прошел замечательно, потому что у инспектора оказалось в запасе множество интересных рассказов. Снабби, разинув рот, слушал о том, как раскрывают преступления настоящие полицейские.

Вот это да! — с восхищенным уважением произнес он, когда инспектор описал поимку одного особо изворотливого бандита. — Торжественно обещаю, что никогда не нарушу закон, никогда. Потому что ни у кого нет ни малейшего шанса уйти от правосудия, если за дело берутся такие люди, как вы, инспектор. Я, пожалуй, когда вырасту, пойду служить в полицию. А Чудик будет отлично брать след, я за это ручаюсь.

Пока что он успешно взял след еще одной щетки миссис Тикл, —сказала Диана. — Вон, посмотри — на этот раз это ее щетка для волос. Чудик, тебе что, больше делать нечего, кроме как щетки таскать?

Чудик положил щетку у ног Снабби, как если бы дарил ему вкуснейшую косточку. Снабби строго сдвинул брови.

— Болван! Я тут тебя расхваливаю перед инспектором, а ты выделываешь такие глупости! Немедленно отнеси ее обратно. И извинись перед миссис Тикл. Ну, давай, быстро, пока Миранда ее не стащила!

Мистер Мартин рассмеялся. Забавный парень этот Снабби!

— Пора вам идти спать, — сказал он. — Не забывайте, завтра нам предстоит трудная работа.

 

Глава XXIV 

 

ТАЙНА РАСКРЫТА

На следующее утро Снабби встал первым. Чудик, как всегда, вертелся у его ног. Миссис Тикл спустилась вниз несколькими минутами позже и обнаружила, что Снабби пытается выгрести золу из кухонной плиты и разжечь огонь.

Я больше ни минуты спать не мог, — объяснил он. — Не понимаю, почему инспектор еще не встал. Ведь это же его обязанность — расследовать дело как можно быстрее.

Ох, Снабби, с тобой не соскучишься. Ну-ка, оставь камин в покое. Развел тут грязь, убирать теперь придется! — проворчала миссис Тикл. — Иди лучше, поднимай остальных, завтрак будет сегодня раньше обычного.

Вот и хорошо! — обрадовался Снабби и по бежал вместе с Чудиком наверх.

В это утро завтрак казался ребятам напрасной тратой времени. Так считал даже Снабби, который обожал обильные завтраки и всегда был готов доесть последний тост или сандвич. Сегодня он ерзал от нетерпения, как и остальные ребята,

Наконец, вооружившись двумя ножовками и мотком толстой веревки, маленький отряд отправился к озеру. Миранда чинно ехала на плече Барни, а Чудик проверял на практике, что бывает, когда снег на озере подтаивает и лед вновь становится скользким. Все четыре его лапы вдруг стали разъезжаться в разные стороны, заставляя его стыдиться собственной неловкости.

Они подошли к месту, где была обнаружена заново замерзшая лунка. Рядом лежал ледяной кругляш, о который накануне споткнулся Снабби. Инспектор кивнул сержанту, тот присел рядом с лункой и попытался воткнуть конец большой ножовки в толщу льда.

Удалось ему это не сразу, но наконец пила заработала. Сержант, пыхтя и отдуваясь, старательно выпиливал новый круглый кусок льда. В конце концов задача была выполнена — он вынул тяжелую льдину и положил рядом с первой. Все впились глазами в темную холодную воду.

— Я что-то вижу, — объявил сержант, почти касаясь носом воды. — Пожалуй, сэр, я бы смог до этого дотянуться.

Засучив рукав, он сунул в лунку руку и пошарил ею в воде. Пальцы нащупали конец веревки, он схватил его и вытащил на поверхность.

Она привязана к чему-то под водой, сэр, — сообщил он, подергав за веревку. — Придется нам тянуть посильнее.

Привяжите ее к нашей веревке, — распорядился инспектор. — Сначала сложите ее вдвое, чтоб не порвалась. Эй, мальчик, отойди от проруби — сорвешься в воду.

Снабби разочарованно отступил на несколько шагов. Сержант связал обе веревки, после чего вместе с инспектором они принялись тянуть.

— Что-то есть! Сейчас вытащим, — довольно пропыхтел сержант. —- Стоп! Вот, уже видно. Кто хочет нам помочь тянуть? Уж очень тяжела находка.

Край ящика уже показался над поверхностью воды. Еще один рывок, и здоровенный ящик вылетел из лунки и скользнул на лед. Сержант тут же повалился назад, к большой радости Чудика. Взгляды всех устремились к деревянной махине.

Да, это один из тех ящиков, которые они вынесли из подвала. Ура! — радостно выкрикнул Снабби.

Открыть его прямо сейчас, сэр?. — спросил сержант, вставая.

Инспектор кивнул. Сержант извлек из кожаного чемоданчика набор хитроумных инструментов. Снабби искренне пожалел, что у него такого нет.

С большими предосторожностями сержант наконец открыл крышку, и дети заглянули внутрь. Очевидно, ящик был полностью водонепроницаемым, потому что внутрь не попало ни капли воды. Под промасленной бумагой что-то тускло блеснуло.

— Оружие! — выдохнул Снабби. — Смотри

те, там оружие — пистолеты!

Инспектор и сержант обменялись понимающими взглядами и чуть кивнули. Да, это именно то, что они ожидали. Мистер Мартин тоже кивнул.

— Отличная работа! — сказал он. — Остается только надеяться, что здесь все оружие, похищенное из военного лагеря. Полагаю, преступники собирались тайно вывезти его из страны и перепродать каким-нибудь предателям или террористам. Возможно, оно было бы использовано против нас.

Вот это да! — вытаращил глаза Снабби. — Вряд ли миссис Тикл обрадуется, когда узнает, что у нее в подвале хранились сотни пистолетов.

Она оружия ужас как боится. Мы сейчас все ящики поднимать будем? Смотрите, от этого ящика веревка уходит под воду! Там, наверное, еще один к ней привязан. Они что, все связаны цепочкой?

Заткнись ты, трещотка! — отмахнулся Барни.

Еще один рывок, и здоровенный ящик вылетел из лунки и скользнул на лед. Сержант тут же повалился назад, к большой радости Чудика.

Ему не хотелось пропустить ни одного слова, сказанного тремя взрослыми. Дело принимало серьезный оборот — речь шла об оружии и предательстве!

Слово «предательство» вдруг что-то напомнило ему... Да, как там говорилось в этой старой легенде? Дверной молоток в форме львиной головы никогда не стучал зря — только если в Рэт-а-тэт-хаусе находился предатель! И предатель действительно был в доме, когда раздался стук дверного молотка. Только предателем был именно тот, кто стучал. Барни решил поделиться с ребятами своими мыслями, как только они останутся одни. Как все это удивительно, как странно!

— Мальчик, сбегай за своими санками, — обратился инспектор к Снабби. — Мы отвезем этот, ящик в дом для более тщательной проверки.

А остальные пока оставим до приезда специалистов. Полагаю, там внутри тоже самое.

Снабби мигом слетал в дом и вернулся с санками. Тяжелый ящик погрузили на них, и Снабби с Роджером повезли его по скользкому льду. Вот это находка!

— А как же остальные ящики, сэр? Вдруг эти похитители придут и заберут их? — забеспокоился Снабби.

Они не придут, пока снег не стает и они не смогут подогнать сюда грузовик, — сказал инспектор, — да еще позвать пару парней себе в помощь.

А вы разве не собираетесь установить наблюдение? — спросил Снабби. — Потому что вы ведь не знаете точно, когда они появятся.

Не волнуйся, за первым же грузовиком, который сюда пробьется, будет установлена слежка, — добродушно усмехнулся инспектор. — А если ты думаешь, что мы не знаем своего дела, могу тебе сообщить, что, как только в машину за грузят оружие и преступники отъедут на несколько миль, их остановят, обыщут и отвезут в ближайший полицейский участок. Как, этот план заслуживает твоего одобрения?

Сэр, я не сомневаюсь, что вы знаете свое дело, — вспыхнул Снабби. — Я просто подумал... подумал, что они могут прийти и вытащить эти ящики, а потом...

А тебе не кажется, что это удачная идея — дать им вытащить ящики и погрузить их на машину? Тогда нам останется лишь отогнать ее в полицейский участок, — с усмешкой проговорил инспектор. — Или ты предпочитаешь сам поработать, вытаскивая эту тяжесть?

Нет-нет, сэр. Я просто... — Он совсем стушевался, досадуя, что инспектор подсмеивается над ним.

Сразу же после обеда инспектор и сержант, прихватив с собой ящик пистолетов, отбыли на своем вертолете. Дети жалели, что они улетают— с ними было так интересно, происходили такие волнующие события. Они махали руками, пока вертолет не превратился в чуть видимую точку в небе, а потом пошли в дом.

Папа, а ты с нами еще побудешь? — спросил Барни, радуясь, что отец сейчас с ним.

Побуду, почему бы и нет? — с улыбкой ответил мистер Мартин. — Бели я вам не помешаю.

Нет, что вы, — поспешно проговорила Диана. Ей очень нравился отец Барни. — Мы будем

только рады! Жалко, что снег сходит, — недолго нам осталось кататься на санках и играть в снежки. Но на коньках покататься еще будет можно.

Папа отлично катается, — сказал Барни с горделивыми нотками в голосе, которые появлялись у него всегда, когда он говорил о своем отце. — Пап, а мой двоюродный брат Дик собирается приехать? Неужели его простуда до сих пор не прошла?

Прошла, но ему не хватило места в вертолете. Так что придется нам в такой компании отдыхать — вы да я.

Хорошо, что ты останешься. Очень хорошо! — улыбнулся Барни. — Интересно, мы еще будем здесь, когда эти воры приедут за своими ящиками? Хорошо бы.

— Полагаю, так и случится, — сказал его отец. — Так что под конец каникул вам скучать не придется. Хотя вы тут и раньше не скучали. Вот ведь как оно получилось — вы приехали сюда отдохнуть и покататься на коньках как раз в тот момент, когда какие-то преступники спрятали краденое оружие в нашем погребе! Наверное, их чуть удар не хватил, когда они вдруг увидели свет в доме!

Между прочим, большую часть этой тайны раскрыл Снабби, — почему-то вдруг расщедрилась на похвалу Диана. — Если бы не он, все бы могло закончиться совсем по-другому.

Это точно! — разулыбавшись, подтвердил Снабби. — Я услышал ночью шум, спустился вниз и увидел эти ящики...

Могу спорить, тебя разбудил Чудик — зарычал или еще как-нибудь, — заметил Роджер. — И не забудь, что ты умудрился сам себя засадить в подвал под замок!

Зато потом опять именно Снабби споткнулся об эту круглую ледяную глыбу и тем помог нам догадаться, что это такое, то есть подсказал правильную версию, — не сдавалась Диана. — А еще Снабби нашел эту наполовину заполненную пачку сигарет.

Одним словом, мы можем сказать, что Снабби раскрыл тайну Рэт-а-тэт-хауса! — подвел итог мистер Мартин, с улыбкой глядя на разомлевшего от похвал Снабби. — По-моему, он заслуживает награды. Есть что-нибудь такое, чего бы тебе очень хотелось, Снабби?

Есть, — сразу же ответил Снабби. — Мне давно очень хочется это сделать. Можно, я это сделаю?

— А что именно? — осторожно спросил мистер Мартин.

— Мне хочется пойти и постучать дверным молотком с львиной мордой, — признался Снабби. — Так грохнуть, как этот мистер Никто тогда ночью. Вы даже не представляете себе, мистер Мартин, какой получается грохот.

Вот болван! — засмеялся Барни. — Разреши ему, отец, а то он все равно не успокоится,

пока это не сделает. Маленьким умишкам — маленькие радости, знаешь...

Этот дверной молоток не такой уж маленький, он просто ОГРОМНЫЙ, — возмутился Снабби. — Пойдем, Чудик. Сейчас мы устроим такой рэт-а-тэт!

Только не забудьте сначала предупредить миссис Тикл, — крикнула им вслед Диана, — а то ее удар хватит. Барни, уйми Миранду, ты совсем за ней не смотришь. Вон, она уже на каминной доске сидит, картишки тасует!

Снабби отправился прямиком к парадной двери, открыл ее. Чудик не отставал от него ни на шаг.

— Чудик, — торжественно произнес Снабби. — Это я и только я раскрыл тайну Рэт-а-тэт-хауса.

И сейчас мы возвестим об этом миру. Внимание!

Он поднял двумя руками гигантский дверной молоток и ударил изо всех сил в дверь.

— Рэт-а-тэт-тэт!.. Рэт-а-тэт-тэт!.. Рэт-а-тэт-тэт!..

Хорошо, Снабби, хорошо, мы слышим. А теперь сядь и посиди спокойно хоть немного!

Содержание