Разойдясь по своим спальням, все быстро заснули. Все, кроме миссис Тикл. Дело в том, что в отличие от ребят, прокатавшихся на коньках целый день, кухарка вовсе не валилась с ног от усталости. Устроившись на кушетке, она еще долго не спала, тревожные мысли лезли в голову.

Без пятнадцати семь она бесшумно соскользнула с кушетки в комнате Дианы, надела халат и тихонько открыла дверь, чтобы вернуться в свою комнату. Пора было одеваться, идти на кухню и начинать готовить завтрак.

Немного погодя в комнату Роджера вошел Барни, чтобы, одеваясь, обсудить с ним и Снабби ночное происшествие. Теперь никто из них не испытывал страха. Они говорили о таинственном грохоте даже немного насмешливо. За окном ярко светило солнце, и снег ослепительно сверкал под его лучами. И мысли о веселом катании на коньках и санках вытеснили из головы тревоги прошлой ночи.

В дверь постучала Диана.

Мальчики, вы уже готовы идти завтракать?

Я —да.

Мы тоже, — крикнул Роджер и открыл дверь. — Предлагаю сначала пойти взглянуть на этот дверной молоток, которым кто-то так силь

но грохал прошлой ночью.

Все согласились, поэтому первым делом ребята, сбежав по широкой лестнице вниз, направились к парадной двери. Чудик, как обычно, летел впереди.

Мы входили через эту дверь только один раз, когда приехали, — сказал Барни. — А потом мы все время пользовались боковой дверью.

И после нашего приезда снегопада не было, — задумчиво проговорил Роджер. — Что же получается со следами? Мы подъехали на машине к самому крыльцу...

Значит, на подъездной аллее должны быть только следы шин, а на ступеньках крыльца наши собственные следы к двери, — заключил Барни. — Из этого следует, что теперь там должны появиться еще и другие следы — мистера Никто.

На ступеньках они будут перепутаны с нашими, к сожалению. Но на подъездной аллее наших следов нет. Ого, как трудно открыть эту дверь.

Еще бы не трудно! Две большие задвижки — вверху и внизу, два замка, да еще и толстая цепочка! Замки сначала заело, но в конце концов они повернулись, и ребята смогли открыть тяжелую дверь.

— Мы даже еще ни разу не видели этот дверной молоток! — сказала Диана, с любопытством оглядывая наружную сторону двери.

Дверной молоток был великолепен. Он имел форму большой львиной головы, и, чтобы им воспользоваться, надо было схватиться за чугунный завиток львиной гривы, приподнять молоток и стукнуть. Диана и мальчики изумленно рассматривали его. Они еще в жизни не видели таких внушительных дверных молотков. Неудивительно, что он стучал так оглушительно громко!

— Я только потрогаю! Интересно узнать, насколько он тяжелый, — сказал Снабби, хватаясь за ручку, то есть за завиток львиной гривы.

Он приподнял молоток, но тот оказался таким тяжелым, что Снабби не смог удержать его.

БУХ! — прокатилось по дому.

Чудик в ужасе слетел со ступенек, а Миранда метнулась к Барни под куртку. Диана, вздрогнув, негодующе обрушилась на Снабби:

Прекрати! Терпеть не могу, когда меня так пугают. Ну почему ты такой осел, Снабби?

Извини, — пробормотал Снабби, сам порядком испугавшись. — Я же не знал, что он такой тяжелый.

В прихожую выбежала миссис Тик л с лицом, белым от страха.

— Что здесь... — начала она и тут увидела стоящих у открытой двери ребят. — Ох, слава тебе, господи, а то я уж думала, опять этот мистер Никто. Хотела высказать ему, что я о нем думаю.

Это всего лишь я, — признался Снабби. — Извините, миссис Тик л. А молоток и правда жуть какой огромный. Неудивительно, что он нас всех разбудил ночью. Этот мистер Никто, должно быть, крепкий парень, чтоб вот так им молотить.

Возможно, но ты так больше не делай, а то ваш завтрак будет испорчен, — все еще хмурясь, сказала мисс Тикл. — Я уронила яйцо, которое держала в руках, и оно разбилось об мою туфлю, видишь?

Чудик, иди оближи! — скомандовал Снабби, но, опередив спаниеля, Миранда уже была на полу и с огромным наслаждением вылизывала яичный желток.

Фу, Миранда, как ты можешь! — с отвращением проговорила Диана.

Давайте искать следы, — напомнил Роджер и начал обследовать верхнюю ступеньку.

Но путаница следов перед дверью, как и на дорожке у крыльца, дела не прояснила. Под множеством ног снег спрессовался, и было невозможно отличить одни следы от других.

Когда мы приехали, то все остановились здесь, — сказала Диана. — Твой отец, Барни, и нас четверо. И еще Чудик, конечно, прыгал по всюду. А вот следов от лапок Миранды здесь не будет — она все время сидела на плече у Барни.

Зато будут следы от чемоданов, — заметил Барни. — Да вот они, повсюду.

Стараясь держаться ближе к краю крыльца, чтобы не оставлять лишних следов и не усиливать путаницу, друзья сошли по ступенькам на подъездную аллею и только тут обнаружили что-то действительно интересное.

Разумеется, здесь были следы автомобильных шин — они тянулись по аллее и заканчивались перед входом, потом разворачивались и шли обратно. Но, кроме них, была еще странная цепочка следов. Совершенно отдельно она тянулась от соседнего заснеженного газона, пересекая аллею. Ребята прошли вдоль следов и оказались на площадке, где вчера играли в снежки. Здесь следы терялись.

— Смотрите! — вдруг взволнованно выкрикнул Барни. — Вот эти следы не наши — они слишком большие! Их оставил кто-то в гигантских сапогах, резиновых, как у нас, но на много размеров больше.

Ребята внимательно осмотрели отпечатки сапог. Да, несомненно, они принадлежали не им. Как жаль, что они теряются среди других, их собственных, и невозможно проследить их путь. Надежда на то, что их можно будет отыскать еще где-то, не оправдались.

— Давайте пройдем по ним назад, к двери, — предложил Роджер. — Все смотрите себе под ноги, чтобы не затоптать их.

Ребята пересекли газон и подошли по подъездной аллее к каменным ступенькам, где, разумеется, незнакомые следы смешивались с остальными.

К двери подошла миссис Тикл, и вид у нее был довольно раздраженный.

Я когда-нибудь дождусь вас на завтрак?

И что это вы бегаете здесь даже без курток — простудиться захотели?

Миссис Тикл, не сердитесь. Лучше посмотрите, что мы нашли! Следы мистера Никто! — сообщил Снабби. — Идите посмотрите!

Миссис Тикл сразу же насторожилась. Она опасливо, боясь поскользнуться, спустилась по ступенькам парадного входа. Ребята с гордостью продемонстрировали ей следы, ведущие к крыльцу.

Идите за нами, мы вам покажем, где они начинаются, — сказал Роджер, провожая ее к площадке, где они играли в снежки. — Видите,

здесь они теряются. Но мистер Никто вышел отсюда, прошел по газону, пересек подъездную аллею, а потом, наверное, поднялся по ступенькам и постучал в дверь.

Верно. Но почему только одна цепочка? — недоуменно произнесла миссис Тикл.

Потому что он был один! — фыркнул Снабби, решив, что миссис Тикл временами туго соображает.

Это-то понятно. Но почему нет следов от крыльца? Я хочу сказать, он ведь должен был вернуться, не так ли? А следов, ведущих от дома, нет!

Почему-то никто из ребят до сих пор не обратил на это внимания. Барни озадаченно сдвинул брови. Какие же они болваны!

— Да, мы, признаться, об этом не подумали. Так разволновались, когда увидели следы, что никому и в голову не пришло поискать обратные.

Но это ужасно! — воскликнула Диана. — Как может кто-то подойти к нашей двери, постучать и потом не уйти? Он ведь не стоит здесь сейчас! Тогда как же он ушел?

Слушайте, вы когда-нибудь пойдете завтракать? — дрожа от холода, спросила миссис Тикл. — Вы у меня все сляжете с простудой,

если пробудете здесь еще хотя бы минуту. Предоставьте мистеру Никто самому разбираться со своими странностями и идите в дом.

Молча они вернулись в дом. Действительно, это очень и очень странно, что нет обратных следов — только следы к двери! Каким образом мистер Никто, как они все теперь его называли, мог уйти, если не на собственных ногах? Это не просто загадка, это настоящая тайна!

Ребята сели за стол, положили себе в тарелки горячей овсянки. Снабби вспомнил, как он испугался два дня назад, когда ему показалось, что кто-то стоял около снежного дома во время их ужина. Он напомнил об этом остальным.

Могу спорить, это был мистер Никто! — сказал он. — И, уверен, его перчатку мы нашли в снежном доме!

Правильно! — поддержал его Роджер. — И теперь мы знаем, что это человек с большими ручищами и ножищами, и у него только одна темно-синяя перчатка. Но вот чего мы не знаем, так это почему он крутится возле Рэт-а-тэт-хауса?

Лучше бы он крутился где-то еще, — заметила Диана, наливая всем по большой чашке кофе. — И я очень надеюсь, что он не придет снова стучать к нам в дверь.

Как вы думаете, может, нам позвонить моему отцу и рассказать ему обо всем? — спросил Барни. — В конце концов, дом принадлежит моей бабушке, и, если кто-то задумал ограбить его, мы не должны сидеть сложа руки. Надо что-то делать.

Да, конечно! Мы позвоним и все ему скажем, — согласился Роджер. — Это правильная мысль. Может быть, он приедет и вздует этого

мистера Никто.

Но когда они подошли к телефону, никаких гудков в трубке не было. Вероятно, от снега порвались провода, и, пока их не восстановят, Рэт-а-тэт-хаус будет полностью отрезан от мира!