Обнаружив пропажу снеговика, все четверо были в полной растерянности. В особенности учитывая, что они его видели всего полчаса назад, когда возвращались в дом.

Кто-то, должно быть, его разрушил, — наконец произнес Барни. — Это единственное объяснение. Снеговики не ходят на своих двоих — даже наш симпатичный мистер Снежнинг.

Может, выйдем с фонариком и посмотрим, что от него осталось? — предложил Роджер.

Да. И может быть, нам удастся засечь того, кто его испортил, — сказал Барни, беря с полки над камином фонарик. — Чудика тоже захватим — он сразу учует, если рядом кто-то чужой спрятался и смотрит, заметили мы, что снеговик исчез, или нет.

— Не понимаю, какой был смысл кому-то его разрушать, — начала Диана, но замерла на полуслове — из кухни послышался крик, затем торопливые шаги по коридору к гостиной. Дверь резко отворилась, и появилась миссис Тикл, опять дрожащая как осиновый листок.

Что случилось? — с тревогой посмотрел на нее Барни.

Снеговик! Снеговик ваш! Подошел к окну и заглянул! Я как раз чаю села попить, — задыхаясь, проговорила миссис Тикл.

Дети недоверчиво уставились на нее.

— Но... миссис Тикл... вы же знаете, снеговики ходить не могут! — сказал Роджер. — Наверное, это был...

— Говорю вам, это был ваш снеговик — весь белый и в шляпе этой, — настаивала миссис Тикл, опускаясь на стул. — Ну и дела! Надо возвращаться в Литтл-Вендамэн, и чем скорее, тем лучше. Ты, Барни, позвони отцу.

— Телефон не работает, — напомнил Барни.

Миссис Тикл застонала. Потом подошла к окну и негромко вскрикнула:

— Он исчез, снеговик этот ваш! Правильно я подумала, это он был. Заглянул ко мне в окно, напугал до смерти и исчез! В шляпе, и все такое...

Все это было совершенно невероятно. Никто из ребят, разумеется, ни на секунду не поверил, что это на самом деле был их снеговик. Но кто? И почему весь в белом? И как получилось, что настоящий снеговик, которого они слепили, исчез столь внезапно?

Я думаю, никакой это был не снеговик — там, — сказала миссис Тикл, кивнув в сторону окна. — То есть сначала-то снеговик, а после уж кто-то снегом облепленный следил за нами!

Нет-нет, миссис Тикл! — возразил Барни. — Мы проходили мимо него сегодня утром, а потом еще перед ужином. И мы совершенно

уверены, что это был настоящий снеговик, из снега! Роджер даже поправил ему шляпу — она перекосилась. Так ведь, Роджер?

Тогда объясни мне, как он подошел и посмотрел в кухонное окно? — не сдавалась миссис Тикл. — Ну-ка, скажи мне, как?

Объяснить это ребята не могли. Это была для них такая же загадка, как и для миссис Тик л. Барни и Роджер вышли вместе с ней на кухню проверить, стоит ли все еще снеговик у окна. Его там не было. Барни взял свой фонарик, ребята вышли на задний двор и тщательно все осмотрели, но ничего не обнаружили, кроме множества перепутанных следов, принадлежащих и миссис Тик л, и им самим. Невозможно было определить, есть ли там следы кого-то еще.

Они вернулись в дом, и миссис Тикл решительно заперла за ними дверь на замок и на задвижку.

Не хватало еще, чтобы этот снеговик ввалился ко мне на кухню, — пробормотала она.

Ну и зря, миссис Тикл. Пусть бы он пришел и погрелся у вашей большой плиты, — сказал Снабби. — И через несколько минут вам нужно было бы всего лишь подтереть лужицу на полу, отжать швабру в ведро и вылить воду.

Миссис Тикл не могла не рассмеяться.

Ну ты выдумщик! Чего только не придумаешь! Ты чай свой допил?

Ой, нет еще! — спохватился Снабби, сам удивляясь .тому, что забыл об оставленном чае. — Я как раз только начал третий тост с маслом.

Ну, так иди и заканчивай, — легонько подтолкнула его миссис Тикл.

Ребята вернулись в гостиную, чтобы закончить ужин. Они все тоже разволновались, но очень сомневались, что миссис Тикл и правда видела кого-то вроде снеговика. Просто, наверное, в сумерках ей что-то показалось.

Но на наш вопрос — почему исчез снеговик? — ответа все равно нет, — заметил Снабби.

Может, он растаял? — высказала предположение Диана. — Кажется, потеплело.

Откуда ты знаешь, что потеплело, сидя в доме? — не согласился с ней Роджер. — По-моему, как было холодно, так и осталось. Надеюсь, что так и дальше будет — я завтра хочу еще на коньках покататься.

Правильно, давайте завтра все пойдем кататься на коньках! — просиял Барни.

Вечер прошел спокойно, без дальнейших происшествий. Ребята подумали, что миссис Тикл, наверное, страшновато оставаться на кухне одной, и они решили позвать ее и предложить сыграть с ними в снэп-дрэг. Это поднимет ей настроение и поможет забыть о снеговике, заглянувшем к ней в окно.

Они положили в центре стола пробку, и Роджер раздал карты. Каждый раз, когда кто-то видел, что две карты одинаковые, он не только должен был крикнуть: «Снэп!», но и схватить пробку. Таким образом можно было избежать множества споров о том, кто первый крикнул. Снабби каждый раз так яростно хватал пробку, выкрикивая: «Снэп!» — что ребята потребовали, чтобы он сходил за своими перчатками.

— Ты мне уже два раза руку оцарапал, — упрекнула его Диана. — С тобой просто опасно играть, Снабби. Сначала надень перчатку, а по том продолжим.

Пришлось Снабби принести перчатки и одну надеть на правую руку. Теперь, когда он рвался первым схватить пробку, остальные могли не опасаться травм.

Миранда эту игру обожала и все время старалась сама выхватить пробку, когда кто-то кричал: «Снэп». Однажды ей удалось завладеть желанным трофеем, она ускакала с ним на каминную доску, сжимая так крепко, что Барни не смог его отобрать.

— Ты озорница и надоеда, — сказал он, но и тут Миранда отказалась отдать пробку. Она сунула ее в рот и держала там, хитро посматривая на Барни.

Снабби засмеялся. Он встал и положил рядом с Мирандой несколько старых карт.

— Вот тебе, — сказал он. — Можешь оставить себе пробку и играть в снэп сама с собой, маленькая вредина! А у нас найдется другая пробка.

Миранда восторженно схватила карты и застрекотала. Как только Барни уселся за стол, она вынула изо рта пробку и положила перед собой на каминную доску. После чего начала раздавать карты.

— Посмотрите! Вы только посмотрите на Миранду! — воскликнула Диана. — Еще немного, и она начнет кричать: «Снэп!»

Но так далеко Миранда, конечно, не зашла. Однако она поняла, что интереснее играть не одной, а с кем-то, и через несколько секунд спрыгнула с камина с пробкой во рту и картами в крошечной ручке. Запрыгнув под стол, где крепко спал Чудик, она разбудила его, куснув за хвост. Потом раздала карты, положила на дол пробку. Диана, заглянув под стол, покатилась со смеху. Барни тоже расхохотался, и от его заразительного смеха начали смеяться все остальные.

Чудику это совсем не понравилось. Он понюхал пробку, бросил презрительный взгляд на карты и заснул опять. И вновь Миранде пришлось играть в одиночестве.

Как обычно, больше всего карт оказалось у Снабби, хотя миссис Тик л не очень от него отстала. Она проявила удивительную сноровку в выхватывании пробки, чем несколько раздосадовала Снабби.

Так, увлеченные этой простой игрой, они довольно весело провели время, несмотря на неприятное происшествие, случившееся несколько часов назад.

А теперь надо спать, — объявила наконец миссис Тикл. — Будем надеяться, в эту ночь мистер Никто не придет стучать в нашу дверь. А если придет, я из постели вылезать не стану. Пусть себе колотит в свое удовольствие.

Я тоже, — зевая, проговорил Роджер. — Да, пойдемте спать. Диана вон уже почти заснула.

Они забрали с собой Чудика и Миранду, которая по-прежнему не желала расставаться с картами и пробкой, погасили свет и отправились наверх. Через полчаса весь дом погрузился в темноту и все, кроме Чудика, крепко спали.

Точнее, Чудик тоже спал, но на этот раз навострив одно ухо, поэтому сказать, что Чудик спал крепко, было бы неправильно. Неприятности прошлой ночи и волнения из-за снеговика насторожили его. И он решил всю ночь слушать одним ухом — на всякий случай!

Было около полуночи, когда это оставленное на часах ухо уловило нечто странное — на сей раз не грохот дверного молотка в парадную дверь, а какие-то негромкие звуки внизу, на первом этаже! Ухо Чудика зафиксировало этот звук, пес разом проснулся и сел. Снабби спал крепким сном и ничего не слышал. Чудик подбежал к двери, прислушался.

Да, внизу что-то происходило. Вернувшись к Снабби, Чудик издал негромкое предупреждающее рычание. Потом поскреб лапой по одеялу. И наконец вспрыгнул Снабби на живот, отлично зная, что это самый верный способ разбудить хозяина.

И он сработал. Снабби сел в кровати и возмущенно пробормотал:

— Идиот! Чего тебе взбрело в твою дурацкую башку? Сколько раз я тебе повторял... Слушай, а что это ты рычишь?

Характерное рычание Чудика сразу же насторожило Снабби. Ага! Может быть, кто-то опять собирается грохать им в дверь, и Чудик услышал шаги? Ладно, он, Снабби, сейчас спустится и выследит этого мистера Никто, застанет его на месте преступления — у дверного молотка!

— Р-р-р-р! — тихонько прорычал Снабби в шелковистое ухо Чудика.

Они выходят на тропу войны — сейчас, немедленно!

— Вперед! — скомандовал Снабби. — Там что-то не так!