Снабби накинул домашний халат, быстро взглянул на Роджера, осветив его фонариком. Роджер крепко спал. Может, разбудить его? Нет, лучше сначала самому спуститься вниз и провести небольшую разведку. А потом, если обнаружится что-то интересное, всегда можно вернуться и поднять с постели Роджера.

Чудик продолжал негромко рычать, шерсть у него на загривке встала дыбом, тело напружинилось. Не оставалось сомнений — он слышит что-то подозрительное.

Снабби охватило радостно-тревожное чувство.

— Ночное приключение! — шепнул он Чудику. — Вперед, старина!

Они тихонько вышли из комнаты, и Снабби затворил за собой дверь. Потом прокрался по широкой лестничной площадке к лестнице. Здесь Снабби выключил фонарик и прислушался. Теперь он тоже слышал какие-то приглушенные звуки. Пожалуй, они доносились из кухни.

«Кто там? — подумал он. — Неужели мистер Никто? Надо смотреть в оба. А что, если это снеговик? Я как-то об этом*не подумал».

Снабби никогда бы не пришло в голову, что он может и впрямь увидеть снеговика, если бы все это происходило днем. Но почему-то сейчас, в темном молчаливом доме, когда лишь эти непонятные звуки долетали снизу, ему показалось вполне вероятным, что за ближайшим углом он увидит снеговика. Снабби затянул потуже пояс халата и, сжимая погашенный фонарик в руке, начал осторожно спускаться по лестнице.

Да, определенно, звуки слышны из кухни. И какие-то ни на что не похожие. Снабби не мог определить, что это. Стук, царапанье, скрежет, как будто кто-то передвигает что-то тяжелое. Что там происходит?

Снабби дошел до последней ступеньки лестницы, пересек прихожую и остановился у кухонной двери. Миссис Тикл всегда оставляла ее на ночь открытой, а теперь дверь была закрыта. Снабби подобрался к ней вплотную. Чудик все с тем же тихим рычанием следовал за ним.

Снабби приложил глаз к замочной скважине, но, кроме слабых отблесков света, ничего не смог увидеть. Послышались тихие голоса, потом откуда-то из глубины кухни донесся стук. Снабби попытался вспомнить, что там находится. Может, кладовка? Нет. Может, шкаф, в котором миссис Тикл хранит посуду — тарелки и сковородки? Опять нет. Тогда подвал? Да, конечно! Й он, и Барни видели дверь, ведущую туда, и даже попытались открыть ее — посмотреть, куда она ведет, но дверь была заперта.

«Подвал заперт, и я не знаю, где ключ, — объяснила им тогда миссис Тикл. — Думаю, твоя бабушка, Барни, хранит там какие-нибудь вещи.

Он был открыт, когда я была здесь прошлым летом с твоими двоюродными братьями. Они катались на лодках, купались. И наверное, бабушка твоя заперла его, когда мы все уезжали».

Но тот, кто был сейчас на кухне, очевидно, сумел как-то раздобыть ключ от подвала, потому что Снабби, напрягая слух, вполне ясно услышал, как кто-то спускается по лестнице вниз. Все-таки что там творится? Грабители уносят какие-то вещи, хранившиеся в подвале? Не самое подходящее время они выбрали — все дороги завалило снегом, и ни один грузовик сюда не проедет!

Чудик продолжал рычать,. Снабби надоело понапрасну вглядываться в замочную скважину. Он принял внезапнее решение: сейчас он выскользнет из дома через боковую дверь и подберется к кухонному окну. Оттуда ему будет гораздо лучше видно.

— Пойдем, — шепнул он Чудику, и они вместе двинулись через прихожую.

Проходя мимо открытой двери гостиной, Чудик заглянул туда и в свете догорающего камина вдруг увидел горящие глаза медвежьей головы. Он отпрянул назад, чуть не сбив с ног Снабби, и громко зарычал.

— Тихо ты! — шикнул на него Снабби. — Я из-за тебя чуть не упал. В чем дело? А, это ты медвежьей шкуры испугался. Да, он сейчас выглядит как живой, это точно!

Снабби уже собрался двинуться дальше, как вдруг интересная мысль мелькнула у него в голове. А что, если накинуть медвежью шкуру на себя и сунуть голову внутрь этой оскаленной морды? Тогда, даже если грабители увидят, как он смотрит в кухонное окно, они ошалеют от страха, решив, что это живой медведь! «К тому же мне в ней будет тепло, — подумал Снабби, поежившись. — На улице-то, наверное, ужас какой холод».

Намерение пойти разбудить Роджера начисто испарилось из его головы. От волнения защекотало под ложечкой и мурашки пробежали по спине. Да, он наденет на себя эту медвежью шкуру! Он нагонит на них страху, и потом у него будет что рассказать ребятам! Грудь Снабби распирала гордость.

— Я сейчас надену на себя медвежью шкуру, — прошептал он, поглаживая Чудика по голове. — Так что не пугайся и не волнуйся. Медведь меня не съест

И тут же на глазах ошарашенного Чудика Снабби подошел к шкуре, поднял ее, накинул себе на плечи, а огромную голову водрузил на свою. Потом чуть пригнул шею, отчего медвежья голова села ниже и Снабби стал похож на настоящего, живого медведя.

Шкура оказалась очень тяжелой — тяжелее, чем он ожидал. Однако он не собирался ее сбрасывать. Чудик растерянно смотрел на хозяина, поджав хвост. Он ничего не мог понять и был готов броситься на страшную шкуру при первой же ее попытке укусить Снабби или оцарапать его когтями.

Снабби, придавленный тяжестью шкуры, медленно двинулся к боковой двери. Он осторожно отпер дверь и вместе с Чудиком вышел в морозную ночь. По глубокому снегу он обошел дом, направляясь к двери, ведущей из кухни во двор. Чудик послушно следовал за ним.

Завернув за угол дома, Снабби увидел, что кухонная дверь открыта. Когда они подошли к ней ближе, спаниель вновь зарычал. Снабби погладил его по голове. Важно, чтобы незваные гости ничего не услышали. К своему изумлению, Снабби обнаружил, что несколько здоровенных ящиков, размером с приличные сундуки, стоят, сложенные штабелем, в небольшом дворике.

Снабби вгляделся в них. Их силуэты неясно темнели при свете звезд. Поскольку луны не было, Снабби не смог разглядеть ничего, кроме их размера. Что же делают с ящиками эти люди? Прячут в подвал?

«А может, наоборот? Достают из подвала? — мелькнула догадка. — Ну да, конечно, они выносят их из подвала. Вот почему подвальная дверь была закрыта и нигде не было ключа! Эти люди, должно быть, использовали дом в каких-то своих целях, пока он стоял пустой. Они прятали что-то в подвале, считая, что там это будет в безопасности, раз в доме никто не живет».

Снабби пробрался мимо ящиков к кухонному окну и заглянул внутрь — точно так же, как это сделал снеговик, напугавший миссис Тик л. На столе лежал фонарь, его луч был направлен в сторону подвальной двери, и, разумеется, она была открыта.

Чудик тоже старался, как мог, заглянуть в окно, упираясь лапами в наружный подоконник.

Он чуть не задохнулся, стараясь подавить в себе желание залаять. Особенно когда на верхней ступеньке подвальной лестницы появился человек. Он шел спиной вперед, как будто вдвоем с кем-то тащил что-то тяжелое.

Снабби затаив дыхание следил за ним. Да, это был еще один ящик, притом очень тяжелый. Ничего себе! Неудивительно, что эти люди заперли дверь подвала и забрали ключ! Миссис Тикл, конечно, ахнула бы, если бы обнаружила, что подвал забит тяжелыми ящиками! Видно, не успели эти типы убрать свое добро до приезда миссис Тикл и всей их компании в Рэт-а-тэт-хаус. Рассчитывали, что дом простоит пустым всю зиму.

За первым субъектом из подвала появился второй. Вдвоем они тащили большой ящик.

— Джим, поставь его на секунду, — задыхаясь, проговорил один из них, невысокий толстяк.

К сожалению, в свете лежащего на столе фонарика Снабби не мог разглядеть лиц ни того, ни другого.

Чудик был больше не в силах это терпеть — он издал устрашающее рычание. Мужчины, опешив, разом обернулись на звук. Один из них посветил в окно фонариком и чуть не выронил его, когда увидел огромную медвежью морду со светящимися неморгающими глазами. А ниже, над подоконником, еще одну косматую голову с ощерившейся пастью и горящим взглядом.

— Смотри! Что это? Неужто медведь?! Нет, не может этого быть! — заикаясь, проговорил он. — Стэн, что это?

Как только Снабби увидел, что его заметили, он бросился на землю. То же самое сделал и Чудик»

Увязая в глубоком снегу, он споткнулся, упал и оказался на четвереньках. Теперь он еще больше стал похож на медведя. Чудик растерянно глядел на него, думая, уж не проглотила ли медвежья шкура его хозяина, потому что по виду от Снабби почти ничего не осталось.

Выбежав из кухонной двери с зажженными фонариками, ночные похитители увидели медведя, неуклюже ковыляющего по снегу, а рядом лохматую собаку. Толстяк выхватил пистолет, но второй, долговязый, жестом приказал опустить его.

— Ты что, Джим, хочешь поднять на ноги всю округу? — проговорил он. — К тому же сомневаюсь я, что это настоящий медведь.

Несчастный Снабби не знал, что ему делать. На четвереньках по такому снегу быстро не побежишь. А если встать, чтобы двигаться быстрее, эти двое поймут, что их напугал всего лишь человек в медвежьей шкуре, а не настоящий медведь.

— Скорее, Чудик! — скомандовал Снабби. — Мы должны вернуться к ребятам и разбудить их.

Сама медвежья шкура избавила его от необходимости принимать решение — она сползла с плеч, и двое неизвестных увидели, что под ней был всего лишь мальчишка, барахтающийся сейчас на четвереньках в снегу. Это открытие несколько успокоило их. Чудик стоял рядом со Снабби и рычал самым устрашающим образом, готовый броситься на неприятеля по первому слову хозяина.

Вставай! — приказал Снабби толстяк по имени Джим. — Что за идиотские штучки?

Да? Ничего себе! — возмущенно заявил Снабби, выпрямляясь во весь рост. — А какими штучками занимаетесь вы в нашем погребе среди ночи?

Ах, ты еще и нахальничаешь! — грубо при крикнул на него долговязый. — А ну-ка, быстро на кухню! И собаку забери с собой. И предупреждаю, если она хоть тявкнет или покажет зубы, я ее одним пинком по стенке размажу!

Не надо, — поспешно проговорил Снабби, глядя на большие резиновые сапоги мужчины.

Запахнув поплотнее свой халат, он прошел в кухню. Все лучше быть в тепле, чем на морозе. Его сердце быстро колотилось. Что же теперь будет? Уж конечно, ничего хорошего, в этом можно не сомневаться.

Снабби подошел к шкуре, поднял ее, накинул себе на плечи, а огромную голову водрузил паевою.