Снабби, ты жив? Как ты туда попал?

— Что случилось? Ты весь посинел от холода!

— Снабби, иди скорее сюда, к камину. У тебя руки ледяные.

Все заговорили сразу. Диана подтащила дрожащего Снабби к огню, который уже вовсю разгорелся. Миссис Тикл укрыла несчастного пленника одеялом. Она была потрясена: Снабби всю ночь просидел в подвале! Это что же делается!

Снабби придвинулся как можно ближе к камину и с наслаждением протянул ладони к огню.

Ну и холодина там внизу, — проговорил он. — Если бы со мной не было Чудика в качестве грелки, я бы совсем закоченел.

Но все-таки как ты там оказался? И зачем ты ночью бродил по дому? — не унималась миссис Тикл.

Разве не понятно? Это было приключение, — сказал Снабби, наслаждаясь приятным теплом и всеобщим вниманием. — Я услышал какой-то шум среди ночи и пошел посмотреть, в чем дело...

Снабби, какой ты смелый! — восхищенно проговорила Диана. — Я бы на такое не отважилась.

И Снабби начал рассказ о своих ночных подвигах: как он пытался подсматривать в замочную скважину запертой кухонной двери, как ему пришла в голову мысль заглянуть в окно кухни снаружи, натянув на себя медвежью шкуру, как он выскользнул во двор через боковую дверь и, обогнув дом, подобрался к окну.

Во дворе стояли ящики — целый штабель ящиков, огромных! — продолжал он. — И два каких-то подозрительных типа вытаскивали из подвала еще один тяжеленный ящик. А дверь на кухню была открыта нараспашку.

Да я ж ее запирала! — удивилась миссис Тикл. — И не только на замок, но и на задвижку!

И все-таки она была открыта! — настаивал Снабби. — А сейчас она заперта?

Барни пошел посмотреть.

Да, и на замок, и на задвижку! — сообщил он.

А как же, я ее теперь всегда запираю, после этого снеговика! — пояснила миссис Тикл.

Значит, они залезли в дом каким-то другим путем и открыли дверь из кухни во двор изнутри. А потом, когда уходили, заперли ее опять

и задвижку закрыли, и ушли тем же путем, каким вошли, — выдвинул версию Барни.

— Может, где-нибудь через окно? Это мы потом посмотрим, — сказал Роджер. — Снабби, давай дальше рассказывай.

Снабби рассказал, что было дальше: как его поймали и как он, спасаясь, дал деру и сам заскочил в подвал. А они, эти злоумышленники, недолго думая, заперли его там.

— Ящик, который они при мне выносили, был, наверное» последним, — сообщил он. — В подвале я таких больше не нашел. Я там все осмотрел. Но какой там был холод, это ужас! Хорошо еще, я отыскал там старый матрас и лег спать на нем. Рассказ произвел на всех большое впечатление. Никто не знал, что и подумать. Много странных происшествий случилось со дня их приезда в Рэт-а-тэт-хаус, но это, последнее, когда какие-то люди прятали в подвале какие-то ящики, а потом выносили их среди ночи, было самым невероятным.

Я думаю, все эти странности как-то связаны друг с другом, — сказал Барни, когда они, включая уже одетого Снабби, наконец расселись за столом в гостиной и принялись завтракать. — Но весь вопрос в том — как?

Да, вот именно: как мистер Никто, который грохает в нашу дверь среди ночи, связан с кем-то, кто подглядывал за нами из-за снежного

дома? — подхватил Роджер.

— И еще этот ходячий снеговик, — добавила Диана. — Почему он разгуливает по двору и заглядывает в окна, пугая до смерти миссис Тикл?

А я, кажется, знаю! — вдруг выкрикнул Барни. — Да, по-моему, все кусочки мозаики начинают становиться на место.

И что же за картина получается? — не понял Роджер.

Погодите, не мешайте мне, дайте додумать до конца, — остановил его Барни, намазывая маслом кусочек тоста. — До меня только что дошло...

Снабби уже доедал свой пятый тост и был чрезвычайно доволен собой и своим приключением. Он был бы не прочь похвастать своими подвигами, но знал, что ребятам это вряд ли понравится.

Ты, конечно, сглупил, когда услышал этот шум ночью и пошел вниз один. Надо было разбудить меня и попросить сходить с тобой, — сказал Роджер. — Если бы мы были вдвоем, мы, может быть, даже поймали бы этих жуликов. Заперли бы их в подвале — точно так же, как они заперли тебя! .

Вот, кажется, я все понял! Все встало на свои места, — объявил Барни.

Да? Так говори же скорее! — заторопила его Диана.

Хорошо, слушайте. Идея отправить нас сюда пришла моему отцу и бабушке неожиданно.

Дом был закрыт до следующей весны, в нем никто не жил. И вот появляется кто-то, кому нужно надежное место, чтобы что-то спрятать — может, краденые вещи, а может — контрабанду, этого я не знаю.

И что может быть лучше, чем пустой дом, в котором еще несколько месяцев не будет ни души... — вставил Роджер. — Правильно, Барни, давай дальше.

Так вот, эти люди решают перевезти свои вещи сюда и, вероятно, планируют хранить их в нашем подвале до тех пор, пока не смогут безопасно перевезти, куда им вздумается, — продолжал Барни. — Каким-то образом они проникают в дом — или выламывают дверь, или подбирают ключ к одной из дверей. А однажды ночью они подгоняют сюда машину — какой-нибудь фургон, грузовик...

И привозят эти ящики, которые я видел, и спускают их в подвал, — вставил Снабби. — Точно, все так и есть! Они собирались забрать их в нужный момент! Это же был классный потайной склад. Кто бы смог заметить, что сюда приезжают машины, учитывая, что здесь поблизости и домов-то нет? Можно без всякой опаски разгружать ящики с машины, втаскивать их в дом! А потом, в удобное время, наоборот — забирать их, погрузив на машину.

А тут вдруг приезжаем мы и портим им всю музыку, — подхватила Диана. — Вот уж для них было ударом, когда они узнали о нашем приезде! Как вы думаете, кто им об этом сказал?

Да, наверное, кто-нибудь в деревне Боффейм, — предположил Барни. — Или, может быть, они зашли сюда проверить свои спрятанные сокровища и увидели нас.

И один из них шпионил за нами из снежного домика и уронил там свою перчатку! — воскликнул Снабби.

Но я не понимаю, как в эту схему вписывается мистер Никто, колотивший дверным молотком, — задумалась Диана. — И этот разгуливающий снеговик, который заглянул в кухонное окно и напугал миссис Тикл. Я почему-то не думаю, что это ее фантазия.

Конечно, нет, — согласился Барни. — Если хотите, я вам расскажу, как, на мой взгляд, вписываются мистер Никто и снеговик. Я думаю, их цель была напугать нас, чтобы мы уехали и развязали бы им руки. Они бы тогда смогли спокойно погрузить свои вещички на грузовик и перепрятать их куда-то еще.

Класс! — восхищенно уставился Снабби на Барни. — Ты, конечно, прав. Мистер Никто — это просто один из этих двоих — Джим или Стан.

И он грохал в дверь, чтобы мы вспомнили о той старой легенде и решили, что она сбывается. Если честно, я так и подумал. Мы тогда все дрожали от страха.

Удивительно, что мы сразу не уехали, — сказала Диана. — Миссис Тикл этого хотела бы, я знаю.

Да, но, к большому разочарованию этих типов, мы до сих пор торчим здесь. И вместо того чтобы радоваться, глядя, как мы собираем пожитки, вчера им пришлось весь день наблюдать, как мы катаемся с гор.

В любом случае мы бы не смогли уехать, — заметил Роджер. — Чтобы уехать, нужна машина, а прислать машину отец Барни не мог, потому что телефон не работает.

Об этом они не знали. Поэтому попробовали еще раз нас пугнуть — один из них закутался в белые простыни или что-то в этом роде, стащил у снеговика шляпу, а потом пялился в окно на несчастную миссис Тикл.

Еще бы ей не испугаться! — покачала головой Диана. — Мы тогда решили, что ей померещилось или она это придумала, а это было правдой. Бедная миссис Тикл! Мне ее жалко. Это же какой ужас — увидеть, что на тебя в окно смотрит снеговик в шляпе, и все такое.

А когда мы и после этого не ударились в панику, я думаю, они сдались — перестали нас пугать и решили потихоньку среди ночи вывезти свои ящики. Рассчитывали, что мы не услышим и они смогут перепрятать их понадежнее, — сказал Барни. — Но нашего Снабби не проведешь, он все слышит. И он спутал им все карты.

Карты-то спутал, но совсем игру не испортил, — поправил его Роджер. — Ящики они свои все-таки вывезли, это ясно. Интересно, что у них там?

Я считаю, надо это разузнать, — сказал Барни. — Может быть, здесь дело серьезное, понимаете? Если бы мы могли позвонить моему отцу!

Интересно, когда наконец починят провода?

Лет через сто, наверное, — вздохнула Диана. — А сейчас что мы будем делать, Барни? Какой у тебя план?

План у меня такой: для начала осмотрим следы, которые оставили эти двое со своими ящиками. Там, на снегу, наверное, все отпечаталось.

Тогда надо поторапливаться, — сказал Роджер. — Видите, какое небо — того и гляди снег повалит. И тогда от следов ничего не останется.

А меня вот что интересует: как это мистер Никто прошел к парадной двери, наоставлял следов, а потом исчез и обратных следов не оставил.

Как вы это объясните? — вскочил Снабби.

Никто объяснять ему и не пытался. Все бросились за своими шапками и куртками, чтобы успеть до нового снегопада изучить многочисленные следы.