Барни долго уговаривать не пришлось. Что же касается Миранды, она даже и ждать не стала его согласия — запрыгнула в сарай через разбитое окно и принялась скакать там, с большим интересом разглядывая всякий скарб.

Барни принялся вынимать оставшиеся в раме осколки.

— Края очень острые, — покачал он головой. — Не хватало еще, чтобы кто-то из нас порезался. Смотри, Диана, пролезай осторожно. Роджер тебя подсадит, а я изнутри помогу спрыгнуть.

— Да ну, ерунда, как мы можем порезаться! — отмахнулся Снабби. Ему хотелось немедленно приступить к делу. — Мы же все в толстых перчатках, в сапогах. Не тяни время, Барни!

Барни легко перепрыгнул через проем окна внутрь сарая. Потом Роджер помог залезть на подоконник Диане, а Барни помог ей спрыгнуть. За ней пролез Роджер, затем Снабби передал в окно Чудика и наконец пролез сам.

В лодочном сарае было и впрямь очень темно, поскольку тусклый дневной свет едва проникал сюда сквозь небольшое окно. И к тому же день был пасмурный, хмурый, с небом, затянутым снеговыми тучами, — совсем не такой, как раньше.

У ребят было с собой два фонарика, и с их помощью шаг за шагом они начали обследовать старый лодочный сарай. Это было обычное строение для хранения лодок, забитое всякими лебедками, бухтами веревок, 'Сложенным брезентом и полупустыми банками с краской. Здесь ощущался запах плесени, а лодки оказались намертво вмерзшими в лед. До морозов они просто плавали в воде под крышей сарая, но теперь их сковало льдом. Барни сразу понял, что рассчитывать найти под ними какие-то ящики просто смешно. Тогда он принялся заглядывать под кипы брезента и свернутых парусов, громоздившихся по разным углам.

Вряд ли эти ящики здесь, — сказала наконец Диана — ей надоело понапрасну копаться в пыльном сарае.

Да, пожалуй, — озадаченно пробормотал Барни. — Ведь Снабби говорил, что ящики большие и их много. Да они просто не могут быть здесь. Мы уже все обшарили. Это разочаровало ребят.

Мы же прошли по следу санок, здесь он кончился, а ящиков все равно нигде не видно.

А не могли эти жулики спрятать их где-то под снегом, как вы думаете? — предположила Диана.

Не может быть, — пожал плечами Барни. — Но даже для одного ящика им понадобился бы большой сугроб, а для нескольких — целая гора! Хотя все равно, почему бы не поискать.

Следующие полчаса ребята бродили вокруг лодочного сарая по глубокому снегу. Они были уверены, что такие тяжелые ящики незнакомцы не могли унести слишком далеко. Чудик, как бешеный, прыгал по сугробам, не понимая, что они ищут, но надеясь, что это что-нибудь съедобное. Миранда следила за ним с плеча Барни, жалея, что они не могут вернуться в теплый, уютный дом прямо сейчас. Ей не нравился этот снег, который все идет и идет, не переставая.

Нигде поблизости от лодочного сарая ящиков не обнаружилось. Снабби порядком расстроился — столько времени потратили впустую! Он удивился, когда Барни объявил, что пора возвращаться домой к обеду.

— Это что же, получается, мы угрохали все утро на поиски этих дурацких ящиков? Ни на санках не покатались, ни на коньках. Даже в снежки не поиграли! Ладно, я сейчас хотя бы на ногах по льду проедусь.

— У тебя не получится, весь лед снегом занесло.

Но Снабби уже был на озере. Р-р-раз! — он проскользил довольно прилично — ярдов на десять. Но вдруг упал и проехал остаток пути на пятой точке. Опершись руками, чтобы встать, он наткнулся на Что-то прямоугольное. Что это такое? Посмотрев, Снабби даже присвистнул — пачка из-под сигарет! Точно такая же, как та, что вчера нашел Барни в лодочном сарае. Наверное, кто-то — Джим или Стэн — выбросил ее вчера ночью, когда проходил здесь.

Снабби вернулся к ребятам и показал им свою находку.

— Такая же, как первая! Ее выбросил один из этих, я уверен.

Барни взял пустую пачку, чтобы сравнить ее с найденной в сарае.

— Да, точно такая! Ха, да она не пустая. В ней что-то осталось. Смотрите!

Он был прав.

Ишь, богачи, по полпачки сигарет выбрасывают! Надо будет побеседовать на эту тему со Стэном и Джимом при следующей встрече, — сострил Снабби.

Болван, — усмехнулся Роджер. — Вы посмотрите, какой снегопад! К тому времени, когда мы поедим, все следы припорошит. Хорошо,

что мы вовремя успели пройти по ним сюда.

Хоть и без всякой пользы, — вздохнула Диана. — Никаких ящиков мы так и не нашли. Не понимаю, куда они могли деться. Нет, все-таки они должны быть где-то в сарае.

— К тому времени как они вернулись в Рэт-а-тэт-хаус, у всех пробудился волчий аппетит. Миссис Тикл уже с нетерпением поджидала своих питомцев.

Опаздываете! Я уже подумала, не заблудились ли вы в снегу, — сказала она.

А что, снеговик вас случайно не навещал опять? Или мистер Никто? — осведомился Снабби. — И никто больше не заглядывал в окошко?

Что за жизнь пошла, миссис Тикл, — сплошная скука!

Да ну тебя, болтлив больно, язык без костей, — улыбнулась миссис Тикл, шутливо толкая Снабби. — Да ты весь промок! Надо тебе пойти переодеться, прежде чем сядешь за стол.

Ну вот! А из кухни чем-то так вкусно пахнет. Чем это, миссис Тикл?

Ты мне зубы не заговаривай. Иди и сними с себя все мокрое, — сказала миссис Тикл. —- И Чудика своего вытри. Он тоже весь хоть выжимай. Чудик, ты на мои ноги не бросайся. Прекрати, я сказала! И попробуй только еще утащить у меня пыльную тряпку — я тебя тогда в мусорный бак засажу!

Вскоре все четверо уселись за стол и принялись за горячий овощной суп. Миранда получила яблоко. Она жеманно откусывала от него по кусочку, сидя на плече у Барни. Но, дойдя до коричневых семечек в серединке, тут же забыла о хороших манерах. Выковыривая своими маленькими пальчиками семечки, она бросала их в тарелку Барни.

— Не понимаю, как мы вас с Чудиком терпим! — покачал головой Барни, вылавливая из супа яблочные семечки. — Просто не понимаю! Настоящие надоеды — вы оба.

Обезьянка схватила Барни за мочку уха, приблизила к нему свою мордочку и шепотом что-то быстро застрекотала. Барни с серьезным видом слушал.

— Ладно, раз уж ты извинилась, да еще так вежливо, я тебя больше ругать не буду.

Диана захихикала. Ее всегда смешило, когда Миранда нашептывала Барни на ухо, а тот делал вид, что слушает и понимает.

После довольно плотного обеда ребята уселись у камина, обсуждая странные события последних дней. Выходить на улицу не имело смысла — снегопад не прекращался, и было так темно, что они решили зажечь свет.

Барни щелкнул выключателем — никакого эффекта, свет не зажегся.

Этого нам только не хватало! — расстроилась Диана. — Наверное, из-за снегопада где-нибудь провода оборвались.

Ничего, у нас керосиновая лампа есть и свечей полно, — бодрым тоном произнес Барни.

Вошла миссис Тикл с подсвечником в руке узнать, чем они собираются заняться.

— Из дома больше не выходите, — предупредила она. — В такую метель в два счета заблудитесь. Я сама с трудом нашла дорогу от двери к мусорному баку.

Все засмеялись,

— Миссис Тикл, меня волнует один вопрос. Как у нас обстоят дела с продуктами? Ведь сюда сейчас ни один поставщик не проедет, а мы тоже не сможем сходить в деревню Боффейм.

— Ну, еще бы, конечно, Снабби это больше всего волнует, — заметила Диана. — Еда для не го самое важное.

Миссис Тикл засмеялась.

Об этом можешь не волноваться. Мне привезли целую машину всякой снеди из деревни, когда я сюда приехала. Старик Херди с почты сказал, что снега еще подвалит, и посоветовал набрать продуктов побольше. В нашей кладовке холодно, как в холодильнике, неделю все может пролежать свеженькое. Хлеб вот, правда, зачерствел. Я, пожалуй, сама испеку.

Правильно, — одобрил Снабби. — Хотите, я вам помогу?

Нет уж, не надо, — ответила миссис Тикл. — Нечего тебе на кухне вертеться. Я знаю, чего ты хочешь — сунуть нос в кладовку. Ну, точно, как мой младший, Том.

А что случится, если снег вот так и будет идти и идти и нас совсем засыплет? — спросил Роджер.

Этого я точно не знаю, — ответил Барни. — Жалко, что мы позвонить не можем. Остается только сидеть и ждать, когда мой отец решит, что нам пора возвращаться, и найдет какой-нибудь подходящий транспорт.

Большие сани и упряжку ездовых собак, как у эскимосов, — вот что нам нужно, — сказала Диана. — Знаете, таких, с хвостами бубликом.

Знаем, они лайками называются. А сани чтоб были с колокольчиками, — подхватил Снабби. — Динь-динь-динь!

Дз-зи-и-инь! Дз-зи-и-инь!

Внезапный резкий звонок заставил всех вздрогнуть.

— Это же телефон! Линию, значит, исправили! — вскрикнул, вскочив с кресла, Барни. — Теперь мы сможем кому-нибудь дозвониться и рассказать, какие здесь происходят странные вещи. Алло! Алло!

Все насторожились, прислушиваясь. Да, это звонил отец Барни — спрашивал, как у них дела.

— Все нормально, папа, нормально! — говорил Барни. — Только вот знаешь что? Какие-то странные вещи здесь происходят. Да-да, именно странные... Что?.. Да, я попытаюсь тебе объяснить, не вешай трубку. Честно говоря, я даже не знаю, что с этим делать. Понимаешь... — И Барни принялся рассказывать обо всех непонятных событиях последних дней.

Что за рассказ у него получился!