Услышав долгожданный телефонный звонок, миссис Тикл вбежала в прихожую. Вместе с ребятами она стояла возле Барни, когда он рассказывал отцу необыкновенную историю о странных событиях в Рэт-а-тэт-хаусе.

Отец Барни был поражен.

— Но что все это значит? — громко прозвучал в трубке его голос. Так громко, что его услышали все. — Кто-то беспокоит вас ночью, врывается в дом, забирает какие-то вещи из подвала! Кстати, почему он был заперт, когда вы приехали? Мы его никогда не запираем. И что они там прятали, эти субъекты? Это все, Барни, или есть еще что-то?

— Ну, почти все. Во всяком случае, все самое важное я тебе рассказал. Ты не смог бы приехать сюда? Правда, тут все засыпало снегом, и я не уверен, сможет ли машина проехать. Хорошо еще, что телефонную линию исправили.

-—. Да, слава богу, — сказал отец. — Бабушка очень о вас волновалась. Настолько, что я уже боялся, как бы она не надела мои старые лыжи и не отправилась на них к вам через горы и долины.

Ну, бабушка! Какая она молодец! — произнес Барни, гордясь решительностью пожилой леди. — Я бы не удивился, если бы увидел ее здесь на лыжах. Или даже в санях, запряженных оленем. Но, отец, как ты думаешь, машина сможет к нам сюда пробиться?

Нет, это слишком рискованно. Во всяком случае, не сегодня, когда снег все еще валит. Машина может застрять в сугробах, и тогда придется в ней просидеть несколько дней. Иногда, если деревня из-за снега оказывается полностью отрезанной от мира, туда высылают вертолёты. Они сбрасывают все самое необходимое — лекарства, продовольствие... Кстати, с этим у вас должно быть все в порядке, да?

Да-да, конечно, —- подтвердил Барни. — А ты не собираешься сообщить в полицию? Я не знаю, что было в тех ящиках, которые они здесь прятали, но совершенно ясно, что далеко они их увезти не могли, потому что сейчас ни один грузовик не смог бы отсюда выбраться. Значит, их спрятали где-то поблизости, но где именно, мы незнаем.

— Да, я тоже об этом подумал, — сказал отец. — И немедленно позвоню в полицию, а потом сообщу вам, что они мне ответят.

Все очень обрадовались, что телефон наконец заработал. С большим облегчением друзья почувствовали, что связь с миром все-таки есть. Это ведь так важно, когда происходят столь странные события.

Барни положил трубку и с улыбкой оглядел ребят.

Мой отец сейчас этим займется, нам не о чем волноваться.

Ну, слава богу, как камень с сердца! — вздохнула миссис Тикл, когда ее подопечные вернулись в жарко натопленную гостиную.

По дороге они услышали, как телефон тихонько тренькнул, будто кто-то снял трубку. Барни резко обернулся — это была Миранда. Схватив трубку двумя ручками, она что-то стрекотала в нее, как это только что делал Барни!

— И все-то тебе надо копировать! — покачал головой Барни, выхватывая у нее трубку и кладя на место. — И как только мы вас с Чудиком до сих пор терпим, не понимаю!

Миранда прыжками перебралась в гостиную, уселась на медвежью голову, венчающую шкуру, и принялась что-то нашептывать в лохматое бурое ухо.

Уж эта твоя обезьянка — обхохочешься! — засмеялась миссис Тикл. — Я рада, Барни, что твой отец теперь все знает, Что он собирается делать?

Сообщить в полицию, — быстро ответил Барни. — Но не знаю, что они смогут сделать в ближайшее время. Отец сказал, сейчас никто сюда не проберется через этот снег.

Все равно, вряд ли эти люди будут еще нас беспокоить, — с надеждой в голосе произнесла Диана. — Свои ящики они забрали, поэтому едва ли следует ждать нового стука в дверь или появления бродячего снеговика.

Ты права,— сказал Роджер. — Наверное, они куда-то переехали после того, как снова спрятали ящики. Холодно и неудобно, должно быть, спать в лодочном сарае.

В такой снег они уйти далеко не могли, — заметил Барни, взглянув в окно. — Скорее всего, они укрылись в каком-нибудь амбаре, но вот чем они собираются питаться, интересно знать?

Не забывайте, что в подвале было полным-полно всяких банок с консервами. Они могли за хапать сколько угодно, когда забирали ящики, — вставил Снабби.

Да, могли, — согласился Роджер. — Я об этом не подумал. Но учтите, мы пока так и не выяснили, каким образом они попали в кухню.

Не через заднюю дверь, это мы точно знаем, потому что миссис Тикл не только заперла ее, но и закрыла на задвижку. Так что, даже если у них был ключ, они не смогли бы ее открыть.

Я хочу этим заняться, — объявил Снабби. — А что, небольшое детективное расследование — очень даже интересно! Давайте посмотрим, кто сможет узнать, как они попали в дом!

Миссис Тикл, вспомнив, что ей нужно испечь хлеб, поспешила на кухню. Ребята принялись обходить комнаты и проверять, надежно ли заперты окна.

Нет, повсюду окна заперты на все шпингалеты, — сказал Барни. — Во всяком случае, на первом этаже. Просто не представляю... — Он замолчал, так как в комнату вбежала взволнованная миссис Тикл.

Поняла я, как они сюда забрались, — проговорила она. — Через окно в кладовке! Там всегда шпингалет едва держался — они его и сорвали. Влезли, значит, в дом через окно, а когда вылезли, закрыли его за собой, поэтому я и не заметила, что шпингалет сломан.

Все вместе они пошли осматривать сломанный шпингалет.

Да, вы правы. Они залезли здесь, — согласился Снабби. — Ну и кладовка! Какая огромная!

А это что за пирог? Когда мы его будем есть?

Нечего тебе тут делать, давай-давай, выходи, — сказала миссис Тикл, выталкивая Снабби. — А кто тебе разрешил взять эту ватрушку с повидлом? Ну, Снабби, ну, проныра!

Барни в это время оглядывал верхние полки.

— Вроде бы отсюда они ничего не взяли, да? — спросил он. — Сейчас небось жалеют, что вовремя не прихватили.

Миссис Тикл подставила стул, встала на него, чтобы проверить самые верхние полки.

Я и сама точно не знаю, что здесь было, — призналась она. — Стояли какие-то консервные банки, бутылки, пакеты с чем-то. А что в них — понятия не имею и никогда не трогала. Ах да, кое-что они с собой забрали. Вон, на полках следы остались, где что-то стояло. Да, взяли несколько банок. Надо же — ну кто бы мог подумать!

Нахальство — забирают наши припасы с полок, ящики из подвала! Если так дальше пойдет, они улягутся спать в нашей кровати, — возмутился. Снабби. — Надо быть начеку, миссис Тикл.

Да уж, сегодня обязательно загляну под кровать со скалкой в руке, — сделав свирепое лицо, пообещала миссис Тикл.

Лучше пусть этим Чудик займется, — сказал Снабби. — Он будет счастлив поохотиться у каждого под кроватью. Правда же, Чудик?

Гав! — радостно ответил Чудик и бросился вверх по лестнице, словно собираясь приступить к охоте немедленно.

Ребята и миссис Тикл вернулись в гостиную и посмотрели в окно. Как изменилась погода! Где чистое небо, где неяркое зимнее солнце, где сверкающее льдом озеро? Только бесконечные, падающие с темного неба снежные хлопья.

Не завидую я этим Стэну и Джиму, — проговорил Снабби. — Вот уж, наверное, они злятся, что мы сюда приехали. Могу спорить, они рассчитывали укрыться в Рэт-а-тэт-хаусе, если в лодочном сарае станет слишком холодно.

Они, наверное, собирались увезти эти ящики на грузовике на этой неделе, — сказал Барни. —

Но не получилось. Куда же все-таки они их спрятали? Не .может быть, чтобы где-то далеко. Такую тяжесть далеко утащить они не могли.

Как-то непонятно: они поставили ящики на наши санки, довезли их до лодочного сарая, потом сняли с санок и куда-то спрятали. Но куда? —: недоумевал Роджер.

Мне уже надоело над этим голову ломать, — сказала Диана. — Давайте лучше сыграем во что-нибудь. Например, кто быстрее головоломку сложит. Мы ведь с собой их много привезли, да?

Привезли, они в шкафу, — кивнул Снабби. — Я себе четыре возьму.

Вскоре все уже сидели за большим круглым столом, и перед каждым стояла коробочка с разрозненными картонными кусочками мозаики.

— Начали! — скомандовал Роджер.

Все высыпали фрагменты мозаики на стол и начали быстро сортировать их.

— Я всегда сначала отбираю кусочки с голубым небом, — сказала Диана. — Снабби, у тебя уже один кусочек на пол упал.

Миранда порядком мешала их соревнованию. Ей очень понравились цветные картонные кусочки, и она рвалась помочь их складывать.

— Перестань, Миранда! — не выдержал Снабби. — Этот кусочек сюда не подходит. Ну вот, теперь ты другой кусочек сбила. Барни, посади ее себе на плечо.

Но Миранда не унималась. В конце концов Диана решила, что единственный разумный выход — дать обезьянке собственную головоломку, чтобы она с ней играла.

Миранда была в восторге. Устроившись на столе, она разложила перед собой кусочки мозаики и увлеченно возилась с ними, что-то бормоча своим тоненьким обезьяньим голоском. Вошедшая с подносом миссис Тикл не могла поверить своим глазам.

Ну, дела! Эта обезьянка и тут успела! Так, а вы чай пить собираетесь или мне поднос унести, пока вы не кончите?

Я выиграл! — объявил Снабби, ставя на место последний кусочек. — Я первый составил!

Что мне за это полагается? Самый большой кусок шоколадного торта и булочек с изюмом вдвое больше, чем другим. Я выиграл!

И тут опять нетерпеливо зазвонил телефон:

Дзинь-дзинь-дзинь!

Что-то им скажет отец Барни?