Барни бегом бросился к телефону. Отец уже сообщил в полицию? Что они собираются делать? — Алло!.. — произнес он. — Алло! Да, это я, Барни... Да, я слушаю внимательно.

Он стоял, прижимая трубку к уху, кивая головой и время от времени взволнованно произнося: «Да... да-да...»

Глаза его горели. Остальные столпились у него за спиной, стараясь что-нибудь расслышать, но Барни, боясь пропустить хоть слово, так плотно прижимал трубку к уху, что они смогли разобрать лишь очень немногое.

Снабби не мог устоять на месте, так ему не терпелось узнать, о чем говорит отец Барни. Наконец Барни стал прощаться.

— Хорошо, папа. Я все сделаю, как ты сказал, можешь на меня положиться. И миссис Тикл тоже передам. Как это все интересно! Да, завтра увидимся. До свидания!

Положив трубку, он обернулся к ребятам. Глаза его по-прежнему сияли.

Что? Что он сказал? — почти выкрикнул Снабби.

Сейчас расскажу. Пойдемте в гостиную.

Миссис Тикл!.. Ага, вы здесь. Пожалуйста, тоже идемте с нами. У меня важная новость.

Все вернулись в гостиную. Чудик волновался вместе со всеми, хоть и не понимал, по какому поводу. Миранда подпрыгивала на плече у Барни, все еще не выпуская из рук кусочек мозаики.

Когда все сели, Барни начал:

Мой отец связался с полицейскими и все им рассказал. Полицейские очень заинтересовались. По мнению отца, они знают, что в этих ящиках, но ему не говорят. Завтра утром они будут здесь.

Завтра? В такой снег? — удивился Роджер, глядя в окно, где снег все еще валил стеной. — Ни одна машина не проедет.

Они прилетят на вертолете! — торжественно объявил Барни. — И нам надо подготовить для них посадочную площадку.

Ух ты! — выдохнул Снабби. — Как интересно! А как мы должны готовить площадку?

За домом есть большая лужайка, — сказал Барни. — Очень большая и совершенно ровная.

В центре ее мы должны расчистить как можно больше места, чтобы вертолету не пришлось приземляться в глубокий снег.

Идем прямо сейчас! — подпрыгнул Снабби, совсем забыв, что уже почти стемнело.

Осел! Заткнись и дай Барни договорить, — шикнул на него Роджер.

Нам надо как-то отметить место посадки, — продолжал Барни. — Темными покрывалами или еще чем-то.

Можно взять сверху синие занавески, — сразу предложила миссис Тикл, взволнованная не меньше ребят. — Расчистим большой квадрат и обложим по краям занавесками. А чтоб не сдуло, придавим чем-нибудь тяжелым. Банками консервными или чем-то в этом роде.

А сколько человек прилетит? — спросила Диана. — Я думаю, вертолет не может много привезти.

Прилетят трое, — ответил Барни. — Отец, инспектор полиции и сержант — так, кажется. Вертолет — это сейчас единственный способ сюда попасть. И по словам инспектора, им совершенно необходимо найти эти ящики.

Что же в них такое?— гадал Снабби, подпрыгивая на стуле вроде Миранды. — Слушайте, какие события разворачиваются! Надеюсь,

этих жуликов вертолет не спугнет.

Отец сказал, что это не имеет значения, — продолжал Барни. — Он считает, они решат, что вертолет прилетел, чтобы сбросить нам продукты и проверить, все ли у нас в порядке. Во всяком случае, он говорит, сейчас важнее найти ящики, чем похитителей.

Bay! — опять подскочил Снабби. — Тогда давайте еще раз их поищем. Мы ведь знаем, что они где-то рядом. Они слишком тяжелые, чтобы их можно было далеко увезти.

Но мы же обшарили всю округу — ив снегу, и в лодочном сарае, — развела руками Диана. — Хотя, честно говоря, я не думаю, что они

могли увезти их куда-то после того, как сгрузили с санок.

Ты совершенно права, — задумчиво произнес Барни. — Я тоже ломал над этим голову.

Мы все отлично помним, где кончаются следы санок — у берега озера.

А я знаете что думаю... — вдруг проговорила Диана. — Я думаю... Нет, не может быть, чтобы...

Чтобы что? О чем ты подумала? — быстро спросил Барни.

Дело вот в чем: мы обнаружили, что следы санок заканчиваются на берегу озера. Санки мы тоже нашли поблизости в снегу. Но, мне кажется, вполне возможно, что они протащили санки по озеру на другой берег и спрятали ящики там.

А потом вернули санки туда, где мы их нашли.

Все уставились на Диану, осмысливая ее догадку. Вдруг Барни шлепнул себя по коленке, отчего Миранда испуганно подпрыгнула.

— Да! Да, это не только возможно, это очень и очень вероятно. Если помните, в ту ночь на озере снёга не было. Мы весь день прокатались на коньках, и санки легко могли бы скользить по льду. А потом опять пошел снег и засыпал следы нагруженных санок на озере! Даже тонкого слоя хватило бы, чтобы засыпать колеи от полозьев..

А я еще кое-что понял! — почти выкрикнул Снабби, заставив Чудика вздрогнуть. — В пачке, которую я нашел на озере, были еще сигареты — ее не выбросили, а уронили, когда тащили санки.

Согласен, — сказал Роджер, похлопав Снабби по спине. — Меня тогда это тоже удивило.

А теперь, Снабби, ты эту маленькую тайну разгадал. Конечно же, ее не выбросили, а уронили.

Жалко, что сейчас темно, а то бы мы пошли к озеру и поискали тайник на другом берегу.

А давайте возьмем фонарики и сходим! — опять подскочил на месте Снабби.

Чудик залаял.

— Ни в коем случае! — поспешила охладить его пыл миссис Тикл. До этого она удивленно прислушивалась к разговору ребят, ничего не понимая. Но теперь ей было что им сказать: — Выходить в такой снег да по такой темноте, когда хоть глаз выколи и холод собачий! Да вы к утру заблудитесь и замерзнете до смерти!

Ерунда! — вскричал Снабби, слишком возбужденный, чтобы понимать ее доводы. — Я иду.

Пойдем, Барни.

Нет, Снабби, миссис Тикл права, — поддержал ее Барни. — Это сумасшествие, идти сейчас. Вполне можно подождать до завтра. Кстати, утром мы должны будем встать пораньше. Нам понадобится уйма времени на расчистку снега с поляны и выкладывание занавесок, чтобы мог сесть вертолет.

Надо будет лопаты где-то найти, — напомнила Диана.

В саду, в сарае, вроде бы есть, — сказала миссис Тикл. — Завтра их достанем. Послушайте, так вы что, чаю не хотите, что ли? Тосты с маслом и булочки с изюмом совсем остынут.

Ой, я и забыл совсем о чае. Как это со мной случилось? — сам себе удивился Снабби. — Ди, стели скорее скатерть. Я помогу тебе накрыть на стол. Тосты с маслом остывают! Это что ж такое!

Миссис Тикл, засмеявшись, пошла на кухню за чаем, заваренным в большом коричневом чайнике. Ну, Снабби! Ну, точно ее Том в детстве. Ему тоже всегда есть хотелось. И тоже на шутки был горазд. Тут она услышала подозрительный шум и обернулась — Чудик! Уже удирает с ее каминной щеткой. Пока она ставила на кухонный стол чайники — с кипятком и заварочный, которые держала в руках, Чудик уже исчез, взбежав наверх. Куда он затащит эту щетку, где ее потом искать?

За чаем все взволнованно обсуждали вертолеты, полицейских, возможные тайники со спрятанными ящиками на другом берегу озера и вероятность того, что Стэн и Джим сейчас там.

— Они, наверное, сидят там со своими ящиками, — сказал Снабби, накладывая себе тушенки на четвертый кусок поджаренного хлеба. — Ведь они могли построить снежный дом вроде нашего.

Получилось бы отличное убежище. Еды полно — они сперли у нас консервы. А воду из снега можно натопить.

Тогда нам надо идти осторожно, —произнесла с тревогой в голосе Диана. — Мне совсем не хочется наткнуться на эту парочку. Пусть уж этим полицейские занимаются. Вот ящики искать— дело другое.

Давайте, когда мы завтра туда пойдем, захватим с собой санки, — сказал Роджер. — Тогда, если мы эти ящики найдем, то хотя бы два сможем привезти домой, по одному на каждых санках. Вот полицейские обрадуются, когда их увидят!

К вечеру ребята совсем не устали — слишком мало двигались, и миссис Тикл пришлось немало постараться, чтобы отправить их спать. Самой-то ей спать очень хотелось, потому что в этот день она много возилась на кухне — пекла, варила — и порядком устала. В половине десятого она заглянула в дверь гостиной.

Вы все сидите? Я уже зажгла для вас свечи. Пожалуйста, идите скорее.

Хорошо, — кивнул Барни, слыша нотки усталости в голосе миссис Тикл. — Вы поднимайтесь к себе наверх, миссис Тикл, а мы сейчас. Мы постучим к вам в дверь сказать, что ложимся.

Они поговорили еще минут десять и вышли в прихожую за своими свечами, но ни одна из них не горела! В холле было совершенно темно.

— Не гаси лампу! — крикнул Барни Диане. — Кто-то задул наши свечи. Что еще тут происходит? Неужели опять наш мистер Никто пожаловал и взялся за свои шуточки? В прихожей тьма кромешная. Я сейчас попробую на ощупь найти свечи, и тогда увидим, в чем тут дело.

— О боже! Неужели сегодня ночью еще что-то произойдет? — ахнула Диана. — Скорее, Барни! Погоди, у меня же есть фонарик. Сейчас посвечу в прихожей, тогда увидим, кто там орудует.

Она опасливо провела узким лучом по углам прихожей. И действительно, там кто-то прятался. Фонарик осветил маленькую косматую головку с двумя блестящими озорными глазками, выглядывающую из-за спинки стула.

— Это же Миранда! — воскликнул Снабби. — Ах ты, разбойница! Это ты задула все свечи, да? Чудик, ату ее!

Но прежде чем Чудик успел подбежать к ней, обезьянка радостно залопотала и в восторге запрыгала по лестнице наверх. Ха! Она разыграла такую шутку, до какой Чудик никогда бы не додумался.