Все трое бросились наверх искать миссис Линтон. Чудик увязался за ними, путаясь под ногами, и даже обогнал — так ему хотелось добежать первому. На бегу он громко лаял, ощущая волнение детей и желая разделить его.

В это время мистер Линтон в своей комнате, тщетно пытаясь сосредоточиться, писал письмо.

Опять эта собака! — раздраженно простонал он. — Она у меня дождется, что я выставлю ее за дверь, если она и дальше будет поднимать такой гвалт!

Мама! У нас есть блестящая идея! — выпалила Диана, обнаружив маму в ванной комнате, где она раскладывала чистые полотенца.

В самом деле? — рассеянно обернулась к детям миссис Линтон. — Снабби, скажи мне, пожалуйста, как ты умудряешься так пачкать свое полотенце? Ты случайно не подрабатываешь трубочистом?

Ну, вы скажете! — из вежливости улыбнулся Снабби.

Мама, ну ты послушай! У нас правда блестящая мысль! — повторила Диана.

Да, мама! Можно, мы пригласим к нам на пару дней Барни? — сразу переходя к делу, продолжил за нее Роджер. — Скажи «да», пожалуйста! Тебе ведь он нравится, правда?

Мы с ним не виделись с летних каникул, — добавила Диана. — С тех пор, как он нашел своего отца и всю свою новую семью и уехал жить с ними.

Мы просто ДОЛЖНЫ с ним встретиться, — заявил Снабби, выхватывая у Чудика коврик, который пес яростно тряс, словно это была пой манная крыса.

Дело в том, мои дорогие... — неуверенно про говорила миссис Линтон. —Я просто не знаю, что и сказать...

Но почему? Почему мы не можем пригласить Барни? С Мирандой, конечно, — удивленно посмотрела на нее Диана. — Ты же всегда хорошо к нему относилась, ведь так?

Да, конечно, доченька, я и сейчас хорошо к нему отношусь. Но я не думаю, что папа будет рад еще одному гостю, когда вы трое и так уже переворачиваете весь дом вверх дном.

Мама, ничего мы вверх дном не переворачиваем! — возмутилась Диана. — Я целое утро прибирала в своей комнате. Если ты разрешишь нам пригласить Барни, мы будем аккуратными -преаккуратными и тихими как мышки. Нам обязательно нужно повидаться с ним и узнать все его новости, прежде чем мы опять разъедемся по школам.

Диана, вы должны спросить у папы, — сказала миссис Линтон. — Если он разрешит, я, конечно, возражать не стану. Но пусть решает он.

Да-а, — помрачнев, протянула Диана. — А ты сама разве не можешь у него спросить?

Нет, — отрезала мама. — Перестань крутить краны, Снабби. Я сказала перестань. И пожалуйста, выведи Чудика из ванной. Он, того и

гляди, утащит губку.

Пойдем, Чудик, — печально проговорил Снабби. — Мы здесь не нужны. Мы с тобой уйдем отсюда и будем вдвоем играть в гараже.

Нет, не будете, — решительно заявил Роджер. — Ты пойдешь с нами и будешь нас поддерживать, когда мы будем упрашивать папу.

Я не могу, — развел руками Снабби. — Дядя сказал сегодня утром, чтоб его глаза меня не видели. И Чудика — тоже.

— Ну ладно, мы с тобой, Ди, пойдем и вместе уговорим его, — сказал Роджер. — Только, пожалуйста, Снабби, не вздумай опять играть на губной гармошке под дверью кабинета, когда мы будем там.

Чудик, как обычно, опрометью бросился вниз по лестнице, за ним, прыгая через три ступеньки, сбежал Снабби. Миссис Линтон покачала головой и улыбнулась — никто и никогда не сможет отучить Снабби скатываться кубарем по лестнице.

Мистер Линтон услышал осторожный стук в дверь своего кабинета.

— Войдите, — оторвавшись от письма, с досадой произнес он.

Диана и Роджер вошли.

В чем дело? — строго спросил отец. — Надеюсь, вы пришли не затем, чтобы просить карманных денег после того, как вы столько получили на Рождество?

Нет, папа, дело совсем не в этом, — поспешил сказать Роджер. — Нам бы это и в голову не пришло. Мы просто хотели узнать... э-э... Мы подумали, ты не будешь возражать, если...

Если мы пригласим Барни — всего на несколько дней, — выпалила Диана. — Ты ведь помнишь Барни, да? Мальчик из цирка, с которым мы подружились.

Да, я его помню, — ответил Мистер Линтон. — Славный парень, с такими ярко-синими глазами. Кажется, у него еще была обезьянка?

Да, папа! Ее зовут Миранда. Она такая симпатичная! — живо откликнулся Роджер. — Можно, они к нам приедут?

— Спросите у мамы, — нахмурился мистер Линтон.

Мы уже спрашивали, — ответил Роджер. — И она говорит, чтобы мы спросили у тебя.

В таком случае я говорю «нет», — твердо произнес мистер Линтон. — И я совершенно уверен, что ваша мама тоже хотела бы сказать «нет».

Она в эти каникулы от вас уже с ног валится! Кроме того, на три дня к нам приезжает ваш двоюродный дедушка Роберт, и я уже подумывал, не отослать ли на это время Снабби и Чудика к тете Агате. Потому что вряд ли этот пожилой джентльмен сможет вынести присутствие всех вас троих да еще этой ненормальной собаки.

Но, папа! Неужели ты пригласил дедушку Роберта на рождественские каникулы?! — воскликнула Диана. — Он всегда говорит, и говорит, и говорит, а мы не можем даже и слова вставить...

Возможно, как раз поэтому я его и пригласил! — ответил отец с неожиданной усмешкой. — Нет, на самом деле дедушка сам вызвался погостить. Перед этим он был нездоров, вот почему я уверен, что ему будет трудно выносить Снабби, Чудика и тем более губную гармошку.

О-о, — расстроенно протянула Диана. — Да, тогда о приглашении Барни нечего и думать. Во-первых, даже и комнаты не будет... А мне так хотелось встретиться с ним в эти каникулы. Теперь мы целую вечность с ним не увидимся. Папа, а может, ты напишешь дедушке, чтоб он не приезжал?

— Нет, это невозможно. И даже если бы не он, я бы не согласился на приезд Барни. Добавлять к вашей сумасшедшей компании еще одного! И можете предупредить Снабби, что, вероятно, ему придется отправиться к своей тете Агате.

Такое сообщение привело Снабби в ужас.

Но мне там не нравится! — причитал он. — Чудика заставляют жить в конуре, а меня — по двадцать раз на день мыть руки! Ладно, я больше не буду играть на губной гармошке. И даже свистеть не буду. И буду ходить на цыпочках по лестнице. И...

Ну и глупо!.— сказал Роджер. — Тогда мама подумает, что ты заболел, только и всего. Вот жалость.— все наши планы рухнули!

И теперь мы не увидимся с Барни, — вздохнула Диана, — и с его милой Мирандой.

Смотрите! — внезапно воскликнул Снабби. — Снег идет!

Все подбежали к окну. Действительно, крупные снежные хлопья валились с неба. Диана посмотрела вверх, но снежинки падали так густо, что совершенно закрывали весь небосклон.

Если он так будет идти, веселье нам обеспечено, — сказал Роджер, уже гораздо более бодрым тоном. — А когда приедет дедушка Роберт, мы, чтобы не мешаться у него под ногами, сможем весь день быть на улице — кататься на санках!

И на коньках, если будет лед, — радостно добавила Диана.

А меня здесь не будет! — произнес Снабби с такой скорбью в голосе, что Диана и Роджер улыбнулись. — Я буду гостить у тети Агаты и дяди Горация, а несчастный Чудик будет лаять один-одинешенек в своей конуре.

— Бедный Чудик! Ну, ничего, подожди хныкать, может, дедушка еще не приедет, — неуверенно предположила Диана.

Но уже на следующий день от дедушки пришло письмо, в котором сообщалось, что он приезжает через два дня. Снабби устремил полный отчаяния взгляд на миссис Линтон. Неужели его отошлют? Он был готов пообещать что угодно, лишь бы только остаться. В особенности сейчас, когда снег лег великолепным пышным ковром, а пруды и озера начали замерзать. Ведь у тети Агаты на санках не покатаешься.

Но миссис Линтон была непоколебима. Если дедушка Роберт не совсем здоров, то для него наихудшим злом будет ежедневная доза Снабби и Чудика. С ним даже может случиться сердечный приступ из-за какой-нибудь их проделки.

— Я должна немедленно позвонить твоей тете Агате, — сказала она. — И не делай такое обиженное лицо, Снабби, ничего в этом ужасного нет.

Она вышла в прихожую к телефону, но не успела еще прикоснуться к трубке, как раздались резкие звонки: дзи-и-и-инь... дзи-и-и-инь... дзи-и-и-инь!..

— Хоть бы это был дедушка — сказать, что не приедет! — воскликнул Снабби.

Но, судя по всему, надежды его оказались напрасными.

— Как вы думаете, кто хочет с вами поговорить? — с улыбкой обернулась к ребятам миссис Линтон. — Барни!

— Барни! — обрадовано воскликнули все трое и бросились к телефону.

Роджер первым схватил трубку.

— Барни! Это правда ты? Как ты отпраздновал Рождество? Хорошо? — Он замолчал, слушая ответ Барни, и вдруг выражение невероятного восторга появилось на его лице. — Слушай, Барни! Это же гениальная идея! Да-да, я сейчас спрошу у мамы, не вешай трубку! Я спрошу у нее прямо сейчас!

Снабби и Диана, сгорая от любопытства, ждали, о чем таком Роджер должен спросить у миссис Линтон.

— Мама! Барни со своим двоюродным братом собираются поехать в домик у озера среди холмов, он принадлежит их бабушке. Озеро замерзло, и холмы все в снегу, так что можно кататься на коньках и на санях с гор. Он спрашивает, можно нам тоже поехать с ними?

Диана и Снабби даже взвизгнули от восторга.

Конечно, мы поедем!

Барни говорит, если ты согласна, то его бабушка потом перезвонит тебе и расскажет все подробно, — добавил Роджер, глядя на маму сияющими глазами. — Мама, ты ведь согласна, правда? Мы сами поедем к Барни, вместо того чтобы приглашать его сюда! И Снабби не придется отправлять к тете Агате. И дедушка Роберт сможет спокойно жить здесь, никто его тревожить не будет. Ну что, мама, можно нам поехать?

   

Снабби, обхватив тетю за талию, закружил ее по комнате в вальсе.