Миссис Линтон посмотрела на взволнованные лица ребят и, улыбнувшись, кивнула:

— Да, думаю, можно. Это устроит всех нас.

Ой, Снабби, что ты делаешь? Перестань, ты меня уронишь!

Снабби, обхватив тетю за талию, закружил ее по комнате в вальсе.

— Гип-гип-ура! Какой счастливый день! — орал он.

В прихожую вышел удивленный мистер Линтон. Его ввели в курс дела, и он выслушал рассказ с явным одобрением.

Что ж, это обеспечит вашему дедушке Роберту немного тишины и покоя, да и нам самим тоже, — сказал он. — Надеюсь, Снабби, Чудика ты захватишь с собой? Мне бы очень хотелось отдохнуть от этой собаки.

Конечно, дядя, конечно! — заорал Снабби, подбегая к нему с явным намерением повальсировать и с ним тоже, так он был счастлив. Но, слава богу, вовремя одумался — его дядя не одобрял подобные выходки.

Тем временем Роджер уже сообщил Барни о том, что родители согласились, и теперь выяснял подробности поездки. Через минуту Диана выхватила у него трубку, ей не терпелось поговорить со старым приятелем. Но в трубке раздалось негромкое щелканье и бормотание.

— Ой, это ты, Миранда? — воскликнула Диана, с восторгом вслушиваясь в знакомый лепет обезьянки. — Мы с тобой скоро увидимся! Слышишь меня? Скоро-скоро!

Гав-гав! — заволновался Чудик, не понимая, что происходит, и ломая голову над причиной невероятного переполоха. Он попытался вытянуть коврик из-под ног мистера Линтона и сбежать с ним, но Снабби вовремя остановил его.

Всех обрадовал звонок Барни. После того, как Снабби тоже прокричал другу несколько слов, трубку положили, и ребята прошли в гостиную, чтобы обсудить потрясающую новость.

Представляете — дом среди снежных холмов, да еще рядом с замерзшим озером! Лучше просто не придумаешь! — восторгался Роджер. — Сейчас пойду искать свои коньки. Тебе повезло, Снабби, — тебе же на Рождество как раз новые подарили!

А где наши санки? — спросила Диана. — Правда, вряд ли они теперь нам подойдут — слишком маленькие! Мы на них не катались уже года три, наверное.

А я куплю новые на те деньги, что мне подарили на Рождество, — гордо заявил Снабби. — И еще было бы здорово знаете что купить? Коньки для Чудика! Жалко, что их для собак не делают!

Да, жалко! — засмеялся Роджер. — Чудик выглядел бы на коньках потрясающе. И не знал бы, наверное, каким коньком первым двигать!

Так здорово, что просто не верится! — проговорила Диана, опускаясь в кресло. — Мам, ты ведь не против, что мы уедем? Тебе без нас не будет одиноко?

Ну, что ты, конечно, нет, — ответила мама. — Я буду рада, что у меня появится время для дедушки Роберта. И, слава богу, Чудика здесь не будет. Когда бабушка Барни собирается позвонить насчет подробностей поездки — в какой день, во сколько? Барни вам об этом сказал?

Да. Она позвонит сегодня вечером, — ответил Роджер и обернулся к ребятам. — Голос у Барни совсем не изменился, правда же?

Да, ни капельки, — согласились Снабби и Диана.

Ас чего бы ему измениться? — удивилась миссис Линтон.

Ну, не знаю, — пожал плечами Роджер. — Столько лет он был цирковым мальчишкой, в рваной одежде, иногда без маковой росинки во рту, не говоря уж об учебе. А теперь нашел целую семью, живет в доме, а не в палатке или вообще под открытым небом, ест несколько раз в день за столом, учится... Я почему-то думал, что он должен был измениться.

Барни никогда не изменится, — убежден но сказал Снабби. — Никогда. Слушайте, как это будет здорово: лететь с горы на санках — вжик! — Он заскользил, разогнавшись, по натертому полу и не остановился, даже увидев строгое лицо миссис Линтон. — Кататься вот так, кругами, — раз-два, раз-два... — Тут он на ходу врезался в небольшую этажерку, и Диана едва успела подхватить ее на лету.

Снабби, не строй из себя еще большего идиота, чем ты есть! Могу спорить, ты успеешь раз сто шлепнуться, прежде чем сделаешь и десяток шагов! — обрушилась она на него. — И я буду очень рада видеть, как ты сидишь на льду!

Бабушка Барни позвонила миссис Линтон в тот же вечер. У нее был добрый тихий голос, и миссис Линтон подумала о том, как повезло Барни, что у него такие милые родственники. Закончив разговор, она пересказала замершим в ожидании ребятам, о чем они договорились с пожилой леди.

Она сказала, что в этом домике в горах долгое время никто не жил. Ее сыновья и дочь когда-то в молодости любили приезжать туда, чтобы покататься на коньках и санях. Она собирается послать туда кого-то, чтобы привести все в порядок, проветрить. И через два дня домик должен быть готов.

А кто-нибудь из взрослых с ними поедет? — поинтересовался мистер Линтон. — Должен же там быть хоть один разумный человек.

Барни очень даже разумный, — не задумываясь, ответил Снабби.

Миссис Мартин говорит, что отправит с ними сестру своей кухарки, чтобы за ними присматривала. Она будет им готовить, сушить одежду и следить, чтобы они не выходили из берегов. Хотя, надеюсь, Роджер и сам за этим последит.

Он уже достаточно взрослый, чтобы взять на себя такую ответственность, так же, как и Барни.

Не волнуйся, у нас все будет нормально, —заверил маму Роджер. — Подумать только! Неужели пройдет всего два дня, и мы окажемся в этом маленьком домике!

Как я поняла, не такой уж он и маленький, — заметила мама. — В нем пять или шесть спален, большая кухня и еще две-три комнаты.

Вам придется помогать его убирать, а то кухаркина сестра выбьется из сил и уедет от вас!

Я буду помогать ей, — пообещала Диана. — А кровати каждый пусть сам застилает. Хотя Снабби даже этого не умеет. Выскочит утром из кровати, прикроет простыни и одеяло покрывалом, даже не поправив, и думает, что застелил!

Ябеда! — обиделся Снабби. — Моя постель, как хочу, так и делаю!

Я думаю, завтра мы должны заняться коньками, ботинками и одеждой, — сказала миссис Линтон. — И всем вам надо, конечно, взять не промокаемые сапоги. Надеюсь, ты, Снабби, привез свои из школы. Прошлый раз ты их забыл.

Да, тетя, я их привез. Во всяком случае, я очень хорошо помню, что один точно клал в чемодан, — с готовностью подтвердил Снабби.

А как называется этот дом? — поинтересовалась Диана.

Возможно, я не расслышала по телефону, но мне показалось, что Рэт-а-тэт-хаус.

Все дружно рассмеялись.

— Как забавно! — сказала Диана. — Надеюсь, он и правда так называется. Рэт-а-тэт-хаус!

Интересно, почему его так назвали?

Следующий день был полон хлопот. Ботинки, носки, перчатки, свитеры, коньки — все было вытащено из шкафов и комодов и тщательно проверено. Погода оставалась очень холодной и морозной, а ночью опять выпал снег. Прогноз обещал продолжение снегопада и усиление холодов, то есть как раз то, что нужно для зимних видов спорта, о чем то и дело твердил Снабби. Он опять вспомнил о своей губной гармошке и довел всю семью до белого каления, пытаясь разучить новый мотив. Кончилось тем, что миссис Линтон забрала ее и упрятала на дно самого большого их чемодана.

Однако Снабби это не смутило. Он продолжил музицировать, «дергая» струны воображаемого банджо и издавая при этом сквозь полусжатые губы характерные тренькающие звуки. Это было еще хуже, чем губная гармошка. И к тому же, поскольку банджо существовало лишь в его воображении, его невозможно было у него забрать.

— Нельзя ли этого сорванца отослать в Рэт-а-тэт-хаус уже сегодня? — спросил мистер Линтон, слыша треньканье банджо у своей двери уже в двадцатый раз за утро. — Это просто счастье, что его не будет здесь, когда приедет дедушка Роберт.

Чудик, стараясь помочь, в волнении метался по дому, хватал туфли, носки, едва их успевали разложить, чтобы упрятать в чемоданы. Даже Снабби почувствовал, что немного устал от своего любимца, после того как Чудик налетел на него, сбегая вниз по лестнице. Снабби в это время взбегал по лестнице вверх, и оба кубарем скатились по ступенькам, заработав синяки и шишки.

— Осел ты, а не собака! — напустился Снабби на удивленного Чудика. — Я тебя с собой не возьму, если будешь так делать. Я из-за тебя чуть ногу не сломал. У-у, противная псина!

Чудик поджал хвост и заполз под комод в прихожей. Здесь пахло мышами, и он прекрасно провел время — принюхивался к углам, скреб пол лапами и громко чихал, к большому удивлению мистера Линтона.

Наконец все чемоданы были уложены, коньки связаны вместе и одежда подготовлена для следующего утра, когда они должны будут ехать к Барни.

Сначала мы должны поехать в дом мистера Мартина, а потом вместе с ним, Барни и его двоюродным братом отправимся в Рэт-а-тэт-хаус, — объяснил Роджер Диане и Снабби. — Скорее бы завтра! Интересно, какой этот двоюродный брат Барни? Мам, а на сколько дней мы можем поехать?

Я думаю, пока снег не растает, — ответила мама. — Так сказала бабушка Барни. Но, разумеется, если он продержится больше недели, вам придется вернуться, чтобы готовиться к школе.

Не произноси это слово, — застонал Роджер. — Снабби, прекрати свое треньканье! Или хотя бы поиграй для разнообразия на другом инструменте. Это твое банджо уже всем надоело.

Снабби не стал спорить и сменил банджо на цитру, что, бесспорно, было гораздо приятнее. Он и правда удивительно точно умел подражать звукам музыкальных инструментов. Миссис Линтон оставалось лишь надеяться, что следующим номером у него не будет барабан!

Наконец наступило утро — ясное, морозное утро с голубым небом, бледно-желтым солнцем и снегом под ногами, сверкающим, как сахар.

— Чудесно! — воскликнула Диана. — Как раз то, что нам нужно!

И они поехали на такси к поезду, который доставит их к Барни. Чудик, конечно, отправился с ними. Он так разволновался, что его пришлось взять на поводок.

Ура-ура зимним каникулам! Кататься на санках и на коньках, играть в снежки, веселиться — что может быть лучше!