Дом Барни находился в местечке под названием Литтл-Вендамэн. На вокзале ребят встречала машина — большой удобный фургон, в котором мог легко разместиться весь их багаж. А самое главное, их встречал Барни с взволнованной Мирандой на плече.

— Барни! Старина Барни! И Миранда тоже тут. Эй, привет, Миранда! — закричал Снабби, высовываясь из вагонного окна, когда поезд замедлил ход.

Двери открылись, и Снабби вместе с Чудиком вывалился на платформу. Барни, обрадованный, бросился к ним. Его ярко-синие глаза сияли как никогда. Обезьянка Миранда подпрыгивала на его плече и что-то громко стрекотала. Она, конечно, сразу же узнала всех ребят.

— Барни! Наконец-то мы снова встретились! — обняла друга Диана.

Роджер похлопал его по спине, а Снабби улыбался всей своей веснушчатой курносой физиономией. Что же касается Чудика, он совершенно обезумел — плюхнулся на спину и с невероятной скоростью задрыгал ногами, словно крутя педали велосипеда, да еще и громко залаял.

— Привет! — проговорил Барни, и его смуглое лицо порозовело от радости, что он опять видит своих старых друзей. Они не раз помогали ему, когда он был всего лишь цирковым мальчишкой. — Я так рад, что опять всех вас вижу! Правда же, Миранда?

Обезьянка перескочила на плечо Дианы и что-то зашептала ей на ухо, привычно схватив ее лапкой за мочку уха. Диана засмеялась.

— Милая моя Мирандочка, ты все такая же, совсем не изменилась! А какая ты нарядная в этой красной курточке, юбочке и берете!

Барни тоже выглядел не так, как раньше. Он не вытянулся и не потолстел, и лицо его покрывал все такой же ровный загар, но теперь он был прекрасно одет, хорошо подстрижен. В нем появилась какая-то новая свобода, легкость, уверенность, которой не было, когда он был цирковым мальчиком. Диана с восхищением смотрела на него.

Заметив на себе взгляды ребят, Барни рассмеялся.

— Что, я не похож на себя? — спросил он так хорошо знакомым им голосом, слегка растягивая слова на американский манер. Этот акцент он подхватил, путешествуя с бродячими цирка ми. — Да, я больше не цирковой мальчик. Теперь я джентльмен — надо же, подумать только! Я Барни, который хватался за любую работу, ходил в старых брюках и рваной рубашке, босой или в тряпичных тапках... — Он замолчал и с лукавой усмешкой оглядел ребят. — Да, я теперь джентльмен, но я все тот же Барни, понимаете? Просто Барни, вот и все! Верно, Миранда?

Миранда прыгнула обратно к нему на плечо и принялась подскакивать, что-то лопоча на своем обезьяньем языке. Ее не интересовало, как Барни одет, где он живет и кто он — цирковой мальчик или джентльмен. Ей это было безразлично. Он для нее был просто Барни.

— Да, ты по-прежнему просто Барни, — сказала Диана и с облегчением чуть слышно вздохнула.

Она немного опасалась, что появление у него семьи, своего хорошего дома, избытка карманных денег сделает Барни другим, но нет, этого не случилось.

— Пойдемте, — сказал Барни. — Машина ждет, а за рулем сидит мой отец!

Слова «мой отец» он произнес с нескрываемой гордостью. Диану это растрогало. Как, должно быть, счастлив Барни, что у него теперь есть отец, что он наконец нашел его после стольких лет!

Мистер Мартин, отец Барни, сидел за рулем фургона. Дети еще раз с изумлением отметили сходство между ним и сыном: ярко-синие, широко расставленные глаза, пшеничного цвета волосы, большой, готовый растянуться в улыбке рот. Да, каждый бы, не раздумывая, сказал, что это отец и сын. Различало их лишь то, что Барни был гораздо смуглее своего отца.

Здравствуйте, ребята! — произнес мистер Мартин и улыбнулся, отчего стал еще больше похож на Барни. — Рад, что вы проделали такой путь, чтобы повидаться с Барнабасом — или с Барни, как вы его зовете. Прыгайте в машину!

Сначала мы пообедаем у нас в доме, а потом я вас отвезу в Рэт-а-тэт-хаус.

Большое спасибо, сэр, — вежливо проговорил Роджер. — Очень любезно с вашей стороны, что вы нас встретили. И мы очень благодарны бабушке Барни, что она пригласила нас пожить с ним в Рэт-а-тэт-хаусе. Мы так рады!

Мальчики сложили чемоданы в фургон. Чудик сам забрался внутрь салона и уселся в углу так, чтобы можно было смотреть в окно. Он любил высовывать голову из машины, чтобы его длинные уши хлопали на ветру. Чудик был счастлив вновь увидеться с Барни, но не испытывал тех же чувств по отношению к обезьянке Миранде. Он не забыл, как когда-то она ездила у него на спине да еще и подпрыгивала самым непочтительным образом. Чудик косился на нее краешком глаза: не надумала ли она повторить старый трюк?

Машина свернула с шоссе на подъездную аллею приятного дома с белыми стенами, высокими трубами на крыше и большими двустворчатыми окнами. Когда они подъехали, парадная дверь распахнулась и на пороге появилась невысокая пожилая леди с такими же карими глазами, как и у обезьянки, сидящей у нее на плече.

— А вот и вы! — воскликнула она. — Добро пожаловать! Давно хотела познакомиться с друзьями нашего Барни. Проходите же, проходите!

Бабушка Барни детям сразу же понравилась. У нее были седые кудрявые волосы, розовощекое пухлое лицо, живые карие глаза и приветливая улыбка. Ребята тоже улыбнулись ей, обмениваясь рукопожатиями.

— Видите, у меня тоже есть обезьянка, как и у Барни! — весело прощебетала она, как птичка. — В нашей семье всегда любили обезьянок.

У моей мамы было даже две. Дженни, познакомься, это наши добрые друзья!

Маленькая обезьянка Дженни была одета не так, как Миранда. На ее узкие плечики был накинут короткий желтый плащ. Она важно протянула всем свою маленькую сморщенную ручку и позволила ее пожать. Чудик удивленно уставился на нее. Как, еще одна обезьянка или у него двоится в глазах?

Вскоре все сидели в уютной комнате с пылающим камином, веселыми занавесками на окнах и красиво накрытым круглым столом. Снабби одобрительно оглядел его. На первое горячий томатный суп — как раз этого ему и хотелось! Он немедленно занял свое место и довольно улыбнулся. Такие застолья ему нравились.

А что еще подадут? — спросил он Барни громким шепотом.

Барнабас рассказал мне, что ты любишь, — улыбнулась старая леди, демонстрируя острый слух. — Сосиски — много сосисок — с жареным луком и помидорами, картошкой и горошком. Вы часто делились едой с Барнабасом, я знаю. И теперь я рада, что вы можете пообедать с ним.

Снабби ее слова понравились. Какая милая старушка! Барни повезло, что у него такая отличная семья. На секунду, взглянув на красивого улыбающегося отца Барни, Снабби почувствовал зависть. Ему бы тоже хотелось иметь такого отца, но у него вообще не было родителей. Снабби даже не мог понять, как иногда дети ссорятся со своими родителями, ворчат на них. Они не знают, как им повезло, что у них есть родители!

Обед прошел очень хорошо. Барни рассказал о своих занятиях в прошлой четверти. Он раньше никогда не ходил в шкоду, и его отец решил, что ему нужно как следует позаниматься с репетиторами, прежде чем он отправит его куда-то учиться. Барни проявлял удивительные способности и учился с большим удовольствием.

Он так же легко справляется с уроками, как ходит по канату и крутит колесо, — смеясь, заметил его отец.

Здорово! — с завистью произнес Снабби. — А у меня ни то, ни другое, ни третье не получается! Барни, а ты иногда скучаешь по цирку, ярмаркам, представлениям, в которых ты участвовал?

Бывает иногда, — признался Барни, — не часто. Временами я думаю о том, как было интересно спать под звездами... Или есть вкусную похлебку из котелка на ярмарке. И еще я немного скучаю по своим цирковым товарищам.

Барни, ты всегда можешь навестить их, чтобы опять ощутить вкус той жизни, если захочешь, — с улыбкой сказал его отец.

— Я знаю. Но я обязательно вернусь домой.

Вернусь сюда, к тебе и бабушке. Я люблю свободную жизнь артистов. Но мне нравится пускать корни. Чувство, что у тебя есть свой дом, своя семья, — всю жизнь мне этого не хватало.

И теперь, когда я это получил, я ни за что не хочу потерять снова.

Беседа, спокойная, дружеская, доверительная, продолжалась во время всего обеда. Чудик лежал под столом, радуясь разнообразию лакомых кусочков, которые перепадали ему от Снабби, Роджера и Барни. Миранда, удивляясь необычайно мирному настроению Чудика, соскользнула вниз по ножке стула и, к большой досаде пса, присоединилась к пиршеству. Дженни, вторая обезьянка, редко покидала плечо своей хозяйки й величественно принимала угощение своими крошечными лапками. Иногда она похлопывала хозяйку по мягкой пухлой щеке и частенько делала то, что Миранда делала с Барни, — совала ручку ей за воротник, чтобы согреть свои кукольные пальчики.

Ну вот, а после обеда машина доставит вас всех в Рэт-а-тэт-хаус, — сказала бабушка Барни. — Миссис Тикл, сестра нашей кухарки, уже

там.

Миссис Тикл? Неужели это настоящая ее фамилия? — хихикнул Снабби. — Она что, тикает, как часы? Или у нее нервный тик?

Понятия не имею, — сказала миссис Мартин. — И на вашем месте я бы не пыталась это выяснить.

Я думал, что двоюродный брат Барни тоже поедет с нами, — подал голос Роджер. — Где он сейчас? Может быть, мы подхватим его по дороге?

Нет, он, похоже, простудился. Возможно, он и присоединится к вам дня через два, но не сегодня. Придется вам обустраиваться без него.

Это известие всех только обрадовало. Ребятам очень хотелось поговорить со своим старым другом спокойно, не торопясь, а при незнакомом им родственнике Барни такой душевной беседы не получилось бы.

Ребята загрузились в машину и помахали на прощание гостеприимной бабушке Барни и ее малышке Дженни, которые вышли на крыльцо проводить их. И машина покатила по зимней дороге к заснеженным холмам.

— Когда приедем в Рэт-а-тэт-хаус, разбудите меня, — проговорил Снабби, вдруг ощутив, что после сытного обеда его клонит ко сну. — Эх, и интересная у нас там будет жизнь!

Ты совершенно прав, Снабби, и скоро в этом убедишься!