Из-за гололеда на некоторых участках дороги машине приходилось сбавлять ход. Примерно через час ребята доехали до небольшой деревеньки Боффейм, в трех милях от которой располагался Рэт-а-тэт-хаус.

— Теперь осталось уже немного. Скоро будем на месте, — сказал мистер Мартин, не отрываясь от руля. — Как весело нам здесь было в детстве» когда мы вместе играли — я, мой брат, сестра и наш двоюродный брат. Тебе с твоими друзьями тоже будет здесь весело, Барнабас.

Проехав через деревню, они начали подниматься по склону невысокого, но очень крутого холма. На полпути машина остановилась и ни за что не хотела ехать дальше. Ее колеса все буксовали и буксовали на скользком участке.

— Ребята, доставайте из машины мешки и лопату, — распорядился мистер Мартин. — Я знал, что такое может случиться, так что это не захватило меня врасплох!

Они взяли лопату и отбросили снег из-под колес, а потом подсунули под них мешки. После этого мистер Мартин опять включил двигатель. Теперь колеса соприкасались с поверхностью мешков, а не скользкого снега, и машина медленно вползла на вершину холма. Здесь она остановилась — мистер Мартин подождал, пока дети догонят его с мешками и лопатой.

Хорошо, что я вчера отвез в Рэт-а-тэт-хаус

все, что вам будет нужно, — сказал он. — Сомневаюсь, что машина сможет сюда пробиться, если снег еще нападает.

Может, мы окажемся отрезанными от мира! — радостно воскликнул Снабби. — Затерянными среди снежных холмов! Замурованными в Рэт-а-тэт-хаусе! Тогда мы не сможем вернуться в школу — ура!

Чудик весело залаял. Если кто-то кричит «ура!», значит, он чему-то рад и, стало быть, ему тоже надо присоединиться к веселью. Миранда потянулась к нему и дернула за длинное висячее ухо — раздался отчаянный визг.

— Не знаю, что у вас там сзади происходит, — заметил, на мгновение обернувшись, мистер Мартин, — но это отвлекает водителя.

Чудик тут же получил шлепок от Снабби и удивленно тявкнул.

Машина медленно двигалась дальше. Они подъехали еще к одному холму. Неужели опять застрянут на полпути? Нет, на этот раз все прошло гладко, и ребята облегченно вздохнули.

Холмы и поля под толстым покрывалом ослепительно белого снега выглядели изумительно красиво. Каждое дерево, каждая веточка на нем были в белом обрамлении, и любая резкая линия — будь то край забора или крыши — смягчалась слоем снега. Диана смотрела в окно и не могла налюбоваться этой красотой.

Здесь можно будет отлично покататься на санках — лучшего места для этого я еще не видел, — заметил Роджер. — И на коньках тоже, если мороз продержится.

Продержится, можешь не сомневаться, — сказал отец Барни, в то время как они въезжали в небольшую долину, зажатую между заснеженными холмами. — Вот мы почти и приехали. Сейчас вы увидите Рэт-а-тэт-хаус, он за поворотом.

А вот и замерзшее озерцо — смотрите!

О, да это не озерцо, а целое большое озеро! — удивленно воскликнула Диана. — Жалко, что сейчас нельзя купаться и кататься на лодке одновременно с катаньем на коньках.

Все засмеялись.

Много хочешь, — сказал мистер Мартин. — Вот если вы приедете еще — летом, тогда сможете и поплавать и погрести вместе с Барни и его двоюродным братом.

Вот, значит, какой это дом, — довольно произнес Снабби, когда они свернули на неширокую подъездную аллею. —»Ха, мне нравится!

Он такой... такой необычный! Со всеми этими башенками, узкими оконцами...

Это старый дом, — пояснил мистер Мартин. — Но его так надежно построили, что он стоит уже много лет и простоит еще столько же.

Немало он повидал на своем веку. Однажды в нем даже останавливался Оливер Кромвель. Еще говорят, что здесь прятали одного знатного пленника, испанца. И, что самое удивительное, больше о нем никогда не слышали.

Ух ты! А вдруг он до сих пор там! — взволнованно воскликнул Снабби. — Я по-испански ни слова не знаю. На вид мне Рэт-а-тэт-хаус нравится. Сразу чувствуется, что здесь происходило много чего интересного.

Когда они медленно подъехали по аллее к дому, парадная дверь открылась. В проеме появилась невысокая фигура — улыбающаяся женщина с темными косами, уложенными вокруг головы, и веселыми черными глазами. На ней было цветастое платье с безупречно белым передником. Детям она сразу понравилась.

Это миссис Тикл? — спросил Снабби, первым выскакивая из машины.

Да, — подтвердил Барни. — Только не вздумай спрашивать, бывает ли у нее тик, ее об этом спрашивали уже миллион раз, и это ей уже надоело. Здравствуйте, миссис Тикл! Надеюсь, вы без нас не скучали?

Куда там! У меня на это не было времени, — ответила женщина, подходя к машине, чтобы помочь с чемоданами. — Не замерзли? Идите в дом скорее. Я там для вас натопила. Добрый день, мистер Мартин. Рада, что вы благополучно добрались, сэр, а то я уж опасалась, что из-за сильного снега вам не пробиться.

Мы только один раз застряли, — сказал мистер Мартин. — Я сейчас размещу ребят, миссис Тикл, и поеду обратно. Хочу вернуться, пока еще больше снегу не навалило. Похоже, на небе его перепроизводство.

Правильно, сэр, надо вам вернуться до темноты, — одобрительно кивнула миссис Тикл. — О боже, а это кто же такой?

Это был Чудик. Он, по своему обыкновению, принялся носиться кругами по сугробам, путаясь у всех под ногами.

Не знала, что вы приедете с собакой, — сказала миссис Тикл. — У меня для него собачьего корма не припасено.

Это ничего, он не прочь есть и то, что мы едим, — успокоил ее Снабби. — Котлетку, например, или кусочек ростбифа.

Ну, нет! Этого он у меня не получит, пока я у вас за кухарку! — твердо заявила миссис Тикл, ведя ребят к двери. — Я считаю, собака должна знать свое место. И обезьянка тоже, — покосилась она на Миранду, сидящую на плече Барни. — Ну вот, проходите в гостиную, усаживайтесь и грейтесь!

Она провела их в большую комнату с обшитыми деревянными панелями стенами. В огромном камине горел огонь, потрескивали дрова, взметая искры.

Ой, как замечательно! — оглядела комнату Диана. — Прямо как на картинке из учебника истории. А как здесь светло!

Это оттого, что за окном все бело, — сказала миссис Тикл. — Господи боже, что делается с этой собакой?

Чудик, как-то очень странно рыча, пятился от камина, к которому подбежал было погреться. Барни громко расхохотался.

— Это он увидел медвежью шкуру перед камином! Она с головой, и он решил, что это живой медведь!

Что и говорить, для несчастного Чудика стало ужасным потрясением, когда он подбежал к камину и увидел страшную оскаленную медвежью морду со зловещими стеклянными глазами. Чудик вообразил, что медведь затаился, готовый к прыжку, поэтому и попятился, издавая от страха свирепое рычание.

— Болван! — пристыдил его Снабби. — Ты посмотри на Миранду. Она не испугалась, как ты, трусишка!

Миранда тоже заметила медвежью шкуру, но она такие видела и раньше, поэтому сохраняла полнейшее спокойствие. Спрыгнув с плеча Барни, она уселась на медвежью голову, потом, словно поддразнивая, что-то залепетала, глядя на Чудика и подпрыгивая вверх-вниз.

Это она тебе говорит, что нельзя быть таким трусом, — строгим голосом произнес Снабби. — Мне за тебя стыдно, Чудик!

Так, ребята, миссис Тикл сейчас покажет вам дом, ваши комнаты, — сказал мистер Мартин, взглянув на часы. — Не сомневаюсь, она уже накрыла для вас стол к чаю. Пожалуйста, помогайте ей как можете. Барни, помни, ты здесь остаешься за старшего. Если что-то не так, немедленно сообщи мне.

Будет сделано, — четко ответил Барни. — Телефон в Рэт-а-тэт-хаусе есть?

Есть, — кивнул отец. — Надеюсь, у вас все будет в порядке. Миссис Тикл знает, где лежат санки и твои коньки — мы их захватили, когда перевозили сюда все необходимые вещи — продукты, белье и прочее. Ну, желаю всем хорошо отдохнуть. Миссис Тикл, вы с ними построже будьте и не допускайте никаких глупых выходок.

Об этом не беспокойтесь, сэр, они у меня по струночке будут ходить, — сказала миссис Тикл, сделав свирепое лицо, но тут же улыбнулась: — Я рада, что побуду здесь с ними. Мои-то уже все взрослые, а с этой ребятней я как будто в старые времена вернулась. Надеюсь, вы благополучно доберетесь до дому, сэр.

Все пошли проводить мистера Мартина. Уже начинало темнеть, хотя сверкающий снег отбрасывал повсюду белые отблески.

— До свидания! — крикнули ребята хором и не переставали махать руками, пока машина не выехала за ворота.

Потом все вернулись в гостиную с широкими подоконниками, огромным горящим камином и старинной, тускло поблескивающей мебелью. Снабби остановился у камина, радостно потирая руки.

— Просто класс, да? Жалко, что нельзя пойти кататься прямо сейчас. Представляете, лететь с бешеной скоростью вниз с горы! Чудик, как ты думаешь, тебе понравится кататься на санках?

Чудик понятия не имел о том, что такое санки, но твердо знал, что ему понравится все, что нравится Снабби. Он ощущал общее радостное волнение и решил продемонстрировать свои созвучные этому чувства. Как заведенный, он принялся с лаем носиться по комнате. Потом вдруг, поскользнувшись на скользком натертом полу, упал на спину и проехался на ней по полу до дверей. Все покатывались со смеху.

Это ты показываешь, как будешь кататься с гор? — ехидно осведомился Снабби. — Что ж, неплохой способ, Чудик.

А не пойти ли вам распаковывать чемоданы? — послышался от двери голос миссис Тикл. — И, надеюсь, вы вовремя спуститесь вниз к чаю.

Она была права — к чаю они, конечно, не опоздают.