Из прихожей широкая лестница вела на второй этаж дома, на ее верхнюю площадку выходило множество дверей. Стены повсюду были облицованы деревянными панелями, и, проходя мимо, Снабби постукивал по ним — рэт-а-тэт-тэт!.. рэт-а-тэт-тэт!

Снабби, ты без этого никак не можешь? — поморщилась Диана. — Зачем ты это делаешь?

Ха! Потайной ход ищу, разве не понятно? — снисходительно пояснил Снабби. — Кто знает, может, этот дом весь изрешечен потайными ходами!

Надеюсь, ты не собираешься стучать в стены каждый раз, когда будешь проходить мимо? — спросила Диана.

Но дом же называется «Рэт-а-тэт», так? — ухмыльнулся Снабби и опять постучал по деревянной панели — рэт-а-тэт-тэт! — Интересно, почему его так назвали? Барни, ты случайно не знаешь?

Нет. Может, миссис Тикл знает. Надо будет у нее спросить.

Миссис Тикл шла по лестничной площадке, открывая двери.

У Барни будет своя комната, у Дианы тоже, а у вас, мальчики, одна на двоих. А собака пусть в кухне спит.

Как же! — пробормотал Снабби себе под нос. — Не может он там спать! А главное — не хочет! Он будет спать, как всегда, на моей кровати!

Комнаты выглядели довольно внушительно. Во всех были деревянные панели, широкие подоконники, старомодные умывальники и встроенные в стены шкафы. Снабби немедленно приступил к простукиванию стен костяшками пальцев.

Не сразу и заметишь, что это шкаф, — сказала Диана, открывая дверцу. — Они выглядят как часть дубовой панели. Никогда еще не жила в такой комнате. Ощущение, будто тебя перенесли на несколько веков назад.

У нас тоже комната потрясная! — объявил Снабби. — А где миссис Тикл? Ушла? Вот и хорошо. Я как раз вам хотел кое-что сказать, чего ей не надо слышать. Я не позволю ей запереть на ночь Чудика в кухне. Я обязательно придумаю какой-нибудь способ, чтобы этому помешать.

И Чудик сможет прийти ко мне, как всегда. Он бы почувствовал себя несчастным, если бы ему пришлось спать на кухне.

В то время как мальчики осматривали другую часть дома, Диана открыла свой чемодан, аккуратно разложила вещи.

Чай будет готов через пять минут, — громко объявила снизу миссис Тикл. — Не опаздывайте, а то булочки остынут.

Роджер, Барни, Снабби! — крикнула мальчикам Диана. — Чай готов, так что шевелитесь, распаковывайте чемоданы скорее!

Роджер и Барни разложили свои вещи по ящикам старинных комодов и темных шкафов. Снабби вбежал наверх с Чудиком в последнюю минуту весь в пыли и паутине.

—Где тебя носило? — с отвращением посмотрела на него Диана. — Пожалуйста, не подходи ко мне близко. На тебе столько паутины! Наверное, даже и пауки ползают.

— Да ну? — удивился Снабби и начал так старательно отряхиваться, что пыль полетела во все стороны. — Я нашел такой чердак! Замечательное местечко — там какие-то сундуки, старые ящики... Ой, что это такое?

Это были глухие звуки старого гонга, долетающие из прихожей. Миссис Тикл надоело ждать, когда ребята спустятся в столовую, и она вспомнила о гонге. Его буханье и заставило ребят вздрогнуть. Миранда вмиг взлетела по занавескам под потолок, а Чудик забился под кровать.

Наверное, это нас приглашают к чаю, — сказала Диана. — Снабби, тебе сначала надо открыть свой чемодан и разложить вещи. Давай быстро!

Ладно-ладно, тоже мне — воспитательница! Не надо на меня давить! Я сам знаю, что мне делать. Подумаешь, вещи разобрать! Раз-два — и готово.

Но разбирать вещи он не стал. А вместо этого просто открыл свой чемодан, распахнул дверцы шкафа и вывалил туда все вперемешку. Потом сунул туда же пустой чемодан и в три прыжка сбежал по лестнице. Чудик сумел опередить его. Лестница спускалась в широкую, с натертым полом прихожую, и Чудик смог без труда проехаться по нему до самой входной двери.

— Здорово у тебя получается, Чудик, — восхищенно проговорил Снабби и степенно прошел в гостиную, где остальные уже садились за стол. Диана недоверчиво уставилась на него.

— Ты не мог успеть разложить вещи. Иди обратно и сделай все как следует.

— Все лежит в моем шкафу, не волнуйтесь, воспитательница! — небрежно сообщил Снабби. — И чемодан пуст.

— Не называй меня больше так! — обиделась Диана, но Снабби даже не слышал ее.

Его вниманием уже завладело угощение в шести деревянных тарелках, расставленных на безупречно белой скатерти. Поблизости от Дианы стояли внушительных размеров коричневый чайник, большой синий молочник и сахарница с кусочками рафинада. Кроме того, две мисочки с вареньем и одна с рыбным паштетом. Снабби с благоговейным трепетом уставился на это изобилие.

— Свежий хлеб с маслом, горячие булочки с изюмом — по три на каждого, не меньше! Ломти имбирного кекса, румяного и политого сиропом, огромный шоколадный торт, вдвое больше обычного, и домашнее миндальное печенье! Миндальное печенье — самое мое любимое! Ну, миссис Тикл! Ну, порадовала! — И Снабби бросился на кухню к удивленной миссис Тикл, чтобы выразить ей свой восторг.

По дороге он соображал, обнять ее или нет, и решил, что пока для этого еще недостаточно с ней знаком.

Миссис Тикл была очень довольна, что первая приготовленная ею трапеза вызвала такое восхищение.

— Да ладно тебе, чего там, — просияв, сказала она. — Ишь, какой прыткий. Ты лучше иди за стол, а то как бы остальные все без тебя не съели! Это заставило Снабби в панике вернуться в гостиную, но, к его радости, угощения еще оставалось предостаточно. Правда, ему пришлось уминать за обе щеки', чтобы догнать остальных, но против этого он никогда не возражал.

— Ты все так же не умеешь вести себя во время еды, — сделала ему замечание Диана.

Сидя за столом перед большим коричневым чайником, она чувствовала себя хозяйкой.

Извините меня, воспитательница, — проговорил Снабби таким смиренным тоном, что все рассмеялись. — Я останусь после уроков и напишу сто раз «я должен вести себя за столом хорошо».

Я вот сейчас как запущу в тебя чем-нибудь! — пригрозила Диана. — Может, вот этим чайником.

Валяй, — согласился Снабби. — Но только подожди, пока мы чай попьем. Я, может быть, еще чашку захочу. Барни, посмотри на Миранду! Она сует руку в клубничное варенье, а потом облизывает!

Миранда, как ты можешь? — укоризненно произнес Барни, и обезьянка уткнулась мордочкой в его плечо, демонстрируя, как ей стыд

но. Но уже в следующую секунду ее маленькая быстрая ручка опять утонула в варенье!

Все оживленно разговаривали, смеялись. Барни больше всех наслаждался этой теплой атмосферой. Ему столько лет пришлось прожить в одиночестве, тоскуя по дружескому вниманию, беззлобным шуткам, доверительным семейным разговорам. Теперь он с удовольствием принимал во всем этом участие. Но никто не мог найти нужный ответ быстрее, чем дерзкий, неугомонный Снабби. Этот никогда за словом в карман не лез, не терялся ни в какой ситуации!

Поев, ребята помогли миссис Тик л убрать со стола. К этому времени, конечно, уже пришлось зажечь свет. Кроме обычных электрических лампочек, в Рет-а-тэт-хаусе сохранялись с прежних времен допотопные керосиновые лампы.

Детям захотелось зажечь их «для создания атмосферы».

Вы с ними поосторожнее, с лампами этими, — предупредила миссис Тик л. — И если ты, Снабби, собираешься носиться по комнатам со своей ненормальной собакой, смотри не столкни лампу, а то весь дом спалишь.

Я буду осторожным, — пообещал Снабби.

Наверху, на лестничной площадке, есть свечи, — продолжала миссис Тикл, — и в прихожей тоже. А если захотите подбросить дров в

огонь, они в шкафчике рядом с камином. Если понадобится, я могу вам еще принести со двора...

Нет, спасибо, мы сами принесем, — остановил ее Роджер. — Например, я могу сходить.

И если будет нужно что-то сделать, миссис Тикл, вы только скажите, и мы сразу же все сделаем.

Ну что ж, буду иметь в виду, — сказала женщина и ушла, довольно улыбаясь.

Вскоре ребята сидели рядышком перед горящим камином. — Давайте в карты сыграем, — предложил Снабби. — Я захватил из дома, сейчас за ними схожу.

И он побежал по лестнице наверх, стуча по дороге по дубовым панелям: тук-тук-тук... рэт-а-тэт-тэт... рэт-а-тэт-тэт!

— Опять он за свое! — покачала головой Диана. — Сколько же от него шуму!

Снабби вернулся с колодой карт, известив о своем приближении новой серией постукиваний по панелям. Чудик прислушивался, наклонив голову набок. Звук был довольно неприятный — глухой и даже жутковатый.

— Давайте, пока не начали играть, подложим дров в огонь, — предложил Роджер, открывая дверцу небольшого шкафчика, где хранились дрова.

Он вытянул несколько поленьев, бросил их в огонь и снова закрыл шкаф. Потом все уселись за стол и начали раздавать карты. Но не успели ребята раздать и половину, как странный звук заставил их вздрогнуть. Это был все тот же глухой стук: тук-тук-тук... рэт-а-тэт-тэт! Тук-тук-тук... рэт-а-тэт-тэт!

Чудик зарычал, и от этого все вздрогнули еще раз. На этот раз стучал не Снабби — он был здесь, за столом, и хлопал испуганными глазами.

Ерунда! Это, наверное, миссис Тикл стучит, прибивает что-нибудь на кухне! — сказал Роджер, видя, как побледнела Диана.

Нет, это не на кухне! — тихо произнесла Диана. — Это здесь, в комнате. Но здесь же никого нет, кроме нас!

Тук-тук-тук... рэт-а-тэт-тэт!

Ритм был совершенно таким же, как у Снабби, когда он барабанил по панелям, пробегая по лестнице.

Да, это и правда в комнате, — вскочил с места Барни. — Кто же это стучит? Не нравится мне все это.

Давайте позовем миссис Тикл, — предложил Роджер и крикнул: — Миссис Тикл! Идите сюда скорее!

В комнату вошла миссис Тикл.

Что тут у вас случилось?— спросила она, с удивлением глядя на встревоженные лица ребят.

Слышите? — поднял вверх палец Роджер, когда негромкий стук повторился снова. — Что это стучит, миссис Тикл? Вы не знаете?