Миссис Тик-л остановилась посреди комнаты, прислушалась. На лице ее появилось встревоженное выражение.

Стучит! — подтвердила она. — Стучит! Неужели опять началось, после стольких лет!

О чем это вы, миссис Тикл? — спросил Барни. — Отец мне не говорил ни о каком стуке, а он все об этом доме знает.

О стуке он может и не знать, — ответила миссис Тикл. Стук прекратился, и она облегченно вздохнула. — Я вчера слышала в деревне Боффейм одну историю. Из-за этого стука, выходит, дом и получил свое имя.

— Миссис Тикл, садитесь и расскажите нам все по порядку, — предложил Барни.

Женщина присела на краешек стула и заговорила тихим голосом:

Я расскажу только то, что сама слышала.

Вы, конечно, понимаете, как такие истории передаются от одного к другому. Я услышала ее от старого Джона Херди с почты, а ему, как он уверяет, его прабабушка когда-то рассказала.

Ну-ну, так что же это за история? Рассказывайте скорее, — заторопил ее Роджер, когда она остановилась перевести дыхание.

В камине обгорелое полено со стуком упало на плиту очага, и ребята испуганно вздрогнули.

Ну вот, значит, — продолжала миссис Тикл, — говорят, что сначала дом назвали Боффейм-хаус, как озеро и деревню. Но, как только

в нем поселились люди, начал слышаться странный стук во входную дверь...

Во входную дверь? — переспросил Роджер. — Вы хотите сказать, кто-то стучал в нее кулаками?

Нет, большим дверным молотком, — сказала миссис Тикл. — Вы разве его не видели, когда приехали сегодня?

Дверь была нараспашку, поэтому мы его и не видели, — припомнила Диана. — Он что, очень большой, этот дверной молоток?

Огромный. А уж какой грохот от него получается — ну прямо как гром, так мистер Херди с почты сказал. Но когда слуга шел к двери посмотреть, кто стучит, там никогда никого не оказывалось.

Тот, кто стучал, мог просто убежать, — сказал Снабби с надеждой. — Многие так делают: постучат в дверь или позвонят, а потом убегают.

Они думают, что это смешно.

Глупо это, а не смешно, — нахмурилась миссис Тикл. — В нашей деревне есть один такой шутник. Очень он мне надоел со своими выходками. Я как-то намазала дверной молоток клеем, вот уж тогда пришла моя очередь веселиться!

Ребята засмеялись.

Но почему человек, который стучал тогда, много лет назад, не ждал, когда ему откроют? — спросил Снабби. — И кто это был?

Никто никогда его не видел, хоть он и часто стучал — и днем, и ночью, — с удовольствием продолжала миссис Тикл, наслаждаясь эффектом своего рассказа. — Мало того, случаи эти продолжались сто лет и еще пятьдесят, так люди говорят!

Ха! Значит, это не мог быть один и тот же человек, — сделал вывод Снабби. — Но что все-таки этот стук означал? Или вообще ничего?

Говорят, это было предупреждением, что в доме предатель! — сказала миссис Тикл. — Много, видно, было там предателей! И, как говорит старый мистер Херди, каждый раз после стука этого весь дом обыскивали снизу доверху, смотрели, не прячется ли кто в нем. И слуг допрашивали, чтобы узнать, кто из них ненадежный. Да уж, чего только не бывало в прежние времена...

А как давно прекратился этот стук? — спросил Барни. — Вы сказали, что он продолжался сто пятьдесят лет, а дом гораздо старше.

— Да вроде бы лет сто уже этот мистер Никто не стучал в дверь, — ответила миссис Тикл. — Да и дверной молоток уже такой старый, что, боюсь, как бы он не отвалился, если его тронуть!

Рассказ миссис Тикл был таким захватывающим, что ребята совсем забыли о таинственном стуке, который они сами слышали всего несколько минут назад. Но вскоре им о нем пришлось вспомнить — стук раздался снова!

Тук-тук-тук... рэт-а-тэт-тэт! — послышались глухие негромкие таинственные звуки. И, главное, они слышались где-то в комнате! В этом не оставалось сомнения.

Барни резко вскочил.

Мы должны выяснить, что это такое! — воскликнул он.

О боже! — пробормотала миссис Тикл, чувствуя дрожь в коленках. — О боже! Сама себя этой историей напугала. Аж трясет всю. Опять этот стук — мистер Никто вернулся через столько лет. Но только зачем стучать-то? Никаких предателей здесь у нас нет!

Не волнуйтесь, миссис Тикл! — сказал Роджер. — Он ведь стучит не в парадную дверь. Давай, Барни, попробуем определить, откуда слышится этот стук.

Они подождали, когда стук раздастся снова. Ждать пришлось недолго. Как только установилась тишина, вновь послышалось:

Тук-тук-тук.. .рэт-а-тэт-тэт!

— Это там, в углу! — выкрикнул Барни и бросился туда.

Стук прекратился, но всего на секунду, и тут же возобновился опять. Тук-тук-тук...

Это из дровяного шкафа! — воскликнула мисс Тикл. —Ну да, оттуда. Но ведь там только дрова, это уж я точно знаю.

А мы сейчас проверим, — сурово произнес Барни и распахнул дверцу шкафа.

В ту же секунду из него выскочила крайне возмущенная и порядком испуганная Миранда! Беспрерывно лопоча, она прыгнула к Барни, вскочила к нему на плечо и спрятала мордочку у него на шее.

Миранда! Мирандочка! Так это была ты?

Ты стучала в шкафу? Негодница, перепугала всех нас! Но почему ты так стучала? — поглаживая ее, говорил Барни.

Она подражала Снабби! — догадалась Диана. — Она слышала, как он все время стучал по панелям, когда бегал по лестнице. А вы ведь знаете, как она любит повторять все, что мы делаем.

Поэтому, когда ее закрыли в шкафу, она стала подражать Снабби и стучала так, как стучал он — тук-тук-тук... рэт-а-тэт-тэт!

Правильно! — с облегчением проговорил Роджер. — А то мне как-то не очень это понравилось. Но каким образом Миранда туда попала?

Очень просто — когда ты открыл дверцу, чтобы подложить дров в камин, — объяснил Барни. — Проскользнула туда незаметно и спряталась, а ты закрыл шкаф и запер ее там. Вот разбойница и догадалась, что надо стучать!

Надеюсь, больше она ничего не придумает, чтобы так нас пугать, — сказала миссис Тикл, вставая. Она уже вновь обрела прежнюю жизнерадостность. — И выбросьте этот старый дверной молоток из головы! Мистер Никто не дотрагивался до него уже сотню лет, и не думаю, что он опять возьмется за старое.

К тому же сейчас в этом доме предателей нет, — добавил Барни. — Только нас четверо да вы, миссис Тикл. И еще обезьянка и собака. Ми

ранда, больше таких глупостей не делай. Как это мы тебя не хватились, не понимаю. Я думал, ты спишь под пледом на диване.

Но почему Чудик не подошел к шкафу и не стал скрести лапами, как он это обычно делает, когда слышит откуда-то звуки? — удивилась Диана.

Это понять нетрудно, — усмехнулся Снабби. — Ему не очень хотелось выручать Миранду из беды! Наверняка он решил, пусть она там по

сидит подольше!

Да, пожалуй, ты прав, — сказал Барни, глядя на Чудика, который сосредоточенно чесался. — Ты плохо поступил, Чудик, — оставил бедную маленькую Миранду в темном шкафу и да же лапой не пошевелил, чтобы ей помочь!

Гав! — вежливо ответил Чудик, продолжая чесаться.

Снабби толкнул его ногой.

— Перестань! — сказал он. — Сядь прямо и слушай, когда с тобой разговаривают.

Чудик повилял хвостом, постучав им по полу — тук-тук-тук!

— Нет уж, хоть ты не начинай это туктуканье! — сказал Снабби, и Диана захихикала.

Она очень обрадовалась, когда выяснилось, что их тревоги напрасны. Хотя, все равно, лучше бы миссис Тикл не рассказывала им эту страшную историю.

— Продолжим игру? — спросил Снабби. — Ну-ка, что у нас тут? Нет, надо снова сдавать.

Карты сдали заново, и Снабби заглянул в свои.

— Ха! Лучше не бывает! Знаете, что я вам скажу? Сейчас, даже если мистер Никто придет и постучит, я все равно не брошу игру. Мне такие карты пришли!

В гостиной было тепло и уютно от горящего в камине огня, и так приятно было думать о том, какие развлечения ждут тебя завтра. Диана задернула занавески, закрыв заснеженный пейзаж под звездным небом.

Вскоре вошла миссис Тикл с подносом.

Ужинать! — объявила она с улыбкой. — Диана, ты не поможешь мне накрыть на стол? А я пока пойду послежу за яичницей.

Яичница! Миссис Тикл, как вы догадались, что мне просто ужас как хочется яичницу? — тут же вставил Снабби.

Я догадалась не только об этом. Ты ведь и от ветчины не откажешься, а? — улыбнулась миссис Тикл.

Ей понравился этот курносый веснушчатый постреленок, как она его про себя называла.

— Ветчина! Вы уже хорошо меня знаете! — просиял Снабби. — Чудик, ну-ка, поприветствуй миссис Тикл, как ты это умеешь!

И Чудик, гордый тем, что ему поручили такое ответственное дело, сел на задние лапы и поднял вверх переднюю правую, чем очень заинтересовал Миранду.

— Гляди-ка, какой шустрый! Ну, весь в хозяина! — засмеялась миссис Тикл, ставя на стол поднос. — Оба вы проныры, за вами нужен глаз да глаз! Сейчас принесу яичницу. — И она пошла, посмеиваясь над Снабби и Чудиком.

Вот уж два сапога — пара!