Ребята обошли всю ярмарочную площадку, заглядывая в каждый павильон и испытывая удачу на каждом аттракционе. Они покатались на карусели, на качелях, на слонах, посмотрели на шимпанзе, — одним словом, не пропустили ничего!

— Запусти карусель на самую большую скорость, — попросил Снабби обслуживающего ее парня.

— Тогда держись крепче, — улыбнулся парень. — А как же твой пес, тоже посадишь?

— Нет, на карусели его быстро укачивает, — объяснил Снабби. — Он посидит рядом с тобой. Чудик, сидеть!

Снабби устроился на деревянном шимпанзе, остальные предпочли львов. Раскрашенные фигуры зверей кружились и кружились, одновременно то поднимаясь, то опускаясь.

Парень сделал, как обещал, — запустил карусель на максимальную скорость. Ребятам пришлось вцепиться в своих «скакунов», чтобы их не сбросило. Диана почувствовала, что ее начинает укачивать. Остальные наездники начали кричать. Парень сбавил скорость и остановил карусель.

— Ну как, понравилось? — улыбаясь, спросил он Снабби.

Тот, немного побледневший, с удивлением обнаружил, что ноги его не слишком крепко держат. С другими творилось то же самое.

— Классно! — тем не менее сказал Снабби. — Так быстро я еще никогда не катался. За это стоит брать вдвое!

Когда карусель крутилась быстрее, музыка зазвучала в более быстром темпе, и Тоннер, разумеется, это сразу услышал. Его лицо побагровело, и он закричал на парня, управлявшего аттракционом. Но музыка была такой громкой, что тот не слышал его окриков. И только когда карусель остановилась и Тоннер подошел ближе, на минуту оставив слонов, бедняга понял, в какую неприятность он влип.

— Ты! Ты разгильдяй и бездельник! — гремел голос мистера Тоннера. — Ты что же это делаешь? Машину мою хочешь сломать? Людей до тошноты довести? Гр-р-р...

Звук, который он произвел напоследок, так напоминал рычание гигантской собаки, что Чудик насторожился и вскочил на лапы.

Хлоп! Тоннер звонко вмазал парню в ухо.

Снабби вышел вперед.

— Мистер Тоннер! Это моя вина. Я заплатил ему вдвое, чтобы прокатиться быстрее.

В какое-то мгновение всем показалось, что мистер Тоннер собирается наградить оплеухой и Снабби тоже. Но, видимо, раздумав, он повернулся к парню:

— Вот как! Заплатил вдвое? Где деньги? Хотел оставить их себе? Выкладывай все деньги, что получил. Бистро, бистро!

«Бистро, бистро», вероятно, должно было означать «быстро, быстро». У мистера Тоннера был характерный акцент -— смесь французского с американским и лондонским кокни. Разговаривая, он возвышался над всеми вокруг — такой же огромный, как и его слоны.

— Может, покатаешься на моих слонах? — обратился он к Снабби. — За двойную плату они у меня будут гоп-гоп — скакать, как лошади.

— Нет уж, спасибо, — заявил Снабби. — То есть я, пожалуй, покатаюсь на ваших слонах, но только без всяких «гоп-гоп». Вряд ли я сейчас вынесу скачущего слона.

И они прокатились на огромном слоне, рискованно раскачиваясь из стороны в сторону. Чудик присоединиться к Снабби отказался. Он удалился за дерево, с ужасом глядя на гигантские создания, у которых к тому же имелось по два хвоста — один сзади и один спереди.

— А теперь идите смотреть мистера Билли Телла, — громогласно объявил мистер Тоннер, помогая им слезть со слона. — Он есть очень-очень умный. Делает так: пух-пух — и яблоко на голове молодого Янг Ана пропало.

— Билли Телл, наверное, делает то же самое, что Вильгельм Телль, его прапрапрадвоюродный дедушка, — заметил Роджер, когда они направились к шатру, на котором ярко выделялись большие красные буквы «БИЛЛИ ТЕЛЛ».

Олд Ма прошаркала к тиру, чтобы присмотреть за ним, а Янг ан нырнул в шатер Билли Телла с яблоком на вихрастой голове. Он улыбнулся при виде ребят.

— Ха, пришли посмотреть, как мне подпалят волосы?

Билли Телл был одет в костюм краснокожего индейца и выглядел бы довольно внушительно, не будь его наряд таким потрепанным. Ребятам пришлось довольно долго ждать, пока наберется достаточно зрителей.

Билли Телл сидел со скучающим лицом, положив ружье на колени. Янг ан ловко удерживал яблоко на голове, собирая с пришедших деньги за вход. Слух о том, что Снабби будто бы заплатил двойную цену, чтобы карусель крутилась быстрее, уже дошел до него.

— Надеюсь, ты не станешь платить в два раза больше, чтобы посмотреть, как Билли отстрелит мне кончик уха? — улыбаясь, спросил он у Снабби.

Снабби почувствовал к нему симпатию.

— А как же, обязательно, — ответил он. — Так что берегись!

Разумеется, он пошутил, и Янг ан знал это. Он встал спиной к стальному листу с яблоком на голове. Билли Телл тоже наконец поднялся и отошел в другой конец шатра. Оттуда он небрежно прицелился.

Бах!

Яблоко разлетелось на тысячу кусочков, а Янг Ану пришлось вытирать мокрый от яблочного сока лоб.

Он поставил еще одно яблоко себе на голову. Билли Телл повернулся спиной, наклонился и начал целиться через собственные ноги.

Бах! — и второе яблоко превратилось в мелкие брызги.

Зрители громко зааплодировали. Чудик прижался к ноге Снабби, испуганный такими близкими выстрелами.

Янг ан вытер лицо и подошел к ребятам.

— Метко стреляет, да? — спросил он. — Я тоже неплохой стрелок, очень неплохой. Один раз сбил флюгерного петушка с колокольни.

— Кончай врать! — послышался ленивый голос Билли Телла. — Вечно хвастаешься. На вот, лучше почисти мое ружье. Да скажи Олд Ма, что сегодня на ужин я хочу сосиски.

— Хорошо, отец, — сказал Янг ан, и это удивило ребят.

Значит, Билли Телл и правда его отец, а Олд Ма — его бабушка. Интересная у него семейка!

— А мама у тебя есть? — спросил Снабби.

— Не-а. И с одной женщиной в семье хлопот хватает, — ответил ан, кивнув в сторону тира, где сейчас его заменяла Олд Ма.

— Слушай, Ма, — сказал он старухе, когда они вместе подошли к тиру. — Билли Телл просил передать, чтобы ты приготовила ему сегодня на ужин сосисок.

— Сосисок! — взвизгнула Олд Ма. — Где я ему их возьму? Сосиски денег стоят, так ему и передай. А зайцы да кролики ничего не стоят, если их настрелять. Зачем тогда ему ружье, скажите на милость? Думает, оно у него только для того, чтобы сбивать яблоки с твоей дурной башки? Где он? Ну получит он у меня сосиски, ох, получит!

— Ма, как раз это он и просил — сосисок! -дерзко выкрикнул Янг ан и приложил ладони лодочками к своим оттопыренным ушам, как бы стараясь получше расслышать все словечки, которыми награждала его Олд Ма, возвращаясь к своему фургону.

Снабби попытал счастья в тире, стараясь изо всех сил сбить один из шариков от пинг-понга, которые подпрыгивали на струе небольшого фонтанчика в конце ряда. Но удача отвернулась от него.

Янг ан быстро оглянулся, проверяя, нет ли поблизости Билли Телла, Олд Ма или Тоннера. Потом он взял ружье, прицелился и — бах! — сбил один шарик, — бах! — второй, — бах! — третий. Сомнений не оставалось: Янг ан был первоклассным стрелком. Теперь Снабби вполне верил, что он однажды сбил флюгерного петушка!

— А теперь выбирай приз, — сказал он Снабби. — Давай, не стесняйся. Ты мне понравился. Выбирай любой из тех, что здесь есть.

— Но я же не сбивал шарики, — удивился Снабби.

— Какая разница. Я сбил, но кто об этом знает? Понимаешь, ты мне понравился — нос не задираешь. Давай быстро, выбирай приз. Может, вон те ириски? Они вкусные.

Снабби пришлось долго убеждать Янг Ана, что он не может взять приз, который не заработал. Наконец тот сдался, но так ничего и не понял. Казалось, Янг ан не имеет ни малейшего представления о том, что такое честность.

— Большое спасибо, но это неправильно. Я не могу так, — бубнил свое Снабби.

— Чудак ты, — сказал Янг ан, уступая. — Иди тогда скорее, догоняй своих. Вон они уже тебя зовут на качелях качаться. Садись в крайнюю лодку — она самая лучшая, — в ней высоко будешь подлетать.

К концу дня, после карусели, катания на слоне, стрельбы, качелей и прочих развлечений, денег у ребят осталось совсем немного! Они купили себе в кондитерской палатке огромные, липкие от сиропа булочки, по куску торта и бутылку лимонада и отнесли приличную часть всего этого Барни, который все так же был занят у аттракциона с кольцами. Дела у него шли отлично, отчасти благодаря уморительным ужимкам Миранды.

— Ты когда заканчиваешь? — спросила Диана. — Нам надо скоро уезжать. Может, поедешь с нами? Поужинаем вместе.

— С удовольствием, — просиял Барни. — Я попрошу Янг Ана за меня поработать. Его самого в это время всегда Олд Ма подменяет. Я ему за это дам шесть пенсов. К тому же Тоннер должен мне один свободный вечер, так что он не сможет возражать, если я уйду. А ваша мама не будет против?

— Конечно, нет, она сама хотела с тобой познакомиться, — заверил его Роджер. — Мы ей все про тебя рассказывали: как встретили тебя прошлым летом и про приключение в Рокингдауне. Вот только как тебе к нам добраться? Мы-то на велосипедах.

— Я тоже могу одолжить велосипед, — сказал Барни. — А Миранда поедет или у меня на плече, или на руле — ей и так, и так нравится!

— Можно ее посадить в ящик к Чудику, если она захочет, — предложил Снабби.

Но Миранда не захотела. Она предпочла ехать, усевшись на руль велосипеда Барни. При этом ее мягкая длинная шерсть развевалась, смешная юбочка хлопала на ветру.

Ярмарка осталась позади. К вечеру она сделалась еще более шумной, многолюдной и веселой. Зазывалы приглашали к аттракционам, посетители смеялись, карусели крутились под звуки громкой музыки. Снабби жалел, что не может остаться.

— Скорее, — подгонял его Роджер, видя, как он тащится в хвосте, — а то опоздаешь. Не забудь, нам еще надо рассказать Барни о нашей тайне — на это нужно время!

Да, их тайна. Может быть, Барни сумеет им помочь. Вот он удивится, когда услышит!