К счастью для Снабби, в эту ночь дедушка Роберт плохо спал, что с ним иногда случалось, и на следующее утро попросил принести ему завтрак в постель.

— Я уже думал, мне придется пораньше спуститься на завтрак, заглотнуть пару ложек овсянки и на этом закончить, чтобы успеть смыться, пока дедушка не пришел. А теперь я смогу нормально поесть. Здорово! — радовался Снабби.

— Сегодня поедем на ярмарку после ленча, — объявила Диана. — Мне нужно помочь маме в саду с цветами и разобраться в ящиках комода. Все, что нужно для чая, мы можем взять с собой в Риклешем и перекусить вместе с Барни. Захватим с собой побольше, чтобы и на его долю хватило.

— И у тебя будет время подкатить к дедушке насчет музея или частной коллекции, — вставил Роджер. — А тебе, Снабби, с утра лучше дома не вертеться. Предложи лучше кухарке сбегать по каким-нибудь ее поручениям.

— Ну вот... — недовольно протянул Снабби — он не слишком любил бегать по поручениям, — Ладно, спрошу ее, не надо ли чего. Кажется, она что-то говорила о новом валике для бельевой отжималки. Но за ним придется тащиться в Риллоуби.

— Зато тогда дедушка тебя сто лет не увидит, — сказала Диана. — Будешь болтаться в игрушечном магазине, потом объедаться мороженым в кафе, потом забудешь, где оставил велосипед, и станешь искать его целую вечность...

— Не пытайся всех смешить, Диана, — толкнул ее в бок Снабби. — Когда вырастешь, ты станешь сварливой ведьмой вроде Олд Ма. Если не будешь с этим в себе бороться, конечно...

— И не подумаю! И нечего толкаться, грубиян! — фыркнула Диана, тоже толкнув его в плечо. — И почему это маленькие мальчишки вроде тебя всегда начинают толкаться и пихаться, когда злятся, а что сказать, не знают.

— По той же причине, что и большие девчонки, наверное, — парировал Снабби и, довольный собой, удалился.

На кухне он спросил Лиззи, не надо ли для нее за чем-нибудь сбегать. Кухарка удивленно уставилась на него.

— К чему бы это? Хочешь, чтобы я вам меренги на сладкое приготовила?

— Вовсе нет! Хотя, да, конечно, хочу, но только не поэтому... — совсем запутался Снабби. — То есть мыслей о меренгах у меня в голове не было, но если они были в голове у вас и вы хотите приготовить их на обед, тогда, конечно, это даже здорово! — Чего-то ты все-таки хочешь. Меня не проведешь! — покачала головой кухарка. — Ладно, насчет меренг подумаю. А раз уж ты стал таким услужливым — хорошо, мне бы не помешал новый валик для бельевой отжималки. Сколько раз уж об этом говорила, но никто так и не побеспокоился его купить.

— Я за ним съезжу! — выпалил Снабби. — А еще чего?

— Нет, ты, видно, не в себе, раз сам работу ищешь. Хотя почему бы этим не воспользоваться? Раз уж ты все равно в Риллоуби поедешь, может, занесешь записку моей сестре? Надо известить ее, что я загляну к ней в среду. А уж если зайдешь к сапожнику за моими любимыми туфлями и...

— Погодите, погодите минутку! У меня ведь не целый день свободен, — прервал ее Снабби, спохватившись. Демонстрируя свою услужливость, он несколько переборщил.

— Да я как раз и хотела сказать, что, так и быть, приготовлю я вам меренг, — с усмешкой сказала кухарка.

— Тогда вы бы лучше записали все свои поручения, пока я схожу за велосипедом, — сказал Снабби, — Я мигом.

Вернувшись, он взял у кухарки список, в который она кое-что добавила. Нельзя было упустить такую редкую возможность, когда Снабби предлагал свои услуги.

— Я тебе дам булочку с джемом. Перекуси перед тем, как ехать, — сказала она и пошла в кладовку. — Да, кстати, секунду назад дедушка ваш сюда заходил, тебя спрашивал.

Снабби немедленно, даже не дожидаясь, булочки с джемом, исчез. Кухарка недоуменно пожала плечами.

Дедушка решительно вошел в гостиную, когда миссис Линтон расставляла цветы в вазы.

— Я ищу Снабби, — коротко бросил он. Миссис Линтон, высунувшись в окно, окликнула Диану, срезавшую в саду желтые нарциссы:

— Диана! Где Снабби? Дедушка его ищет.

— Ой, мама, он только что укатил в Риллоуби на велосипеде, — ответила Диана, подходя к окну. — Он сказал, что поехал за новым валиком для бельевой отжималки, и еще ему нужно отвезти записку, забрать из починки какие-то туфли и...

Миссис Линтон не верила своим ушам.

— Снабби согласился все это выполнись? Сам вызвался? — недоверчиво спросила она. — Что-то это на него не похоже.

— А что, он может быть очень любезным, когда захочет, — сказала Диана, пряча улыбку. — Боюсь только, дедушка, что вернется он не скоро.

— Вот досада, — сердито проворчал дедушка. — Скользкий как угорь этот мальчишка. Можно подумать, он от меня прячется.

— Нет, дядя Роберт, что вы, — возразила миссис Линтон. — Я уверена, что это не так. Зачем ему прятаться?

— К ленчу меня не жди, дорогая, — сказал дедушка, не замечая ее слов. — Я еду в Лондон проведать одного моего старого друга.

— Дедушка, пока вы не уехали, расширитесь в моем альбоме — я коллекционирую автографы, — вдруг обратилась к нему Диана.

Нельзя же дать ему ускользнуть, не выяснив у него кое-что очень важное!

— Попросишь об этом дедушку в другой раз, он спешит на поезд, — попробовала остановить ее мама,

— Ничего, я выхожу не сию минуту, — сказал дедушка, улыбнувшись Диане. — Поставить свою подпись в альбом я успею. Однажды я нашел одну старинную — еще шестнадцатого века — пословицу. Обнаружил ее в старых документах. Вот ее-то я и запишу тебе в альбом, и именно в том виде, в каком я ее увидел, сохранив старинную каллиграфию и орфографию.

— О, спасибо! Я сейчас сбегаю за альбомом. Я его принесу в кабинет, дедушка. Вы ведь там будете?

— Буду, моя милая, буду, — растроганно посмотрел на нее дедушка.

Диана прибежала туда с альбомом, и старик старательно написал в нем старинную пословицу.

— Ну вот! Сможешь прочитать?

— «Когда грозовые тучи у тебя над головой, вспомни о буревестнике», — с трудом разобрала Диана необычного вида буквы.

— Что скажешь? Великолепно, не так ли? В наше время таких пословиц не услышишь.

— Почему же, — возразила Диана. — Вот, например: «Когда сидишь по горло в горячей воде, вспомни о чайнике — и пой!»

— Гм-м, действительно! — удивился дедушка. — Я такого раньше не слышал. Очень характерно для современного творения — пустозвонство, и ничего больше! А в той пословице — красота.

Диана не была уверена, что понимает значение слова «пустозвонство». Почему-то оно напомнило ей хрустальные бокалы для шампанского, которые выставляют на Рождество. Ты их щелкаешь, и они звенят. Но она решила не углубляться в этот вопрос, а гнуть свою линию, чтобы узнать то, что ей нужно.

— Дедушка, вы так много знаете о старинных вещах, правда?

— Да, дорогая. Это всегда интересовало меня больше всего. Углубляться в прошлое, расставлять там свои сети и смотреть, какая добыча мне попадется, — сказал дедушка.

— И много чего замечательного вам попалось?

— Ну, возможно, тебе это замечательным не покажется. Меня, видишь ли, больше всего интересуют старые письма, они рисуют нам полную картину того времени, когда были написаны.

— И вы, наверное, знаете каждую коллекцию в стране? — восхищенно проговорила Диана.

Дедушка был явно польщен таким интересом.

— Нет-нет, я, конечно, знаю только самые знаменитые коллекции. Ну и кое-что из менее знаменитых — но далеко не все, моя милая, далеко не все!

— А здесь поблизости есть у кого-нибудь интересные коллекции, дедушка? — произнесла Диана, как бы между прочим задав свой самый главный вопрос. Мысленно она похвалила себя. — Например, около Риллоуби?

— Дай подумать, — помедлил дедушка. — Ну, скажем, в Марлоуз-Касл, но там совсем небольшая коллекция. Лорда Марлоу больше интересовали животные и птицы, чем старые документы. Вот чучел у него собрано довольно много. Как я слышал, он начал их изготавливать сам, еще будучи мальчиком.

— А эти документы ценные? Очень ценные? — спросила Диана.

— Полагаю, да, — ответил дедушка. — Мне известно, что в прошлом году ими очень интересовались какие-то американцы. Хотели купить — так говорил мне сам Марлоу. Но он не продал. Это все письма из семейного архива и исторические документы, относящиеся к его имению. Он с ними ни за что не расстанется. Как и со своими чучелами. А кстати, я вот о чем подумал: если мне удастся связаться с ним в городе, вам бы хотелось посмотреть его коллекцию местной фауны? При условии, что он даст на то свое согласие?

— Да, дедушка, пожалуйста! — восторженно проговорила Диана.

Это было прямо-таки везением. Они смогли бы хорошенько рассмотреть и эту коллекцию, и сам дом. Тогда, если кража все же произойдет, они смогут представить себе расположение комнат и тому подобное.

— Ну, что ж, в таком случае я позвоню Марлоу и узнаю, вернулся ли он в город, — решил дедушка. — И тогда я сам свожу вас туда. Вы посмотрите старый замок и коллекцию чучел животных, а я еще раз взгляну на документы. Мы прекрасно проведем время!

— Огромное спасибо, дедушка. Мы все будем очень рады поехать.

— Ох, я совсем забыл о времени! — вдруг спохватился дедушка, — Так ведь и на поезд можно опоздать.

Он ушел, а Диана задумчиво захлопнула свой альбом. Она считала, что операция прошла блестяще. Ей удалось выяснить, где имеется коллекция ценных бумаг — в Марлоуз-Касл. И, можно надеяться, дедушка сводит их троих туда, и они смогут все как следует разглядеть. Отлично!

Она побежала искать брата.

— Роджер! Роджер! Ты где? Иди скорее, у меня хорошие новости.

Миссис Линтон услышала ее крик и увидела, как она о чем-то взволнованно разговаривала с Роджером. «Что это за хорошая новость?» — подумала она.

Как бы удивилась миссис Линтон, если бы узнала, о чем идет речь!