Чаепитие получилось довольно шумным, поскольку и Миранда, и Чудик тоже принимали в нем участие. Миранда вела себя из рук вон плохо, совсем как избалованный ребенок. Она таскала кусочки со стола, лезла в тарелку к Бели и немилосердно надоедала Чудику.

— Миранда, прекрати! А то мне придется отдать тебя на исправление к Тоннеру, — строго выговаривал ей Барни.

Однако Снабби был в восторге от ее проделок.

— Да пусть она делает, что хочет. Это ж просто умора! Во, смотри, выковыривает вишни из торта.

Хели протянул мохнатую руку и дал Миранде шлепка. Он тоже любил вишни! Миранда захныкала, и тогда Бели протянул свою руку, взял обезьянку и принялся укачивать, прижимая к своему красному в полоску джемперу. Хели дернул Миранду за хвост, который лег как раз поперек его тарелки. В ответ Бели дал ему тумака. Тут уж Воста стукнул кулаком по столу:

— Ну-ка, ведите себя прилично! Вы что, не знаете, как положено вести себя при гостях?

Оба шимпанзе казались пристыженными. Хели стащил с головы матросскую шапочку и закрыл ею лицо. Дети уже стонали от смеха.

Угощение было замечательным, не совсем обычным, но вполне аппетитным и, главное, обильным.

— Вот такое чаепитие мне нравится, — довольно заявил Снабби. — Хлеб с маслом и тушенкой из банки, консервированные персики со сливками, вишневый торт, печенье и еще наши булочки с джемом и сандвичи с помидорами!

— Есть еще ветчина, если хочешь, — гостеприимно предложил Воста.

Снабби кивнул. Уму непостижимо, сколько всего он мог съесть, если еда ему по-настоящему нравилась. Воста только улыбался, глядя, как довольный Снабби уминает за обе щеки. Ему нравился Снабби, и он был просто покорен Чудиком.

Пес лежал, положив голову на ботинок Восты, и Снабби почувствовал укол ревности. Не часто Чудик проявлял к кому-нибудь такую симпатию.

— Воста — настоящий волшебник с животными, — сказал Барни. — Слоны Тоннера любят его больше, чем своего хозяина.

— О, Тоннер! Бр-р-р! — неожиданно проговорил Воста. — Всю жизнь, можно сказать, работаю на него, а он все равно на меня орет. Бр-р-р.

— Бр-р-р... — передразнил его Хели, потом наклонился и заглянул под стол. Чудик был совсем близко, его голова по-прежнему лежала на ботинке Восты.

Бели обратился к Чудику с какими-то непонятными курлыкающими звуками. Чудик поднял голову и удивленно уставился на него. Внезапно Бели исчез под столом и, обхватив руками изумленного спаниеля, попытался приподнять его. Чудик оскалил зубы, гавкнул, но все же не цапнул шимпанзе. Пришлось Снабби спасать своего любимца из обезьяньих объятий.

— Не волнуйтесь, Бели прямо-таки помешан на обезьянках, собаках и кошках, — сказал Барни. — Представляет, наверное, себя нянькой, все норовит их укачивать. Воста, покажи нам коллекцию его игрушек,

Воста открыл шкаф, который оказался забит игрушечными зверушками: медвежонок, крошечная обезьянка, два розовых кота, какой-то черный уродец с торчащими волосами и множество других. Бели сгреб игрушки в охапку. Потом он рассадил их на столе и не спускал с них бдительных глаз — а вдруг кто-то попытается отобрать их у него. Но, конечно, никто и не пытался. Это были его игрушки, его бесценное богатство. Все смотрели, как он переставляет их по своему вкусу.

Вдруг Миранда схватила медвежонка и взлетела с ним к потолку фургона. Там она уселась у трубы и быстро что-то залопотала. Бели вскочил с места, сердито ворча. Воста заставил его снова сесть.

— Ну-ка перестань! Не надо было мне позволять ему выкладывать свои игрушки при Миранде. Барни, ты можешь вернуть ему медвежонка, пока не началась большая ссора?

Барни вышел из фургона и строгим голосом позвал Миранду, которая по-прежнему сидела в обнимку с медвежонком и выглядела крайне комично в своей юбочке и курточке.

Бели тоскливо взвыл, и Диане стало жалко его, что-то вспомнив, она пошарила в кармане и, вынув из него маленькую игрушечную собачку, которую выбрала себе в качестве приза за игру в кегли, протянула ее Бели.

Он удивленно посмотрел на игрушку, потом выпрямился и потянулся за ней. Очень осторожно взял собачку, поставил на стол, все еще придерживая рукой. Потом погладил ее другой рукой и начал ей тихо насвистывать. Странный это был шимпанзе!

Переключив все свое внимание на новую игрушку, Бели забыл об украденном Мирандой медвежонке.

— Она ему понравилась, — сказал Воста. — Очень мило с вашей стороны, мисс Диана. Теперь все в порядке, о медвежонке забыто. И слава богу! А то я уже боялся, что он может всерьез разозлиться.

Бели взял собачку и посмотрел на Восту, издавая низкие, ритмичные звуки, словно что-то говоря. Воста понял его.

— Да, Бели, она твоя, — сказал он. — Твоя. Можешь положить ее вместе с остальными своими игрушками.

Бели собрал все игрушки и засунул обратно в шкаф. В этот момент вошел Барни с плюшевым медвежонком. Бели взял и его и присоединил к другим игрушкам в шкафу. Собачку поставил впереди всех.

Воста закрыл шкаф и ласково почесал голову Бели.

— Забавный ты парень, а? Какая хорошая девочка Диана, принесла тебе такой подарок!

Бели намек понял. Он протянул большую лохматую руку и осторожно погладил руку Дианы, издавая при этом звуки, странно напоминающие тихое пение.

— Это он тебя благодарит, — сказал Воста. — Но посмотрите на беднягу Хели, он почувствовал себя забытым и обделенным!

Хели протягивал вперед руки, как бы спрашивая: «А как же я? Мне-то вы ничего не подарили!»

— Я захватил для него конфет, — полез Снабби в карман.

Роджер тоже порылся у себя в карманах:

— А я — шоколадку!

Но ни конфет, ни шоколадки мальчики у себя в карманах так и не обнаружили. Это их озадачило.

— Похоже, я их где-то выронил, — растерянно проговорил Снабби.

Широкая улыбка появилась на лице Барни.

— Я думаю, мистер Воста поможет вам их найти. Смотрите!

— Хели! Ну-ка выверни свои карманы, — строгим голосом произнес Воста. — Давай-давай, быстро! Ты слышал, что я сказал: выверни карманы!

Хели негромко захныкал, встал с места и схватился за карманы. Воста сунул туда руку и извлек на свет пакетик конфет и плитку шоколада!

— Он превращается в маленького воришку, когда обнаруживает где-то конфеты, — сказал Воста. — Но что тут поделать, он же всего лишь шимпанзе и не слишком хорошо разбирается в том, что хорошо, что плохо и что значит честность. Ты плохо поступил, Хели, очень плохо.

Хели опять стащил с головы свою шапочку и спрятал в ней лицо, подглядывая, однако, одним глазом на хозяина.

— Отдайте ему конфеты, мистер Воста, — заступился за него Снабби. — Он такой симпатичный! Оба они ужасно милые. Эх, вот бы у меня были такие обезьяны! Когда вырасту, первым делом куплю себе парочку!

— Забавная будет картина: три шимпанзе прогуливаются по улице, — с серьезным видом заметил Воста и тут же рассмеялся при виде возмущенной физиономии Снабби.

— Интересно, Тоннер куда-то увел своих слонов, — сообщил Барни, когда после чаепития вся дружная компания высыпала из фургона на зеленую лужайку.

— Наверное, повез их в Риллоуби, — сказал Воста. — Туда мы все завтра переезжаем. Иногда он отвозит слонов на новое место на день раньше, чем уезжаем все мы. Говорит, им надо сначала освоиться.

Снабби навострил уши. Если Тоннер уехал на весь вечор, можно рискнуть повертеться у его фургона: заглянуть в окно или даже сунуть нос в дверь, но только одному, втроем или вчетвером их сразу же засекут. Он подождал, когда Диана и Роджер опять пошли на качели, и направился к большому фургону Тоннера.

Чудик трусил рядом, недоумевая по поводу неожиданных «Тс-с!» и «Шш-ш!», адресованных ему хозяином. Ярмарка ему нравилась, столько невероятных запахов, невиданных животных! Правда, ему не внушали доверия стаи бродячих дворняг, и он старался держаться от них подальше.

Снабби приблизился к фургону Тоннера. Вокруг, казалось, никого не было. Он заглянул под фургон. Там громоздились кучи всякого скарба, но то же самое было и под остальными фургонами. Пространство под своим жильем всегда использовали для хранения ненужной в данный момент всякой всячины.

Он взобрался на колесо, заглянул в окно, но занавески были задернуты, и внутри он ничего не разглядел. Тогда он обошел фургон. Ага, здесь занавески не закрывали окно и было видно все, что делается внутри.

Снабби спокойно и обстоятельно осмотрел комнатку. Ничего особенного в этом фургоне не было — вместо кровати топчан, складной столик, в углу — печка для обогрева, стул и табуретка.

Но что это там, под топчаном? Снабби смог различить какой-то предмет, высовывающийся наружу. По виду похож на большой черный ящик.

А не спрятаны ли в нем ценные документы? Чем больше Снабби смотрел на этот ящик, тем больше крепла в нем уверенность, что он полон украденных бумаг!

И он решил подойти к двери и проверить: вдруг ее оставили незапертой? Но это, конечно, оказалось не так — дверь была закрыта на замок. Снабби наклонился к замочной скважине. Может, так ему удастся получше рассмотреть ящик.

И тут одновременно произошли три вещи! Чудик устрашающе зарычал. Раздался оглушительный окрик, от которого у Снабби заложило уши, и чья-то тяжелая рука сильно шлепнула его по заднему месту!

Снабби с воплями скатился со ступенек. Чудик тоже взвизгнул, потому что та же рука отвесила шлепок и ему. Заметив гигантскую фигуру, собирающуюся шлепнуть его еще раз, Снабби перекувырнулся через голову, подскочил и умчался прочь.

Громоподобный голос кричал ему вслед:

— ЭЙ ТЫ! А НУ, ИДИ СЮДА! Я НАУЧУ ТЕБЯ, КАК ПОДГЛЯДЫВАТЬ!

Разумеется, это был Тоннер. Он лишь водил своих слонов на прогулку и застал Снабби на месте преступления. С криками хозяин ярмарки бросился вдогонку за Снабби и Чудиком. Роджер и Диана увидели, как мимо них пулей промчался Снабби. Чудик не отставал от него. За ними, изрытая проклятья, тяжело топал багровый от гнева Тоннер.

— Пожалуй, пора сматывать удочки, — сказал Роджер. — Скорее, Ди, бежим. Мимо павильона, потом за фургонами, к воротам. Что еще натворил этот болван Снабби? Барни, увидимся завтра в Риллоуби. Надеюсь, что увидимся!