В тот же вечер Снабби была устроена выволочка.

— Ты все испортил! Натравил на нас Тоннера! Даже, наверное, насторожил его! — выговаривал ему Роджер по дороге домой. — Чего ради тебе взбрело в голову вертеться около его фургона и подглядывать в дверь?

— А чего еще ждать от этого Снабби? Только на глупости он и способен, — поддержала брата Диана. — Чтобы все на него смотрели. Кажется, мне больше не хочется ходить на эту ярмарку.

— Да замолчите вы, — огрызнулся Снабби, досадуя и на них, и на себя самого. — Что вы на меня напустились? Говорят вам: я думал, что Тоннер уехал в Риллоуби со своими слонами. И вообще, ничего ужасного я не натворил.

— Ничего ужасного! Да ты все время творишь что-нибудь ужасное! — продолжал распекать его Роджер. — Выдумал эту дурацкую банду «зеленоруких», сболтнул о возможной краже в Риклешеме, а теперь вертелся у фургона Тоннера.

Все замолчали, продолжая ехать по дороге домой. Снабби был очень расстроен.

— Он накинулся на меня, как дикий зверь, — произнес он наконец, — и так шарахнул!

— Мало он тебя шарахнул, — отрезал Роджер, и Снабби оставил все попытки помириться.

Ну и пусть они злятся, если им так хочется! У него есть еще Чудик. Вот уж кто никогда на него не злится и никогда плохо о нем не думает!

Когда они приехали домой, дедушка Роберт из города еще не вернулся. Снабби был этому рад — не придется весь вечер прятаться, чтобы не попасться ему на глаза. Ребята поужинали с родителями, и потом Снабби один — если не считать Чудика — отправился гулять. Остальные по-прежнему сердито поглядывали на него.

Дедушка приехал около половины десятого. К этому времени Снабби, заскучав, уже ушел спать. Роджер и Диана собирались последовать его примеру.

— Хорошо провели время, дядя Роберт? — спросила его миссис Линтон, забирая пальто и шарф.

— Да, моя дорогая, было на удивление интересно. И у меня есть хорошая новость для детей, Но где же они?

Диана и Роджер в это время были в гостиной и

убирали свои вещи.

— Ну вот, мои друзья, сегодня утром мне удалось встретиться с лордом Марлоу, и он разрешил мне привезти вас в замок, чтобы посмотреть его коллекцию бумаг и чучел редких животных. Если хотите, поедем завтра, — с сияющей улыбкой объявил дедушка.

— Замечательно! Огромное спасибо, дедушка! — воскликнула Диана.

Роджер тоже обрадованно улыбнулся. Теперь они смогут все осмотреть до того, как туда проникнет вор. Если он намерен туда проникнуть!..

— Я знал, что вы обрадуетесь, — сказал дедушка. — Я и сам очень доволен — давно не видел его коллекции. Это поможет мне кое-что обновить в памяти.

Миссис Линтон немного удивилась, и, когда Роджер и Диана отправились спать, она вышла из гостиной вместе с ними.

— Вам и правда хочется посмотреть на эти старые бумаги? Я уверена, что они покажутся вам невыносимо скучными. И наш милый дедушка Роберт тоже может порядком вам надоесть со своими объяснениями. Можете мне поверить, уж я-то знаю, он меня часто брал с собой, когда я была девочкой.

— Не волнуйся, мама, нам понравится, — заверила ее Диана. — Там ведь есть еще большая коллекция чучел животных. Вот их мы и хотим на самом деле посмотреть.

— Да, пожалуйста, поезжайте — если вам хочется, — сказала мама. — Дедушка будет очень доволен.

Она была права. На следующее утро ровно в десять часов дедушка с сияющим лицом посадил их в такси. Он был так рад их маленькой экспедиции, что совсем забыл о своем намерении поговорить со Снабби о чем-то важном!

Чудику — увы! — поехать с ними не разрешили.

— Мне очень жаль, но собакам вход в замок категорически запрещен, — сказал дедушка, решив ни в коем случае не брать с собой Чудика. Достаточно было Чудику однажды сесть перед дедушкой и почесаться, как тот твердо решил, что не доставит этому негоднику такого удовольствия — всю дорогу чесаться в машине!

Когда они подъехали к замку, он показался им не слишком внушительным. Скорее большой дом, чем настоящий замок. Из сторожевой будки у высоких чугунных ворот вышел охранник, открыв тяжелые створки.

— Попрошу ваше разрешение, сэр. Дедушка протянул ему пропуск.

— Все в порядке, сэр, — сказал охранник. — Сегодня у нас много посетителей — уже третий пропуск проверяю. Обязательно обратите внимание на барсука-альбиноса, сэр. Когда-то я сам его поймал. Его светлость был так мной доволен!

— Мы непременно посмотрим на него, друг мой, — сказал дедушка, и машина проехала по подъездной аллее к парадному входу. Дворецкий открыл ее, и опять дедушка предъявил ему пропуск.

— Прошу сюда, сэр, — произнес дворецкий тоном не менее торжественным, чем у дедушки.

Снабби толкнул локтем Диану, и она улыбнулась. Она поняла, о чем подумал Снабби.

Дворецкий провел их через выложенный каменными плитами вестибюль к широкой мраморной лестнице, которая, изгибаясь великолепной дугой, вела на второй этаж.

Они поднялись туда, и дворецкий повел их дальше, в небольшое крыло, отходящее от основной части замка. Он отпер тяжелую деревянную дверь, которая вела в темный каменный коридор. В конце его была еще одна дверь. Он отпер и ее.

За ней располагалась большая комната со стеллажами книг от пола до потолка. Они прошли дальше, в противоположный конец комнаты, где виднелась низкая массивная дверь. Ее отперли двумя различными ключами.

— Надежно вы их запрятали, — заметил Роджер. — Две запертые двери, теперь еще одна — с двумя замками! Грабителей опасаетесь?

— Нет, сэр, — ответил дворецкий. — Но его светлость очень дорожит своей коллекцией. Вот здесь вы найдете коллекцию чучел животных, а за ней, на тех полках, — бумаги. Когда вы закончите осмотр, я должен буду попросить вас подождать, пока мистер Джонс, хранитель, проверит экспонаты. Мы вынуждены прибегать к таким мерам, сэр. Иначе было бы слишком просто положить что-нибудь себе в карман — в наше время столько нечестных людей!

— Хорошо, можете проверять все, что хотите, — сказал дедушка. — Приятно видеть такую заботу о столь ценной коллекции. В последнее время случается так много краж.

— Да, сэр, — вежливо кивнул дворецкий и запер их в комнате.

— Нас заперли! — немного встревожилась Диана.

— Обычная процедура, — пояснил дедушка. — Это всего лишь разумная предосторожность. Когда мы закончим осмотр, надо будет позвонить в колокольчик. О, да тут еще кто-то есть.

Здесь находились еще двое посетителей. Один из них такой старый-престарый и такой согбенный, что невозможно было даже разглядеть его, лица. Второй был помоложе, с усами, бородкой и густыми кустистыми бровями. Обилие растительности на его голове казалось просто невероятным.

— У него даже из ушей волосы растут! — шепнул Снабби Диане. — А брови какие!

— Тихо, он тебя услышит, — шикнула на него Диана. Шепот Снабби всегда звучал слишком громко.

Оба посетителя осматривали разложенные на полках бумаги, снабженные ярлычками. Бородатый бросил беглый взгляд на вновь пришедших и тут же потерял к ним интерес. Пока ребята бродили по залу, он снова и снова осторожно перелистывал страницы рукописи.

— Ди, ты пойди послушай дедушку Роберта, а мы тут оглядимся, — прошептал Роджер. — Я набросаю план комнаты, на всякий случай!

Диана подошла к дедушке и принялась задавать ему вопросы. Дедушка тут же пустился в подробные объяснения по поводу то одной, то другой рукописи. Диане это скоро наскучило. Она едва ли что понимала из его длинных рассуждений. Оглянувшись на мальчиков, она увидела, что они бродят по залу, поглядывая то туда, то сюда. Ряды чучел не произвели на них особого впечатления. Вид у них был малопривлекательный — пыльные, мех местами побит молью.

Был здесь и белый барсук, но выглядел он невероятно грязным. Рядом располагались две лисицы с маленьким лисенком. Они стояли рядом в крайне неестественных позах. Еще был хорек с одним глазом. Второй, видимо, когда-то выпал, а назад его не поставили. Были две рыжие белки рядом с трухлявым пнем. Побитая молью голова молодого бельчонка выглядывала из-за края пыльного гнезда.

— Ерунда какая-то, ничего интересного, — с отвращением произнес Снабби. — Наверное, это те чучела, которые лорд Марлоу сам сделал в детстве. Он так ими гордится, что не может с ними расстаться. А, по-моему, это просто гадость.

— Посмотри, что это он делает, прошептал вдруг Роджер, толкая Снабби в бок.

Снабби посмотрел на мужчину с бородкой. Он что-то прикладывал к рукописи, передвигая это то вверх, то вниз по странице.

— Это всего лишь лупа, идиот, — фыркнул Снабби. — Дедушка тоже такой пользуется, когда работает со своими документами, ты разве не видел? Не будь таким подозрительным!

Роджер немного стушевался. Отвернувшись, он посмотрел на согбенного старика. Как можно жить таким горбатым? Это, должно быть, ужасно. Даже переходя от стеллажа к стеллажу, старик не мог распрямиться и вынужден был все время смотреть в пол.

Роджер был рад, когда эти двое позвонили в колокольчик и ушли. Хранитель, сморщенный старик, вошел, закрыл дверь и быстро просмотрел бумаги на полках, чтобы убедиться в их сохранности. На чучела он даже не взглянул!

— Я думаю, он втайне надеется, что кто-нибудь когда-нибудь украдет эту поеденную молью рухлядь, — сказал Снабби, когда посетители и хранитель ушли.

Дверь опять заперли на два замка.

— А теперь я сделаю набросок комнаты, — сказал Роджер. — На всякий случай!

— Зарисуй еще первые две двери, ведущие в комнату, — посоветовал Снабби, глядя, как Роджер вычерчивает план. — Здорово у тебя получается. А это что — окна?

— Да, и притом крепко-накрепко запертые. Ты заметил? И снаружи еще решетка. Никому сюда не залезть.

Он задрал голову — посмотреть, не стеклянный ли здесь потолок. Но нет, потолок был обычный. Роджер зарисовал, где размещены стеллажи, и отметил точками расположение чучел. Потом вычертил стены, письменный стол, камин и низкий столик с цветочным горшком.

План получился вполне приличный. Роджер остался доволен. Снабби искренне восхищался его работой.

Они посмотрели на несчастную Диану. Простояв рядом с дедушкой почти час, она выглядела довольно бледной. Устало слушая его лекцию, она не понимала уже ни слова, и это ее раздражало.

— Бедняга Ди! — тихонько проговорил Роджер. — Похоже, ее от этого уже тошнит. Пойдем, подменим ее.

— Нет, — твердо заявил Снабби. — Ты иди, если хочешь, а я не пойду. А то меня сейчас же вырвет.

— Тогда, наоборот, иди и скажи об этом дедушке, и он сразу нас всех отсюда выведет. Нельзя же, чтоб тебя вырвало прямо здесь.

Снабби заметил что-то на широкой каминной доске — часы! Стрелки показывали половину двенадцатого. На цыпочках он подошел к ним, открыл переднюю крышку и перевел стрелки на половину первого. Роджер прыснул от смеха, но тут же постарался превратить смех в чихание. Снабби подошел к дедушке Роберту.

— Э-э... дедушка, не хотел бы прерывать вас, но вы не думаете, что нам пора? Вон на тех часах на камине уже половина первого.

— Ах ты, боже мой! Как бежит время! — изумленно воскликнул дедушка и позвонил в колокольчик. — Невероятно! Просто невероятно!