Снабби не мог дождаться вечера. Он не находил себе места, принимался то свистеть, то петь, — одним словом, шумел так, что несчастный дедушка Роберт чуть не потерял рассудок. Куда бы он ни шел, везде его преследовал голос Снабби. Какая муха укусила этого мальчишку?

Наконец настал вечер. К своему удивлению, миссис Линтон заметила, что на этот раз у Снабби отсутствует его обычный волчий аппетит. Диана тоже едва ковыряет вилкой в тарелке, и только Роджер, как обычно, ест флегматично, не спеша. Он не так легко поддавался волнению, как остальные двое.

— Снабби, ты случайно не заболел? — спросила миссис Линтон с тревогой, когда он отказался от добавки. — А ты, Диана?

— Со мной все в порядке, — ответил Снабби, и при взгляде на его румяные щеки и сияющие глаза у миссис Линтон уже не осталось сомнений относительно его здоровья.

Все трое в обычное время отправились спать, но раздеваться не стали. Однако Роджер все равно заснул, и в половине одиннадцатого Диане пришлось будить его.

— Родители уже легли? — шепотом спросил он.

— Да, к счастью, они рано ушли спать. Во всем доме темно, кроме дедушкиной комнаты. Он, наверное, читает в кровати.

Ребята крадучись спустились вниз, напоминая друг другу, что на ступеньках может лежать Сардинка. Но в ту ночь кошки не было — она куда-то ушла по своим делам. Чудик сполз по ступенькам вместе с ними, виляя хвостом. Готовится что-то интересное!

Они вышли в освещенный луной сад, нырнули в калитку и направились напрямик через поля к Марлоуз-Касл. Этот путь был намного короче.

Подойдя к чугунным воротам, они решили спрятаться в зарослях живой изгороди на противоположной стороне дороги.

— Ой! — вдруг взвизгнула Диана.

— Тихо ты! — шикнул на нее Роджер.

— Там уже кто-то есть! — дрожащим шепотом сообщила она. — Роджер, я боюсь!

Диана не ошиблась, но только это были не «кто-то», а Барни с Мирандой. Они пришли сюда первыми и случайно выбрали для себя именно тот участок живой изгороди, куда хотела спрятаться Диана.

— Извини, что напугал тебя, Диана, — улыбнулся Барни. — Я и сам тоже вас испугался. Вы подошли так тихо, что я не слышал. А потом вдруг кто-то ка-а-к толкнет меня в гуще веток!..

— Ты больше никого не видел? — спросил Роджер.

— Абсолютно никого. Давайте поскорее выберем место, где будем перелезать через стену. Я захватил с собой веревочную лестницу и плотные мешки. Роджер и Снабби, держите мешки, а я понесу лестницу.

С Мирандой на плече и Чудиком, бегущим следом, Барни возглавил процессию. Стараясь прятаться в тени живой изгороди, они наконец добрались до поворота стены. Острые шипы здесь, казалось, торчали не так часто.

— Пожалуй, здесь, — тихо проговорил Барни. — Снабби, Чудик может предупредить нас, если кто-нибудь подойдет?

— Конечно, — ответил Снабби. — Чудик, слышал? Ты будешь нас охранять, понял? Охранять!

— Гав! — подтвердил Чудик и уселся, насторожив уши, глаза и нос одновременно.

Четверо ребят приступили к делу. Барни ловко забросил веревочную лестницу на стену, но в первый раз она соскользнула вниз, Во второй раз она зацепилась ступенькой за шипы. Барни дернул — лестница держалась прочно. Он легко, словно кошка, поднимался вверх, едва касаясь ногами веревочных ступенек.

— Кидайте мне мешки, — прошептал он оставшимся внизу.

Роджер и Снабби перекидали их ему один за другим. Барни сложил их аккуратной стопкой, накрыв с дюжину острых шипов. Потом, сидя на мешках, он подтянул наверх часть лестницы, чтобы ее хватило до земли с другой стороны.

«Здорово это он придумал, — восхищенно следил за ним Роджер. — По веревочной лестнице наверх, потом так же с другой стороны стены, а посередине — куча мешков, чтобы не сесть на колючки! Я бы ни за что не догадался!»

— Лезьте сюда, — шепотом позвал их Барни. Первой поднялась Диана. Барни протянул ей руку, и она села на мешки рядом с ним. Потом он помог ей спуститься на другую сторону. Следующим полез Роджер, за ним Снабби, с трудом втаскивая наверх Чудика.

— Не стоит оставлять его с той стороны — своим лаем он переполошит всю округу, — пыхтя от натуги, проговорил Снабби. — Чудик, какой же ты толстяк. Осторожно, упадешь! Ой! Упал!..

Послышался глухой удар о землю и короткий визг.

— Бухнулся с такой высоты! — запричитал Снабби. — Он же небось себе все ноги переломал!

Диана тихонько позвала Чудика.

— Все в порядке, он жив и здоров. Он, как Сардинка, всегда падает на лапы!

Барни втащил наверх лестницу, чтобы снаружи никому не пришло в голову залезть по ней. Место, которое он выбрал, чтобы перелезть через стену, скрывалось в густой тени, и с дороги никто не смог бы заметить стопку мешков наверху. Барни соскользнул вниз, присоединившись к остальным.

— Где же теперь нам спрятаться? — взволнованно прошептал Роджер.

Барни постоял секунду, чтобы сориентироваться.

— Вон там наверху эти зарешеченные окна. Пойдем туда, к кучке деревьев. Оттуда легко следить за окнами.

Перебегая от дерева к дереву, от куста к кусту, они добрались до группы деревьев, выбранной Барни. Отсюда они без труда могли видеть зарешеченные окна. Теперь, если какому-то вору придет в голову залезть в комнату, они обязательно его увидят!

Они нашли сухое местечко под кустом и вместе забились туда, чуть раздвинув ветки, чтобы те не мешали следить за окнами. Где-то не слишком далеко пробили часы на церковной колокольне. Сначала колокола вызвонили мелодию, потом в ночи раздались низкие звучные удары.

— Один, два, три... — считал Снабби чуть слышно. — Сейчас пробьет двенадцать — уже полночь! Надо следить в оба. Лежи, Чудик, и чтоб ни звука! Охраняй!

Вокруг все было тихо. Потом запел соловей. Но его песня звучала недолго — он только опробовал несколько трелей и смолк. Не пройдет и недели, как он будет петь всю ночь напролет. А пока даже совы не ухали. Дети терпеливо ждали, наблюдая, как луна медленно ползет по небу. Чудик прислушивался, приподняв уши. Диана всегда считала, что он слышал бы гораздо лучше, если бы его слуховые каналы не были закрыты такими длинными висячими ушами. Но, несмотря на свою «лопоухость», он все же слышал вдвое лучше, чем они.

Часы на башне пробили четверть, потом половину первого. Снабби зевнул. Диана почувствовала, что замерзла. Миранда свернулась калачиком за пазухой Барни и заснула.

Часы пробили без четверти час, но по-прежнему не было слышно ни звука. Даже ни малейшего ветерка в эту ночь, ни одна мышка, крыса или кролик не прошуршали в траве!

— Знаете, я не думаю, что воры придут сегодня, — прошептал Барни. — Уже почти час ночи. Пожалуй, пора возвращаться.

Все согласились. Они замерзли и устали. Возбуждение улеглось, и они с тоской вспомнили о теплых мягких постелях. Чудик с облегчением вздохнул, когда понял, что они скоро двинутся в обратный путь.

— Ну, пошли! — обрадованно проговорила Диана. — На сегодня хватит. Завтра попробуем еще.

Все так же держась в тени — на случай, если поблизости кто-то есть, — они вернулись к стене. Потом тем же путем забрались на нее и спустились по другую сторону. Барни, сидя на мешках рядом с веревочной лестницей, снял ее с шипов и сбросил вниз Роджеру.

— Мешки придется оставить здесь. Надеюсь, никто их не заметит, — сказал он и прыгнул с высоты на землю.

Приземлившись на четвереньки, он перекатился через голову и сел как ни в чем не бывало.

— Ты думаешь, эти мешки никто с земли не увидит? — с сомнением спросила Диана.

— Уверен. Эту часть стены полностью закрывают деревья, и вряд ли их кто-то заметит. Разве что пройдет точно под ними, глядя вверх, — сказал Барни. — А лестницу мы засунем под этот куст — не придется тащить обратно, а потом опять сюда.

Шагая по дороге, ребята молчали. Все испытывали разочарование. У развилки они попрощались, Барни пошел одной дорогой, они — другой, короткой, через поля.

— Может, в следующий раз нам больше повезет, — сказал Роджер Диане довольно мрачным тоном перед тем, как идти спать. — Я засыпаю на ходу.

На следующее утро все они, разумеется, проспали.

— Сегодня ляжете на час раньше, — пригрозила им миссис Линтон.

Но, увы, когда пришел вечер, Барни, Роджер и Диана почувствовали, что заболели! Диана с мальчиками ходила днем на ярмарку в Риллоуби проведать Барни, и Роджер купил там несколько сосисок в тесте. Снабби от них отказался и купил вместо этого пару сандвичей с помидорами, которые просто обожал. И, поскольку он один не испытывал явного недомогания в этот вечер, все поняли, что винить в этом нужно сосиски в тесте. Чувствуя себя совершенно разбитым, Барни поручил свою палатку Янг Ану и поплелся к фургону, в котором жил на пару с кем-то еще. Роджер и Диана кое-как добрались до дому и со стонами свалились в прихожей.

Снабби кинулся за миссис Линтон.

— Их тошнит и животы болят, это все из-за сосисок в тесте, — объяснил он. — Видно, они были немного того...

К сожалению, Снабби был прав. Миссис Линтон уложила детей в постель и напичкала лекарствами. Снабби заглянул к ним и был потрясен: они выглядели кошмарно — совершенно зеленые.

— Слушайте, а как же сегодняшняя ночь? — спросил он громким шепотом. — Вы сможете пойти следить?

— Конечно, нет, — простонал Роджер. — Я сейчас и до окна-то не дойду.

А Диана даже не ответила — она расхворалась всерьез. Снабби вышел на цыпочках вместе с недоумевающим Чудиком и тут же растянулся, споткнувшись о Сардинку.

— Осторожнее, Снабби, — неужели нельзя не шуметь, когда в доме больные? — упрекнула его миссис Линтон, высунувшись из гостиной.

— А я тут при чем? — возмутился Снабби. — Откуда мне было знать, что Сардинка разлеглась и меня подкарауливает?

— Снабби, не позволяй себе разговаривать со мной таким тоном! — повысила голос миссис Линтон.

Снабби предпочел спастись бегством.

Как же быть с этой ночью? Ведь кто-то должен следить? Ладно, раз так, он, Снабби, пойдет следить один!