Снабби пошел спать очень рано. На это было две причины. Во-первых, миссис Линтон нервничала из-за ребят и часто сердилась на него. Поразмыслив, он решил, что лучше пока не попадаться ей на глаза. Во-вторых, он твердо решил в эту ночь пойти к замку. И было бы неплохо до этого немного вздремнуть.

Поэтому сразу после ужина он улегся в кровать, прихватив с собой будильник, поставленный на четверть двенадцатого. Завернув будильник в шарф, чтобы никто, кроме него самого, не услышал звонка, он сунул его себе под подушку.

Измученный приступами тошноты, Роджер уже крепко спал. Раздеваться Снабби не стал. Он просто прыгнул в кровать и закрыл глаза. Заснул он мгновенно и безмятежно проспал, пока не зазвонил будильник. Чудик, дремавший у него в ногах, испуганно вскочил и залаял.

— Заткнись, болван! Идиот! — обрушился на него Снабби.

Чудик обиженно замолчал. Приглушив будильник, Снабби несколько секунд лежал, прислушиваясь. Проснулся кто-нибудь или нет?

Похоже, что нет. Роджер что-то пробормотал во сне и больше не издал ни звука. Никто даже не шевельнулся. Отлично! Он осторожно вылез из постели и стал было нашаривать в темноте одежду, но, вспомнив, что уже одет, приятно удивился и только достал из шкафа куртку. Прошлой ночью он промерз, и повторять это не хотелось.

— Пойдем, Чудик. И если ты свалишься с лестницы из-за Сардинки, я тебя утоплю, — пригрозил ему Снабби.

Они благополучно спустились вниз и вскоре уже бежали трусцой через поля. Чудик был удивлен, но доволен этой второй необычной прогулкой.

Они подошли к стене замка, когда церковные часы пробили без четверти двенадцать. «Еще пятнадцать минут, — подумал Снабби, лихорадочно шаря руками под кустом в поисках веревочной лестницы. — Черт, где же она? Может, это не тот куст?»

Так оно и было. «Тот» куст нашел Чудик и вытащил из-под него лестницу. Затем в течение пяти минут Снабби с замиранием сердца пытался накинуть лестницу на торчащие шипы. Задача оказалась не такой уж простой, как казалось со стороны, когда это делал Барни. Снабби даже вспотел и разволновался.

— Ну же, ты, дурацкая лестница! Ну, давай же, цепляйся! — бормотал он.

И чудесным образом лестница зацепилась за несколько шипов. Радуясь удаче, Снабби полез наверх, где с облегчением обнаружил, что лестница повисла довольно близко от стопки мешков, оставленных Барни. Дотянувшись, он приподнял их и переложил ближе к лестнице. Через мгновение он уже сидел на мешках, не ощущая под собой острых колючек. Потом, как это делал Барни, он подтянул наверх лестницу и спустил половину на другую сторону. Проделав все это, он ощутил законную гордость.

Когда он спускался с другой стороны, часы на колокольне начали бить полночь — бом-м... бом-м... бом-м... Тут тихое повизгивание достигло ушей Снабби. Он резко остановился. «Тьфу ты! Чудика забыл... Не представляю, как мне его самому поднять... Придется ему остаться на той стороне. Скажу ему, чтобы сторожил».

Он опять поднялся до верха стены и прошептал:

— Все нормально, старина. Я скоро вернусь. А ты сторожи, понял? Сторожи!

Чудик, поскулив, угомонился. Хорошо, он останется стеречь, но все равно, это нечестно — оставлять его здесь одного!

Снабби пробрался к зеленому островку, где они прятались накануне. Опять ночь выдалась лунная, но облаков теперь было гораздо больше. Случались периоды яркого света, затем, когда луна скрывалась за облаками, следовали минуты полной темноты. Снабби устроился поудобнее под кустом и стал ждать.

Он был очень доволен собой. У него единственного хватило ума отказаться от этих сосисок. Он только что сам перелез через стену, и, главное, он нисколечки не боится. Нисколечки. Он даже не взял с собой Чудика. Он сейчас храбрый, как лев! Да, Снабби определенно был очень доволен собой и готов был встретиться лицом к лицу с любой опасностью.

Луна спряталась, и стало темно. Внезапно ему послышались какие-то шорохи. Было непонятно, близко это от него или далеко. Он прислушался — опять шорох! «Нет, это не рядом со мной, это где-то у самого замка», — подумал Снабби и с нетерпением стал ждать, когда опять выйдет луна,

И когда она опять вышла, Снабби испытал огромное потрясение: по стене замка ползла вверх темная фигура! Она продвигалась все выше и выше легко и уверенно. Снабби до боли в глазах напрягал зрение. Кто это? Нет, слишком далеко, чтобы разглядеть. Может быть, Тоннер? Нет, эта фигура гораздо меньше. Хотя лунный свет иногда может играть странные шутки со зрением.

Фигура поднялась по водосточной трубе, прыгнула на наружный подоконник, опять полезла вверх, теперь по плющу. Нет никаких сомнений — это вор! Самый настоящий вор!

Но как же он собирается пролезть сквозь оконную решетку? Затаив дыхание, Снабби следил за похитителем. Прутья решетки расположены так близко друг к другу! Ох, невезенье! Луна, как назло, опять спряталась за тучкой.

Когда же она выплыла в очередной раз, неизвестного верхолаза нигде не было видно. Он исчез. Тут Снабби вдруг по-настоящему стало страшно. Волосы на его голове медленно встали дыбом, и по спине побежали отвратительные мурашки. Он с тоской подумал о Чудике.

Перед глазами поплыли какие-то странные круги. Что это там, на земле у стены замка, под зарешеченными окнами? Кто-то стоит или это просто тень? И ниже окон, на полпути к земле, тоже какая-то фигура. Нет, это просто очертания небольшого окошка. А на крыше, рядом с трубой? Нет, конечно нет, это всего лишь тень той же трубы. А вон там...

Снабби застонал и закрыл глаза. От страха он был не в силах двинуться с места. И зачем он сюда пришел? Вообразил себя храбрецом! Он не решался никуда смотреть, потому что повсюду ему мерещились зловещие темные фигуры. Они подкрадывались, ползли, бежали к нему со всех сторон. Эх, Чудик, Чудик, если бы ты был сейчас рядом!

Вдруг послышались еще какие-то странные звуки: кто-то тяжело дышал почти рядом с ним. Снабби похолодел от ужаса. Он замер, надеясь, что непонятное пыхтящее существо — будь то зверь или человек — пройдет мимо.

Но этого не случилось. Звуки слышались все ближе и ближе. Раздалось потрескивание сломанных веток и шорох сухих листьев под кустами. Снабби чуть не умер от страха.

Потом произошло нечто совсем ужасное: что-то ткнулось ему в спину и засопело. Снабби окаменел. ЧТО ЭТО?!

Тут раздалось негромкое повизгивание, и у Снабби отлегло от сердца. Он готов был расплакаться от радости — это же Чудик! Он сжал голову спаниеля в своих ладонях и позволил обрадованному псу облизать все свое лицо, пока оно не стало совершенно мокрым.

— Чудик! — прошептал Снабби. — Значит, это ты! Но как ты сюда попал? Ты же не мог залезть по веревочной лестнице? Ты бы знал, Чудик, как я тебе рад! Я еще в жизни так не радовался!..

Чудик был в восторге от столь теплой встречи. Его ведь оставили сторожить, а он сбежал и очень боялся, что Снабби рассердится на него за это. Но все обошлось, и даже, наоборот, Снабби обрадовался, очень обрадовался. И неважно, что Чудик оставил место, которое должен был охранять. Важно другое — найдя подходящую нору у стены, он, работая всеми четырьмя лапами, расширил ее, ценой невероятных усилий протиснулся и вылез по другую сторону. И теперь все в порядке — он нашел своего хозяина и не получил от него никакой взбучки!

Снабби уже вполне оправился от страха. Он сидел, обхватив Чудика руками, прижимая его к себе и шепотом рассказывая о том, что видел.

— Что это — слышишь? Может, вор идет обратно? — прошептал Снабби.

Но луна опять скрылась за большим облаком, и разглядеть что-либо стало совершенно невозможно. Чудик тихонько зарычал. Снабби не решался даже пошевелиться. Ему показалось, что он слышал какой-то шум со стороны замка, и Снабби молил бога, чтобы луна вышла опять.

Она появилась всего лишь на короткое мгновение, и Снабби показалось, что он видел темную фигуру, спускающуюся по стене замка, но уверенности в этом не было. Уверенность была в другом: он будет сидеть в своем убежище и еще долго не двинется с места! Ему совсем не хотелось столкнуться нос к носу с ужасным грабителем.

Он свернулся калачиком возле Чудика, положил голову на его теплую, шелковистую спину. Пес от избытка чувств лизнул его опять. И — как это ни удивительно — Снабби заснул. А проснувшись, в первый момент не мог сообразить, где он находится. Потом вспомнил и ахнул в испуге. Батюшки-светы, сколько же он проспал? Вскоре опять послышался бой церковных часов, и у него отлегло от сердца, — оказывается, он спал не более получаса. И как это он смог так отключиться! Но зато теперь можно без опаски идти домой, наверняка вор уже давно убрался восвояси. А что будет, когда завтра он расскажет об этом остальным! Чувствуя себя в компании Чудика гораздо увереннее, Снабби начал осторожно выбираться из кустов. Вышла луна, ярко осветив замок. Никакой ползущей вверх или подкрадывающейся тени он не увидел. Облегченно вздохнув, Снабби продолжил путь к стене.

Но каким-то образом он заблудился, взяв слишком далеко вправо, в сторону чугунных ворот, И тут его ждало по-настоящему страшное потрясение.

Пройдя через небольшую рощицу молодых деревьев, он оказался перед неглубокой лощиной. Оттуда на него смотрели десятки пар светящихся глаз! Он видел маленькие темные силуэты за ними, но больше всего его испугали глаза. Потоки лунного света упали в лощину и выхватили из темноты остекленевшие вытаращенные глаза, которые, казалось, настороженно следили за Снабби.

Чудик зарычал и залаял, шерсть у него на холке встала дыбом. В следующее мгновение он попятился и заскулил. Когда Снабби понял, что и его верный Чудик тоже перепуган до смерти, он повернулся и помчался прочь. Он бежал без оглядки сквозь кусты, раздирая одежду, царапая себе ноги и руки. Прочь, прочь от этих светящихся глаз, подкарауливавших его в лощине!

Снабби не помнил, как отыскал лестницу. Взлетев по ней на стену, он втащил ее наверх, отцепил от шипов и сбросил на землю. Потом, оставив на стене мешки, ухнул вниз. В такого рода трюках он сильно уступал Барни и приземлился совсем не так удачно — подвернул щиколотку, ушибся и сильно ободрал коленки.

Чудик побежал искать свою нору. С трудом он протиснулся через нее и, выскочив, помчался к Снабби. Мальчика била дрожь, слезы готовы были брызнуть из его глаз. Он обнял Чудика за шею.

— Не убегай от меня, Чудик. Пойдем домой. Здесь творится что-то страшное, и мне это не нравится. Не убегай, иди рядом.

Чудик и не собирался убегать — он сам порядком струхнул, поэтому жался к Снабби, почти путаясь у него под ногами. Вдвоем они трусцой побежали по короткой дороге через поле и наконец добрались до дома.

Роджер по-прежнему крепко спал. Диана — тоже. Снабби так и подмывало разбудить их и все рассказать, но он не решился: они оба с вечера так плохо себя чувствовали.

Но рано утром он все-таки разбудил их и выложил все!

Первым он растолкал Роджера, потом разбудил Диану. После этого заставил Роджера пойти в спальню Дианы и там начал рассказывать им свою удивительную историю.

— Вчера ночью со мной произошло невероятное приключение! — объявил он. — Вы ни за что не поверите. Слушайте!