Роджер и Диана чувствовали себя еще не совсем хорошо после вчерашнего недомогания и не слишком обрадовались, когда Снабби поднял их ни свет ни заря. Но, услышав его первые слова, они навострили уши.

Разумеется, в его рассказе не обошлось без преувеличений, о чем потом он еще будет жалеть. Снабби красочно описал, как дошел до стены, как перелез через нее, как сидел, притаившись, в кустах — один, без Чудика, — и как вдруг увидел темную фигуру, ползущую вверх по стене замка.

— Он лез все выше и выше, прыгал с подоконника на подоконник, потом но плющу вверх, потом по водосточной трубе... Эх, вы бы видели! Настоящий акробат!

— Так это был Тоннер? — взволнованно спросил Роджер.

— Не исключено, что и он, — сказал Снабби. — Я был слишком далеко, чтобы разглядеть. И внизу у стены тоже кто-то стоял. И еще на крыше, около трубы... и...

Когда Снабби закончил, можно было подумать, что все пространство вокруг замка так и кишело грабителями.

— Это не все, я еще кое-что видел, — продолжал Снабби. — Мы оба это видели: я и Чудик. И мой пес здорово перепугался.

— Могу спорить, ты тоже, — сказала Диана.

— Я старался не трусить, — слукавил Снабби, начисто забыв о своем страхе. — Ладно, слушайте. Мы подошли к какой-то впадине, вроде лощины, а там нас караулили какие-то твари со светящимися глазами!

— И ты, конечно, поступил так, как любой нормальный человек на твоем месте, — смотался оттуда поскорее, да? — спросил Роджер.

— Ну, допустим, я там не стал слишком задерживаться, — признался Снабби. — А ты бы что сделал?

— Да примерно то же самое, — сказал Роджер. — Но как они себя вели, эти твари? Рычали? Скалили зубы? Кричали?

— Ну, вроде как все это вместе, — опять присочинил Снабби. — А некоторые даже шагнули вперед, как будто хотели погнаться за мной и Чудиком.

На Диану и Роджера все это не могло не произвести впечатления.

— Ты можешь нас туда сводить, к этой лощине? — спросил Роджер.

— Могу, но только днем, а не ночью, — поспешно проговорил Снабби. — Давайте пойдем сегодня, прямо с утра.

Но этого не произошло. Когда Снабби, как обычно, с опозданием спустился к завтраку и был прощен лишь благодаря тому, что вызвался отнести подносы с едой наверх Роджеру и Диане, он обнаружил, что все ахают и охают над утренней газетой.

— Что там случилось? — спросил Снабби и вдруг, не дожидаясь ответа, понял: кража! Ну конечно, о ней должны были написать газеты!

Так оно и было — написали, да еще какими буквами!

«СТРАННОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ: ПРОШЛОЙ НОЧЬЮ ОГРАБЛЕН ЗАМОК МАРЛОУЗ-КАСЛ».

«Чучела животных были похищены и брошены вблизи замка. Похититель был сумасшедшим? Как он смог проникнуть сквозь запертые окна и двери?»

Снабби, заглядывая через плечи взрослых, прочел статью. Кто-то таинственным образом проник в запертую комнату и унес — боже правый, какая нелепость! — все чучела мелких зверьков — и ничего больше!

Снабби почувствовал, что краснеет. Тьфу, значит, эти светящиеся глаза были просто стеклянными глазами чучел, которые вор бросил в небольшой лощине! И зачем он, Снабби, наплел о том, что эти твари кричали и хотели напасть на него? Теперь ребята обсмеют его как последнего вруна!

В глубоком молчании Снабби съел свой завтрак. Он и словом не обмолвился о том, что знал. Предоставив взрослым обсуждать невероятное событие, он соображал, что бы сказать Роджеру и Диане. Кроме того, сама кража очень озадачила его. Чего ради вору красть никому не нужные чучела? Почему он не взял ценные старинные документы? Это было совершенно непонятно. Может, вор и правда помешанный? Но тогда получается, это другой вор — не тот, что охотился раньше за редкими бумагами!

И потом, даже если и помешанный, как же все-таки он забрался в эту комнату? Да, Снабби видел, как вор лез вверх по стене, но, если верить газетам, окна остались по-прежнему закрытыми и решетки были на месте.

Дедушка Роберт вдруг громко вскрикнул, отчего все, кто был в комнате, вздрогнули.

— Послушайте, что они здесь пишут. Это в разделе «Срочно в номер». Они нашли улику!

— Что? — хором воскликнули мистер и миссис Линтон и Снабби.

Дедушка опустил газету и заговорил каким-то очень странным, от страха не своим голосом.

— Улика, которую нашли возле стены замка, — это зеленая перчатка!

Он в упор посмотрел на Снабби. Снабби побледнел. Это же просто невероятно! И зачем только он сочинил эту дурацкую историю о банде «зеленоруких», которые носят зеленые перчатки... Теперь это будет преследовать его всю оставшуюся жизнь.

— Полагаю, — с угрозой в голосе произнес дедушка, — полагаю, речь идет о банде «зеленоруких». Что ты об этом думаешь, Снабби?

Мистер и миссис Линтон растерянно смотрели на них. Снабби, чуть не подавившись, проглотил последний кусочек тоста и встал из-за стола.

— Я... это... Я ничего не знаю о банде «зеленоруких», — пробормотал он. — Совсем ничего. Тетя Сьюзен, я пойду заберу подносы у Роджера и Дианы.

Когда Снабби ушел, мистер Линтон обратился к дедушке:

— Что за ерунда? Какой-то примитивный детектив! Банда «зеленоруких» — надо же такое придумать! Абсурд!

— Я вижу, пришло время рассказать вам о том, что мне известно, — с мрачной торжественностью произнес дедушка. — А известно мне немногое. Все последние несколько дней я убеждал себя, что это дурацкая выдумка Снабби. Но теперь, когда найдена зеленая перчатка, все предстало совсем в ином свете.

И он пересказал им сказку, сочиненную для него Снабби в поезде, — о банде, которая охотится за Снабби, потому что он случайно раскрыл их заговор, о его побеге и о том, что эта банда, называющая себя бандой «зеленоруких» по причине того, что они «работают» в зеленых перчатках, собирается осуществить очередное преступление — похищение ценных документов в Риклешеме.

— И, как это ни странно, так оно и случилось! А теперь вот опять кража — и на месте преступления найдена зеленая перчатка!

— Снабби просто разыгрывал вас, дядя Роберт, — попыталась успокоить его миссис Линтон. — Я поговорю с ним об этом.

— А как же зеленая перчатка! — не сдавался дедушка. — Мальчик не мог это придумать, ведь улика на самом деле была найдена.

— Чистая случайность, совпадение, — с некоторым раздражением произнес мистер Линтон. — Снабби, разумеется, ничего не знает. Но заслуживает хорошей порки и получит ее.

— Нет-нет, пожалуйста, не делайте этого, — встревожился дедушка Роберт. — Я уверен, что Снабби многое знает. Не обрушивайтесь на него, Ричард. Я бы не стал его выдавать, если бы знал, чем ему это грозит.

— Он давно на это напрашивается, — сказал мистер Линтон, собирая письма, — и можете передать от меня, что порка ему обеспечена. Разумеется, если он действительно что-то знает и сможет показать нам члена этой пресловутой банды, который носит зеленые перчатки, это меняет дело. Все!

И он решительно вышел из комнаты. Дедушка Роберт вздрогнул. От всех этих последних событий у него голова шла кругом. Подумать только — ограбление в Марлоуз-Касл, и при этом не пропал ни один из ценнейших документов, а лишь чучела животных. Непостижимо!

Когда дедушка остался один, на цыпочках вошел Снабби.

— Чего вы им наговорили? — спросил он. — Дядя Ричард прямо-таки рассвирепел, это сразу видно по тому, как он вышел.

— Я всего лишь пересказал им то, что ты рассказал мне, мой мальчик. Но они не поверили в это, несмотря на появление зеленой перчатки, — мрачно продолжал дедушка. — Но, к сожалению, должен сообщить тебе, что твой дядя пообещал выпороть тебя, если ты не сможешь представить ему одного из этих «зеленоруких» бандитов.

— Зачем вы меня выдали! — упрекнул его несчастный Снабби, которому стало нестерпимо жалко себя. — Мало того, что я вчера ночью подвернул ногу, ушибся и ободрал коленки, так теперь еще и выпороть меня хотят. Это несправедливо! В особенности учитывая, что я знаю больше об этом ограблении, чем любой другой!

— В самом деле? — насторожился дедушка. — Или это твоя очередная фантазия? Ну-ка, расскажи.

— Ничего я не буду рассказывать ни вам, ни кому-то еще, — объявил Снабби, чуть не плача. — Все только и знают, что на меня нападать! Выпороть! Это несправедливо. Лучше бы эта банда «зеленоруких» и правда существовала, я бы их тогда напустил на вас всех и очень даже был бы рад!

Он вышел, хлопнув дверью, а дедушка расстроился и разволновался. Он также был совершенно сбит с толку. Ну что за ребенок этот Снабби! Совершенно непредсказуемый и крайне ненадежный!