Дальше события начали развиваться с ошеломляющей быстротой. Во-первых, прибыли полицейские.

— Слушайте, там инспектор Вильямс — идет по дорожке к парадной двери. А с ним еще кто-то в штатском, наверное, детектив! — взволнованно воскликнул Роджер.

— Зачем они сюда приехали? — удивилась Диана.

У Снабби затряслись коленки. Неужели дедушка уже что-то сообщил полиции о банде «зеленоруких»? Нет, только не это!

Бедняга Снабби прокрался в чулан и захлопнул за собой дверь. Он уже не сомневался, что полицейские приехали, чтобы допросить его по поводу этой идиотской выдумки о банде «зеленоруких»,

«Никогда больше не буду ничего выдумывать, — поклялся он сам себе. — От этого одни неприятности. И теперь, раз обнаружилась зеленая перчатка, сколько бы я не твердил, что это моя выдумка, мне никто не поверит».

Инспектор сказал, что хочет поговорить с дедушкой Робертом, и его вместе с коллегой провели в кабинет.

— Мистер Роберт Сэнфорд? — спросил инспектор. — Я приехал в связи с этим необычным делом — ограблением в Марлоуз-Касл, сэр. Лорд Марлоу попросил меня переговорить с вами. Теперь, после того как вор смог проникнуть в его хранилище, он собирается поместить свои бумаги в другое, более надежное место. Очень странная история, сэр, — кто-то забрал чучела, но оставил ценные бумаги. Должно быть, какой-то умалишенный.

— Да, это крайне необычно, — согласился дедушка Роберт. — Э-э, если я вас правильно понял, лорд Марлоу хочет, чтобы я помог ему с этими бумагами?

— Именно так, сэр! Он просил бы вас приехать

в замок и помочь хранителю советами, как их лучше упаковать, в каком порядке и тому подобное, — ответил инспектор.

— Буду рад помочь, — с достоинством наклонил голову дедушка Роберт.

— Есть еще кое-что, сэр, — продолжал инспектор. — Когда на днях вы побывали там с детьми, сэр, не заметили ли вы еще двух посетителей?

— Да, заметил. А в чем, собственно, дело?

— Дело в том, сэр, что любой посетитель Марлоуз-Касл должен иметь пропуск, на котором написано его имя и адрес, — сказал инспектор и показал дедушке три пропуска. — Вот это ваш, сэр. На нем указаны и имена трех детей. Это — пропуск еще одного посетителя, профессора Камминг-са, такого сгорбленного старичка. А вот третий — на имя некоего Альфреда Джеймса Смита, якобы проживающего по адресу Лидд, Перлоу-Кресент, 38. Мы проверили и ваш адрес, и адрес профессора Каммингса — здесь все правильно. Но в этом третьем случае, сэр...

— Он фальшивый — так я полагаю? — перебил его дедушка, волнуясь еще больше. — Но почему? И какова связь между этим человеком с фальшивым именем и адресом, пришедшим посмотреть бумаги, и другим лицом, предположительно умалишенным, решившимся украсть чучела животных? На мой взгляд, это лишено всякого смысла.

— Вы правы, лишено абсолютно, — согласился инспектор. Его коллега в штатском тоже кивнул. — Но, возможно, связь все-таки есть, и мы хотим выяснить все возможное об этом третьем посетителе с фальшивым именем и адресом. Могли бы вы дать нам точное его описание?

— Боюсь, что нет. Я просто не обратил на него внимания, — признался дедушка. — Но мы можем спросить у ребят. Они все исключительно глазастые и наблюдательные. Они дадут вам полное его описание.

— Неплохая мысль. Не могли бы вы позвать их сюда, сэр? — попросил инспектор.

Дедушка поднялся и вышел.

— Роджер! Инспектор хочет со всеми вами поговорить. Пожалуйста, спуститесь сюда! — крикнул он.

Роджер встревожился. Что сейчас будет? Он побежал за Дианой.

— А где Снабби? Снабби! Где ты? Полицейские хотят с тобой поговорить.

У Снабби екнуло под ложечкой. Он вцепился руками в сундук, на котором сидел. Что теперь с ним будет?

— Снабби! Куда ты подевался? — кричал Роджер. Он приоткрыл дверь чулана. — Ты чего это сюда забрался, да еще вместе с Чудиком? Не слышишь, что ли, как я тебя зову? Дуй скорей в кабинет. Полицейские хотят с нами поговорить.

Снабби вышел и на трясущихся ногах стал медленно спускаться по лестнице. Роджер и Диана обогнали его, прыгая через две ступеньки.

— Доброе утро, молодежь! — дружелюбно приветствовал их инспектор. — Хочу с вами поговорить. Не заметил ли кто-нибудь из вас двух мужчин, которые находились в зале в Марлоуз-Касл одновременно с вами, когда вы ездили туда смотреть коллекции документов и чучел животных?

У Снабби немного отлегло от сердца. Может быть, полицейские все-таки пришли не за ним?

— Да, я их отлично помню, — кивнул Роджер. — Один — старичок, сгорбленный в три погибели так, что невозможно было разглядеть лицо.

— А второй, весь такой «обросший», что его лица тоже не было видно! — вставила Диана.

Человек в штатском, что-то писавший в маленьком блокноте, поднял голову,

— Что значит обросший? — спросил он.

— Ну, у него были очень густые волосы на голове, широкие косматые брови да плюс к тому усы и борода. То есть невозможно было определить, как он выглядит, — везде только буйная растительность!

— Высокого роста? — спросил детектив.

— Да, такой крупный мужчина, — кивнула Диана. — А вы что, его знаете?

Детектив перелистывал странички своего блокнота.

— Ваше описание совпадает с внешностью мужчины, который, как мы выяснили, посещал выставки редких документов, после чего некоторые из них были украдены. То есть в точности совпадает.

Дети молча переваривали информацию.

— Вы думаете, что в данном случае действовал тот же преступник, что совершал другие кражи? То есть что он же украл эти чучела из Марлоуз-Касл? — наконец проговорил Роджер. — Но зачем ему эти облезлые чучела?

— Спроси что-нибудь полегче! — улыбнулся детектив. — А вот вы узнали бы этого обросшего господина, если бы увидели его?

— Да — если бы он был все таким же обросшим, — ответил Роджер. — Но только, на мой взгляд, большая часть его растительности была

фальшивой.

— Возможно, ты прав, — сказал инспектор. — А случайно не обратили вы внимание на его руки?

Дети сдвинули брови, стараясь вспомнить.

— Я видел, как он водил увеличительным стеклом вверх и вниз по страницам, — сказал Роджер. — И, насколько я помню, руки у него были самые обычные — я не заметил, чтоб они были, к примеру, слишком волосатыми. Хотя я вот сейчас подумал, наверное, должны были бы, раз он весь такой волосатый. Если у дедушки Роберта, скажем, очень густые волосы, так у него и руки волосатые, даже тыльная сторона ладони. Вот, посмотрите.

Все уставились на волосатые руки дедушки Роберта. Ему стало неловко, он поспешно убрал их со стола.

— Как вы думаете, перчатка могла принадлежать этому волосатому? — Инспектор вынул из кармана зеленую перчатку.

Дети уставились на перчатку. Чудик подошел к ней и, явно волнуясь, понюхал. Потом потрогал

ее лапой и заскулил.

— Смотрите! Он знает, чья это перчатка! — удивленно воскликнул Снабби. — Он всегда так себя ведет, когда ему показывают что-то, пахнущее знакомым ему человеком.

— Ага, это уже что-то! — резко выпрямился детектив. — Ты уверен, что твоя собака знает владельца этой перчатки? Абсолютно уверен? Это значительно сужает круг поиска. Полагаю, владелец перчатки должен быть знаком и вам, ребята.

Мысль Роджера сразу же обратилась к Тоннеру. Он внимательно посмотрел на перчатку: маленькая, сшитая из самой тончайшей кожи лучшей выделки. Нет, маловероятно, что это был Тоннер. У Тоннера, кажется, наоборот, ручищи огромные. Или нет? Может быть, он, Роджер, просто представляет их такими, потому что сам Тоннер огромный и, стало быть, у него и руки должны быть соответствующими.

Снабби взял перчатку, осмотрел ее. Чудик, стоя на задних лапах, продолжал принюхиваться и повизгивать. Если бы он мог говорить, какое имя он бы им назвал?

— Чья это перчатка, Чудик? — спросил Снабби.

— Гав! — ответил пес.

Детектив взял перчатку у Снабби и передал ее инспектору. Он не хотел, чтобы Чудик сжевал их главную улику.

— Вы не ответили на мой вопрос, — напомнил инспектор, убирая перчатку. — Я спросил, могла ли эта перчатка, пег вашему мнению, несмотря на ее малый размер, принадлежать этому «волосатому »?

Дети задумалась.

— Да, могла, — сказал Роджер.

— А я не знаю, вернее, не помню, — сказала Диана.

— Ясно, что нет, — сказал Снабби.

— Да-а, очень ценная информация... Ну, спасибо за помощь, — улыбнулся инспектор. — Это все, о чем я хотел вас спросить. Смотрите в оба, чтобы не пропустить, если что, «волосатого». Возможно, он смог бы рассказать кое-что интересное,

если бы мы его нашли.

Снабби, бросив многозначительный взгляд на дедушку Роберта, вышел из комнаты вместе с остальными.

Чудик припустил за ребятами, и Роджер остановился погладить его.

— Значит, ты знаешь, кто хозяин этой зеленой перчатки? Кто ее надевал, чтобы не оставлять отпечатков пальцев, Чудик? А где вторая из этой пары? Сможешь ее найти? Ну, скажи нам хоть что-нибудь.

— Гав, гав! — отозвался Чудик, радуясь серьезному разговору, и возбужденно запрыгал вокруг Роджера.

— Странный все-таки этот «волосатый», да? — сказала Диана. — Что он мог там делать в тот день, если он и есть вор? Выбирал, какие бумаги поценнее, чтобы их украсть?

— Кто ж его знает! — вздохнул Роджер. — Это все сплошная неразбериха: «волосатый», зеленая перчатка, украденные чучела... И ответ на главный вопрос знает только Чудик!