Диана подхватила перчатку и сунула ее в карман куртки. Она сама не знала, почему так поступила, — просто почувствовала, что это необходимо.

Снабби был уже за воротами ярмарки. Чудик продолжал докучать Тоннеру, вертясь вокруг его ног, и этот огромный здоровяк то и дело лягался, отбиваясь от него, и, не переставая, орал. Все, кто был в этот момент на ярмарке, следили за происходящим, большинство — молча.

Барни бочком приблизился к Роджеру.

— Уведи поскорее Диану! Идите через ворота на той стороне площадки. За Снабби теперь можно не волноваться — он убежит домой. Сюда больше не приходите. Я тоже сегодня отсюда уйду, брошу эту работу. Все равно теперь от Тоннера мне житья не будет. Как только смогу, я к вам зайду и расскажу, что тут было. А теперь уходите, скорее!

— Барни, с тобой все будет в порядке? — встревоженно спросила Диана, в то время как Роджер тянул ее в сторону задних ворот, которые показал им Барни.

Барни кивнул:

— Я не дам себя в обиду. Тоннеру в чем-то не повезло, что-то у него не получилось. Он поело этого всегда так — опасен, как дикий зверь. Заметили, какие у него лапищи? Огромадные! Уж он-то, конечно, не мог бы натянуть эту зеленую перчатку!

Диана не успела даже сказать ему о второй перчатке — Роджер уже вытолкнул ее из ворот. Обогнув ярмарочную площадку, они бросились догонять Снабби и обнаружили его сидящим на заборе у обочины дороги. Чудик зализывал ссадину на его щиколотке. Снабби был еще бледен и встретил их слабой улыбкой.

— Привет! — сказал он. — Значит, вы сумели удрать? Молодцы. Я этого Тоннера ужас как боюсь. Сегодня, наверное, он мне всю ночь будет сниться.

— Пойдем скорее домой. Мне надо кое-что вам показать, — сказала Диана.

И они вместе отправились домой. Чудик бежал рядом, время от времени оглядываясь — не гонится ли за ними Тоннер. Но его опасения, конечно, были напрасными. Тоннер, наверное, в это время распекал беднягу Барни!

Диана сгорала от нетерпения, ей хотелось поскорее показать всем перчатку!

— Бежим на веранду, — позвала она. — Скорее!

Они уселись на скамейку. Сардинка тоже вошла и присоединилась к их компании. Чудик благосклонно помахал хвостом. Он был так доволен и горд собой, — еще бы, покусал Тоннера! — что не снизошел до того, чтобы гонять Сардинку.

Диана сунула руку в карман и вытащила зеленую перчатку. Мальчики с изумлением уставились на нее.

— Где ты ее взяла? — спросил Роджер. — Может, это полицейские где-то оставили?

— Нет, это не та перчатка, что они нам показывали. Это вторая! — выпалила Диана. — Ну, что вы на это скажете?

— Не может быть! — Роджер выхватил у нее перчатку. — Где ты все-таки ее взяла?

— Нигде я ее не брала. Это Чудик ее взял, в фургоне у Тоннера. Когда Тоннер уволок Снабби в свой фургон, Чудик бросился за ними спасать Снабби. А когда он выскочил, у него в зубах была эта перчатка! Наверное, нашел ее где-то на полу в фургоне.

Оба мальчика молча смотрели на перчатку. Роджер взял и повертел ее в руках.

— Что же из этого следует? — проговорил он. — Насколько я понимаю, из этого следует, что, хотя сам Тоннер не может их надеть, он дает их кому-то, кто может. Другими словами, он одалживает их вору!

— Правильно! — подхватил Снабби. Наклонившись, он подсунул перчатку к носу

Чудика. Спаниель взвизгнул, жадно принюхиваясь.

— Видите? Он знает владельца и этой перчатки тоже — это один и тот же человек. Наверное, кто-то с ярмарки, — заключил Снабби.

— Тогда, может, Воста, — предположил Роджер. — Я сегодня утром специально посмотрел — у него руки очень маленькие.

Диана натянула перчатку себе на руку. Она была ей как раз впору. Засмеявшись, она заговорила жутким пугающим голосом:

— Я член банды «зеленоруких». Видите мою зеленую перчатку?

В этот момент дедушка Роберт подходил к веранде с книгой в руке. Он услышал эти ее слова, произнесенные очень странным низким голосом, и сразу остановился в испуге.

Кто это сказал? Какой странный голос! А это что такое? Боже правый! Неужели рука в зеленой перчатке протягивается из-за двери павильона?

Да, он не ошибся: Диана исполняла воинственный танец, размахивая рукой в зеленой перчатке.

Дедушка Роберт опешил, но уже через секунду овладел собой и решительно направился к веранде. Он заглянул внутрь, ожидая увидеть нечто невероятное.

Но увидел всего лишь Чудика и трех ребят, растерявшихся при его внезапном появлении. Диана тут же спрятала руку в зеленой перчатке за спину.

— Что все это значит? — спросил дедушка, едва сдерживая раздражение. — Диана, где ты взяла эту перчатку? Говори немедленно.

Диана молчала, с отчаянием глядя на ребят.

— Ну, я жду, — произнес дедушка голосом, не предвещающим ничего хорошего. — Ты скажешь мне или предпочитаешь, чтобы я позвал твоих родителей? Я убежден, что вы, ребята, знаете кое-что такое, что должны были бы знать мы. А возможно, и полиция-

— Пожалуй, нам надо ему рассказать, — решился Роджер. — Во всяком случае, теперь, когда мы нашли эту перчатку, дело приняло слишком серьезный оборот, чтобы нам пытаться разобраться в нем самим. Хорошо, дедушка, мы расскажем вам все, что знаем, а это немало.

— Но сначала вы должны поверить нам, что рассказ Снабби о банде «зеленоруких» — это ерунда, — сказала Диана. — Иначе вы запутаетесь, потому что это чистая случайность, что в деле появились зеленые перчатки.

— Да-да, пожалуйста, расскажите мне все, что знаете, — нетерпеливо произнес дедушка, усаживаясь на деревянную скамейку.

Роджер начал рассказ. Диана и Снабби по ходу дела добавляли некоторые подробности, если их опускал Роджер. Это был длинный и очень необычный рассказ, в особенности когда речь зашла о том, как Снабби наткнулся в лощине на зверей со светящимися глазами.

— О-о, как неприятно, — застонал дедушка. — Надеюсь, это послужит тебе уроком. Так-так, вот, значит, как все было. И эта вторая перчатка... Полагаю, что Тоннера следовало бы передать в руки полиции, чтобы они его допросили.

Снабби горячо поддержал это предложение. Вот тогда бы он хоть немного расквитался с Тоннером. Да, по мнению Снабби, это была прекрасная мысль.

— Дайте-ка мне эту перчатку, — с важным видом произнес дедушка. — И запомните, теперь вы не имеете к этому делу никакого отношения, и не пытайтесь совать в него свои носы, иначе плохо вам придется. Такие дела для людей взрослых, а не для юнцов.

Но, к сожалению, ни дедушка, ни мистер и миссис Линтон, ни даже полицейские не смогли раскрыть тайну ярмарки в Риллоуби и кражи в замке.

Мистер Тоннер заявил, что ничего не знает о зеленой перчатке. Что кто-то, должно быть, подложил ее в его фургон, а он никогда ее прежде не видел. Да и зачем ему такая маленькая перчатка? Посмотрите на его огромные руки! Она ему и на один палец не налезет.

— Возможно, вы давали ее вору, чтобы он не оставил отпечатков пальцев? — в двадцатый раз терпеливо спрашивал инспектор.

Но Тоннер раздраженно мотал головой.

— Какое я могу иметь отношение к вору, который украл чучела животных? Я, у которого достаточно собственных живых животных! Повторяю, я понятия не имею, откуда взялась эта несчастная зеленая перчатка. Никакого абсолютно.

И полиции ничего не оставалось, кроме как отпустить его, потому что они, конечно же, не могли доказать, что он кому-то давал перчатку или хотя бы знал вора. Тоннер, громко ругаясь на чем свет стоит, вернулся в свой фургон, и все старались не попадаться ему на глаза.

Затем полицейские навестили Восту. Что ему известно об этих перчатках? Не его ли они? Надевал ли он их когда-нибудь? Умеет ли он лазить по стенам? Не согласится ли он примерить эти перчатки?

Воста так и сделал — и, разумеется, они оказались малы даже для его относительно небольших рук.

Оба шимпанзе наблюдали за полицейскими, вошедшими в палатку Восты. Они все еще казались подавленными, в особенности Бели, и сидели, притихшие, обняв друг друга за плечи.

Перчатки их заинтересовали. Они встали, принялись их разглядывать, поглаживать.

— Их привлекают все новые вещи, — объяснил Воста, отталкивая обезьян. — Идите на свое место и сидите там. Проверьте свой носовой платок, сэр, если он был у вас в кармане. Они любители таскать чужие вещи, в особенности Хели. Он настоящий карманник.

Добиться от Восты чего-либо полезного тоже не удалось. Он лишь твердил, что ничего не знает — не знает, чьи это перчатки, не знает, кто вор, одним словом — ничего!

Инспектор раздраженно сунул перчатки себе в карман. Он чувствовал, что и Тоннер, и Воста что-то скрывают, но все время наталкивался на непреодолимую стену. Он не мог больше задавать вопросы, не мог двигаться дальше.

Инспектор и детектив ушли, а Воста строил гримасы за их спинами, наблюдая, как они идут через площадку.

Но он не видел, как Хели что-то показал Бели. Не видел, как Бели протянул руку за этим «чем-то». И не видел, как оба шимпанзе сунули свой трофей под одеяло на кровати.

Конечно же, это были зеленые перчатки. Хели успел обчистить карманы инспектора перед его уходом, и теперь зеленые перчатки лежали, спрятанные в надежном месте — под одеялом!

Эти перчатки очень взволновали Бели. Ему захотелось примерить их. Но нужно подождать, когда уйдет Воста, потому что Воста обязательно заберет их, если увидит.