Наступило воскресенье. Оно показалось всем очень мирным и спокойным после всех волнений, произошедших накануне.

Утром пришел Барни с Мирандой. Он увидел у окна Роджера и помахал ему. Роджер открыл окно.

— Остальные на веранде! — крикнул он. — Я тоже сейчас иду.

Барни отправился на веранду и встретил там Диану, Снабби и Чудика. Чудик был несказанно рад Барни и Миранде.

— Вот это да! — ахнул Барни, восхищенно глядя на Диану. — Ты что, на праздник собралась? Так разоделась... И Снабби тоже — такой чистый!

— Нет, мы не идем на праздник, — удивленно сказала Диана. — Сегодня же воскресенье, и мы только что пришли из церкви, вот и все. А ты разве не ходишь?

— Нет. Но хотел бы, — признался Барни. Ему хотелось делать все, что делали его друзья. — Привет, Роджер!

Вошедший Роджер тоже выглядел очень аккуратным.

— Привет, Барни. Ты ушел от Тоннера?

— Нет. Тоннер не отпускает, пока ярмарка не уедет из Риллоуби, — ответил Барни. — Но он немного поутих. Уже не рычит так. Я думаю, приход полицейских напугал его. Я зашел узнать, может, у вас еще какие новости появились. Тайну эту уже раскрыли?

— Нет. И, я думаю, вряд ли ее вообще когда-нибудь раскроют, — сказал Роджер. — Произошло то, чего не могло произойти. А эта пара зеленых перчаток еще больше все запутала.

— Слушайте, завтра я не смогу с вами встретиться, — сказал Барни. — У Восты будет выходной — неизвестно почему, — и я должен присматривать за шимпанзе, а Янг Ан будет заниматься моим аттракционом. Вам на ярмарку приходить, конечно, нельзя. Вы будете для Тоннера как красная тряпка для быка, если он вас увидит.

— А сегодня ты можешь побыть с нами? — спросила Диана. — Ведь ярмарка в воскресенье не работает. Ты хочешь побыть с нами?

— Конечно, хочу, — сказал Барни, и его синие глаза блеснули. — Мне у вас нравится. А ваша мама не будет против? И что скажет ваш отец? Он сегодня дома, ведь так?

— Они не будут против при условии, что мы не будем вертеться у них под ногами, — сказала Диана. — Они, конечно же, любят, чтобы по воскресеньям мы вели себя тихо. Но поговорить и почитать мы всегда можем.

— Если ты дашь мне почитать еще какую-нибудь пьесу Шекспира, мне этого вполне хватит! — сказал Барни.

Все засмеялись. Им всегда казалось забавным смотреть, как Барни с трудом одолевает очередную пьесу Шекспира, решительно настроенный на то, чтобы понять ее. Он это делал, чтобы у него было хоть что-то общее со своим отцом, на случай, если он когда-нибудь все-таки встретит его — актера, переигравшего множество шекспировских ролей.

— Я дам тебе «Гамлета», — сказал Роджер, — тебе понравится. Там есть такой классный призрак.

Миссис Линтон была рада, что Барни пробудет с ними весь день. Но дедушка Роберт не был в восторге от того, что к буйной троице присоединился еще один подросток в компании с обезьяной.

— Как я в таких условиях допишу свои воспоминания? — пожаловался он миссис Линтон. — Куда бы я ни пошел, повсюду дети, собаки, кошки, обезьяны!..

— А вы пойдите вздремнуть в кабинете, а я пока отошлю детей погулять. День сегодня великолепный, — предложила миссис Линтон.

— Я говорил о своих воспоминаниях, а не о сне, — с достоинством произнес дедушка и удалился в кабинет.

Он разложил на столе свои бумаги, ручку и блокнот, озаглавил страницу — «Глава пятая», потом устроился поудобнее в кресле и заснул.

— Не вздумайте беспокоить дедушку, — предупредила ребят миссис Линтон. — И следите за Мирандой, чтобы она не прыгнула к нему в окно. И смотрите, чтоб Чудик не лаял. И не пускайте Сардинку в кабинет, чтоб она не прыгала к нему на колени.

— Хорошо, мама, — кивнул Роджер. — И еще я передам этому крикливому удоду, чтобы убавил громкость, и выгоню всех пчел из сада, чтоб не жужжали. А что касается этой сороконожки, которая утром топала по саду своими ножищами, я ее...

— Хорошо-хорошо, Роджер, хватит упражняться в остроумии, — улыбнулась мама. — Отправляйтесь все на веранду, и чтоб я не слышала от вас ни звука!

День прошел на редкость спокойно, и Барни наслаждался им, как никто другой. Для него было настоящим праздником побыть хотя бы один день в семье, в домашней обстановке, среди доброжелательных, любящих людей, которые считают его своим.

«Им не понять, что значит не иметь близких тебе людей, не иметь дома, куда можно всегда прийти. Даже Снабби этого не понять, хотя и у него нет родителей. Все равно это его дом. А у меня дома нет, — с горечью думал Барни. — Может быть, если я когда-нибудь найду своего отца, у нас с ним появится свой дом, и мы будем жить там вместе ».

Дети горячо обсуждали загадку зеленых перчаток, Тоннера, Восту, замок и все остальное. Они вновь и вновь перебирали все детали этой таинственной истории.

— Тайна ярмарки чудес! — проговорила Диана. — Это была бы самая интересная из наших тайн, если бы мы смогли ее раскрыть.

Вечером Барни стал с неохотой собираться обратно. Миранде этот день понравился не меньше, чем ему самому.

— До свидания. Увидимся во вторник, если я смогу к вам заглянуть. Ярмарка уезжает в среду, но я, конечно, с ними не поеду. Не хочу больше работать у Тоннера.

— Что же ты будешь делать? — спросила Диана.

— Найду себе работу где-нибудь еще, — пожал плечами Барни. — Я вам тогда сообщу — пришлю открытку, чтобы вы знали, где я. А когда у вас будут летние каникулы, может, сумею устроиться где-нибудь поблизости отсюда.

Когда он ушел, дети, усталые и опечаленные, отправились спать.

— Не понимаю почему, но мы сегодня ничего полезного не сделали, — посетовал Снабби. — Даже бедного Чудика не выгуляли.

— Гав! — с надеждой откликнулся Чудик, но прогулки в тот вечер он не дождался.

На следующий день дедушка объявил, что он едет в Марлоуз-Касл руководить упаковкой ценных документов, чтобы потом поместить их на хранение в более надежном месте.

— Я уезжаю часа в три, — сказал он. — И учитывая, что Диана так интересуется старинными бумагами, буду рад взять ее с собой. Я уверен, она мне поможет.

Диана пришла в ужас. Как, провести целую вечность с дедушкой, слушая его занудные рассказы о бумагах столетней давности, которые она не может даже прочесть! Она бросила отчаянный взгляд на Роджера и Снабби.

Те отвели глаза. Да, не повезло бедняжке Диане. Но тут Роджеру пришла мысль. Было бы интересно побывать в этой комнате еще раз и как следует все проверить. А вдруг они найдут улику, которую проворонили полицейские? И, вообще, стоит посмотреть, есть ли там хоть какая-нибудь щелочка, через которую мог пролезть вор.

«Вполне возможно предположить, что там существует подземный ход, — подумал Роджер. — Почему раньше мне это не приходило в голову?!»

Он уже представлял себе, как будет простукивать стены. Можно и на камин еще раз взглянуть: проверить, действительно ли он слишком узок для Тоннера.

— Дедушка, мне бы тоже хотелось поехать, — вежливо попросил он.

— Тогда и мне, — присоединился Снабби. — Ужасно хочется, дедушка, посмотреть сад вокруг замка. Как вы думаете, лорд Марлоу не будет возражать?

— О, значит, вы все хотите составить мне компанию? — просиял дедушка, радуясь, что неожиданно стал столь популярен. — Прекрасно. Разумеется, я всех вас возьму с собой. Не вижу ничего плохого в том, что ты осмотришь сад, Снабби, при условии, что будешь вести себя должным образом.

Он ничего не сказал о Чудике, и Снабби тоже предпочел промолчать. Но, услышав, что дедушка поедет на машине, он понял, что Чудику надеяться не на что.

— Мне бы хотелось прогуляться, — схитрил тогда Снабби, — так что, если вы не против, я пройду пешком напрямик полем и встречу вас у ворот.

— Конечно, мой мальчик, конечно, — ответил дедушка. — Делай, как тебе лучше. Мы отлично проведем вместе время!

— Только надо вовремя вернуться, чтобы не опоздать на ужин. Будут меренги.

— А ты откуда знаешь? — округлила глаза Диана.

— Лиззи сказала. Она решила не есть свою выходную шляпку, хоть я ее очень упрашивал, и вместо этого сегодня мы едим меренги.

Миссис Линтон удивленно посмотрела на них.

— Что это за история с кухаркиной выходной шляпкой? Надеюсь, Снабби, ты не докучал ей, высмеивая ее лучшую шляпку?

— Ну что вы, тетя Сьюзен! У нее просто замечательная шляпка, — возмутился Снабби. — На ней три розочки, пучок фиалок и еще пять гвоздик. Обалдеть, какая шляпка! И я вполне понимаю, почему она не захотела ее есть.

— Знаешь, Снабби, бывают моменты, когда мне кажется, что у тебя не совсем в порядке с головой, — сказала сбитая с толку миссис Линтон. — Не знаю, что о тебе думают твои учителя в школе?

— Они думают то же, что и вы, тетя, — весело заверил ее Снабби. — А мне что? Я не против.

После ленча за дедушкой пришла машина, и он с Дианой и Роджером отправился в замок. Снабби с Чудиком уже ушли туда пешком, чтобы встретить их у ворот.

— Нас ждет великолепная поездка, — радостно провозгласил дедушка. — Нет ничего лучше, чем работать с редкими старинными бумагами и вдыхать воздух прошедших веков. Благословенное место, обитель мира и покоя, эта комната старого замка.

Он ошибался. В тот день комната должна была стать самым беспокойным местом в Риллоуби. Но откуда дедушке было это знать!