Снабби и Чудик уже ждали их у ворот замка. Дедушка бросил на Чудика неодобрительный взгляд.

— Я не говорил, что ты можешь взять с собой собаку.

— Но вы и не говорили, что не могу, — возразил Снабби спокойно и рассудительно. — Чудик, перестань чесаться. Это вы, дедушка, так на него влияете: как только он вас увидит, на него сразу чесотка нападает.

— В замок его не заводи, — сказал дедушка, решив не вступать в дискуссию о причинах приступов чесотки у Чудика. — Придется тебе остаться здесь, в саду.

Снабби не возражал. Он как раз и намеревался тщательно обследовать участок вокруг замка в поисках улик. Еще ему хотелось опять разыскать эту лощину, где он наткнулся на чучела, и повеселиться, вспоминая приключения той ночи. «Интересно, мешки еще на стене? — подумал он. — А веревочная лестница все там же, под кустом?»

«Наверное, там — куда ей деться? — решил он. — Полицейские о лестнице и мешках ничего не говорили. Ха, не очень-то эти сыщики сообразительны. Я бы вмиг все отыскал, если бы был полицейским».

Дедушка предъявил пропуск. Его, Диану и Роджера провели в замок, а Снабби с Чудиком остались в саду. Пес волновался, предвкушая увлекательную погоню за кроликами.

Роджеру не терпелось поскорее попасть в комнату за дверью с двойным замком.

Дворецкий отпер одну дверь, затем вторую и наконец третью — двумя ключами. И они оказались в комнате со стопками пожелтевших от времени бумаг на стеллажах.

Роджер и Диана с интересом огляделись. Половины чучел, естественно, не было — их еще не вернули. Они, вероятно, находились где-нибудь в полицейском участке, тараща на стражей порядка свои безжизненные стеклянные глаза.

— Все большие звери остались, — заметил Роджер. — Наверное, вор не смог их вынести. А вот белки исчезли и лисята тоже — но не взрослые лисы. Хорька нет и барсука-альбиноса, он тоже был не очень крупный.

— Диана, мы с тобой сейчас внимательно просмотрим все бумаги, прежде чем упаковать их, — позвал ее дедушка, который жаждал пуститься в длинные объяснения по поводу каждого листка. — К примеру, вот это...

Несчастная Диана, бросив на Роджера жалобный взгляд, пошла слушать дедушку, а Роджер приступил к осмотру. Он проверил все окна. Никто не смог бы открыть эти запоры снаружи! И даже самый низкорослый дистрофик не смог бы протиснуться сквозь прутья решетки.

Подойдя к двери с двойным замком, он обследовал и ее. Без ключей ее не открыть, это очевидно. Но даже и с ключами — есть ведь еще система сигнализации, она сработает тут же, стоит только Приоткрыть дверь. Нет, этот путь тоже отпадает.

Роджер подошел к старомодному, с открытой решеткой камину. Поскольку камин теперь не использовали, щипцов, кочерги и совка не было. Сохранился только экран из кованого железа.

Роджер наклонился, пытаясь заглянуть в дымоход. Он оказался довольно узким. «Может быть, я и смог бы в него протиснуться, да и то сомнительно, — подумал Роджер. — И мне было бы ужасно неудобно. Хотя, возможно, выше дымоход немного расширяется».

Он осмотрел сам камин — в нем было полно мелких кусочков обгорелой глины и сажи, высыпавшихся из дымохода. «Вполне вероятно, что их обрушил тот, кто спускался по нему. Но, с другой стороны, такие мелкие кусочки всегда сыплются из трубы сами по себе», — рассуждал Роджер, ощущая себя детективом.

Он подошел к окну и посмотрел в сад. И увидел нечто, чрезвычайно поразившее его! Он смотрел, не отрываясь. Потом оттуда до него донесся крик.

— Посмотрите, что это? Что там происходит? — воскликнул Роджер, заставив вздрогнуть Диану и дедушку.

И было чему удивиться. Снабби внизу тоже изумленно таращил глаза. Прохаживаясь вокруг замка с Чудиком, он набрел на ту небольшую лощину, где его так испугали ночью чучела животных. Вдруг совсем рядом с собой он услышал какой-то шорох.

Он обернулся — из кустов на него смотрела, ухмыляясь, волосатая морда с горящими глазами! От испуга Снабби чуть не упал в обморок. Ему показалось, что это одно из тех чучел, но только ожившее!

— Что это? — проговорил он, пятясь назад.

Чудик, восторженно тявкнув, бросился в заросли, где пряталось волосатое чудище. Поведение пса совершенно огорошило Снабби. В подобной ситуации Чудик должен был бы, как минимум, залаять или зарычать! А он, вместо этого, радостно повизгивая, убежал куда-то вместе с этой жуткой мордой!

Тут Снабби услыхал крики и узнал голос Барни:

— Иди сюда, негодник! Слышишь, что я сказал? Куда ты запропастился?

Это Барни! «Что он здесь делает?» — недоумевал Снабби.

— Чудик, ты куда сбежал? Эй, Барни, ты где? В ответ послышался не менее удивленный голос Барни:

— Снабби, это ты? А что ты здесь делаешь? Слушай, ты не видел Бели? Он как с цепи сорвался — совсем бешеный! Ты с ним поосторожнее.

— Бели! — воскликнул Снабби, совсем сбитый с толку. Он-то зачем здесь? — Ну да, я его видел. Во всяком случае, его ухмыляющуюся морду. Он убежал да еще и Чудика прихватил.

Снабби пошел на голос Барни. Оказалось, что Барни кричит из-за стены.

— Я хочу посмотреть, на месте ли наша веревочная лестница! — опять раздался его голос. — И лежат ли еще на стене мешки, или их нашли полицейские! Я сейчас перелезу к тебе, надо поймать Бели, а то он совсем чокнулся.

Отыскав на прежнем месте под кустом лестницу, он закинул ее на стену, потом быстро поднялся по ней, сел на кипу мешков и огляделся в поисках Бели.

— А что случилось, почему он чокнулся? — спросил Снабби. — И вообще, зачем он сюда прибежал, в такую даль?

— Откуда я знаю! Я сидел с ними обоими — с Бели и Хели — в фургоне Восты. Потом — не поверишь — Хели вытащил из-под одеяла на своей постели пару зеленых перчаток.

— Каких? Тех, что мы видели? — спросил Снабби.

— Не знаю. Те забрали полицейские. Хотя я бы не удивился, если бы Хели стащил их у инспектора из кармана, — сказал Барни. — Да так, наверное, и было! Одним словом, Бели выхватил их и надел себе на руки. И они подошли ему... Ну да, подошли по размеру! Он их все время поглаживал и что-то бормотал, а потом начал стучать по шкафу, где у него лежат игрушки.

Барни остановился, чтобы перевести дух, по-прежнему высматривая со стены Бели.

— У меня не было ключа от шкафа, Воста держит его при себе, — продолжал он. — И Бели не мог достать своих зверей, чтобы поиграть с ними. И тут он просто взбесился! Начал бить себя кулаками в грудь, выть, кричать... А потом пулей выскочил из окна, помчался через всю площадку...

— Ну, дела! — вырвалось у Снабби. Он был поражен рассказом Барни. — А дальше?

— Он побежал, я, понятно, за ним. И он примчался прямо сюда. Я его так и не смог поймать. Он вмиг перемахнул через стену — без всякой лестницы. А сейчас он где-то там, в саду, наверное. И что его сюда понесло?

Прежде чем Снабби успел что-то ответить, из-за стены раздался чей-то низкий голос:

— Боюсь, мне придется задержать тебя, парень, и допросить по поводу вот этой лестницы.

Барни чуть не свалился со стены.

— Тьфу, черт, копы! Откуда вы тут взялись?

— А я давно прячусь здесь за деревом — с того самого момента, как мы нашли здесь эту лестницу и мешки на стене, — ответил полицейский. — Мы решили, что тот, кто все это здесь оставил, может воспользоваться этим еще раз, если мы не проговоримся о том, что нашли их. И, похоже, мы не ошиблись. Так что слезай вниз, пойдешь с нами в полицейский участок на допрос.

— Как бы не так! — крикнул Барни и быстренько спрыгнул по другую сторону стены. — Мне надо Бели найти, — сказал он оцепеневшему Снабби. — И Миранду тоже. Она вслед за ним сиганула через стену, а я остался стоять с другой стороны! Пойдем, не обращай внимания на этого копа. Мы от него запросто оторвемся.

Он затащил растерянного Снабби в кусты, а рассерженный полицейский начал медленно, с трудом подниматься по веревочной лестнице.

— Отведи меня скорее туда, где ты видел Бели, — сказал Барни. — Может, он все еще там.

Снабби отвел его к лощине, и, действительно, Бели был там, с Мирандой и Чудиком! Шимпанзе вел себя крайне странно. Он сидел, обхватив голову руками, и покачивался вперед-назад, тихонько подвывая.

Миранда гладила его по плечу, а Чудик облизывал. Было ясно, что Бели убит горем. Вид у него был очень необычный — в красных шортах, в красном полосатом свитере и в зеленых перчатках! Что же с ним произошло? Почему он так переживает?

Внезапно Бели подпрыгнул и, издав громкий вопль, поскакал прочь. Чудик бросился за ним, Миранда с жалобным хныканьем — тоже. Они оба понимали, что с Бели творится что-то неладное.

Бели промчался через рощицу к замку.

— Эй, Бели, вернись! Вернись к Барни!

Вот эти крики и услышал Роджер, находясь в комнате на третьем этаже замка. Выглянув в окно, он увидел Бели, быстро скачущего на четвереньках по направлению к замку. В зеленых перчатках! Затем появились Чудик и Миранда, за ними — на некотором расстоянии — Барни и Снабби, а после — о боже! — полицейский!

Неудивительно, что Роджер не поверил своим глазам. Но то, что произошло в следующее мгновение, было еще более невероятным.

Бели добежал до стен замка, вспрыгнул на наружный подоконник, с него — на водосточную трубу и полез по ней вверх быстро и легко. Он прыгнул на другой подоконник, потом опять полез по трубе. После уверенно перелез на толстые ветки растущего рядом плюща и с него — прямо на крышу.

— Глядите-ка! Вы видели? — воскликнул пораженный Снабби. — Как он туда взлетел! Я понял — это был Бели! Я видел Бели той ночью! Теперь я точно знаю!

В этот момент Бели был уже на крыше. Подбежав к единственной трубе, он заглянул через ее край внутрь. Потом прыгнул в нее и исчез.

А внизу, в комнате, трое ошеломленных людей молча смотрели друг на друга. Дедушка, Роджер и Диана делали напрасные попытки увидеть, что происходит за окнами. Для них Бели исчез из виду, когда начал взбираться по стене. Потом на мгновение опять появился в поле зрения, прыгнув на подоконник. Что он такое делает?

Послышался шум в дымоходе. Роджер бросился к камину. Из трубы появились две волосатые ноги, а через мгновение в камин спрыгнул сам Бели, моргая глазами. Он проделал это без всякого труда.

Шимпанзе стоял, глядя на трех изумленных людей.

— Бели! Что ты здесь делаешь? — обратилась к нему Диана.

Ага, это та самая девочка, которая подарила ему игрушечную собачку. Теперь Бели уже не боялся этих разглядывающих его людей. Он вышел на середину комнаты в своем экстравагантном наряде.

Дедушка отпрянул назад — он никогда раньше не видел Бели, и шимпанзе показался ему свирепым и опасным. Он с ужасом смотрел, как Диана подошла и взяла обезьяну за руку в зеленой перчатке. А если это злобное существо укусит ее?

Но Бели и не думал кусаться. Он погладил руку Дианы, потом оглядел комнату и втянул носом воздух. После этого подбежал к полкам, где лежали пожелтевшие рукописи.

Все трое растерянно следили за ним: что еще взбрело ему в голову? Бели обнюхивал каждую пачку. Потом остановился перед одной из них и вынул из нее лист. Понюхал вторую пачку и вынул еще листок. Дедушка смотрел на него круглыми от изумления глазами.

Роджер дотронулся до руки Дианы. — Вот тайна и раскрыта! — сказал он. — Теперь все понятно. И как это раньше мы не догадались?