Снабби был рад, что едет на каникулы к своим двоюродным брату и сестре. Ему нравилась их мама, миссис Линтон, и он неплохо относился к мистеру Линтону, хотя втайне побаивался его внезапных вспышек гнева. Здорово будет снова увидеться с Роджером и Дианой!

Его багаж был отправлен заранее, так что с собой у него была только одна небольшая сумка — и, разумеется, Чудик. Сейчас Снабби — курносый, рыжеволосый, веснушчатый парнишка двенадцати лет — ожидал свой поезд. Коротая время, он насвистывал что-то неопределенное. Чудик слушал, насторожив уши, как делал это всегда, когда его обожаемый хозяин издавал какие-нибудь звуки.

Поезд подошел с таким шипением и грохотом, что Чудик в первый момент опешил. Потом он в панике отпрыгнул в сторону и бросился в зал ожидания, где спрятался под сиденье.

Снабби, негодуя, помчался за ним.

— Ты что делаешь, болван? Бросился, как ненормальный! Можно подумать, ты поездов, никогда не видел. Иди сюда! Ну, быстро!

Поезд пронзительно загудел. Чудик забился еще дальше под кресло. Снабби пришлось основательно потрудиться, чтобы выманить его оттуда.

— Послушай, если ты сейчас не выйдешь, поезд уйдет без нас! — кричал в отчаянии Снабби. — Выходи немедленно, кому говорят! Что это на тебя нашло?

Наконец он просто выволок несчастного Чудика из-под кресла, взял на руки и побежал к вагону. Проводник уже закрывал двери.

— Эй, скорее прыгай! — крикнул он Снабби. — Поезд уже отходит!

У бедняги Снабби уже не оставалось времени на то, чтобы внимательно выбрать себе купе, как он это делал обычно. Больше всего он любил совершенно пустые купе, чтобы можно было по очереди занимать разные места и смотреть в любое понравившееся окно. Теперь у него не было возможности заглянуть хотя бы в какое-нибудь. Он рывком открыл дверь, забросил внутрь Чудика и ввалился сам, приземлившись на четвереньки.

Проводник захлопнул дверь, и поезд тронулся.

Чудик виновато забился под сиденье.

— Вот дурная собака! — Снабби сердито посмотрел на него, — Из-за тебя мы чуть не опоздали на поезд!

Мальчик встал, отряхнулся, потом оглядел купе. К счастью, в нем находился только один пассажир. Это был старик с пышной серебристо-седой шевелюрой — настоящей гривой — и маленькой острой беленькой бородкой. Он с удивленным раздражением повернул к Снабби голову. Его блекло-голубые глаза неодобрительно уставились на мальчика.

— Юноша, крайне неосмотрительно приходить к поезду в последний момент.

— Я прождал его двадцать минут, — возмутился Снабби. — Эй, Чудик, а ну-ка вылезай. Ты там весь перепачкаешься.

Чудик вылез, поджав хвост. Старик неприязненно покосился на него.

— Собака! Я считаю, они должны ездить в багажном вагоне. От них всегда дурно пахнет. И они так неприятно чешутся.

— Ясно, что пахнут, — хмыкнул Снабби, садясь напротив старика. — И это прекрасный запах — настоящий собачий. И лошадиный запах мне тоже нравится. И коровий. А уж что касается...

— Не сказал бы, что мне сейчас хочется обсуждать тему запахов, — поморщился старик. — Мне не нравится собачий запах, и мне не нравится, когда они чешутся.

— Чудик никогда не чешется, — тут же откликнулся Снабби. — Собаки чешутся, только если у них блохи, а Чудик у меня содержится в образцовой чистоте. Я его каждый день щеткой расчесываю и...

Чудик сел в смешную позу и начал яростно чесаться, глухо постукивая лапой по полу. Снабби толкнул его носком ботинка.

— Прекрати, болван! Ты что, не слышал, что я только что сказал?

Чудик вежливо поднял к нему морду и тут же вновь принялся чесаться. Лицо старика выражало отвращение.

— Будь так любезен, отведи его в другой угол, — попросил он. — Учитывая сказанное тобой насчет собак, которые чешутся, только когда у них полно блох, мне отнюдь не доставляет удовольствия его присутствие. Тем более в непосредственной близости.

— То есть как это? — заупрямился Снабби, не двигаясь с места. — Говорят же вам, у него нет блох и никогда не...

— Я не собираюсь обсуждать с тобой проблему наличия или отсутствия у него блох, — жестко проговорил старик. — Но если ты не хочешь переместить свою собаку, я перемещусь сам. Однако должен с сожалением отметить, что дети в наше время не отличаются вежливостью и хорошими манерами.

Снабби, порядком смутившись, поспешно отвел Чудика в другой конец купе. Спаниель попытался вскочить на сиденье, но старик посмотрел на него с таким неодобрением, что Снабби счел за благо не позволять ему этого.

К счастью, вскоре Чудик задремал. Снабби открыл свою сумку, достал из нее книжку в бумажном переплете и углубился в чтение. Старик мельком взглянул, что читает Снабби. Книжка была со зловещей картинкой на обложке и имела очень броское название: «Шпионы! Шпионы! Шпионы!».

Забыв обо всем на свете, Снабби склонился над книгой. Старика явно удивил необычный заголовок.

— О чем твоя книжка? — спросил он наконец. «К чему задавать глупые вопросы, — подумал

Снабби, — ведь заголовок отлично виден и говорит сам за себя».

— О шпионах, — нехотя ответил он, — они крадут старые карты, планы и все такое...

Старик посмотрел на Снабби долгим взглядом и неожиданно произнес нечто странное:

— Шпионы! Мне это и в голову не приходило! Возможно, это и были шпионы.

Снабби удивленно поднял глаза. «Забавный старичок, — подумал он, — что это он имеет в виду?»

— Странное совпадение. Ты читаешь книжку о том, как были украдены старые документы, — продолжал старик, — а я только что уехал из одного дома, где произошла подобная кража. Это ужасно, ужасно!

Снабби уставился на него. - А что именно украли? — поинтересовался он.

— Письма лорда Мэкьтолэй, часть карт графства Линкольншир и переписку между леди Элинор Ритчи и ее сестрой, — ответил старик, скорбно покачивая головой. — И еще старинные рецепты леди Люси.

Все это для Снабби было сплошной тарабарщиной. Он уже решил, что старик попросту разыгрывает его. Ладно, он в этих делах тоже не новичок!

— И, полагаю, родословные всех собак тоже пропали. И письма, написанные лордом Поноффски, — проговорил он вполне серьезно и даже с сочувствием.

Теперь настала очередь старика хлопать глазами.

— Ага, понимаю, ты мне не поверил, — с достоинством проговорил он, — Что ж, молодой человек, позвольте сказать вам следующее: вор проник в запертую комнату, не открывал замка. Он попал в нее, несмотря на то что все окна в доме были заперты на щеколды и ни одно из них не было открыто. Он не оставил отпечатков пальцев и не произвел ни единого звука!

Снабби не поверил ни одному его слову и продолжал с сомнением смотреть на старика.

— Да, конечно, это очень странная история, — проговорил старик. — Слишком странная для моего понимания. Я уехал из дома, где все это произошло, и не собираюсь туда возвращаться. Мне не нравятся воры, умеющие проходить сквозь запертые двери. А тебе?

Снабби отложил книгу. Если пришло время рассказывать небылицы, что ж, он на это тоже мастер.

— Удивительно, что вы мне об этом рассказали, сэр, — он посмотрел на старика честнейшими глазами. — Я ведь тоже сбежал. Дело в том, что я раскрыл заговор, сэр. Один ужасно зловещий заговор.

— О господи! — встревожился старик. — Что же это за заговор?

— Это связано с атомной бомбой, сэр, — продолжал Снабби, наслаждаясь его удивлением. — Они хотели схватить меня, и им это почти удалось.

— Кто хотел тебя схватить? — спросил старик, совершенно ошеломленный и сбитый с толку.

— Тс-с-с, — таинственно приложил палец к губам Снабби и оглядел купе, как бы говоря: «Нас могут подслушивать», — Это проделки «зеленоруких», сэр. Неужели вы не слышали об этой банде?

— Нет, как будто не слышал, — покачал головой старик. — А кто они такие?

— Это банда международных преступников, — понизив голос, сообщил Снабби. Эта игра забавляла его все больше и больше, и он сам удивлялся своей изобретательности. — Они добыли секрет атомной бомбы, сэр, а я случайно обнаружил это. Они меня схватили и захотели, чтобы я на них работал.

— Что? Такой мальчик, как ты? — удивился старик.

— Да, они используют детей, — не смутился Снабби. — Для экспериментов и все такое, понимаете? Мне, естественно, не хотелось, чтобы меня разнесло на кусочки.

— О боже! — выдохнул старик. — Это невероятно. Ты должен обратиться в полицию.

— Я решил бежать, — сообщил Снабби, понизив голос до шепота. — Но они гонятся за мной, сэр, эти «зеленорукие». Я это точно знаю. Они могут меня выследить. И тогда в конце концов они меня схватят.

— В это невозможно поверить! — произнес старик, промокая лоб большим, безупречно белым носовым платком. — Сначала я жил в доме, где воры проходят сквозь запертые двери и окна, а теперь я путешествую с мальчиком, которого преследуют... Как ты сказал? Зеленорукие? У них что, действительно зеленые руки?

— Они носят зеленые перчатки, — с ходу нашелся Снабби. — Берегитесь, если вам встретится кто-нибудь в зеленых перчатках, будь то мужчина или женщина.

— Да-да, конечно. Ах, бедный ребенок! Неужели у тебя нет родителей, чтобы позаботиться о тебе?

— Нет, — в первый раз за последние пять минут сказал правду Снабби. — Сейчас я еду в деревню и буду жить со своими двоюродными братом и сестрой. Надеюсь, «зеленорукие» не нападут там на мой след. Я не хочу, чтобы мы все взлетели на воздух.

— Боже милостивый! Просто невероятно. Чего только не происходит в наше время! — сокрушался старик. — Послушай мой совет, мальчик, — иди в полицию.

Поезд плавно остановился. Снабби рассеянно посмотрел в окно и вдруг вскочил на ноги, порядком испугав этим своего неожиданного попутчика.

— Ой, это же моя остановка! Эй, Чудик, вставай скорее! До свидания, сэр, всего хорошего. Надеюсь, вы поймаете своего невероятного вора.

— Всего доброго, мальчик. Необыкновенно интересный у нас получился разговор. И послушайся моего совета, иди...

Но последние его слова потонули в гудке локомотива и шуме захлопнувшейся двери. Снабби вышел, прихватив с собой Чудика.

Старик вновь откинулся на спинку сиденья. «Ну и ну, что же это делается, куда катится мир? — мрачно размышлял он. — Подумать только — даже мальчик-школьник может быть замешан в таком невероятном заговоре! Очень тревожное время. Никто в наши дни не может чувствовать себя уверенно! Повсюду подстерегает опасность...»