Вернувшись в свою палатку, Воста очень встревожился, не найдя там Бели. Когда же он увидел на ярмарочной площадке инспектора, полицейского и всех остальных, на лице его отразился испуг. Бели бросился к нему и обнял за шею.

— Что еще ты натворил? — спросил его Воста. — А ты где пропадаешь? — обратился он к Барни. — Я тебе велел не отходить от обезьян.

— Илия Хуан Воста, я должен задать вам несколько вопросов. Предупреждаю: все, что вы скажете, может быть использовано как свидетельское показание против вас, — строго проговорил инспектор.

Констебль достал черную записную книжку и шариковую ручку, приготовившись записывать. Лицо Восты приняло тревожное выражение.

— Я... Я ничего не сделал, — заикаясь, произнес он.

— Вы научили этого шимпанзе красть, незаконно проникая в чужие жилища и общественные здания, — продолжал инспектор холодным сухим тоном. — Нам известно, как вы это делали: нужные вам бумаги помечались веществом, запах которого легко узнает этот шимпанзе. А вот и бумаги, которые он выбрал. Кроме того, нам известно...

— Я не имею к этому никакого отношения! — выкрикнул Воста, бледнея. — Я всегда говорил, что это дурацкое занятие — использовать шимпанзе. Повторяю, я тут ни при чем!

— Если не считать того, что вы одалживали для этого своего шимпанзе, которого сами лее научили красть. И каждый раз вы сами привозили его на место совершения кражи, не так ли, Воста? — сказал инспектор таким голосом, что у Снабби мурашки забегали по спине.

— Они не мои, эти шимпанзе, — пробормотал Воста. — Я никогда не учил их воровать. Их этому научили раньше, до того, как они перешли ко мне.

— Кому же они принадлежали до вас? — резко спросил инспектор.

Воста почти дрожал от страха.

— Тоннеру, — еле слышно произнес он. — Он их дрессировал. Он научил Хели лазить по карманам, а Бели — остальным воровским приемам. Они очень умные, их чему угодно можно научить.

— Почему же Тоннер передал этих шимпанзе вам? — спросил инспектор.

— Я был акробатом, — тихо заговорил Воста. — И повредил себе шею. Тогда Тоннер предложил мне этих шимпанзе, если я останусь работать у него и буду выполнять кое-какие его поручения.

— Понятно. И одним из этих поручений было привозить Бели к любому указанному им зданию, помогать шимпанзе каким-то образом проникать туда и красть помеченные им заранее документы, — продолжал инспектор.

— Тоннер их никогда не помечал, — сказал Воста. — Он ничего не смыслит в старинных документах. Обычно я забирал их у Бели и отдавал Тоннеру. А уж он передавал их кому-то еще. Кому — я не знаю, но именно этот человек и помечал документы. Он же указывал Тоннеру, куда переезжать с ярмаркой. Мы заранее никогда не знаем, куда поедем.

— Полагаю, он выбирал именно то место, где он уже успел пометить объекты будущей кражи, — сказал инспектор. — И теперь вам остается лишь сообщить мне имя человека, стоящего во главе этой банды.

— Говорю вам, не знаю, — упрямо повторил Воста. — Спросите об этом Тоннера. Что вы ко мне привязались? Я всего лишь орудие в его руках!

— Это тот, «волосатый». Мы это точно знаем, — вмешался Снабби. — Воста, вам знаком такой очень обросший тип — с бородой, усами, бровями...

— На твои вопросы я отвечать не собираюсь, — огрызнулся Воста. — Если бы вы, паршивцы, не вертелись здесь и не вынюхивали...

— Довольно, Воста, — прервал его инспектор. — Констебль, вы останетесь с ним, а я навещу этого Тоннера. Похоже, что он тоже лишь орудие в чьих-то руках, но только калибром побольше, чем Воста. Хотя, возможно, он выведет нас на главаря этой шайки.

Барни повел их к фургону Тоннера. Обитатели соседних палаток, стоявшие кружком, слушая, как допрашивают Восту, молча расступились.

— У Тоннера сейчас гость, и он не в духе, мистер! Смотрите, как бы чего не вышло! — крикнула им вслед Олд Ма.

Инспектор не удостоил ее ответом и решительно постучал в дверь фургона Тоннера.

— Убирайтесь! — прогремел из-за двери Тоннер. — Я же предупреждал, чтобы ко мне никто не совался!

— Немедленно откройте! — ответил ему строгий голос инспектора.

Дверь распахнулась. На пороге, мрачно хмурясь, появился Тоннер. Он шагнул вперед, закрыв за собой дверь, и спустился по лестнице.

— Говорите, что вам нужно, и уходите! — рявкнул он.

— Простите, мистер Тоннер, не знал, что у вас посетитель, — мягко заговорил инспектор. — Кто это? Дайте мне на него взглянуть.

— Один джентльмен, ясно? И я не дам впутывать его ни в какие темные делишки, — рассерженно ответил Тоннер. — Это мой друг, и вам до него нет никакого дела. И вообще, зачем вы опять сюда приехали? Отвлекать меня от дела?

— Мистер Тоннер, я хочу взглянуть на вашего гостя, — повторил инспектор. — Почему вы его прячете?

Снабби был так взволнован и так сгорал от напряженного ожидания, что едва мог устоять на одном месте. Наконец-то у его врага появился достойный противник! От инспектора ему так легко не отделаться! И кто же на самом деле этот «посетитель»?

«Могу спорить, это тот, «волосатый», — сказал сам себе Снабби. — Пришел забрать бумаги и разозлился на Тоннера из-за того, что Бели их не добыл».

Тоннер, казалось, и не думал открывать дверь. Но внезапно она распахнулась у него за спиной, кто-то вышел и встал у верхней ступеньки.

— В чем дело, господа? Что за шум? — послышался спокойный голос. — Тоннер, очевидно, я пришел в неудачный момент? В таком случае я ухожу.

Незнакомец шагнул вниз, но инспектор встал на его пути.

— Ваше имя, сэр? — спросил он.

Трое ребят разочарованно смотрели на «посетителя». Это был не «волосатый». Наоборот, он был тщательно выбрит, с приглаженными, черными с проседью волосами. Ни усов, ни бороды, ни косматых бровей у него не было,

— Меня зовут Томас Колвилл, — представился он. — И пришел я сюда по сугубо личному делу. Мы с Тоннером старинные друзья, и мне жаль, что у него, по-видимому, возникли какие-то проблемы. Что ж, мое дело может и подождать.

— Случайно не по поводу ли бумаг, которые он должен был для вас достать, вы решили его навестить? — невозмутимо спросил инспектор.

— Не знаю, о чем это вы говорите, друг мой, — ответил мужчина, стараясь проскользнуть мимо инспектора.

Снабби беззастенчиво пялил на него глаза. Нет, этот нисколько не похож на «волосатого», хотя по росту и осанке такой же.

Снабби сделал несколько шагов рядом с мистером Колвиллом, разглядывая его, не опасаясь вызвать его раздражение. И уже в следующую секунду он издал такой вопль, что Чудик с бешеным лаем бросился к нему.

— Слушайте, это он! Да-да, это он разглядывал в замке бумаги, он — «волосатый»! Я тогда еще обратил внимание, какие пучки волос торчат у него из ушей, и вот, смотрите, — они и сейчас там, точно такие же! Это он!

События начали развиваться с удивительной быстротой. Мужчина рванулся бежать. Констебль, наблюдавший из палатки Восты, увидев это, бросился ему наперерез. Выбежал Янг ан и ловко подставил ему подножку. Тоннер, рассвирепев, попытался ударить инспектора, но Чудик укусил Тоннера, после чего все столпились вокруг них с криками и визгом, так что несчастный инспектор даже не сразу смог понять, что происходит.

— Уводи своих брата и сестру домой, — распорядился он, обращаясь к Роджеру — инспектор решил, что Снабби — родной брат Роджера. — Скорее, а то, похоже, здесь будет горячо. Позвоните в полицию, пусть срочно вышлют людей.

Роджер помчался с Дианой, Снабби и Чудиком, Ему не хотелось уходить в такой момент, но он понимал, что должен увести Диану в безопасное место на случай, если дело примет слишком серьезный оборот.

За воротами ярмарки стояли две машины, одна из которых была полицейская. В ней терпеливо ждал их возвращения дедушка Роберт. Он встревожился, услышав крики на ярмарочной площадке. Второй машиной было нанятое им такси, за рулем которого сидел водитель.

— Ага, вот это кстати! — воскликнул Роджер, остановившись. — Я совсем забыл о машинах и о дедушке. Дедушка, там такая заваруха начинается! Нам велено позвонить в полицию, чтобы прислали еще людей. Можно, мы на этом такси махнем туда?

— Заваруха? Этого нам только не хватало! — еще больше разволновался дедушка, поспешно вылезая из полицейской машины.

Сев в такси» он дрожащим голосом велел водителю срочно ехать в полицейский участок.

Дедушка очень торопился, поэтому такси задержалось у полицейского участка не больше чем на полминуты. Роджер едва успел передать распоряжение инспектора.

— Я должен срочно ехать домой, — твердил дедушка. — Эта обстановка вредна для моего сердца. Ох-ох-ох, мог ли я предположить, когда ехал погостить к своей племяннице, что окажусь среди воров, мошенников, сумасшедших и обезьян... Нет, надо уезжать, и немедленно! Ни дня больше здесь не останусь.

— Но, дедушка, это же классное приключение! — запротестовал Снабби. — То есть я хочу сказать, если вам нравятся первосортные тайны, так лучше этой тайны ярмарки в Риллоуби и придумать трудно!

Но дедушке не нужны были ни тайны, ни приключения.

— Единственное, чего я сейчас хочу, — это сложить чемодан и уехать, — ответил он. — Хорошо еще, что я сидел в машине, когда из фургона вывалился этот ужасный Тоннер — мрачный, как... как ...

— Как грозовая туча, — решила помочь ему Диана. — У него был такой вид, будто он главарь какой-нибудь ужасной банды.

— Банды «зеленоруких», — подсказал Снабби и сдавленно хихикнул.