Дедушка сдержал свое слово. Лишь переступив порог дома, он разыскал миссис Линтон и, объявив о своем намерении уехать в тот же день, отправился к себе складывать вещи.

Миссис Линтон недоумевала:

— Что с ним случилось? — Тут она посмотрела на взволнованных детей. — Это вы его довели?

— Ну что ты, мама! — возмутился Роджер, — Знаешь, у нас есть важные новости...

— А вот и папа пришел — расскажите и ему тоже, — сказала мама. — И идите наконец ужинать — вы все ужасно опоздали. Кухарка приготовила для вас меренги на сладкое.

— Слушайте, а вы заметили? Мы ведь сегодня чай не пили! — обиженно заявил Снабби. — Теперь понятно, почему мне так есть хочется...

— Мама, сегодня произошло так много всего, что я просто не знаю, с чего начать, — сказал Роджер.

— Тогда начни с того, что пойди и умойся, — сказала мама, вдруг заметив, какие они все грязные. — А новости ваши подождут. Вряд ли они такие уж важные и неотложные...

Разумеется, она ошибалась. И когда трое ребят сели за стол, намереваясь уничтожить все, что на нем было, их родители только удивленно моргали глазами — таким невероятным показался им этот рассказ.

— Вы бы видели, как этот шимпанзе на полной скорости рванул вверх по стене! — вспоминал Снабби, размахивая вилкой.

— Вы бы видели, как он вдруг вывалился из дымохода! — вторил ему Роджер, уклоняясь от вилки Снабби.

— Вы бы видели, как он обнюхивал бумаги, выбирая, какую из них взять! — восхищалась Диана.

Одним словом, вечер получился очень шумный.

Сложив свой чемодан, дедушка, так и.быть, согласился спуститься к ним отужинать и тоже внес в рассказ свою лепту. Потом прибыл инспектор, чтобы уточнить кое-что для отчета. Дедушке позвонил лорд Марлоу — узнать подробности о последних волнующих событиях в замке — и пригласил его погостить у себя. Затем дедушка позвонил и заказал такси.

— Мне очень жаль, что все так неудачно получилось, — сказала ему на прощание миссис Линтон. — Действительно, дядя Роберт, вы оказались в гуще таких невероятных событий. Дети, попрощайтесь с дедушкой!

Все трое, стоя у калитки, прокричали ему: «До свидания!» Последний, кого увидел дедушка, был Снабби. Он держал Чудика на руках, энергично махая его лапой.

— Опять этот пес! — поморщился дедушка, усаживаясь в такси. — Ну, слава богу, больше он не будет сидеть передо мной и чесаться!

Немного погодя появился Барни. Он свистнул под окнами, почти невидимый в темноте.

— Барни пришел! — восторженно заорал Снабби, чуть не свалившись со стула, и рванулся к окну.

— Пригласите его зайти, — сказала миссис Линтон. — Надо и его рассказ послушать. Никогда я еще не встречала детей, которые бы так часто попадали в разные истории!

— Барни, заходи! — крикнул Снабби, а Чудик с громким лаем выбежал в сад.

Барни выглядел бледным и расстроенным. Миранда, как обычно, сидела у него на плече. Она весело застрекотала, увидев знакомые лица своих приятелей, потом перепрыгнула с плеча Барни к Снабби.

— Только пусть ко мне не приближается, — забеспокоилась миссис Линтон. — Она мне нравится, но вообще-то я терпеть не могу обезьян.

— Я ее сейчас под рубашку засуну — она замерзла, — сказал Снабби.

На какое-то время Миранда исчезла из вида за пазухой Снабби. Чудик подошел и понюхал его рубашку. Он немного страдал от ревности, зная, что Миранда находится так близко от его обожаемого хозяина.

— Ну, Барни, расскажи, что было после нашего отъезда? — попросил Роджер. — Все уже закончилось?

— Давно. Тоннера забрали, Восту тоже. И я слышал, назад они не вернутся. Видно, упекут за решетку.

— А Хели и Бели за решетку не упекут? — встревожился Снабби.

— Ясно, что нет, — ответил Барни. — За ними присматривает Билли Телл. Я тоже предложил помочь, но они все сказали, что не хотят меня больше видеть. Говорят, что я навел полицейских на Тоннера и Восту.

— Но это же неправда! — возмущенно воскликнули все трое. — Ты этого не делал!

— А они думают, что делал, — сказал Барни. — Поэтому меня выставили. И Миранду тоже. Ярмарка завтра заканчивается, и все разъезжаются кто куда. Но никто не хочет, чтобы я поехал с ним.

— Что, даже Янг Ан? И Олд Ма? — не поверил Снабби.

— Янг Ан — нет, он ничего. Но он должен поступать, как все. Циркачи не любят полицейских. И если они думают, что кто-то донес на них, они таких выгоняют.

— Это несправедливо! — чуть не плача, сказала Диана. — Ты же не виноват, что Тоннер, Воста и этот «волосатый» попались. Хотя так им и надо!

— А кстати, что с ним стало, с этим «волосатым»? — спросил Роджер. — Его тоже забрали?

— Да. Он-то и есть главный во всех этих кражах. Он платил Тоннеру, чтобы они с Востой проворачивали с помощью шимпанзе эти кражи. Он всегда заранее ехал на место и помечал нужные ему бумаги. Я рад, что Тоннера забрали, злой он был человек, с черной душой.

— Олд Ма так про него и сказала, — вставил Роджер. — Но что же теперь ты собираешься делать, Барни? Где ты сегодня будешь спать?

— Ночь теплая, переночую в амбаре недалеко отсюда. Хозяин сказал, что не против.

— Нет-нет, никаких амбаров, — неожиданно вмешалась в разговор миссис Линтон.

Барни удивленно взглянул на нее; дети тоже повернули головы в ее сторону. Они совсем забыли, что она тихонько сидит в столовой, занятая своим шитьем.

— Дедушка сегодня уехал, так что наша комната для гостей опять свободна. Если Диана мне поможет, мы с ней приготовим там для Барни постель. Если хочет, он может погостить у нас до конца ваших каникул. А к тому времени мы, может быть, подыщем для него работу.

Барни был потрясен такой добротой.

— Огромное вам спасибо! Вы даже не представляете, что... — Но закончить фразу он не успел, потому что Снабби вдруг сорвался с места и, чуть не сбив его с ног, бросился к миссис Линтон. Он неловко, по-медвежьи, обнял ее за шею.

— Тетя Сьюзен! Мне так хотелось, чтобы вы это сказали, и я внушил это вам! Все время твердил про себя: «Скажите, что Барни может остаться!» — и вы сказали!

— Во-первых, не смеши людей, мой дорогой, твое внушение здесь абсолютно ни при чем. А во-вторых, отпусти меня, а то задушишь, — засмеялась миссис Линтон. — Я решила пригласить Барни, как только мы проводили дедушку.

Глаза Барни сияли.

— Значит, я пробуду здесь, с вами, почти две недели! Здорово — две недели! Но как же Миранда? Вы ведь не любите обезьян, миссис Линтон?

— Ну, думаю, с Мирандой я смогу примириться при условии, что она не будет прыгать мне на плечи, — отважно пообещала миссис Линтон. — Может быть, я со временем привыкну к обезьянам, если она будет жить у нас. В конце концов, привыкла же я к Чудику, хотя сама считала, что это выше моих сил!

— Гав! — с готовностью подтвердил Чудик, по-прежнему не сводя глаз с отдувающейся на животе рубашки Снабби, — значит, Миранда все еще нежится там.

— Это будет просто замечательно! — сказала

Диана, думая о предстоящих двух неделях. — Нас четверо, Чудик, Миранда...

— И еще Сардинка, — добавил Роджер, глядя, как толстая кошка неслышно вошла в комнату и посматривает на Чудика так, будто собирается вскочить ему на спину. — Да, веселое будет время!

— Но, надеюсь, достаточно мирное, — добавила миссис Линтон, вставая, чтобы идти готовить комнату для Барни. — А то последнее время, по-моему, было слишком много волнений!

— Нет, мама, не слишком. Мне тайна ярмарки чудес в Риллоуби очень понравилась, — возразил Роджер. — И я был бы не прочь повторить все сначала.

— Нет уж, лучше пусть у нас будет новая тайна! — сказал Снабби, щекоча Миранду, пригревшуюся у него под рубашкой. — Пусть будет новая, но такая же интересная, как эта. И, могу спорить, она у нас будет! Правда же, Чудик?

— Гав! — согласился с ним Чудик и подпрыгнул, чтобы проверить, там ли еще Миранда.

Она молниеносно вытянула крошечную ручку и дернула его за ухо.

— Да, пока вы все четверо вместе да еще Чудик с Мирандой, покоя не жди! — покачала головой миссис Линтон. — Но избавьте меня от новых тайн хотя бы ненадолго, хорошо? Я еще и от этой не отошла!

— Ладно уж, — великодушно пообещал Снабби. — Дадим вам немного передохнуть, тетя Сьюзен. Но потом — р-р-раз! — и мы нацелимся на новую тайну, самую главную из всех!