После ленча Снабби вместе с Роджером и Дианой сбежали в сад. Чудик от них не отставал. Они все забрались на веранду — она выходила окнами на юг и успела хорошо прогреться на апрельском солнышке.

— Ух ты, жара, как летом! — сказал Роджер. — Придется куртку снять. А этот наш дедушка Роберт немного зануда. Придется нам теперь следить за своими манерами, а то он начнет твердить о «добрых старых временах, когда дети умели себя вести и их можно было увидеть, но не услышать» и так далее.

— Я должен вам кое-что рассказать про дедушку Роберта, — неловко начал Снабби.

— Ну, давай выкладывай, что ты опять натворил? Вымыл дедушкиным шампунем Чудика или еще что-нибудь в этом роде? — засмеялся Роджер.

— Не пытайся острить, это тебе не идет, — сказал Снабби. — Слушайте: я приехал с ним в одном поезде, даже в одном вагоне, только я сошел на Северном вокзале, а он доехал до Южного, где ты его и встретил. Мы с ним довольно долго... э-э... беседовали.

Диана и Роджер вопросительно посмотрели на него.

— Да? Тогда почему ты нам сразу не сказал? — спросила Диана. — Зачем из этого устраивать страшную тайну?

— Понимаете, дело в том, что... он рассказал мне какую-то дурацкую историю, будто бы он убежал из дома, где жил раньше, потому что воры пролезли сквозь запертые двери и украли у него какие-то бумаги, вещи, — начал Снабби, — письма какого-то лорда и рецепты какой-то леди, в общем, наговорил целую кучу чепухи. Ну, и я тоже рассказал ему одну историю. Я подумал, что в эту игру можно сыграть и вдвоем, ну и отвел душу.

— Ты хочешь сказать, что наплел ему с три короба каких-то небылиц? — посмотрел на него Роджер круглыми глазами. — Что же ты ему наговорил?

И Снабби пересказал им историю, выдуманную для дедушки Роберта, закончив тем, как он убежал от банды «зеленоруких», которые всегда действуют в зеленых перчатках. Диана и Роджер слушали, время от времени хихикая.

— Ой, Снабби, ты и правда самый большой врун на свете! — наконец проговорил Роджер. — Чего ради тебе пришло в голову так дурачить дедушку Роберта?

— Да откуда же мне было знать, что это ваш дедушка Роберт? — развел руками Снабби. — Я и понятия не имел, что у вас есть дедушка. И уж, конечно, не знал, что он едет к вам. Я сам обалдел, когда увидел его наверху. Чуть в обморок не упал.

— Еще упадешь, когда он расскажет отцу, какую чепуху ты ему наплел, — пообещал Роджер. — Отец такие сказки не любит. И подобных шуток не понимает.

— Я и сам знаю, — уныло кивнул Снабби. — Я уже предупредил дедушку, чтобы он ничего не говорил. Он ведь все принял за чистую монету. И теперь, наверное, очень боится этой банды «зеленоруких». Боится не меньше, чем тех воров, которые проходят сквозь запертые двери в доме, где он жил.

— Нужно быть болваном, чтобы поверить твоей болтовне, — пожала плечами Диана. — Ох, Снабби, вечно с тобой хлопот не оберешься. Только не вздумай терзать бедного старичка какими-нибудь зловещими записками с рисунками зеленых перчаток.

— Ха, а это идея! — обрадовался Снабби. — Вот он перепугается!

— Вот именно. И тогда первым делом расскажет все папе, и хорошая трепка тебе обеспечена, — сказал Роджер.

— Ну нет, так не пойдет, — протянул Снабби, у которого еще были свежи в памяти воспоминания о тяжелой руке дяди Ричарда. — Заходить слишком далеко с дедушкой я не буду.

— Да уж, конечно, этого делать не стоит, — сказал Роджер. — В эти каникулы папа что-то не в очень хорошем настроении. Думаю, из-за того, что к нам приехал дедушка. А тут еще и мы, и ты с Чудиком. Ясно, что жизнь ему кажется сейчас совсем мрачной.

— Бедный папа, — вздохнула Диана. — Лучше нам пока не попадаться ему на глаза.

— Правильная мысль, — согласился Снабби, принимая решение не досаждать дяде Ричарду своим присутствием больше, чем это необходимо. — Интересно, дедушка расскажет дяде и тете свою историю о суперворах?

Дедушка рассказал эту историю в тот же вечер, когда все вместе сидели в гостиной. Дети играли в карты, миссис Линтон вязала, ее муж читал, а Чудик, как это с ним часто бывало, катался по полу.

Дедушка набил свою трубку и заговорил с миссис Линтон.

— Было очень любезно с твоей стороны, Сьюзен, согласиться принять меня вот так, почти без предупреждения. Откровенно говоря, я уже не знал, что и делать. Я был просто вынужден покинуть Мейнор-Хаус.

— Неужели, дядя Роберт? Но почему? Вам там было неудобно? — сочувственно спросила миссис Линтон.

— Не в этом дело. Сам по себе дом очень удобный, теплый, но, представь, там начали происходить весьма странные вещи.

На лице миссис Линтон появилось удивленное выражение. Дети насторожились, подталкивая друг друга локтями и отбросив карты.

— Вот, начинается! — шепнул Снабби.

Мистер Линтон отложил вечернюю газету.

— Что за странные вещи? — спросил он. — Неужели что-то вообще может происходить в доме, который больше похож на музей, чем на жилое помещение?

— В этом доме хранятся великие сокровища, — укоризненно проговорил дедушка. — Как вы знаете, он принадлежит сэру Джону Хаббери — коллекционеру, собирающему раритеты разного рода. В особенности старинные бумаги: письма, документы.

— Э-э... кажется, у него есть несколько писем лорда Мэкьюлэя? — невинным голосом осведомился Снабби, вспомнив рассказ дедушки в поезде.

Воцарилось удивленное молчание, во время которого стало слышно, как под столом яростно чешется Чудик.

— Чудик! — прикрикнул на него Снабби и пихнул ногой.

Чудик тут же перестал чесаться.

— Первый раз я слышу от тебя что-то умное, — удивленно заметил мистер Линтон. — Вот уж никогда бы не подумал, что ты слышал имя лорда Мэкьюлэя.

— Э-э, Снабби совершенно прав, — поспешно проговорил дедушка. — Там было несколько писем Мэкьюлэя. К несчастью, они тоже были похищены. Ричард, это была совершенно необычная кража. Двери были заперты на ключ, шпингалеты на окнах закрыты. Ни застекленной крыши, ни другого возможного доступа в комнату, где хранились бумаги, не было. И тем не менее несколько дней назад воры ночью проникли туда, забрали все ценности и исчезли так же, как и появились, — сквозь запертые двери и наглухо закрытые окна. Что вы на это скажете?

— Я думаю, довольно неразумно делать такое предположение, — сказал мистер Линтон. — Воры не могут проходить сквозь запертые двери. Разве что у них был ключ.

— Нет, ключа у них не было, — возразил дедушка. — Ключ хранится у сэра Джона на кольце в его собственном кармане. И дубликата не существует. Более того, на дверях не обнаружилось никаких отпечатков пальцев.

— Наверное, воры были в перчатках, — предположила миссис Линтон.

— В зеленых перчатках, — вставил Снабби, не успев вовремя остановиться.

Дедушка ошеломленно посмотрел на него. Миссис Линтон удивленно вскинула брови. Сначала какие-то зеленые руки, теперь зеленые перчатки... Что все это означает?

Мистер Линтон не обратил внимания на реплику Снабби. Он просто решил, что это обычные чудачества племянника.

— Что ж, дядя Роберт, — произнес он, вновь беря в руки газету, — если причина вашего побега в том, что какие-то воры якобы прошли сквозь запертые двери, то уезжать оттуда с вашей стороны было не слишком разумно. Вам следовало остаться. Хотя бы ради того, чтобы попытаться обнаружить, кто украл бумаги. Это единственное, что я могу сказать. Подумайте сами, ведь если хозяева дома знают вас не слишком хорошо, они могут подумать, что это сделали вы, раз вы исчезли.

— Совершенно абсурдное предположение! Этого не может быть, — сказал дедушка, вновь обретя свою чопорность. — Нет, мой дорогой Ричард. Это абсолютно исключено. Абсолютно!

— Наверное, это были цыгане или бродяги, — сказала примиряющим тоном миссис Линтон.

Совершенно неожиданно дедушка фыркнул и насмешливо посмотрел на миссис Линтон.

— Сьюзен, дорогая! Ты действительно думаешь, что цыган или бродяга может разобраться, какие бумаги ценные, а какие нет? Вор точно знал, что брать.

— Не сомневаюсь, что эта тайна рано или поздно будет раскрыта, — сказал мистер Линтон, углубляясь в свою газету. — Надо полагать, если ваш вор действительно так ловок, он попытает счастья где-нибудь еще.

— Они уже делали это трижды, — сказал дедушка. — Мне говорил об этом сэр Джон, Он считает, это одни и те же воры, потому что каждый раз они с легкостью проходили сквозь запертые двери.

— Я поверю в то, что кто-то способен проходить сквозь запертые двери, не раньше, чем увижу это собственными глазами, — сухо заметил мистер Линтон.

— Дедушка, вы думаете, этот вор опять украдет где-нибудь документы? — спросила Диана. — Интересно было бы прочитать об этом в газете, если это произойдет. Ведь об этом напишут в газетах, правда?

— Разумеется, — кивнул дедушка, — Об этом всегда пишут. Кажется, у меня была с собой статья о последней краже. Можете пойти и взять ее, если хотите. Она в моем портфеле.

Роджер побежал наверх, а Чудик бросился за ним следом. Он всегда при первой возможности бежал с кем-нибудь наверх, а потом, при спуске, когда идущий оказывался ниже, пес то кидался под ноги, то прыгал на плечи. Как и следовало ожидать, через минуту раздался грохот, потом глухой хлопок и собачий визг.

— О боже! — испугалась миссис Линтон. — Роджер, ты не поранился?

Роджер вошел, прихрамывая. За ним брел опечаленный Чудик.

— Я его шлепнул, — объяснил Роджер Снабби. — Он бросился на меня, как пушечное ядро, и я из-за него едва не слетел с лестницы. Что-то он сегодня чудит больше обычного. Эту газету я нашел. Где тут статья об ограблении, дедушка?

Дедушка быстро отыскал нужное место. Это было всего несколько строчек. Дети с нетерпением уткнулись в газету. Диана обратила внимание и на объявление, напечатанное рядом.

— Смотрите! — указала она на него. — Здесь реклама ярмарки в том же самом городе. Интересно, может быть, там сейчас и Барни с Мирандой?

— Это тот самый Барни, о котором вы мне рассказывали? Мальчик с обезьянкой, участвовавший в вашем прошлогоднем приключении? — спросила мама.

Роджер кивнул:

— Да, мама. Он отличный парень. И жизнь у него, знаешь, совершенно необычная. Ходит с ярмарки на. ярмарку, то с одним цирком выступает, то с другим и так зарабатывает себе и Миранде на жизнь. А Миранда — она такая забавная!

Миссис Линтон слушала с сомнением на лице.

— Нет, я обезьян не люблю, — сказала она. — Но, судя по тому, что вы мне рассказали о Барни, он славный мальчик, хотя и не совсем обычного склада.

— Интересно было бы узнать, он действительно сейчас на этой ярмарке, про которую здесь написано, — вновь посмотрела Диана на объявление. — Смотри, Роджер, здесь говорится обо всех участниках представления, во всяком случае, об основных: Воста и два. его шимпанзе, Хели и Бели — какие смешные имена! — Тоннер и его слоны, тир знаменитого стрелка Билли Телла...

— Это, наверное, уменьшительное от Вильгельма Телля, — засмеялся Снабби. — Читай дальше.

— Множество аттракционов, метание колец, карусели, качели-лодочки... Нет, здесь ничего не говорится о мальчике с обезьянкой, — разочарованно закончила Диана. — Хотя о нем могли и не упомянуть, он ведь не из основного состава.

— А у кого-нибудь есть его адрес? — спросил

Снабби.

Адреса ни у кого не было. Барни не любил писать письма, и ребята ничего не знали о нем с самого Рождества.

— Ладно, давайте закончим игру, — напомнил Роджер, потеряв интерес к газете. — Нет, Чудик, на колени я тебя не возьму. Иди поиграй с Сардинкой. Тебе понравится!