Прошло несколько дней. Устроившись на новом месте, дедушка попытался продолжить написание своих воспоминаний — мемуаров, как он их называл. Роджер острил, что точнее это занятие называется «клевать носом над трубкой».

Снабби, как всегда, освоился в один миг: он чувствовал себя как дома, и обычно аккуратная спальня Роджера теперь всегда выглядела так, будто по ней только что прошел тайфун.

— Если сам Снабби не переворачивает все вверх дном, то за него это делает Чудик, — сетовал Роджер. — Я уже устал прятать в шкаф туфли, домашние тапки и щетки для волос, чтобы до них не добрался этот негодник.

— Я тоже, — вторила ему Диана. — И хорошо бы, чтобы он не стаскивал в кучу все половички на лестничной площадке и в прихожей'— о них все спотыкаются. Я вчера два раза чуть не сломала себе ногу. А уж о дедушке и говорить нечего. Он, бедный, так боится упасть через эти половички или щетки, что ходит, как кот по горячей крыше, — осторожно поднимая каждую ногу.

Роджер рассмеялся.

— Ну и ну, этот шальной пес вчера забросил полдюжины щеток в пруд, и две из них были дедушкины. А Снабби наплел дедушке, что это, наверное, мама мыла щетки в пруду, потому что эта вода для них полезна. И он ему поверил!

— Вон, слышишь, опять Чудик! Облаивает Сардинку, наверное, — сказала Диана.

— Чудик! Чудик! Замолчи! — крикнула она, высунувшись из окна. — Ты что, все еще не понял, что Сардинка сидит на дереве и тебе до нее не добраться? Замолчи, балбес!

Из сада донесся голос мамы:

— Диана! Не кричи так! Дедушка работает, старается сосредоточиться.

— Тогда, значит, Чудик его разбудил, — ехидно заметила Диана, оборачиваясь к Роджеру, и снова высунула в окно голову: — Мама! Мама! Мне сегодня цветы...

— Перестанешь ты наконец кричать из окна? — упрекнула ее мама.

Дедушка Роберт в отчаянии отложил трубку и встал из-за стола. Мало ему собачьего лая и детских криков, так теперь еще и сама его племянница раскричалась!.. Нет, это просто невыносимо. Пожалуй, он лучше пойдет прогуляться!

Увидев его в пальто, шляпе и с палкой в руке, Чудик восторженно бросился к нему. Гулять! У людей в шляпах и пальто на уме может быть только одно — прогулка! Чудик в радостном возбуждении засуетился вокруг ног дедушки, потом перекатился на спину, исполняя, как говорил Снабби, «номер на велосипеде», то есть двигая всеми четырьмя лапами так, словно он нажимал на педали.

— Нет, ты со мной не пойдешь, — твердо заявил дедушка. — Ты мне не симпатичен. Ты только две вещи умеешь делать хорошо, и ни одна из них мне не нравится: умеешь лаять громче всех знакомых мне собак и чесаться, как бешеный.

Но Чудик уже решил, что пойдет с ним. Он так жался к его ногам всю дорогу до калитки, что дедушка несколько раз чуть не упал, споткнувшись об него.

— Домой! — строго произнес дедушка. — Домой!

— Гаф! — радостно ответил Чудик и сел в ожидании, словно дедушка сказал не «домой!», а «на, держи!». Старик попытался быстро открыть калитку и выскользнуть без Чудика, но пес прекрасно знал эти уловки. Он выскочил на дорогу одновременно с дедушкой и устроил бешеную пляску вокруг него.

Старик вышел из себя.

— Снабби! — закричал он. — Забери свою собаку. Позови его! Эй, ты слышал, что я сказал!

К дедушке подошла соседка из дома напротив.

— Прошу прощения, не могли бы вы не кричать так громко? И не позволяйте своей собаке лаять. Из-за ваших криков и ее лая мой малыш не может заснуть все утро.

Дедушка был в отчаянии. В полном расстройстве он побрел по дороге, стуча палкой по мостовой.

— Из-за меня ее ребенок не спит! Какой вздор! Да еще назвала Чудика моей собакой... Я бы не согласился стать ее владельцем и за сотню фунтов!

Но внешне это выглядело именно так, потому что Чудик преданно льнул к его ногам во время всей прогулки, лишь иногда наполовину исчезая в какой-нибудь кроличьей норе, но неизменно возвращаясь. На дедушку было жалко смотреть.

Он купил себе газету и вернулся домой, просматривая ее на ходу. Вдруг, ахнув, он остановился. Чудик сел рядом и выжидающе посмотрел на него. Что теперь задумал этот старый джентльмен? Для Чудика он был практически бесполезен. Разве что изредка с ним можно было сбежать на прогулку.

— Подумать только! Еще одна кража, и точно такая же! — воскликнул дедушка. — Воры проникли в дом таким же образом — через закрытые двери! Непостижимо!

Вернувшись, он показал сообщение о новой краже миссис Линтон. Дети столпились сзади, с интересом заглядывая в газету через ее плечо.

— Видите! — указал дедушка тщательно вымытым пальцем с безукоризненно аккуратным ногтем. — Еще одно ограбление — и опять редкие ценные бумаги. И никаких следов, никаких улик. Двери и окна заперты, а вещи пропали. Все это очень странно.

— «Зеленорукие», — озорно прошептал Роджер за его спиной.

Дедушка резко обернулся, но лицо Роджера оставалось невозмутимо спокойным.

— Можно нам почитать? — попросила Диана. — Огромное спасибо.

Она отнесла газету на веранду, и все трое уткнулись в нее. На лице Дианы появилась довольная улыбка.

— Я кое-что обнаружила, — объявила она остальным. — А вы?

Роджер подумал.

— Я — нет. А что? — спросил он.

— Помните первую газету, которую дедушка привез с собой и дал нам прочитать? Ту рекламу о ярмарке помните?

— Да, и что из этого? — опять не понял Роджер. — В этой газете о ярмарке ничего нет.

— Я знаю, я уже посмотрела. Но вы заметили, что в первой газете говорилось о ярмарке? Куда она дальше переезжает? Там было сказано, что она едет в Пилбери. Пилбери! Это вам ни о чем не говорит?

— Ой, и правда! — наконец сообразил Роджер. — Эта кража тоже в Пилбери. Я понял, что ты имеешь в виду. Или ярмарка переезжает туда, где имеются редкие бумаги, интересующие воров, или же кто-то с этой ярмарки наводит справки в каждом городе, куда они едут, нет ли там чего-либо стоящего.

— Вот именно, — кивнула Диана. — Давайте выясним, была ли на самом деле ярмарка в Пилбери, когда исчезли бумаги, согласны?

— Да. Хотя, должен сказать, нам не стоит торопиться с выводами, — предупредил Роджер. — Не исключено, что это простое совпадение.

— Спорим, так оно и есть — это совпадение! — вмешался Снабби. — А Диане просто хочется похвастать, что она первая догадалась. Она всегда так.

— Вот ты как заговорил! — толкнула его Диана. — Тогда катись отсюда. Неинтересно тебе — ну и не надо!

— Мне интересно, — запротестовал Снабби. — И нечего пихаться. Если хочешь устроить соревнование по пиханию, ты сама знаешь, кто победит. Уж, конечно, не ты. Я только сказал, что...

— Повторишь — вылетишь отсюда, — пригрозила Диана, рассердившись не на шутку. — Ты мне сегодня надоел, Снабби. Ты куда-то запрятал мои перчатки, Я знаю, что это ты. И ты нарочно оставил открытой дверь в мою комнату, чтобы Чудик опять смог утащить у меня все коврики. А теперь... Ой, вы только посмотрите на Чудика... Он опять утащил чью-то щетку. На этот раз это дедушкина щетка для волос.

Снабби ринулся отнимать у Чудика его трофей, пес сразу же принял это за увлекательную игру и вприпрыжку помчался в глубь сада, подбрасывая вверх и ловя щетку зубами.

— Роджер, может быть, в моей догадке ничего и нет, — обратилась к брату Диана, — но давай сначала выясним, была ли ярмарка в Пилбери или нет. А потом попробуем узнать, куда она переезжает дальше. И тогда посмотрим, появится ли оттуда сообщение о краже редких бумаг.

— Это отличная мысль, Ди, — одобрил Роджер. — Мы сегодня же съездим туда на велосипедах. Это всего в десяти милях отсюда, не больше. А Снабби оставим здесь, он мне уже тоже начинает надоедать.

Они ничего не сказали о своих планах Снабби и взяли велосипеды так, чтобы он не видел.

После ленча, потихоньку выскользнув, они отправились в путь, пока Снабби спорил с миссис Линтон по поводу пропавших туфель. Она была совершенно убеждена, что Чудик должен об этом кое-что знать. Диана и Роджер вскочили на велосипеды и, радостные, покатили по дороге.

— Так ему и надо, этому Снабби! — сказал Роджер. — Вот уж он разозлится! Будет искать нас по всему дому!

Дорога до Пилбери оказалась длинной — дальше, чем они предполагали, — но наконец добрались туда. Они проехали весь городок из конца в конец, но никакой ярмарки не увидели. Диана немного сникла.

— Давай кого-нибудь спросим, — предложил Роджер.

Он слез с велосипеда и окликнул маленького мальчика, проходившего поблизости.

— Эй, малыш! В Пилбери сейчас есть ярмарка, не знаешь?

— Была! — откликнулся мальчик, — Но вчера уехала. В Риклешем, кажется.

— Спасибо! — крикнул Роджер и, сияющий, посмотрел на Диану, v— Слышала? Она была здесь, а теперь переехала в Риклешем. Теперь только остается проследить, будет ли следующая кража там. И тогда мы узнаем, чего стоит твоя идея. Интересная получается история, да?