Прошло дня три-четыре. Каждое утро ребята хватали газету после того, как ее откладывали взрослые, и жадно просматривали. Однако Риклешема в новостях не

было, и это их очень расстраивало. Но вот в один прекрасный день...

Мистер Линтон просматривал утром газету и что-то привлекло его внимание. Он быстро прочел несколько строк и обратился к дедушке Роберту.

— Дядя, — сказал он, — вот тут для вас интересная новость. Вы ведь, кажется, имели отношение к работе со старинными документами семнадцатого века? Не помню точно, не из Форбс-Кинг коллекции?

— О да, конечно, — отозвался дедушка — прекрасная, должен заметить, коллекция. Письма чрезвычайно интересные. И что же там о ней сообщается?

— Ее украли, — объявил мистер Линтон.

Трое ребят напряженно застыли.

— Украли! — пораженно повторил дедушка — Не может быть. Откуда?

— Письма были представлены для выставки некоему мистеру Куртис-Ноуэлсу из Риклешем-Хаус, — сказал мистер Линтон

Диана громко ахнула. Роджер пнул ее ногой под столом. Снабби с опаской уставился на дедушку.

— Риклешем-Хаус! Риклешем, так вы сказали? — произнес дедушка дрогнувшим голосом — Боже милостивый, Риклешем!

Он посмотрел на Снабби. Этот ребенок говорил следующее преступление банды «зеленоруких», возможно, произойдет в Риклешеме, и вот, пожалуйста, — там украдены ценные старинные документы! Дедушка лихорадочно соображал Но тогда это означает... Да, это означает, что банда «зеленоруких» — это не выдумка Снабби! Это та самая ая банда, которая причастна к целой серии краж ценных документов!

«Должно быть, та же банда пробралась в Мейнор-Хаус во время моего пребывания там и выкрала все бумаги, — подумал дедушка Роберт. — И получается, что этот ребенок замешан в такие дела! Невероятно! Надо будет поговорить с ним обо всем этом начистоту. И, полагаю, следует сообщить в полицию».

Снабби боялся поднять глаза на дедушку. Он боялся, что тот вдруг задаст ему несколько неудобных вопросов. К счастью, в дело вмешалась миссис Линтон, и вопросы задавала она.

— Ричард! Ты тоже думаешь, что это те же воры, что залезли и в Мейнор-Хаус, когда там был дядя Роберт? Там говорится что-нибудь о запертых дверях? Неужели воры опять пролезли сквозь закрытые окна и запертые двери?

— Да. По-видимому, это такая же таинственная кража, как и предыдущие, — ответил ее муж. — Для этих редких старинных бумаг в Риклешем-Хаус была выделена отдельная комната. Документы были выставлены под стеклянными колпаками. Дверь в комнату, разумеется, была на замке, а окна не только заперты на задвижки, но еще и зарешечены — так, по крайней мере, здесь написано.

— И все-таки бумаги украли! — покачала головой миссис Линтон. — Это действительно какая-то тайна. Полицейские, наверное, ломают головы.

Дедушка взял газету и очень внимательно прочел сообщение. О банде «зеленоруких» в нем не упоминалось. Как, скажите на милость, этот Снабби узнал, что следующее преступление произойдет в Риклешеме? Дедушка поднял голову, чтобы еще раз посмотреть на Снабби. Но того на месте уже не было.

Снабби вполголоса сообщил тете, что он уже наелся, и попросил разрешения уйти.

— Ты случайно не заболел, мой дорогой? — начала было миссис Линтон, но, увидев, что щеки Снабби такие же ярко-розовые, как и всегда, поняла, что ничего серьезного здесь нет, поэтому она кивнула, и Снабби выскользнул из комнаты, радуясь, что дедушка уткнулся в газету.

В то же утро на веранде состоялось оживленное совещание. Снабби, Диана и Роджер бросились туда сразу, как только справились со своими домашними поручениями. Чудик тоже помчался с ними, ощущая общее волнение.

— Роджер, дедушка весь завтрак с меня глаз не спускал, — пожаловался Снабби, как только они добрались до веранды. — Я знаю, теперь он будет мучить меня заковыристыми вопросами. Мне совсем не хочется опять с ним встречаться. Скажите, что не знаете, где я, если он вас спросит.

— Мы же не можем врать ему, если на самом деле знаем, где ты, — сказала Диана. — Но, ладно уж, мы постараемся тебя не выдать. Это тебе в наказание, чтобы не болтал лишнего. Конечно, теперь из-за этого случая в Риклешеме дедушка поверит в твою глупую банду <<зеленоруких».

— Я знаю, — простонал Снабби. — Чудик, выйди и сядь у двери, будешь сторожить. Сторожить, ясно? Не притворяйся, ты прекрасно знаешь, что это означает. Если увидишь, что кто-нибудь идет, тявкнешь!

Усевшись у двери на солнышке, Чудик постучал своим коротким хвостом по земле. Он, конечно, знал, что означает слово «сторожить» — еще бы ему не знать! Не прошло и минуты, как он громко залаял, и Снабби в страшном смятении забился под скамейку. Диана и Роджер уселись на нее, загораживая его ногами.

Однако поводом для волнений оказалась всего лишь Сардинка. Увидев Чудика, она решила поиграть. Прошла, не торопясь, по дорожке, как обычно, чуть шевеля хвостом, черная, лоснящаяся, мурлыкающая.

Чудик уже знал, что означает ее мурлыканье; «Мир! Не гоняй меня!» Так же, как и она знала, что, если он виляет хвостом, это означает то же самое.

Однако, находясь при исполнении своего долга, он должен был залаять, и Сардинка удивленно остановилась. Она уселась на приличном расстоянии от Чудика и принялась вылизываться. Чудика всегда удивляло, почему кошки такие чистюли — только и делают, что умываются.

— Не волнуйся, Снабби, это всего лишь Сардинка, — сказала Диана, выглянув из окна веранды. — Перестань, Чудик! Тебе надо сторожить нас от людей, а не от кошек. Тихо!

Чудик перестал лаять, и Сардинка подошла к нему, громко мурлыча. Пес завилял хвостом, Сардинка разлеглась поперек дорожки, потянулась и потрогала лапкой его нос. Чудик тихонько тявкнул, что, должно быть, означало: «Извини, сейчас не могу с тобой поиграть, я на работе — охраняю друзей».

Сардинка задремала, оставив на всякий случай приоткрытую щелочку глаза. Чудик тоже устроился поудобнее, закрыв оба глаза, но прислушиваясь своими длинными висячими ушами.

Снабби вылез из-под скамьи весь в пыли и паутине.

— Вот болван этот Чудик! Только посмотрите, на что я теперь похож!

— По-моему, немногим хуже, чем обычно, — окинула его критическим взглядом Диана. — Давай садись скорее. Нам правда нужно кое-что обсудить.

Обсуждение получилось довольно долгим. Теперь уже все прочитали ту статью в газете и знали, что опять были украдены какие-то ценные письма и опять вор таинственным образом сумел пройти сквозь запертые двери и зарешеченные окна. И, что еще более важно, они знали, что опять в том же месте в это время была ярмарка.

Такое не могло быть чистым совпадением, не могло быть случайностью. Ярмарка — или кто-то с ярмарки — должна иметь какое-то отношение к этим таинственным кражам. И еще: кто-то хорошо осведомлен об этих редких документах, знает, где они хранятся и как их добыть.

— И все же, мне кажется, тут есть какое-то противоречие, — задумчиво произнес Роджер. — Обычно циркачи и фокусники никак не связаны с такими документами. Нужно быть кем-то вроде... вроде дедушки Роберта, чтобы разбираться в ценности исторических документов, а для этого необходимы специальные знания.

— Ты хочешь сказать, нужно быть антикваром? — уточнила Диана немного свысока. — Так называются специалисты такого рода — дедушка Роберт говорил мне.

— Надо же! — удивился Снабби. — А я-то всегда думал, что эти анти... как там ты сказала — это те, кто не любит аквариумы.

— Скажешь тоже! — засмеялся Роджер. — Ведь не антиаквариум, а антиквар!

— По-моему, звучит почти одинаково, — насупился Снабби. — Лучше скажите, едем мы в Риклешем или нет? Скажите, что едем!

Роджер переглянулся с Дианой, и оба важно кивнули.

— Да, — сказал Роджер. — Мы поедем на ярмарку и произведем небольшую разведку. Постараемся узнать, нет ли там какого-нибудь антиквара. И тогда, может быть, мы нападем на след!

— Классная идея! — подхватил Снабби. — Можно будет сразу же напустить на него полицейских.

— Не думай, что все будет так просто, — насмешливо сказала Диана, — Мы...

Чудик вновь оглушительно залаял. Снабби опять нырнул под деревянную скамейку, а Роджер и Диана придвинулись потеснее друг к другу, чтобы его спрятать.

— На этот раз наверняка дедушка, — прошептал Роджер. — Сиди тихо, Снабби. А мы сделаем все, что сможем.

К веранде действительно подошел дедушка. Он заглянул внутрь.

— Ага, так и думал, что обнаружу вас здесь. Хочу поговорить со Снабби.

— Мы ему передадим, — вежливо ответил Роджер.

— Но ваша мама сказала, что он здесь, — не сдавался дедушка.

— Да, разве? — пожала плечами Диана. — А она все еще занята, дедушка? Может, мне нужно пойти ей помочь?

«Ловко она переключила его на другую тему!» — восхищенно подумал Снабби, прячась за ее ногами.

— Нет, этого она не говорила, — ответил дедушка. — Так вы не знаете, где Снабби?

— Он где-то здесь, неподалеку, — правдиво сказал Роджер. — Чудик никогда далеко от него не убегает.

Услышав свое имя, Чудик завилял хвостом. Он крайне удивился, увидев Снабби под скамейкой. Ему захотелось подойти к хозяину, но каждый раз, когда он приближался, Роджер или Диана решительно отталкивали его ногой.

— Как вы думаете, он меня услышит, если я его позову? — спросил дедушка. — Мне очень нужно с ним поговорить. Это важно.

— Попробуйте крикнуть, — посоветовала Диана.

И дедушка закричал:

— Снабби! Снабби! Ты мне нужен! Снабби! Ответа, конечно же, не последовало, если не

считать того, что Чудик залаял, а Сардинка с испугу взлетела на забор.

— Как вы думаете, он меня слышал? — опять спросил дедушка.

— Гм-м... Если он достаточно близко, то, конечно, слышал, — осторожно подтвердил Роджер. — Не беспокойтесь, дедушка, я передам ему, что вы его искали, как только увижу.

Дедушка покричал еще. Он был убежден, что Снабби где-то поблизости, иначе почему Чудик здесь?

— Снабби! Ты мне нужен!

— Дедушка! Эта женщина из дома напротив, у которой грудной ребенок, уже выглядывает в окно, — сообщила Диана, — Надеюсь, ее ребенок сейчас не спит.

— Ох ты господи! Совсем забыл про ребенка! — спохватился дедушка. — Опять ваша мама на меня напустится. Ладно, передайте Снабби, что я его искал, хорошо?

И он удалился по дорожке.

Роджер и Диана облегченно вздохнули.

— Можешь вылезать, Снабби, — позвал его Роджер. — Он ушел.

Снабби вылез еще грязнее, чем прежде.

— Здорово у вас получилось, — похвалил он. — И вроде бы не врали, и меня не выдали. Огромное спасибо.

— Не знаю, как ты собираешься прятаться от дедушки весь день, — покачала головой Диана. — Это будет непросто!

— Уж конечно, — подтвердил сияющий Снабби. — А мы давайте уедем на великах в Риклешем на целый день. Возьмем с собой еды и все, что

нужно.

— Правильно! Так и сделаем! — поддержал его Роджер. — Пойду прямо сейчас спрошу у мамы. Пойдем вместе, Ди. А ты, Снабби, оставайся здесь. Мы за тобой зайдем, когда соберемся. Пока!