Высокий молодой мужчина Том Кэмпбелл небрежно захлопнул дверцу старенького фургончика марки «ют» и осмотрелся по сторонам.

Да. Местечко что надо. И свою колымагу нечего запирать на замок. Кто же позарится в Портси на полуразвалившуюся машину какого-то чудака? Здесь явно ездят на авто покруче. Ведь повсюду роскошные виллы, высокие заборы, за заборами наверняка теннисные корты, бассейны, подстриженные газончики и ухоженные цветники… Словом, все то, что непременно прилагается к жизни богатеньких господ.

А их в Портси, сказочном пятачке на полуострове Морнингтон, было предостаточно.

Вот в эту сказку и попал Том. А если конкретнее, то направлялся он в особняк с громким названием «Бельведер».

Подойдя к его воротам, Кэмпбелл подтянул повыше пояс, набитый инструментами, перекинул через плечо наволочку со старыми тряпками и вошел на территорию виллы. И что же увидел молодой человек?

Увы, не райские кущи. Покрытые мхом деревья, заросший сорняками и кустами ежевики участок, поникшие цветы и обветшалый старый дом под серой черепичной крышей. В контурах дома просматривалась чудовищная эклектика, словно много лет назад его строили полдюжины архитекторов с самыми разными вкусами.

Дом будто жмурился в ужасе от своего собственного вида. Наверное, поэтому давно закрылись как бы сами собой все его бледно-зеленые ставни, скрепленные проржавевшими петлями.

Да. Странно. Вокруг такая роскошь. А этот особняк будто бельмо на глазу. И почему в положение дел на таком неухоженном участке не вмешался местный Совет? Ведь обычно представители подобных организаций пытаются следить за состоянием старинных особняков и территории вокруг них. В данном случае, видимо, произошел какой-то сбой.

Но кто же будет связываться с леди Брайс, хозяйкой этого огромного и внушающего какой-то непонятный страх особняка? Да она и близко сюда никого не подпускала, стерегла свою обитель днем и ночью, не желая видеть посторонних.

Тогда что здесь будет делать Том Кэмпбелл? Как что? Он ведь мастер на все руки. Вот и рвется после звонка леди покрасить ее дом, привести в порядок сад, отремонтировать забор. Разве можно оставлять рядом с роскошными виллами такую развалину? Ни в коем случае.

Том давно собирался сказать об этом леди Брайс. Но они ведь не были знакомы. И он боялся вмешиваться в чужую жизнь. По крайней мере, Мэгги Брайс его об этом до своего звонка не просила. Однако Кэмпбелла все равно влекла к особняку загадочной женщины какая-то неведомая сила. И он ничего не мог с собой поделать.

Том улыбнулся. Леди Брайс. Именно так ее стали однажды называть сестры Барклей, давно живущие в Портси. Они очень не любили надменную дамочку. Владелиц местного галантерейного магазина раздражало высокомерие Мэгги. Безобразие. Никогда не заходила в их превосходное заведение. И кого из себя корчит? Сестры были обижены.

Но Брайс вообще практически ни с кем не общалась, вела замкнутый образ жизни. А Кэмпбелл видел ее лишь несколько раз, и то мельком. Она иногда проезжала по главной улице городка на своем черном джипе. Леди в больших солнцезащитных очках управляла машиной как заправский водитель. Том, помнится, даже удивлялся. Справиться ведь с джипом может не каждый. А потом Кэмпбелл удивился еще раз. Мэгги Брайс однажды позвонила ему и обратилась с просьбой помочь отремонтировать ее дом. И пришлось Тому собирать инструменты. Правда, сначала он долго думал. Выбрать рыбалку или скучную работу у какой-то по разговору слишком взвинченной женщины? Однако даме он, естественно, отказать не решился. Вот и приехал в «Бельведер», нескромно сравнивая себя с рыцарем в сверкающих доспехах, бросившимся спасать беспомощное существо.

Пройдя на территорию особняка, Кэмпбелл остановился у высокой парадной двери.

А это что за чудо? Навстречу Тому рванулся лохматый охотничий пес рыжеватого окраса. Позванивая брелком на ошейнике, собака принялась обнюхивать незнакомца.

— Эй, Смайли, я хороший, — заверил псину Том. — Тебя ведь зовут Смайли? Твоя кличка отлично просматривается на брелке…

Старый пес устало поднял голову и моргнул глазами, будто понимая, о чем говорит человек. Но он не собирался выказывать восторга по поводу визита нежданного для него гостя. Пес резко отвернулся от пришельца.

— Ну, Смайли, будь поприветливее. — Том погладил собаку по голове. — Но где же твоя хозяйка, дружище?

Внезапно откуда-то изнутри послышалась неподходящая для изысканной леди ругань. Том понял, что происходит неладное.

— Привет! Вам нужна помощь? — крикнул Кэмпбелл в единственное распахнутое окно.

На него обрушилась неожиданная тишина.

Том, не найдя дверного звонка, толкнул дверь, смело перешагнул через разлегшегося на пороге, потерявшего всякую бдительность пса и осмотрелся по сторонам.

Первое, что он увидел: прямоугольное пятно на стене. Очевидно, здесь раньше висела картина, подумал Кэмпбелл. А вот гора почему-то не распечатанных писем. Том с недоумением окинул взглядом конверты, лежащие на ободранном журнальном столике, затем приподнял лист увядшего папоротника в керамическом горшке. Да. Полнейшее запустение. В этом доме не чувствуется жизни.

Хотя нет. Чувствуется. Том услышал очередное проклятие в чей-то адрес. И молодой мужчина пошел в направлении голоса. Отступать было поздно.

Через минуту он оказался в огромной комнате с двустворчатыми окнами. Вид из них открывался просто прекрасный. Казалось, что к дому практически вплотную подступает морской залив Порт-Филлип. Именно поэтому особняк можно было сравнить со старинным кораблем, готовившимся отправиться в плавание.

Кэмпбелл прикрыл глаза. Его фантазия разыгралась не на шутку.

Ах, если бы он был хозяином этого дома… Превратил бы его не только в корабль — в сказочный дворец.

Том покачал головой. Но как же хозяйка особняка довела все до такого состояния?

Полы облезлые, занавески на окнах выцветшие, ни одной приличной картины. Практически ничего. Ничего, кроме бежевого шнура допотопного телефонного аппарата, тянувшегося через середину комнаты к дальней стене, нескольких ободранных стульев и старого расшатанного стола, на котором стояли банки с окрашенной водой и кистями разных размеров. Да. Том еще вспомнил про журнальный столик в прихожей.

Впрочем, в комнате, куда попал Кэмпбелл, стоял еще и мольберт. Возле него-то он и увидел босую, в забрызганных краской джинсах, стройную молодую женщину. Натуральная блондинка? Трудно сказать. Испачканная бандана почти полностью закрывала волосы художницы.

Том прокашлялся.

— Мисс Брайс?

Она повернулась так быстро, что алая краска с ее кисти брызнула на холст, где уже были изображены синеватые облака.

— Ну и ну! — хрипло воскликнула художница, снова взглянув на еще не оконченную до конца картину. — Черт, испортила свое творение. — На ее скулах выступил румянец, в светло-серых глазах мелькнул огонек раздражения.

Том же был совершенно спокоен. И, кстати, довольно улыбался. Вот повезло-то, думал он. Пришел в дом к такой красотке.

— Кто вы такой, черт возьми? И что вы делаете в моем особняке? — Мэгги воззрилась на Кэмпбелла с недоумением.

Да. Не слишком приветливая особа. Том слегка нахмурился. Очевидно, он не произвел на нее приятного впечатления. Но надо как-то выправлять ситуацию. Ведь в этом доме ему предстоит еще работать. Значит, с хозяйкой надо подружиться.

Но она выглядела так воинственно. Обычную кисть в своей руке держала как смертоносное оружие. Однако придется отстреливаться.

— Пожалуйста, успокойтесь, мисс. Воевать мне с вами совершенно не хочется. Я — миролюбивый человек. А зовут меня Том. Том Кэмпбелл. Ремонтирую по случаю практически все, что попросят, занимаюсь мелкими поделками… — Он растянул губы в милейшей улыбке, которая часто выручала его в сложных ситуациях, а затем развел руками: — Вы, наверное, забыли. Но ведь сами позвонили мне несколько дней назад и попросили о помощи. Говорили, что вам надо привести в порядок особняк…

Растерянная женщина моргнула длинными ресницами.

— Ах да, верно. Господи, я действительно забыла про свой звонок. Так вы и есть тот самый Том Кэмпбелл, которой славится на всю округу золотыми руками? Угу. Отлично. — Она повертела кисть в руке, снова повернулась к рабочему столу, погрузила свое орудие труда в банку с водой и в очередной раз чертыхнулась. — Большая синяя картина с красными брызгами. Ничего оригинального. Проклятие!

Том снова улыбнулся. Он вспомнил о сестрах Барклей. Если бы они слышали, как ругается эта особа, сразу бы перестали называть ее леди. Даже с иронией.

Однако лексикон лексиконом, но в целом Мэгги Брайс смотрелась как весьма изысканная дама, несмотря на забрызганную краской одежду.

Походка художницы была изящна, как у балерины, нежная кожа так и притягивала взор, а серые глаза походили на глубокие озера, цвет которых вдруг неожиданно переходил в голубоватый.

Очаровательная женщина, подумал Том. Он наблюдал за Мэгги с восторгом.

А она как бы и не замечала своего гостя.

Сдернула с головы бандану, развязала ленту на длинных волосах, потом машинально собрала их в низкий пучок…

Мэгги все делала будто по привычке. Ее движения были четкими и быстрыми и, скорее всего, не рассчитанными на то, чтобы произвести на кого-то какое-то впечатление.

Однако Тома жесты мисс Брайс взволновали. Какая грациозная особа. И очень сексуальная. Он просто остолбенел от восхищения. Через пару секунд пришел в себя. Не стоит поддаваться чарам этой загадочной женщины. А что, если она колдунья? Том не мог объяснить, почему ему в голову пришла столь дурацкая мысль, но продолжал строить самые фантастические догадки.

Мэгги Брайс — ведьмочка. Заманивает к себе разного рода простаков, использует их в своих целях, а потом сбрасывает несчастных с утеса, где угнездился ее дом, на острые камни или закапывает искателей приключений прямо возле своего зловещего особняка…

Господи, какая чушь. Кэмпбелл усмехнулся. Нечего больше смотреть ужастики. Вредно.

Но что же от него хочет эта экзальтированная дама? Вызвала лишь для того, чтобы он привел в порядок ее «дворец»? Пока непонятно.

Увидев, что Мэгги куда-то направляется, Том двинулся вслед за ней.

Они очутились в огромной кухне.

Здесь также царило полное запустение. Холодильник ободранный, на подоконнике ни одного горшочка с цветами, нормальной посуды не видно…

Странно все это. Кэмпбелл нахмурился. И какого черта он сюда вообще приехал? Лучше бы отправился на рыбалку. Такая великолепная погода. Словом, если в ближайшие десять секунд леди Брайс не предоставит ему работу, он обязательно уйдет. Но надо узнать поконкретнее, зачем же она все-таки его позвала в свой кошмарный дом.

— Мисс Брайс, я не понял. Вы нуждаетесь в моих услугах или нет? Долго вы будете молчать?

Она поставила чайник на плиту, потом повернулась и окинула уже начинавшего злиться мужчину пристальным взглядом. Ее глаза казались неподвижными, но очень проницательными.

— Мэгги, — вдруг произнесла она. — Мне бы хотелось, чтобы вы называли меня просто Мэгги.

Он растерянно кивнул.

— Ну хорошо. Как скажете. Тогда называйте меня Томом. — Он дружелюбно протянул ей руку.

Мэгги спокойно ответила на крепкое рукопожатие.

А Кэмпбелл разволновался. Он вдруг уловил запах чудесных духов, исходящий от женщины. Восхитительный парфюм. «Соня Ракель». Том был в этом уверен. Однажды он купил флакончик этих духов по совету миловидной продавщицы в шикарном универмаге Сиднея. На Рождество подарил духи своей любимой сестре. Правда, глупышка, в общем-то равнодушная к парфюмерии, практически ими не пользовалась. Но Мэгги Брайс точно обожала этот нежный аромат. Или он исходил непосредственно от ее бархатистой кожи и духи тут ни при чем? Может, и так.

Но главное для Тома уже заключалось в другом — нужно завязать более близкое знакомство с этой красивой женщиной. А почему бы и нет? Непродолжительный легкий роман. Берег моря. Жаркие объятия. Сказка. Оставалось только влюбить в себя хозяйку дома.

— Значит, ты живешь здесь совершенно одна? — Том, решившись, начал атаку.

Мэгги слегка нахмурилась, услышав фамильярное «ты», но не стала возмущаться по этому поводу вслух, лишь спокойно произнесла:

— Я живу не одна. У меня есть Смайли. Разве вы не встретились у парадной двери?

— О да. Конечно, встретились. У тебя отличный друг.

Она взглянула Тому прямо в глаза.

— По крайней мере, он никогда не предаст меня. Это я знаю точно.

Кэмпбелл поежился. Ясно. Мэгги Брайс сразу занесла его в список предателей. Значит, придется завоевывать ее доверие. Любыми способами.

Но какова штучка! Когда он жил в Сиднее, женщины не разговаривали с ним подобным образом. А в Портси ему почему-то не везет. Только выбрал объект для воздыханий, тут же почувствовал некое сопротивление. Ведь тон Мэгги был таким дерзким.

Однако Кэмпбелл решил укротить мисс Брайс.

— Я, конечно, ценю твое трепетное отношение к Смайли, но ведь песик не умеет пользоваться инструментами. Наверное, поэтому ты и обратилась за помощью к знаменитому мастеру, то есть ко мне. — Том хитро прищурился.

— Только не пользуйся моим безвыходным положением, — вспылила Мэгги, также перейдя на «ты». — Ой, вода-то в чайнике кипит вовсю. — Она быстренько перевела разговор на другую тему. — Давай заварим кофе. Без этого напитка трудно жить.

— Давай.

Том усмехнулся и вдруг подумал: а интересно, за кого она его принимает? Очевидно, за обычного, какого-нибудь полунищего плотника. А может, с таким, на ее взгляд, простеньким парнем и хочет проводить время? Ведь некоторым одиноким дамам страсть как надоедают нудные богатые денди. Вот и ищут они своеобразное противоядие от них, связываются с так называемым плебсом. Но Мэгги Брайс, скорее всего, ни за что не будет общаться с бедняком, каким бы он красавцем ни был.

Но тогда что же делать?

Выронить как бы случайно перед ее носом чековую книжку или намекнуть на то, что леди имеет дело с не очень простым человеком? Может, тогда и разгладится суровая морщинка на ее лбу, может, тогда и засверкают ее холодные серые глаза веселым блеском?

Нет, раскрываться пока рано. А вдруг он через некоторое время придет к выводу, что Мэгги Брайс, в общем-то, не в его вкусе. Да, она хороша собой. Но слишком высокая, слишком резкая. Том предпочитал женщин небольшого роста, обладающих более мягким характером.

Так, может, сразу оставить Мэгги в покое?

Не получится. Она притягивала к себе как магнит.

Брайс поставила перед ним чашечку с ароматным кофе.

— А ты сможешь задержаться в моем доме надолго? — вдруг спросила она. — Здесь столько работы… — Мэгги дунула на поверхность черной жидкости.

— Ну, как тебе сказать. — Том сделал задумчивый вид. — Вообще-то, у меня много клиентов. Одни сестры Барклей чего стоят. Если им понадобится сменить лампочки в магазине, не потерпят никаких задержек.

— Велика работа — менять лампочки… — Брайс презрительно хмыкнула.

— Ты предлагаешь мне другую? Впрочем, лучше помолчи. Я и так вижу, что дел в твоем доме невпроворот. А что творится с садом! Ежевика совсем распоясалась, заполонила практически всю территорию, другие кусты и вьющиеся растения так переплелись, что превратили это место в настоящие джунгли. И до пляжа не доберешься. Полное безобразие. Ни искупаться, ни позагорать…

— Да уж. Полностью с вами согласна, мистер. — Мэгги перешла на ироничный тон. — Такая знойная пора, а без пилы на пляж не доберешься. Или нужно запрыгивать туда с шестом? Но я не спортсменка. Так кто же меня спасет? Ведь очень хочется понежиться на ласковом солнышке и окунуться в морскую пену.

— Милая, а кстати, ты давно здесь живешь? — Кэмпбелл вопросительно посмотрел на Мэгги. — Что-то я раньше тебя не видел в этих местах.

— Я приехала сюда из Мельбурна несколько месяцев назад, но практически никуда не вылезаю.

— Понятно. Решила стать затворницей.

— Да ничего тебе не понятно. Впрочем, это неважно. Лучше пойдем со мной.

Она повела Тома к черному ходу.

Через минуту они оказались в маленьком внутреннем дворике, полностью заросшем сорняками.

— Это еще ничего. Смотри туда, — Мэгги обреченно махнула рукой вправо.

Кэмпбелл ужаснулся. Он увидел мощную стену из живых лиан, через которую пройти было просто невозможно. Устрашающую картину дополняли заросли папоротника, разросшегося на всю катушку.

— Ну, как тебе обстановка? — Мэгги развеселилась. — Хотя папоротники просто замечательные. Я получила это чудо в нагрузку к дому. Слушай, а может, посадить тут и другие растения? Впрочем, я плохо разбираюсь в садоводстве.

— Это чувствуется. И что ты еще собираешься здесь сажать? И так пройти невозможно. — Том хмыкнул, сбросив с себя какие-то листики. — И лучше вообще не лезь в эти дела.

— Значит, ты хочешь сказать, что я никогда не стану приличным садовником? — шутливо спросила Брайс.

— Никогда. Ты слишком изысканна. Тебе ни к чему ковыряться в земле.

Мэгги улыбнулась, потому что ей понравилось то, что сказал Кэмпбелл. Ее сравнивают с утонченной аристократкой? А кому не понравится такое сравнение? Щеки молодой женщины порозовели, глаза засверкали, из-за губ блеснули аккуратные белые зубки.

— Знаешь, Том. А ты, по-моему, прав. В саду должен трудиться сильный мужчина с крестьянскими навыками. Надеюсь, ты не откажешься от такой работы?

— Конечно, нет. У меня появилась возможность осуществить мечту всей моей жизни: поработать косой, — язвительно произнес Кэмпбелл.

Мэгги, как бы не заметив его легкого раздражения, мило улыбнулась, кокетливо пожав плечами.

— Не часто приходится видеть, как у кого-то сбывается мечта всей жизни.

— Зрелище будет потрясающим. Обещаю. — Том гордо вскинул голову.

— И сколько же времени тебе понадобится на покос?

— Вопрос сложный. Но к концу дня, думаю, управлюсь. Возможно, и раньше.

— Тогда начинай работать. Сарай вон там. — Мэгги указала в угол сада. — Правда, не знаю, есть ли там коса…

— Как? Здесь нет косы? И здесь нет шеста для прыжков? Кошмар. Выжить невозможно. — Том рассмеялся.

Однако Мэгги на этот раз не оценила его юмора. Ее серые глаза снова стали холодными.

— Невозможно выжить? А я выживаю. С помощью кофе, например. — Она как-то обреченно моргнула и отвернулась от Кэмпбелла. Потом тихо произнесла: — Кофе, конечно, ни при чем. Выжить мне помогает другое…

Том молчал. Боялся ляпнуть что-нибудь невпопад. Тем более что для леди Брайс он ведь обычный работяга. Вот и нечего лезть со своими утешениями и домыслами.

Кэмпбелл лишь спокойно посмотрел на свою работодательницу, ожидая дальнейших распоряжений.

А Мэгги больше не сказала ни слова. Она, вдруг внезапно помрачнев, пошла в дом.

Какие стройные ноги, отметил Том. Только почему-то они никак не хотят идти в его сторону. Ну да ничего. Время меняет многое.