На следующее утро Мэгги получила письмо, которое давно ждала.

В послании от ее адвоката сообщалось, что она разведена официально.

Мэгги облегченно вздохнула, почувствовав себя окончательно свободной.

Теперь она могла делать все, что хотела.

И Мэгги, не дожидаясь визита Тома, поехала к нему сама. Ведь она уже точно знала, где он живет. Адрес Кэмпбелла раздобыла шустрая Сандра.

Ох, как не терпелось художнице увидеть дом загадочного мужчины.

Через двадцать минут Мэгги выехала на длинную подъездную аллею, ведущую к жилищу Тома.

У молодой женщины захватило дух.

Шикарно. Справа — теннисный корт, слева — огромный бассейн.

Территория поместья в идеальном порядке.

Мэгги полюбовалась стройными эвкалиптами. Деревья прекрасно вписывались в общий пейзаж.

Ну а дом какой чудный! Просто великолепный.

Но где же охрана? Никого. И ворота распахнуты настежь. Мэгги въехала на частную территорию беспрепятственно. А может, Том ждет какую-нибудь свою подругу? Мэг нахмурилась. Ничего, сейчас все выясним.

Она остановила машину рядом с явно очень дорогим особняком, из окон которого наверняка открывался вид на океан.

Райское местечко, подумала Мэгги и вышла из машины, прихватив пакет с фруктами и бутылочкой красного вина.

Она направилась к парадной двери.

«Ушел на рыбалку».

Мэгги, увидев эту записку, улыбнулась. Она почему-то была уверена, что Том Кэмпбелл дома.

Поправив узкую бретельку топа, художница постучала в дверь.

За дверью послышалась какая-то возня.

Том не один? Мэгги уже хотела сбежать, но медлила.

Дверь резко открылась.

— Здравствуй! Это я. Не ждал?

Том, одернув серую футболку, удивленно воззрился на гостью.

— Мэгги? Как ты разыскала меня? И зачем приехала? Что-то случилось?

Она глубоко вздохнула и воскликнула:

— Ура! Том, я свободна! Я разведена официально! Мы должны это отпраздновать. — Она помахала перед его носом письмом от адвоката. — Здесь все и сказано.

В глазах Тома появилась радость. Он протянул Мэгги руку, и художница вошла в его дом.

Кэмпбелл закрыл парадную дверь и повел молодую женщину в гостиную.

Она с восторгом рассматривала интерьер.

Дорогие картины, экзотические комнатные растения, прекрасная мебель. Так живут только богатые люди. Значит, Кэмпбелл — не простой парень. Впрочем, Мэгги это поняла уже через несколько дней после их знакомства.

Но что это Том такой задумчивый? Или не рад ее появлению?

Мэг не понимала некоторых вещей.

Кэмпбелл был просто ошарашен.

Мэгги, неприступная Мэгги, сама приехала к нему. И она развелась с мужем, и она здесь, и появилась внезапно…

Том спохватился. А в спальне-то не убрано. Хотя вряд ли Мэг бросится в его объятия, вряд ли ляжет с ним рядом. Скорее всего, она приехала просто поболтать, приехала к нему, как к другу…

Но тогда почему так оделась?

Топик без бюстгальтера, узкие джинсы, обтягивающие бедра. Достаточно вызывающе.

Мэгги своим видом давала понять, что ей хочется интима? Или это глупая ошибка? Сейчас ведь так одеваются многие.

Том запутался в своих мыслях.

Но его уже охватило неистовое желание. Дотронуться до гладкой кожи этой леди, вдохнуть запах ее шелковистых волос — вот было бы блаженство. Все. Он ни за что теперь не отпустит от себя эту женщину. Он влюблен в нее по-настоящему.

Мэгги остановилась рядом с камином, над которым висела… «Большая синева».

Художница была поражена.

— Ты повесил мой портрет на самом видном месте. И освещение здесь идеальное… Том, мне очень приятно… — Мэгги повернулась к Кэмпбеллу. — Но здесь же наверняка висела другая вещь.

— Пейзаж Драйздейла, — спокойно произнес Том.

— Серьезно? Но это же один из самых лучших художников Австралии. Зачем ты убрал его работу?

— Не волнуйся, шедевр не пропадет.

Мэгги снова посмотрела на «Большую синеву».

В этот момент Кэмпбелл неожиданно прошептал:

— Я обожаю эту женщину в синем облаке. Мэг, а хочешь увидеть кое-что еще? У меня в спальне есть картина Нолана…

Мэгги широко раскрыла глаза.

— Нолана? Ну и ну. Да ты обладатель сокровищ.

Однако художница вдруг покраснела. Что это Том заговорил про спальню? Ах, хочет соблазнить разведенную особу. Впрочем, Мэгги вздернула изящный подбородок, она же сама к нему приехала. Чего уж тут ломаться. И все-таки Мэг боялась сблизиться с Томом окончательно. Бросит ее после секса, она не переживет…

Мэгги осмотрелась. Но сколько же шедевров в этом доме! Да Том, очевидно, миллиардер.

— Если я не ошибаюсь, — указала она на скульптуру, стоящую в углу комнаты, — это статуя работы Родена. Копия?

Том отрицательно покачал головой.

— Но тогда она практически бесценна!

— Мне повезло. Несколько лет назад я ухитрился ее купить за вполне приемлемую цену. Знаешь, я хотел подарить это чудо своей сестре. Тесс страстно любила искусство, а еще ей очень нравилась моя работа…

— В Сиднее ты занимался реставрацией старинных зданий?

— Да. А по профессии я архитектор. И создал очень продвинутую и успешную компанию. Перед тем же, как переехать в Сорренто, я все продал. Правда, получил огромные деньги…

— А этот дом ты, наверное, проектировал сам?

Том кивнул.

— Последний полет моей фантазии…

— И надо сказать, удачный. Том, ты очень талантливый человек. Но зачем же ты отказался от своей профессии?

— Потому что мне все надоело. И мне все время казалось, что я прохожу мимо каких-то более важных вещей. Постоянное пребывание в большом городе утомляло меня. Суета, интриги, стрессы. Я устал. А сюда переехал, чтобы начать новую жизнь. Более спокойную, что ли. Здесь такая умиротворяющая обстановка. И солнце даже светит как-то по-другому.

Мэгги подошла к окну. Она посмотрела на ухоженный двор и глубоко вздохнула.

— Да. Здесь замечательно. И так тихо.

Том приблизился к Мэгги и обнял ее.

— Значит, тебе нравится мой особняк и то, что вокруг?

— Нравится.

Ее голос прозвучал немного печально.

— Тогда почему у меня такое чувство, будто ты чем-то разочарована?

— Есть немного. Ты можешь облениться в этих хоромах.

Он рассмеялся.

— Я не привык слоняться без дела.

— Однако на бездельника похож, — игриво поддела его Мэгги. — И у тебя такие смешные шортики. Красненькие, да еще и в клеточку. — Она расхохоталась.

— Ну, знаешь ли, — Том сделал вид, будто обиделся. — Когда ты разъезжаешь по здешним местам в бандане и в потертых джинсах, ты тоже выглядишь не очень. А ведь могла бы одеваться и посолиднее. Ты ведь одна из самых выдающихся художниц страны.

— Богема к одежде относится равнодушно. У нас другие интересы…

— И какие же? Уточните, мадам.

Она повернулась и взглянула ему в глаза.

— В данный момент, например, меня волнует один субъект.

Том хитро прищурился.

— А я его знаю?

— Конечно. Такой высокий темноволосый мужчина. Мне очень хочется прижаться к нему.

В ее глазах сверкнул огонек желания.

Том обхватил ладонями лицо Мэгги, наклонился и поцеловал ее в губы.

Она тихо простонала. Ее охватила дрожь. Мэгги погладила плечо Кэмпбелла. Том коснулся ее спины.

Какая бархатистая кожа!

Он обнял Мэгги так крепко, что у нее уже не осталось никаких сомнений относительно его чувств к ней. Том начал осыпать Мэгги страстными поцелуями. Он все сильнее желал ее, окончательно потеряв голову.

— Том, Том, — прошептала она. — Только не спеши…

— Мэгги, дорогая, я хочу тебя… — Он нежно провел рукой по ее теплой щеке. — Мэг, я влюбился в тебя практически с первого взгляда. Ты — самая лучшая женщина на свете, и ты такая сексуальная…

Ее щеки залил румянец.

— Том, ты тоже нужен мне. И разве можно устоять перед таким мужчиной? — Она провела пальцем по его губам. — Том, я твоя…

Он поднял ее на руки и понес в просторную спальню.

* * *

Поправив постельное белье на кровати, Кэмпбелл осторожно положил на нее Мэгги.

Она, увидев картину Нолана, воскликнула:

— Настоящий шедевр!

— Ты тоже великая художница, Мэг. И у тебя такое будущее… — Том с нежностью посмотрел на возлюбленную.

Мэгги медленно стянула с себя топ и отбросила в сторону.

Том чуть не задохнулся от восторга. Ее грудь была великолепна.

Они слились в объятиях страсти. Они долго не могли оторваться друг от друга.

Свершилось то, что должно было свершиться.

Мэгги проснулась, почувствовав запах отварных кальмаров.

Она томно потянулась.

Открыв глаза, попыталась сообразить, где она находится.

В доме Тома Кэмпбелла. Где же еще!

Мэгги медленно провела рукой по вмятине на подушке, где недавно покоилась голова Тома. Как же она любила этого мужчину.

Утомленная ласками молодая женщина бросила быстрый взгляд на дверь, затем выскользнула из постели и обнаженная побежала в душ.

Мэгги нежилась под теплыми струями и вспоминала те несколько часов, которые провела в объятиях Тома.

Было очень хорошо. Но Мэгги вдруг разволновалась. А не слишком ли быстро после развода с Карлом она отдалась другому?

Из рук Мэгги выскользнуло мыло.

Господи, а что, если Том подумает о ней плохо?

Она выключила воду и вышла из душа, посмотрелась в зеркало.

— Ну что, грешница? — вслух произнесла Мэг. — Захотелось острых ощущений? Сама приехала в дом к мужчине. Какой стыд. И… какое блаженство нежиться в объятиях Тома.

Мэгги закрыла глаза. Она вспомнила, о чем мечтала практически с самого начала знакомства с Кэмпбеллом. О том, чтобы его сильные руки касались ее тела, чтобы Том страстно целовал ее в губы, чтобы ласкал ее грудь, ее самые сокровенные места…

И это свершилось.

Но любит ли ее Том? А если нет?

Мэгги зажмурилась от ужаса. Тогда она бросится с утеса в океан.

Разволновавшаяся женщина быстро оделась. Надо поговорить с Томом, подумала она. Из разговора все станет ясно.

Мэг поспешила в кухню, откуда доносились аппетитные запахи.

Том колдовал над блестящей кастрюлей.

На нем были стильные джинсы и та самая серая футболка, в которой он открыл Мэгги дверь.

Художница улыбнулась. А где же клетчатые шорты?

— Привет, — робко произнесла она.

— Привет, — кивнул Том.

Ее охватило смущение. Но что она нервничает? Ведь десять лет была замужем. Надо быть как-то поувереннее.

Она подошла к Тому совсем близко.

— Хочешь есть? — тихо спросил он.

— Я просто умираю с голоду, — хрипло ответила она.

— Тогда садись. — Он махнул ложкой в сторону двух табуретов.

Она послушно уселась за стол.

— А знаешь, этих кальмаров я поймал сам.

Том выключил плиту и пошел с кастрюлькой к Мэгги.

— Я приготовил их в особом соусе. — Он сел рядом с ней. — Вот, попробуй. — Том смотрел на свою гостью с нежностью.

— Восхитительно, — сказала она, прожевав кусочек. — Лучше ничего не ела.

— Я тоже, — засмеялся Том и предложил Мэгги запить блюдо вином. — Так будет еще лучше.

Она сделала несколько глотков и отставила бокал.

— Том, нам надо поговорить…

— Никаких разговоров. — Он поцеловал ее в губы, провел рукой по ее груди…

Они снова отправились в спальню.

Позже, засыпая в объятиях Тома, Мэгги уже понимала, что они теперь ни за что не расстанутся. Кэмпбелл был таким нежным и таким внимательным, каким может быть только любящий мужчина.

Мэг почувствовала себя счастливой. Кажется, она действительно нужна этому красивому человеку.