Том подошел к двери своего роскошного «бунгало» и открыл ее. Оказавшись в коридоре, он бросил ключи от машины в маленькую деревянную вазу на антикварном столе эпохи королевы Анны и тут же вспомнил об убогой скамейке, стоящей в прихожей у Мэгги.

Да. Леди Брайс явно не стремилась к богатству. Но ведь у нее были другие цели. Стать великой художницей, И Том Кэмпбелл отдавал ей должное. Он ведь сразу зауважал эту талантливую молодую женщину.

Очень привлекательная особа. Образованная, остроумная, сообразительная, красивая. И забавная. Вот такое интересное сочетание.

Том усмехнулся. Сможет ли он завоевать сердце Мэгги Брайс? По крайней мере, надо попытаться.

Он прослушал записи на автоответчике. Несколько человек просили перезвонить, предлагали выгодную работу. Но Том не мог ответить им согласием. Мастер будет очень занят в текущем месяце.

Том щелкнул клавишей на стене, и в просторной комнате зажглось несколько больших ламп. Золотистый свет коснулся удобных кожаных диванов, приставных столиков из красного дерева, добротного деревянного пола и коллекции произведений искусств.

Да. Мэгги жила гораздо скромнее. Но Том Кэмпбелл не мог отказать себе в роскоши. Он ведь был очень богатым человеком, раньше возглавлял крупную реставрационную компанию. Кстати, свое состояние нажил честным, упорным трудом. И не стеснялся того, что стал миллиардером.

Однако что же мешало леди Брайс поставить в своем доме хоть какую-то более-менее приличную мебель? А впрочем, это не его дело.

Том потянулся. На него вдруг навалилась усталость. Пожалуй, надо слегка расслабиться, подумал он. Принять душ, поужинать, выпить холодного пивка, посмотреть телевизор… Но для начала он зашел в свой кабинет. Нужно было проверить кое-какие бумаги.

— Добрый вечер!

Том чуть не подпрыгнул от неожиданности.

У его компьютера сидел слегка сгорбившийся мужчина.

— Господи, Алекс! Как ты меня напугал. В следующий раз предупреждай о своем появлении.

— Извини, кузен. В моем офисе завис компьютер, а мне нужно срочно сделать пару заказов. Надеюсь, ты не будешь возражать?

— Да нет, конечно. — Том уже успокоился. — Слушай, а давай попьем пивка.

— С удовольствием.

Том, вернувшись из кухни с напитком, открыл сразу несколько бутылок.

— Как поживаешь? — обратился он к двоюродному брату.

— В последнее время наслаждаюсь игрой Доры на трубе, — засмеялся Алекс. — Но часто убегаю из дома. Меня утомляют давящие на мозги звуки. Однако дочке надо заниматься…

Теперь уже рассмеялся Том. Он понял, что Алекс пришел не из-за проблем с компьютером, а просто отдохнуть и поболтать с родственником.

— А скажи-ка мне, как у тебя дела с леди Брайс? — Алекс начал разговор на щепетильную тему без особых предисловий. — Какая она? Действительно живет затворницей? Или просто слишком высокомерна, не хочет общаться с людьми не ее круга?

— Вообще-то, ничего такого нет. Мэгги Брайс весьма дружелюбная особа. К тому же она очень талантлива.

— Я услышал в твоем голосе нотки восхищения. Удивительно. Ты ли это?

— Именно я, дорогой Алекс. И почему ты считаешь, что я не могу восторгаться женщиной? Моя работодательница прекрасна во всем.

— И она, конечно, очень страстная. — Алекс усмехнулся.

— Если ты имеешь в виду постель, то не знаю. И вообще мне не хотелось бы разговаривать сейчас на пикантные темы. Скажу только одно: мне действительно нравится Мэгги Брайс. Но она, понимаешь, какая-то слишком загадочная…

— Понятно. А для «Плейбоя» красотка не снимается?

— Алекс, хватит нести чушь. — Том глотнул пива. — Мэгги — слишком утонченная особа…

Брат Тома вдруг посерьезнел.

— Мне почему-то кажется, что она напоминает тебе… Тесс.

Том пожал плечами.

— Возможно. Ведь наша Тесс тоже очень любила живопись, правда, была таким сорванцом. Но одно другому не мешает… Не мешало… — Том загрустил, вспомнив о сестре. — Кстати, Мэгги по натуре тоже весьма неуправляема. Она порывистая и дерзкая. Тесс всегда нравились такие девушки. Они бы наверняка подружились.

— Слушай, а ты не хотел бы узнать о Мэгги Брайс побольше? — Алекс прищурился. — Интересно ведь, как она жила раньше.

— Гмм… — Том задумался. — Да. Интересно.

Алекс повернулся к компьютеру.

— Что ты сейчас делаешь? — спросил Том.

— Смотрю, что есть о леди Брайс в «Google». Итак, внимание! Мэгги Брайс. Вариант номер один: тринадцатилетняя чемпионка по скейтбордингу из Канберры. Вариант номер два: девяносточетырехлетняя владелица конезавода из Ирландии. Да. О нашей художнице ни слова.

— А можно мне? — Том пониже склонился над лэптопом.

— Да пожалуйста. — Алекс уступил место брату.

Том добавил к параметрам поиска «мельбурнская художница» и… нашел то, что искал.

Вот она. Нынешняя владелица особняка «Бельведер». Только немного помоложе.

С экрана компьютера на мужчин смотрела девушка лет двадцати. Она лучезарно улыбалась. Ведь за свои талантливые работы получила премию Арчибальда.

Том откинулся на спинку кресла.

Он не сомневался, что видит на экране свою новую знакомую. Те же белокурые волосы, те же огромные серые глаза.

Алекс присвистнул.

— Говорят, премия Арчибальда — это очень высокая оценка труда художника. Значит, твоя красавица, можно сказать, гениальна?

— Я уже в этом не сомневаюсь, — серьезно произнес Том и через минуту нашел другое фото Мэгги.

На втором снимке она была уже постарше. Взгляд задумчивый и печальный, вид усталый…

— А ты знаешь, друг мой, твоя художница очень красива. — Алекс вдруг расщедрился на комплимент. — Она похожа на богиню.

— Полностью с тобой согласен. — Том продолжил поиск.

Следующий вариант. Мэгги Брайс на открытии галереи в Армидейле. В галерее выставлено несколько картин Мэгги. На продажу. Все ушло за астрономическую сумму.

Алекс от удивления аж закашлялся, озадаченно посмотрел на Тома.

— Вот это да! Том, ты видишь, сколько она получила денег! Не случайно купила поместье в Портси. А еще фотографии есть? Давай продолжим следствие.

Очередной снимок.

Белокурая художница рядом с импозантным седовласым мужчиной. Она касается его руки… Том закрыл лэптоп.

— Ну, хватит. Теперь мы многое знаем о леди Брайс. И основное, что она — замечательная художница.

Алекс улыбнулся.

— А что ты так разволновался? Впрочем, понятно. Надменная Мэгги держит тебя за обычного работягу. Этакий слесарь, или садовник, или электрик…

— Не вижу ничего плохого в данных профессиях. И я действительно был несколько лет назад совершенно простым парнем.

— А ты еще не рассказал Мэгги, кем являешься сейчас? Как заработал свое огромное состояние?

— Кое-что начал рассказывать, но полностью карты не раскрыл. И вообще, у нас мало времени для болтовни. Она пишет картину, а я вкалываю в саду.

— И долго ты будешь заниматься ерундой? Молодой миллиардер с лопатой и садовыми ножницами. Потрясающе! — Алекс сморщился. — Лучше вернись в свой бизнес. А то пташка Брайс быстро улетит от тебя. Зачем ей простенький дурачок? — Брат Тома опустился в плюшевое кресло рядом с письменным столом. — Дружище, леди Брайс — важная персона, и лучше не играйся с ней. Выйди из своей пещеры, в которой ты спрятался от полноценной жизни.

— А мне нравится быть простым человеком. Что ты ко мне пристал? — Том схватился за пульт, собираясь включить телевизор. — И мне нравится помогать Мэгги. И я приведу территорию ее особняка в полный порядок и дом отремонтирую. Раньше-то я ведь реставрировал старые здания.

Алекс хлопнул его по спине.

— Ты старался ради Тесс. Ради нее и создал компанию «Кэмпбелл Дизайнз». Да. Для лечения девочки были нужны огромные деньги. Жаль, что ничего не помогло…

Том сжал кулаки.

— Все мои усилия пошли прахом, но теперь я буду жить ради другой…

— Ты влюбился в Мэгги?

— Не задавай бестактных вопросов.

— А она тебе уже что-то пообещала? — не унимался Алекс.

Том наконец улыбнулся.

— Пообещала. Но ты слишком любопытен. Мой секрет останется при мне.

Не мог же он сказать Алексу, что вместо поцелуя в губы получит от молодой женщины в дар холст с синими пятнами. Вот посмеялся бы братишка.

Утром у парадной двери особняка Мэгги появились ее подруги — Фрея, Сандра и Эшли.

Раздраженный болтовней женщин, Смайли поспешил удалиться. Собачке хотелось тишины. Пес спрятался в саду.

Но и там он слышал, как щебечет самая суетливая подруга его хозяйки, вертлявая Сандра.

Однако, что касается внешности, эта особа была очень даже хорошенькой.

Темные вьющиеся волосы, синие глаза, пушистые ресницы. Мужчины обожали Сандру. Правда, они ей быстро надоедали. С подругами девушке было общаться гораздо приятнее.

Она протопала тяжелыми модными ботинками по деревянному полу.

— Доброе утро, Мэг. Извини, что мы опоздали. Это все из-за Фреи.

Последняя возмутилась:

— Вечно я хожу в виноватых. Какая несправедливость! Мать-одиночку может обидеть каждый. Но подрастут мои дочурки-близнецы, они вам покажут… — Фрея засмеялась, взбивая короткие рыжие волосы. — Лучше похвалите меня. Я привезла с собой много вкусной еды. А это — теплый шотландский плед. Ведь в «Бельведере» даже нечем укрыться.

Мэгги насупилась.

— Хватит критиковать меня.

— Ладно, не буду, — миролюбиво произнесла Фрея. — Кстати, я привезла тебе почитать «Код да Винчи». Своеобразная книга, но требует внимания. Не правда ли, Эшли? — Она обратилась к самой старшей подруге.

Эшли, которая когда-то преподавала Мэгги теорию изобразительного искусства, согласно кивнула. Пятидесятилетняя дама была не слишком разговорчивой. Кстати, может, ей было и не пятьдесят, а больше. Никто толком не знал ее возраста. Эшли умело скрывала дату своего рождения. А еще она была достаточно строгой. И если уж кого-то хвалила за успехи, то это считалось чем-то невероятным.

Мэгги всегда с замиранием сердца ждала ее визита. Что скажет ученая леди по поводу новых работ своей бывшей ученицы?

Эшли с невозмутимым видом подошла к мольберту. Ее пронзительные глаза так и впились в картину Брайс.

Дама немного помолчала, а потом бесстрастно произнесла:

— Мило, мило. Такая загадочная синева…

Мэгги вся сжалась, а потом от волнения перевела разговор на другую тему:

— А не выпить ли нам вина?

— Отличная идея! — Фрея пошла на кухню за бутылочкой и бокалами.

Сандра вынула из пачки французскую сигаретку. Пристально глядя на картину Мэгги и выпуская изо рта дымок, она серьезно спросила:

— Так что ты хочешь сказать этой картиной?

— Если честно, то не знаю толком и сама, — призналась Мэгги. — Но название для нее уже есть: «Большая синева».

Сандра снова выпустила дым.

Брайс слегка возмутилась.

— Слушай, иди покури на улице. И так голова кругом.

— Ладно, ладно. Только не ворчи. — Сандра вышла на веранду.

Мэгги и Эшли переглянулись.

— Она до сих пор похожа на дерзкого подростка, — констатировала Мэгги. — И на вид такая юная.

— А вот я уже совсем старуха, — неожиданно кокетливо произнесла Эшли.

— Глупости. Ты выглядишь замечательно, — подбодрила ее вернувшаяся Фрея и разлила по бокалам вино. — Мэгги, так над чем ты работаешь сейчас? — спросила она. — Я еще не видела твоего последнего шедевра.

Мэгги указала рукой через плечо.

Фрея повернулась и увидела синюю картину.

— Оригинально.

Затем обе женщины как-то виновато взглянули на Мэгги.

Они боялись сказать ей, что считают картину не слишком удачной. Они боялись обидеть Брайс. Подруги. Близкие люди. Они всегда заботились о душевном спокойствии своей любимицы. И особенно в последнее время. Ведь в личной жизни Мэгги потерпела полный крах. Но несчастная держалась, как могла.

— Да. Этот пейзаж весьма необычен, — бодро заявила она. — Но мне хочется создать что-нибудь другое, более жизнеутверждающую вещь.

Фрея улыбнулась.

— Обязательно попробуй. — На ее веснушчатых щеках от волнения появился румянец. — Ты ведь очень разносторонняя художница. Тебе надо постоянно экспериментировать. — Фрея взяла Мэгги за руки. — А может, тебе вернуться к портретам? Ты в этом деле настоящий мастер.

— С портретами у меня теперь вряд ли что получится. Я ведь практически ни с кем не общаюсь. Писать не с кого…

Фрея снова улыбнулась.

И тут в разговор вступила Сандра. Приоткрыв пошире двустворчатую дверь, девушка крикнула:

— А ты нарисуй вот этого парня! Какая фактура! — Сандра указала вниз тлеющей сигаретой.

В тишине раздался звук пилы. Том работал в поте лица.

— О, вот незадача… — смутилась Мэгги. — Забыла вам сказать, что у меня появился отличный работник. Приводит в порядок территорию сада.

Эшли, Фрея и Сандра поспешили во двор. Им не терпелось познакомиться с молодым мужчиной. Мэгги пришлось последовать за ними.

— Какой красавец! — У Сандры аж загорелись глаза.

— Да. Хорош, — серьезно произнесла степенная Эшли. — Фигура как у греческого атлета.

— Господи, так я же знаю этого парня! — воскликнула Фрея. — Том Кэмпбелл из Сорренто. И что он здесь делает?

Мэгги, смутившись, позвала подруг в дом. Ей почему-то не хотелось, чтобы они отвлекали Тома от работы.

Брайс нежно взглянула на Кэмпбелла. Трудолюбивый мужчина. Таких еще поискать.

— Девочки, ну хватит глазеть на человека, — строго произнесла она. — А то мой помощник не успеет выполнить задание.

Ее подруги нехотя поплелись к крыльцу. Лишь Сандра слегка задержалась.

— Сандра! — Эшли щелкнула пальцами. — Ну нельзя же так откровенно рассматривать мужчин. Безобразие.

Сандра потушила сигаретку в горшке с папоротником и тяжело вздохнула. Томно взглянув на Кэмпбелла, она все же отправилась вслед за подругами.

Вернувшись в дом, Мэгги бросила на пол несколько подушек.

— Девочки, устраивайтесь поудобнее. Мебели-то у меня нормальной нет.

— Зато теперь у тебя появился энергичный помощник по хозяйству. Невероятный красавец. — Сандра хитро прищурилась.

— Но мне пришлось нанять этого парня. — Мэгги будто оправдывалась. — Неужели вы можете представить, что Я работаю пилой? А в саду такие заросли. Надо здесь все привести в порядок. Вот я и нашла в справочнике телефон мастера на все руки. Думала, что появится какой-нибудь старичок, а приехал настоящий мачо.

— Твой рассказ просто тронул меня, — хихикнула Сандра.

— Мэгги, а тебя не будет отвлекать от творчества мускулатура этого красавца? — серьезно спросила Фрея. — Вот свяжешься с Кэмпбеллом, потом пожалеешь.

Черт побери, да не собираюсь я ни с кем связываться!

Мэгги хотелось закричать.

Она чувствовала, что уже никого не полюбит по-настоящему. После семейных передряг ее душа была сожжена полностью. Брайс теряла смысл жизни. Даже творчество не помогало.

— Фрея, значит, ты считаешь этого мужчину красавцем? — не унималась Сандра. — Полностью с тобой согласна. А что ты знаешь о нем? Ведь заявила, будто кое-что знаешь.

— Например, то, что он провел прошлое лето с одной взбалмошной американкой, которая постоянно рассказывала здесь всем, что при разводе она получила в свое распоряжение компанию «Морнингтон Мэнор» и собирается продать свой домик в Портси, а затем вернуться в Калифорнию. Говорят, дамочка уже уехала.

— Значит, у них ничего не получилось. — Сандра довольно хмыкнула. — Ну и замечательно. А то, что американка отказалась от дачки на сказочном полуострове, — это ее проблемы. Зато у нашей Мэгги здесь классный особнячок.

Мэгги Брайс глотнула вина и промолчала.

— Во всяком случае, наша Мэг уж точно не продаст этот дом и никогда не вернется в Мельбурн. Зачем ей видеть там своего предателя-мужа? Столько нервов помотал. Только пусть он подпишет необходимые бумаги для развода… — Фрея вся кипела.

И снова Мэгги промолчала.

Она боялась признаться подругам, что, наоборот, подумывала о продаже купленного недавно дома. Только американка сделала это, поддавшись эмоциональному порыву, а у Брайс просто не было иного выхода. Ее финансовое положение становилось критическим.

Однако сегодня Мэгги не желала думать о плохом. Ей хотелось хорошего вина, вкусной еды, веселой компании. Молодая женщина устала от проблем. Мэгги было необходимо расслабиться.

— Так. Все отлично. Том Кэмпбелл с американкой расстался. Он сейчас наверняка в поиске. — Сандра снова перевела разговор на волнующую ее тему. — Мэгги, а давай возьмем его в оборот!

— Сандра! Ты успокоишься или нет? — возмутилась Фрея.

— Мне просто жаль нашу гениальную художницу. Ушла в работу, а о развлечениях забыла. Мэгги, жизнь-то проходит…

Брайс кивнула и вспомнила прошлое.

Она была очень хорошей женой, все делала для своего мужа, про себя частенько забывала. И что? Ее предали во всех отношениях. Какая несправедливость!

Мэгги загрустила.

— Только не надо делать такое несчастное лицо. — Фрея погладила руку подруги. — У тебя все наладится.

— Возможно, с помощью Тома, — снова хихикнула Сандра.

— Хватит говорить об этом человеке! — приказала Мэгги. — Он всего лишь нанятый мною работник.

Сандра обиженно надула губы.

— Только не надо на меня кричать.

— Ладно, не обижайся. Дорогие, — обратилась Мэгги затем ко всем подругам, — а давайте-ка лучше подумаем, чем мы займемся на следующей неделе. Я имею в виду наш досуг. — Она улыбнулась.

— Надо придумать что-нибудь поинтереснее, — серьезно произнесла Эшли.

Том выключил электропилу и медленно разогнулся. У него болели мышцы, он сильно вспотел. И от работы, и от нещадно палящего солнца.

Кэмпбелл очень устал, но был доволен собой. Сделал немало. И… сильно проголодался.

Уже перевалило за полдень. Однако где же Мэгги? Почему не появляется? И кофе не предложила, и бутерброды не принесла. Странно. Наверное, проводит время с кем-нибудь подостойнее. Том сморщился.

Он вытер руки старой тряпкой, поправил футболку и пошел к дому. Надо все-таки выяснить, где хозяйка особняка?

А может, пригласить ее к себе? Накормить деликатесами, показать коллекцию произведений искусств. И обязательно Сидни Нолана. Вот удивится-то. Работы этого мастера есть не у каждого, только у очень состоятельных людей.

Том улыбнулся. Приятно все-таки быть миллиардером.

Он смело вошел в дом Мэгги Брайс.

Молодые женщины потягивали красное вино.

— Добрый день, дамы.

Услышав его голос, Мэгги моментально вскочила.

— О, Том! Привет. А который час? Неужели уже за полдень?

— Желудок говорит мне, что да.

— Такого мужчину нельзя оставлять голодным, — томно произнесла Сандра. Встав, она протянула Кэмпбеллу руку. — Разрешите представиться: Сандра Клейн.

— Очень приятно. Том Кэмпбелл.

— Ах, извини, я должна была сразу познакомить тебя со своими подругами. — Глаза Мэгги заблестели от волнения. — Но ты был весь в работе.

Ее щеки раскраснелись. И от возбуждения, и от выпитого вина.

— Том, вот Сандра. Она — художник-карикатурист.

— Ее работы можно увидеть в разделах комиксов?

— Нет, не там, — раздраженно бросила Сандра.

— У нее свой юмористический журнал. Пользуется огромной популярностью, — объяснила Мэгги. — И вообще, мои талантливые приятельницы занимаются, в том числе и в Портси, очень серьезной работой. Они не рисуют примитивные пляжные хижины, а создают настоящие шедевры…

Да, с такими дамами нужно быть предельно вежливым, подумал Том.

— Когда-то мы работали в одной группе. Но наш творческий союз по некоторым причинам распался, — произнесла светловолосая женщина, что постарше. — Правда, общаться мы не прекратили.

— О! Я понял. Вы — Эшли Карадерс, — выпалил Кэмпбелл. — Я видел ваш портрет в одном журнале. — Том слукавил. Он не стал говорить, что, разыскивая по Интернету сведения о Мэгги Брайс, наткнулся и на Эшли, на ту фотографию, где Мэгги вручали премию и где Карадерс стояла на заднем плане. — А знаете, один мой старый знакомый из Сиднея — большой поклонник ваших скульптур. — Том решил польстить даме. — Он даже приобрел две ваши работы из серии «Человеческие трагедии». Ваши скульптуры заставляют поволноваться, и они выполнены мастерски.

— Вот как? — Эшли зарделась. — Мне приятно слышать такое. — Она благодарно пожала Тому руку.

— А это наша способная Фрея. — Мэгги продолжила давать характеристики. — Большая ваза у моего дома — это одна из ее работ. Керамические штучки от Фреи продаются во многих магазинах.

Том снова вежливо улыбнулся. В принципе он не особо любил керамику, но заявил следующее:

— Творения Фреи наверняка всем очень нравятся. Я даже в этом не сомневаюсь.

Фрея закатила глаза.

— Умеете вы поднять настроение. Будем надеяться, что делаете это искренне. В общем, спасибо за похвалу, но пора и чего-нибудь поесть. Ведь человек живет не только духовной пищей.

— Ты, как всегда, права, — констатировала Мэгги. — Том, надеюсь, ты присоединишься к нам?

Кэмпбелл бросил взгляд в сторону кухни.

— Даже не знаю, что и сказать. Боюсь помешать вашей трапезе. И задерживаться здесь не могу. Меня ждет работа. Извини.

У Мэгги поникли плечи.

— Ну что ж. Придется блаженствовать без мужчин.

Но в душе она порадовалась. И действительно. Пусть Том сейчас уходит. А то западет на одну из ее подруг. Вот беда-то будет. Брайс уже начинала ревновать этого парня.

Он, словно чувствуя это, ретировался. Правда, предварительно забрал из холодильника коробку с готовыми макаронами.

— Рад был с вами познакомиться, милые дамы. — Том раскланялся. — Но… труба зовет. Слишком много дел.

Прошло около трех часов.

Наконец Мэгги стала прощаться с подругами.

— Поцелуй за меня своих детишек, — попросила Брайс довольную приемом Фрею. — Всего тебе хорошего, Эшли. А ты, Сандра, будь немного поскромнее. — Мэгги рассмеялась.

Сандра тоже решила поддеть приятельницу.

— Если позволишь, на прощание дам тебе один совет. Проверь, действительно ли у твоего мастера золотые руки. Вдруг это неправда?

— Ну и хулиганка же ты.

Фрея пыталась заставить Сандру помолчать. Но та весело несла всякого рода милые пошлости.

Самое забавное, что все это слышал Том. Он сидел на корточках за своим грузовичком и ждал, когда же наконец дамочки уедут.

— Ну все, Мэгги! — крикнула Эшли. — За нами примчалась волшебная колесница. До встречи!

Три богемные особы окончательно попрощались и уселись в такси.

На участке воцарилась тишина. А через минуту Том выбрался из своего укрытия.

Он внимательно посмотрел на Мэгги.

— Проводила?

— Проводила. — Она сунула руки в задние карманы джинсов. — Мы отлично повеселились.

— Я очень за тебя рад. Но для меня превыше всего дело. — Том сделал серьезное лицо. — Без умолку болтать, обсуждать что-то несущественное — пустая трата времени.

Мэгги залилась румянцем.

— Но надо ведь когда-то и отдыхать…

Голос Кэмпбелла стал помягче.

— Я предпочитаю отдых наедине с женщиной. С одной-единственной.