В пятницу вечером Том не нашел Мэгги на привычном месте. У мольберта. Куда же она подевалась?

Он не спеша направился к лестнице. Может, Брайс где-то в другой комнате?

Том приступил к обследованию дома. Интересно, как он выглядит внутри полностью? Имеет ли спальни с высокими потолками? Есть ли тут комнаты для гостей?

Стоп. Неприлично лазить без ведома хозяйки по ее особняку.

Кэмпбелл вернулся в помещение, где ему уже разрешали бывать.

Он снова остановился у синей картины, рассматривая ее с некоторым недоумением. Том даже присвистнул. Картина изменилась кардинально.

Молодой мужчина стал вглядываться в нее очень пристально и… вдруг за синевой сказочного сада и разорванных облаков увидел на холсте слегка размытое лицо.

В испуге он отшатнулся. Но как только моргнул, портрет исчез. Мистика. Том снова видел на картине лишь странные синие пятна. Он потер глаза. Да. Перетрудился. После тяжелой работы и не такое привидится…

И тут вошла Мэгги. Просмотрев достаточно объемную пачку нераспечатанных писем, она бросила их на скамейку.

— Мэгги, как хорошо, что ты пришла. А то я тут не могу кое в чем разобраться. Скажи, а ты уверена, что эта картина — пейзаж?

— И пейзаж и натюрморт одновременно. Синие деревья, синие облака, синие яблоки…

— Но я только что видел на картине какое-то лицо…

— Лицо? — Мэгги удивленно вскинула брови.

— Да. Но может, я просто схожу с ума в твоем старом диком саду?

Леди Брайс потерла шею тонкими пальцами и спокойно произнесла:

— Ты, очевидно, перенапрягся. Но сейчас, если честно, мне не до тебя. Болит голова…

— Что-то случилось?

— Да нет. Обычная мигрень, — простонала Мэгги. — И шея не ворочается. Наверное, продуло.

Том чисто автоматически протянул руки к художнице, хотел помассировать ей плечи и тут же отскочил от Брайс подальше. Она бросила на него такой взгляд, что мужчине и в голову бы больше не пришло подходить к ней близко.

Мэгги нахмурилась.

— Что? Испугался? Держи дистанцию, супермен.

Кэмпбелл нервно рассмеялся. Да. Тяжело иметь дело с такой особой. Не забалуешь. Но ему так хотелось прикоснуться к этой богине. Желание было просто нестерпимым. Глаза Тома подернулись сексуальной дымкой.

Мэгги раздраженно отвернулась. Она снова принялась разглядывать свою картину.

— Я пришел сказать, что па сегодня работу закончил и собираюсь уходить, — хрипло произнес Кэмпбелл.

— Понятно. — Мэгги не оборачивалась. — А может, немного задержишься? Я угощу тебя пивом.

— У тебя в холодильнике есть пиво? Странно. И когда ты только успела съездить в магазин?

— Вот успела.

— Ну, тогда я остаюсь… На полчасика…

— Иди на балкон. Там посвежее воздух. А пиво я принесу сама.

— Хорошо. — Том кивнул. — Жду тебя с нетерпением.

Мэгги отправилась в кухню.

Молодая женщина сунула голову в холодильник, наслаждаясь прохладой. День был очень жарким.

Взяв несколько бутылок, Мэгги облегченно вздохнула. Ведь у нее теперь появились деньги. На разного рода угощения хватит. Мисс Брайс получила письмо из одного солидного банка. В послании говорилось, что на ее счет поступил приличный гонорар от одного британского календаря, в котором были напечатаны репродукции ее картин. Кроме того, несколько ее работ продали в престижной художественной галерее.

Мэгги почувствовала себя почти счастливой. Теперь-то «Бельведер» можно и дальше приводить в порядок. Средств, кажется, хватит. И от мужчин финансовая поддержка не нужна. Она не попросит у Тома взаймы ни пенни.

И хватит грустить. Лучше вовсю трудиться. Мэгги почувствовала прилив вдохновения. Настала пора избавляться от хандры.

Молодая женщина улыбнулась и вышла из кухни.

Том стоял на балконе и рассматривал местный пейзаж.

Мэгги залюбовалась его фигурой. Вот это мужчина! Высокий, стройный, подтянутый.

Леди Брайс разволновалась. Ей хотелось подойти к Тому и прижаться к его спине. Но нет. Кэмпбелла можно таким образом спугнуть. Мужики не любят навязчивых дамочек.

Мэгги тяжело вздохнула, а потом тихо произнесла:

— Эй, я принесла пиво. И чипсы. Не откажешься?

Он повернулся и внимательно посмотрел на художницу. Взгляд его был каким-то загадочным.

Мэгги разволновалась еще больше, но все же подошла к Тому. Практически вплотную.

Забирая из ее рук пивную бутылочку, Кэмпбелл как бы невзначай коснулся пальцев молодой женщины.

У Мэгги подкосились колени. Она опустилась в самодельное железное кресло и бросила пакет чипсов на стол с мозаичной крышкой, который нашла однажды во дворе за домом.

В общем-то, практически все, что можно было увидеть в особняке Мэгги Брайс, состояло из находок. Однако и без исключений не обошлось.

Это работала она в пустой комнате, а наверху, в ее спальне, стояла широкая кровать, которую Мэгги пару месяцев назад привезли из Мельбурна. Брайс разорилась, заказала ее в достаточно дорогом магазине. Для чего? Надеялась, что, укрывшись мягкими простынями из египетского хлопка, будет спать на ней крепким сном.

Не тут-то было. Мэгги постоянно мучила бессонница.

Но может, ей купить у Тома стерео и включать убаюкивающую музыку?

Она взглянула на своего работника.

Да не продаст он дешево приемник. Пожалеет. Но неужели парень жадный? Не похоже.

Том, почувствовав, что его внимательно рассматривают, поднял голову. В заходящем солнце сверкнули бронзой его темные волосы.

Он сделал большой глоток пива, а потом довольно улыбнулся.

— Великолепный напиток. Спасибо. Кстати, мне очень понравились твои подруги, — внезапно произнес Кэмпбелл. — Милые дамочки.

— Надеюсь, они тебя ничем не шокировали?

— Ну что ты. Дамы вели себя очень вежливо. Правда, кажется, я не очень понравился рыжеволосой. Почему, понять не могу.

— Не обращай внимания. Фрея просто чересчур бдительная. И она боится, что кто-то обидит близких ей людей. Вот и все.

— Понятно. Но вот Эшли Карадерс как-то поспокойнее. Кстати, я и представления не имел, что встречу ее здесь. Не она ли случайно помогла тебе найти этот дом?

— Да нет. «Бельведер» я приобрела… по собственной глупости. Из-за неурядиц в семейной жизни решила куда-нибудь переехать. Вот риэлторы и подсунули мне этот дряхлый особнячок в Портси. Но я согласилась на сделку моментально. Даже толком не осмотрела коттедж. Это несерьезно. Понимаю.

— Да уж. Ты поступила легкомысленно. Однако ты ведь не Сандра. Вот она мне показалась, извини, не слишком умной, что ли. А расскажи-ка мне о ней побольше.

Мэгги насторожилась.

— Зачем? Ах, она тебе понравилась внешне. Но Сандра для тебя слишком молода.

Том расхохотался.

— Но я-то тоже не старик. Сколько, по-твоему, мне лет?

Мэгги внимательно посмотрела на Тома.

Дерзкие глаза с огоньком, яркий румянец на щеках, мальчишеская челка. Да. До пенсионного возраста Кэмпбеллу явно очень далеко. Мужчина в самом соку. И с характером.

Леди Брайс нравились такие крутые парни, но ей не слишком нравилось, как был одет Том. Наверное, он даже и не знает, что это такое — приличный дорогой костюм и модный галстук. Она вздохнула.

— Итак, на чем мы остановились? А, на твоем возрасте. Мне кажется, тебе где-то около сорока. Ой, только не сердись. Думаю, тебе тридцать. Или? Неужели девятнадцать? — Брайс рассмеялась. — За последнее предположение ты должен поцеловать мне ручку. А за первое — плеснуть пивом в личико.

Его глаза озорно сверкнули.

— Я не расстанусь и с каплей этого замечательного напитка.

Том уселся в кресло, которое недавно освободила Мэгги, и вытянул вперед длинные ноги.

— Но более утонченные люди предпочитают, например, «Мерло»… — робко заметила Брайс.

Том снова расхохотался.

— Но я-то обычный работяга. Что с меня взять? Попиваю ежедневно после трудового дня лишь пивко, какие уж там изысканные вина…

— Да. Действительно. — Она указала на его джинсы. — В такой дешевке и с бокалом дорогого вина — зрелище будет диким.

Том густо покраснел. Ему не понравилось последнее высказывание леди Брайс. Но он постарался не выдавать своих эмоций.

А Мэгги уже пожалела о выданной на-гора фразе. Ведь она отлично понимала, что дело в принципе не в одежде. Парень в красивом дорогом костюме может оказаться преступнее всех на планете, а человек, одетый очень просто, — самым порядочным и надежным.

Брайс попыталась исправить положение:

— Но, несмотря на свой скромный прикид, ты производишь на людей достаточно приятное впечатление. А поскольку, как мне кажется, тебе понравилась моя «Большая синева», хотя еще и не законченная, я отмечу следующее: ты разбираешься в произведениях искусства. И это меня радует.

Он окинул Мэгги каким-то жадным взглядом. Будто и ее оценивал, как, в общем-то, понравившуюся ему синюю картину. Но когда он заглянул мисс Брайс в глаза, то сразу растерялся. И, видимо, поэтому начал дерзить.

— Только не надо со мной разговаривать таким снисходительным тоном. Хотя понимаю. Ты великая художница, а я обыкновенный мужик. И, вот кошмар-то, вместо вина пью пиво. А знаешь, еще я обожаю жареную картошку. Ты-то, конечно, предпочитаешь омаров…

Мэгги засмеялась.

— Угадал.

— А я омаров не ел уже давно…

— Бедняга. Так скажи, чем же ты питаешься кроме картошки?

— Рыбой. Ловлю ее сам. А потом на костре варю уху. А чем ты занимаешься помимо создания своих шедевров?

Мэгги молчала. С тех пор как она приехала сюда, в основном стояла у мольберта. Но такая ведь у нее работа. А развлечений не было никаких. Это в Мельбурне она достаточно часто ходила на вечеринки, бегала по бутикам, отрывалась с многочисленными друзьями. В доме же на океанском берегу она пребывала в практически полном одиночестве и ни с кем, кроме Смайли и своих подруг, наезжающих по средам, не общалась.

От тоски и уныния леди постоянно пила кофе, иногда без всякой необходимости выезжала на машине в город, а потом снова возвращалась к своей работе. Но кисть выписывала на холсте что-то все не то.

Леди Брайс вновь загрустила. А может, бросить все к чертовой матери, может, найти себе другое дело?

Том, будто почувствовав ее состояние, спросил:

— А после того, как ты уехала из Мельбурна, твоя жизнь сильно изменилась?

Мэгги на нервной почве тоже схватилась за пиво. Встряхнув бутылку с золотистой жидкостью, художница тихо произнесла:

— О да. Моя жизнь изменилась кардинально. Теперь я полностью самостоятельный человек. Меня никто не контролирует. Я могу вытворять все что угодно. — Она как-то странно усмехнулась. — А хочешь, я тебе кое-что расскажу? Когда мне было шестнадцать лет, мой папа внезапно исчез. Он бросил нас с мамой. И что, ты думаешь, я сделала? Поступила достаточно подло. Тоже распрощалась с мамочкой. Переехала в дом к своему бойфренду. Потом меня Бог за это наказал. Но как, неважно. Главное — я люблю свободу. И никто не сможет мною помыкать.

— Так, значит, ты не зря сюда приехала. Делай что хочешь. Уходи, приходи, когда тебе вздумается. Живи, с кем тебе нравится. Ни перед кем не отчитывайся. Классный вариант, не так ли?

— Возможно. Но мне не хватает человека, который бы постоянно подгонял меня. В смысле творчества. Я слишком много времени трачу впустую. Я смотрю за горизонт и растворяюсь в бесконечности. Но как же мои картины?

— Будущее покажет… — Том резко посерьезнел. — И вообще, я смотрю на жизнь по-другому. Я научился не ждать от нее чего-то невероятного. Я довольствуюсь малым. У меня есть дом, есть работа. Ну и хорошо. Что же касается женщин, их всегда можно найти… — Он откинулся на спинку кресла и скрестил руки за головой.

Мэгги залюбовалась его мускулами. Этот мужчина явно занимался в своей жизни только физической работой. За письменным столом точно не сидел.

Она продолжала рассматривать Кэмпбелла, но он не обращал на это никакого внимания.

— Когда я впервые поселился один, мне тоже чего-то не хватало. — Он посмотрел куда-то вдаль. — Но я быстро привык к одиночеству.

— Одиночество. Одиночество. Какое печальное слово. — Мэгги покачала головой. — Но, слава богу, я не совершенно одна. Ко мне раз в неделю приезжают подруги. У меня есть Смайли. И теперь еще есть… ТЫ.

Услышав последнюю фразу, Том с удивлением воззрился на художницу.

Она смутилась.

— Я имею в виду, что уже привыкла к твоему присутствию. И ты — замечательный работник.

А про себя Мэгги подумала: может, они с Томом почаще будут проводить вместе свободное время? Ей тоже хочется порыбачить или, к примеру, сыграть в боулинг…

Да какая там рыбалка, какой боулинг! Нечего себя обманывать. Мэгги Брайс мечтала о другом: броситься в объятия этого парня и почувствовать тепло его тела.

Том видел, что молодая женщина вдруг сильно разволновалась. Он догадывался почему, но прикинулся ничего не понимающим лопушком. Кэмпбелл схватился за пакет с чипсами.

— Хочешь немного?

Мэгги взяла несколько хлопьев и улыбнулась.

— А как ты думаешь, я сделала глупость, купив этот старый дом? — Она решила поговорить о недвижимости, стараясь выглядеть как можно беззаботнее.

— Недвижимость — лучшее из возможных капиталовложений. А если, не дай бог, конечно, что-то случится с этим домом, у тебя останется несколько соток земли, где можно будет заново отстроиться…

— Надеюсь, «Бельведер» выстоит. В принципе это сооружение мне нравится. Только вот комнаты требуют ремонта и в спальне обои отстают. А вдруг за ними какая-нибудь дыра? Вдруг дом уже начинает рушиться…

Том рассмеялся.

— Ну, ты преувеличиваешь опасность. Твоя махина простоит еще лет двести. Однако домик действительно нужно серьезно ремонтировать. — Том взглянул через открытую дверь балкона на деформированный деревянный пол. — Страшно смотреть на это безобразие.

Мэгги вздохнула. А может, уехать отсюда? Бросить свое жалкое имущество на заднее сиденье «джипа» и отчалить. Не любит она всяких ремонтов, да и денег на это потребуется куча. Есть ли смысл тратиться? Зачем? Чтобы потом снова проводить здесь время в одиночестве? Нет, лучше уж вернуться в шумный город.

— Знаешь, Том…

Он не дал ей договорить.

— Знаю. Особняк нужно обязательно привести в порядок. Ведь дом-то, в общем, уникальный. Только неухоженный. Требуются умелые руки мастера. Как мои, например… — Он неожиданно провел пальцем по лбу Мэгги и заправил ей за ухо прядь волос.

Молодая женщина вздрогнула. Нежное прикосновение Тома возбудило ее. Ей захотелось уткнуться в его руку и больше не отрываться от этого мужчины.

Но Том вдруг быстро пошел к выходу. Затем, на минуту остановившись, произнес:

— Уже стемнело. Мне пора домой. Спасибо за угощение.

— Пожалуйста, — расстроенно произнесла Мэгги.

Ей очень не хотелось оставаться одной. Она ведь уже не представляла своей жизни без Тома Кэмпбелла. На нее нахлынули такие чувства! Быстро, неожиданно. Но в этом была какая-то особенная прелесть. Однако неужели Том к ней совершенно равнодушен?

Он доказал обратное. Не смог уйти. Развернувшись, бросился к Мэгги. Взглянув в ее широко раскрытые глаза, ласково провел пальцами по ее щеке.

У Мэгги перехватило дыхание.

Она приложила свою руку к груди Тома и почувствовала, как сильно бьется его сердце.

Боже, как их влекло друг к другу! Но стоит ли вот так легкомысленно бросаться в омут страсти? Мэгги-то мечтала о настоящей любви.

Но физическое влечение одолевало. Леди Брайс с ужасом понимала, что не может справиться с собой.

Нет, надо быть осторожнее. Ведь она столько пережила за последние два года. Из-за этих мужчин сплошные проблемы. Но перед Томом Кэмпбеллом устоять просто невозможно. Парень — неотразим.

— Мэгги, как ты приятно пахнешь…

И голос у него такой бархатистый.

Художница просто таяла.

А Том наклонил голову и прикоснулся губами к ее шее. Потом с придыханием произнес:

— Я просто схожу с ума от аромата твоих превосходных духов.

— А красками от меня не пахнет? — пробормотала, волнуясь, она. — Мне кажется, они въелись в мою кожу навсегда.

— И эти запахи мне очень нравятся. — Взгляд Тома подернулся какой-то загадочной дымкой. — И мне очень нравится твоя безумная синяя картина…

Мэгги улыбнулась.

— По-моему, сейчас ты говоришь искренне. Или я ошибаюсь?

Ее влечение к Тому усиливалось с каждой секундой.

— Нет, ты не ошибаешься, — заверил он и вдруг слегка отстранился.

У Мэгги все похолодело. Этот парень просто играет с ней? Не может быть. Его глаза горят таким страстным огнем… У Брайс уже не оставалось никаких сомнений, что скоро должно произойти САМОЕ ГЛАВНОЕ.

Боже, как Мэгги хотела, чтобы Том поцеловал ее в губы, а потом… Но разум призывал ее не поддаваться соблазнам. Разве можно связываться с малознакомым мужчиной?

— Том, только не уходи, — прошептала она вопреки всему.

Кэмпбелл снова рванулся к ней.

— Ты хочешь, чтобы я остался?

— Да. Но… — Она нерешительно его оттолкнула.

— Что «но»?

— Я должна сказать тебе одну вещь, раскрыть один секрет.

— И какой же?

— Том, я… ЗАМУЖЕМ.

Кэмпбелл был очень удивлен. Почему-то леди Брайс ассоциировалась у него с исключительно свободной птицей.