Во вторник было жарко и солнечно. Чувствовалось, что наступает лето.

Том снял футболку. Можно обойтись и без нее. Он потер заболевшую от работы спину. Эх, пора бы и душ принять, подумал «садовник».

Но сначала нужно кое-что выяснить.

Он поднялся на этаж, где работала Мэгги, по лестнице с черного хода.

— Дорогая, ты дома? — вкрадчиво спросил Том.

Через секунду услышал тихое «да».

— А ты готова к ленчу?

— Дай мне еще немного поработать. На меня напало такое вдохновение…

Том вытер ботинки о коврик и вошел.

От изумления аж рот раскрыл.

Мрачная «Большая синева» исчезла.

На ее месте был натянут новый холст. Травянисто-зеленый и абрикосовый цвета сразили Кэмпбелла наповал. В хорошем смысле этого слова. Новая яркая картина ослепляла, но и улучшала настроение. Том даже почувствовал какой-то невероятный прилив сил.

А Мэгги-то как необычно выглядит. Красная бандана лихо заткнута за пояс, светло-каштановые волосы распущены, футболка с кремовым воротником игриво приподнята. А что это там вместо джинсов? Вот это да! Совсем коротенькие шорты цвета хаки. Такими шортиками не прикроешь длинные и стройные ноги. И не надо. Пусть мужчины полюбуются на красоту.

— Привет! — Мэгги вытерла руки старой тряпкой. — Ты какой-то растерянный. В чем дело?

— Да все в порядке, — произнес обалдевший Том.

Мэгги хитро улыбнулась.

— А почему ты покраснел?

— Просто сегодня очень жарко.

— Да? А у меня здесь прохладненько. Располагайся.

Он кивнул. И снова уставился на Мэгги.

Сногсшибательная женщина! Нет, ее красота сразу привлекла Тома. Но сегодня Мэгги была просто неотразима. И так сексуальна.

Кэмпбелл сглотнул.

— А что ты так нервничаешь? Не успеваешь с работой? — продолжала издеваться Мэгги. — На ее полных губах снова появилась улыбка.

И Том начал отбиваться. В качестве оружия отражения он выбрал безобидный, слегка пошловатый флирт.

— Милая, ты так хороша. У тебя такая гладкая кожа. Ты побрила ноги ради меня?

— Прошу прощения? — Мэгги вспыхнула.

— Я говорю, что впервые увидел твои ноги. Супер.

Леди Брайс нервно хмыкнула.

— Мои ноги — это мои ноги.

— Я очень рад, что ты наконец выставила их на обозрение.

Она скривила губы.

— Но ведь скоро лето. Вот я и поменяла форму одежды. Ты-то вообще ходишь без футболки.

Том поднял руки.

— Ой, только не ругайте меня за бескультурье, тетенька. Мне просто очень жарко. — Он виновато потупил взор.

Ее бледные щеки покрылись румянцем.

— Нечего тут играть своими мускулами. Хочешь соблазнить несчастную художницу? Ничего не выйдет, остряк ты наш. И что это ты отлыниваешь от работы? Мне такие помощники не нужны.

— Я уже сделал очень много. А сейчас неплохо бы и поесть. Лучше на свежем воздухе.

Мэгги опустила кисть в банку с водой и собрала волосы в высокий пучок.

— Но ведь сегодня стоит такая жара. Может, лучше отобедать в доме?

— Нет. Устроимся на природе. Так романтичнее. Я жду тебя во дворе. — Он быстро покинул особняк.

Когда Мэгги окончательно привела себя в порядок и вышла из коттеджа, Том невольно потянул ноздрями, вдыхая опьяняющий аромат женских духов.

Он не удержался, подошел к Мэгги совсем близко и слегка приобнял ее за талию. Молодого мужчину вдруг охватило неистовое желание. Ему захотелось расцеловать эту очаровательную леди, захотелось немедленно овладеть ее телом.

Мэгги закрыла глаза. Она ведь понимала, что происходит.

Том выхватил из-за пояса ее шорт красную бандану и обвязал ею лицо художницы.

— Эй! — воскликнула она. — Что ты делаешь?

— Начинаю одну захватывающую игру. — Он слегка подтолкнул художницу вперед. — Шагай, шагай. И не задавай никаких вопросов.

— Но может, ты собираешься столкнуть меня с утеса. Я должна сопротивляться. Я не хочу погибать. А для того, чтобы избавиться от душевных терзаний, достаточно лишь хорошо поплакать…

Том тихо произнес:

— Только не надо плакать. А то у меня от сострадания разорвется сердце.

Он окинул Мэгги вожделенным взглядом.

Ее шелковистые волосы, изящная шея, ее аккуратная грудь и длинные стройные ноги возбудили его донельзя. Но он боялся спугнуть женщину своими прикосновениями, лишь робко держал ее за руку и вел вперед.

Через несколько минут Том предложил:

— А теперь сними повязку. Сама.

Мэгги сорвала с глаз бандану и… открыла рот от изумления.

На зеленой траве лежало одеяло для пикника, рядом с которым стояла корзина, наполненная разнообразной снедью.

Том выложил на симпатичную скатерть экзотические сыры, королевские креветки, свежеиспеченный хлеб, выставил бутылки с очень дорогим вином…

— Вот это да! — охнула Мэгги. — Такое могут себе позволить лишь богатые люди. — А там что? — она указала на расчищенную тропу. — Ты и это успел сделать? Вырубил самые колючие кустарники?

— Ну я же не болтался здесь без дела…

Мэгги посмотрела на него с восхищением, а затем пошла к краю утеса.

Вид оттуда открывался потрясающий.

Слева и справа высились загадочные горы, внизу блестела серебристая вода, небольшие волны ласково касались кромки чистейшего песчаного пляжа…

Леди Брайс пришла в неописуемый восторг, она даже почувствовала себя счастливой. Ради такой красоты и жить стоит.

Мэгги улыбнулась и бросилась обнимать Тома.

— Ты такой молодец! Ты провел титаническую работу. А я думала, что заросли в моем саду разодрать невозможно…

— Я очень способный и сильный. — Том прижал Мэгги к себе.

Но она вдруг внезапно отстранилась и высвободилась из его объятий, будто чего-то испугавшись.

Том, удивленно взглянув на нее, отошел в сторонку. Он сунул руки в задние карманы джинсов и с досады пнул ногой пучок травы.

— И что ты шарахаешься от меня? Я похож на монстра? — спросил Кэмпбелл хриплым от волнения голосом. — Нет чтобы поощрить усердного работника. Ну ладно. Больше я к тебе не прикоснусь. Пошли лучше поедим.

Мэгги кивнула:

— Пошли.

Она удобно устроилась на одеяле, подложив под локоть небольшую подушечку.

Том разлил по бокалам вино.

Они выпили, потом еще. Поели креветок, полакомились нежным сыром…

Но ведь надо было и о чем-то поговорить.

— А ты знаешь, что такое бельведер? — неожиданно спросила Мэгги, взглянув на свой огромный, но неухоженный дом.

— Это башенка на доме или постройка на возвышенном месте. — Том четко процитировал выдержку из архитектурного словаря.

Казалось, Мэгги и не удивило, что парень знает такие вещи.

Она спокойно продолжила:

— А еще бельведерами называют некоторые дворцы. В Ватикане, Вене, Праге… Вот только мой особняк под категорию дворцов ну никак не подпадает. — Мэгги вздохнула.

— Но ты же обратилась ко мне за помощью. Вот я и наведу здесь порядок.

Она бросила на Тома тревожный взгляд. Мол, зачем все это нужно слишком занятому мужчине? У него ведь и без нее заказчиков хватает.

Леди Брайс, неожиданно разволновавшись, опустила глаза и снова попросила вина. Затем произнесла:

— А может, мне продать «Бельведер» и снова вернуться в большой город? Буду работать там, смогу преподавать… — Она улыбнулась. — Дела в мегаполисе всегда найдутся.

Том расстроился. Если Мэгги уедет, он не переживет этого. И что ее ждет на прежнем месте? Снова станет замотанной деловой женщиной, у которой день расписан по минутам. Нет. Нужно как-то ее остановить.

— Мэгги, ты не можешь уехать отсюда. — Том пытался говорить спокойно. — Только здесь можно создавать действительно гениальные картины, только здесь такие фантастические пейзажи… А какая на полуострове кухня! Лучше не бывает. А рыба в «Сорренто Си Кэптин»? Мэгги, ты уже не сможешь обойтись без этого замечательного блюда. — Он как-то грустно рассмеялся. — Нет, ты не уедешь. Ты еще не все места здесь изучила.

Мэгги схватилась за аппетитную креветку и вдруг весело заявила:

— А действительно. Зачем мне уезжать? В Портси и в Сорренто я уж точно с голоду не умру. Верно, Том?

— Верно. — Он облегченно вздохнул. — Я буду подкармливать тебя периодически.

Она снова улыбнулась.

— Тогда я не пролезу в дверь.

— Ничего. Пролезешь. Если будешь делиться со мной. Смотри, умяла почти все креветки.

— Ой, — Мэгги рассмеялась. — Но тебе тоже кое-что осталось. — Она указала на пару ракообразных. — Ешь, пока не поздно.

Но Тома уже охватили другие желания. Ему не терпелось запустить пальцы в мягкие, слегка растрепавшиеся волосы Мэгги, заглянуть в ее огромные серые глаза, поцеловать ее в мягкие губы… Он подвинулся к молодой женщине поближе, и тут… раздался громкий телефонный звонок.

Мэгги посмотрела в сторону дома. Ведь звук шел из открытого окна.

— Черт! Придется сбегать.

— А как, по-твоему, кто это может быть? — волнуясь, спросил Том.

Мэгги поднялась и поправила короткие шортики.

— Представления не имею. Вроде в это время никто мне звонить не должен. Наверное, ошиблись номером. Пойду узнаю.

Телефон продолжал звонить.

Леди Брайс рванулась в дом.

И что это она так засуетилась? Том нахмурился. А может, звонит ее муженек? Наверняка.

Кэмпбелл отбросил в сторону недоеденную креветку. У него сразу пропал аппетит.

Мэгги быстро поднялась по лестнице на второй этаж.

— Слушаю. — Она сжала в руках телефонную трубку.

— Миссис Брайс, это Констанс из мебельного магазина. Хочу вам кое-что сообщить. Гарнитур кофейного цвета, который вы недавно рассматривали на выставочном подиуме, поступил в продажу. Ведь именно его вы хотели приобрести? В общем, приезжайте и забирайте.

Мэгги широко улыбнулась и прислонилась к краю оконной рамы. Известие ее порадовало.

Она посмотрела на то место, где Том убирал в корзину оставшееся после пикника.

Какой хозяйственный, подумала Брайс. Ей нужен именно такой человек. Но нельзя же его принимать в практически пустом доме. Так что хорошая мебель ей не помешает.

— Спасибо, Констанс. Вы мне очень угодили. Всего доброго. — Мэгги повесила трубку.