— Мне тоже очень приятно, Хиз.

Мужчина улыбнулся, его глаза заблестели. Они пожали друг другу руки. Джоди почувствовала, что его ладонь мозолистая и теплая. По сравнению с ее бледной рукой его казалась огромной и почти черной.

Было заметно, что он живет на ферме, а не в городе, однако он не походил на мужчину, ищущего домохозяйку, которая сняла бы кучу забот с его плеч и плеч его родителей (между прочим, многих соискателей интересовало именно это).

Что же тогда привело его сюда?

Джоди заметила, что до сих пор держит его руку, и, смутившись, отпустила ее.

Причину, по которой другие мужчины приходили на свидание с ней, Джоди научилась угадывать, даже не дожидаясь, пока те откроют рот, но почему Хиз хочет жениться на ней?..

Загадка.

Джоди решила взять себя в руки и, немного успокоившись, спросила:

— Легко нашел ресторан?

— Да. Дорога сюда идет прямо от моей фермы, и я нашел его раньше, чем думал.

— Я заметила тебя сразу, как ты появился. — У Хиза заблестели глаза, и Джоди прикусила язык. Почувствовав, что снова краснеет, она сделала глоток вина.

— Я полтора часа бродил по улицам Мельбурна. Понимаешь, я не люблю сидеть без дела. Мне не хотелось прождать тебя час и потом понять, что ты не придешь. Я очень рад все же видеть тебя здесь.

— Я так понимаю, ты не впервые встречаешься вслепую.

— Ты права. Но все мои свидания оборачивались катастрофой. И я решил попробовать еще раз — хотя бы для того, чтобы узнать, что такое маскарпоне.

— Маскарпоне?..

— На своей страничке на веб-сайте ты написала, что обожаешь маскарпоне.

— Ах, вот ты о чем. Это итальянский кремовый сыр. По моему мнению, сэндвич не сэндвич, если в нем нет маскарпоне.

— Вот как, понятно. Теперь можно продолжить наше знакомство.

Этот парень не только выглядит сногсшибательно, он еще и образован и вежлив. Вряд ли можно найти кого-то лучше. Может, он — тот самый?

Джоди настолько погрузилась в свои мысли, что ее локоть соскользнул со стола. Хиз тут же соскочил со стула и протянул ей руку, чтобы убедиться, что она в порядке. К счастью, в этот момент подошла официантка с пивом для Хиза и бокалом красного вина.

— Итак, ты англичанка, — сказал Хиз, как только официантка отошла от их столика.

Джоди немного напряглась и, чтобы скрыть смущение, взяла бокал.

— А тебя это беспокоит?

— Нет, совсем нет. Просто, прочитав твою анкету на сайте, я попытался представить себе, какой у тебя голос, какой рост и так далее.

С каждым его словом девушка чувствовала себя все хуже и хуже. Мать постоянно твердила Джоди: будь она повыше и не такой бледной, могла бы считаться красивой.

Она права, как всегда.

— И насколько я реальная отличаюсь от твоего представления обо мне?

Хиз выдержал паузу, как бы собирая образ воедино.

— Ты как-то меньше. Более нежная. И я никак не могу привыкнуть к твоему акценту.

Джоди опустила взгляд, не впервые страстно желая стать блондинкой с бронзовой кожей, как Лиза, или сексуальной кошечкой, как Мэнди. Или хотя бы такой же элегантной, как Луис. А не бледной и невзрачной простушкой.

— Извини, что разочаровала.

— Как раз наоборот, — сказал Хиз с улыбкой и откинулся на спинку стула, продолжая пристально смотреть на Джоди. — Ты прекрасна…

Девушка еле сдержалась, чтобы не сказать ему, что она в свою очередь очарована им. Но… она искала мужчину доброго, милого, непритязательного, который, конечно же, должен быть австралийцем. А такие дополнительные качества, как «симпатичный, очаровательный, сексуальный», только все усложняли.

— Как и твои сережки, — сказал Хиз, поднеся ладонь к одной из них, едва не коснувшись Джоди.

Выбор сережек оказался для девушки самым сложным за сегодняшний вечер. Перед ней лежали, по крайней мере, двенадцать пар, которые она сама сделала, находясь в творческом расположении духа.

— Спасибо, — ее голос прозвучал хрипло, словно она выкурила пачку сигарет. — Я сама их делаю. Как правило, они в виде орхидей, которые я помню еще с детства. Я обожала гулять по садам Челси…

Заткнись, Джоди! Он сказал, что сережки ему нравятся, но он совсем не собирается покупать их!

— Они действительно красивые.

— Расскажи мне о своей работе, — попросила Джоди, не желая говорить о себе, она просто не привыкла это делать. — Итак, ты ковбой, днем собираешь сено, а утром доишь коров. И кто же за ними присматривает, когда тебя нет дома?

Хиз провел рукой по подбородку и взглянул на девушку из-под полуопущенных длинных черных ресниц.

— У меня есть помощник, Энди, он отвечает за все в мое отсутствие, а кроме того, огромное количество сезонных работников, которые выполняют всю тяжелую работу. Между прочим, я еще и инженер-строитель.

— Тебе удается что-то строить, живя на ферме?

— Да. Я полностью модернизировал ирригационную систему на ранчо Джеймсон, как и систему для подъема грузов для амбаров. Но сейчас я большей частью занимаюсь скотом, других развлечений у меня нет. — Хиз подпер щеку ладонью и уставился на Джоди.

Удивительно… Он говорит как городской парень, ходит как городской парень, даже имеет профессию как у городских жителей, но в то же время он — фермер. Со своей фермой, черт побери! И, черт побери, его совсем не смущает идея стать моим мужем! Хоть мы и не говорили об этом, мы оба прекрасно знаем, зачем встретились.

— Ты никогда не пасла стадо?

— За последние несколько дней — точно нет, — сказала Джоди и подумала, что сама эта идея вызывает у нее отвращение.

— Да, прочитав твою биографию, я так и подумал. — Хиз наклонился к девушке так близко, что ей стало немного не по себе. — И все же я пришел сегодня сюда, и ты тоже.

— Я думаю, это потому, что мы оба не совсем в здравом уме.

— За нас… — Подняв бокал, Хиз добавил: — И за то, чтобы мы не стали благоразумными.

Джоди почувствовала тепло, разлившееся по всему телу, и необыкновенную легкость. Может, виной тому избыток вина в ее организме, а может, причиной явился человек, сидящий напротив.

Джоди неотрывно смотрела в его глаза, они начинали ее гипнотизировать, но в этот момент что-то отвлекло ее внимание: Мэнди яростно размахивала руками, указывая на часы на своем запястье.

Похоже, пришло время второго свидания… впрочем, как и мужчина, который должен на нем присутствовать.

Но Джоди не хотелось прощаться с Хизом.

— Послушай, я буду честной с тобой, — произнесла она спокойно, хотя едва сдерживала нервную дрожь. — Там, у бара, меня ждет другой мужчина, который так же, как и ты, пришел ко мне на свидание. Но за последние несколько дней я тут бывала столько раз, что мне кажется, моя задница принимает форму этих стульев. А не пойти ли нам куда-нибудь в другое место?

Глаза Хиза сузились и заблестели.

— Не знаю… я бы не отказался от чего-нибудь шоколадного. Здесь вкусные десерты?

Джоди помотала головой.

— Не знаю. Я не ем сладкого.

— Ну, тогда нам придется найти другое место. Я свободен до полудня завтрашнего дня. Так что до этого времени я весь твой.

Сердце Джоди бешено заколотилось, и она чуть не струсила, но, переведя взгляд со своего спутника на подругу, которая все еще махала руками, девушка представила, что ей придется еще раз произносить: «Расскажи мне, чем занимаешься…»

Она встала и дрожащими руками поднесла к губам салфетку.

— Давай встретимся на улице… На углу. Через пять минут.

Хиз посмотрел на нее, и в его глазах был задор.

— Так и сделаем, мисс Бонд.

Джоди повернулась и, не оглядываясь, направилась в дамскую комнату.

Хиз проводил взглядом ее безупречную фигуру, которую так выигрышно подчеркивали джинсы, и сделал глубокий вдох, когда Джоди скрылась из поля зрения.

Посмотрев на фотографию, вывешенную на сайте, Хиз решил: эта девушка стоит того, чтобы взглянуть на нее еще раз. Однако, встретившись с ней в реальности, он почувствовал, что попал в плен ее глаз. Их взгляд делал мужчину уязвимым. Хиз попытался представить себе, как она пахнет. Все городские девушки приятно пахнут. Если бы он только мог приблизиться к ней этой ночью, чтобы почувствовать ее запах…

Джоди была не только городской девушкой, но и иностранкой. Ее нежная кожа не создана для жаркого австралийского климата. Ее акцент напоминал ему о другом мире, существование которого он отрицал… до сегодняшнего дня.

Хиз посмотрел на входную дверь, где стояла блондинка — та самая, которая проводила его к Джоди. Она спорила о чем-то с брюнеткой, и они обе смотрели на дверь дамской комнаты.

Брюнетка мельком взглянула на Хиза, и он поднял руку в знак приветствия. Девушка тут же спряталась за блондинку, которой ничего не оставалось, как помахать ему в ответ.

Точно. Они обе имеют какое-то отношение к Джоди. Городские девушки и их подруги…

Улыбаясь своим мыслям, Хиз сделал глоток пива и вздохнул, вспомнив, как ляпнул: «Я еще и инженер».

Сколько прошло времени с тех пор, как он последний раз вспоминал об этом? Но он и сейчас бы работал по специальности, если бы ему не пришлось вернуться на ферму, чтобы вести хозяйство и приглядывать за младшими братьями и сестрами.

Но зачем надо было выбалтывать абсолютно все о себе? Зачем ей столько знать о нем? Что они, такие разные, делают вместе? Что она чувствовала, сидя напротив фермера? Но Хиз был уверен: за ее блестящими глазами тоже кроется немало неожиданностей.

Джоди — не простая девушка.

Подумав о блеске в ее глазах, Хиз вспомнил, как лучились глаза Камерона, когда он стоял перед алтарем с Маришей. Хиз помнил запах роз из ее букета. Он подошел, чтобы поздравить ее, а она поблагодарила его за то, что он был хорошим другом ей и особенно Камерону.

Внезапно это воспоминание затмилось другим: Камерон в церкви на похоронах. Его молодая жена в гробу. Вокруг тьма. Глубина горя Камерона настолько потрясла Хиза, что ему было тяжело даже вспоминать это.

Его брат познал неземное наслаждение, а затем пережил боль страшной утраты. Сам Хиз никогда в жизни не испытывал подобного. Все свои тридцать шесть лет он жил по правилам. И к чему это его привело?

К одиночеству.

Только такая, как Джоди, может вытащить меня из болота повседневности.

Она жаждет перемен настолько сильно, что готова рискнуть и выйти замуж за незнакомца только для того, чтобы получить их. Кто не рискует, тот не пьет шампанского, ведь так?

Хиз отодвинул стул, встал и направился к двери. Блондинка и брюнетка явно старались выглядеть как можно естественнее.

Хиз достал бумажник из кармана.

— Все в порядке? — спросила блондинка.

— Да. Но, похоже, моя спутница оставила меня оплачивать счет.

Он протянул девушке банкноту, которой было более чем достаточно, чтобы оплатить то, что они с Джоди успели съесть и выпить.

Вприпрыжку, что свойственно, скорее, восемнадцатилетнему мальчишке, он вышел из кафе и окунулся в темноту весеннего вечера.