Выйдя из машины, они увидели французскую кондитерскую.

Джоди слышала о ней и намеренно обходила ее стороной.

Огромные витрины открывали окно в страну сладостей. Здесь было буквально все — фруктовые пирожки, круассаны, эклеры, безе… Буквально все, что изобрел человек, чтобы себя побаловать. Джоди стояла ошеломленная, словно человек, проведший несколько лет в пустыне и внезапно набредший на оазис. Воспоминания о том, каково это — ощущать кусочек торта во рту, заставили ее сглотнуть набежавшие слюнки.

Она представила себе, как волшебные пирожные тают у нее во рту, оставляя послевкусие шербета и шоколада… Особенно шоколада.

По правде говоря, Джоди любила сладости, но ее мать была диабетиком. Патриция не обладала силой воли, и однажды Джоди обнаружила ее на полу без сознания. Рядом с матерью валялась пустая бутылка из-под шоколадного сиропа. С тех пор Джоди дала себе слово жить без вкуса сахара.

— Пойдем купим чего-нибудь сладенького. Чего пожелаешь.

Войдя в кондитерскую, Джоди уставилась на ряды пирожных и других сладостей. Она не могла отступиться от своего слова. Даже находясь за тысячи километров от Лондона, она должна была оставаться примером для матери. Джоди хотела доказать себе, что отличается от нее и может противостоять соблазну.

— Черный чай без сахара и несладкую булочку.

— Да ладно! Перед тобой Мекка для любителей десертов. Это легендарное место. Я не верю, что здесь нет ничего, способного привлечь твое внимание.

— Извини, я отношусь к тем, кто любит чай и несладкие булочки.

Хиз прищурился, и Джоди поняла, что произнесла это слишком грустным голосом, чем и выдала себя.

— Два шоколадных круассана и кофе с молоком. Три кусочка сахара. — Наклонившись к Джоди, Хиз прошептал ей на ухо: — Не волнуйся, два круассана — для меня. Один в дорогу. — Он протянул кассирше двадцатидолларовую купюру через плечо Джоди, и девушка отодвинулась, чтобы он не задел ее. Но это ей не помогло — провожая ее к столику он положил ей руку на спину.

— И когда же тебе надо обратно домой? — пролепетала Джоди.

Скажи, что тебе надо убегать через пять минут, и я буду тебе очень признательна.

— Прежде, чем стемнеет. Я отправляю часть стада на рынок завтра, так что сегодня вечером мне необходимо последний раз их осмотреть.

Джоди кивнула. Она могла обойтись без него — так же, как обходилась без сладостей уже десять лет. И сейчас было самое время сказать ему об этом.

— Хиз… — пролепетала девушка.

— Д-да, — ответил тот, как будто знал, что она собирается сказать.

— Я знаю, мы хорошо провели время прошлой ночью. Но я хотела убедиться, что мы оба правильно понимаем ситуацию. Я встречалась с тобой не для того, чтобы хорошо провести время, я ищу человека, который согласен на мне жениться… и очень скоро.

— Понимаю, — после небольшой паузы произнес Хиз.

Джоди так хотелось отвести взгляд от его синих глаз, но она не могла. Она была в таком же смятении, как и тогда, когда мать кричала ей, тринадцатилетней, что человек, который так внезапно бросил их, может, и не ее отец. Это был один из тех моментов, которые способны изменить всю жизнь.

— Так почему ты здесь?

— Недавно одна… моя подруга умерла. Ее звали Мариша, — медленно произнес мужчина.

Джоди затаила дыхание.

— Мы познакомились в колледже. Через несколько лет она вышла замуж за моего брата Камерона. Им пришлось многое преодолеть, чтобы быть вместе, но все понимали: они просто созданы друг для друга.

Джоди слышала, с какой нежностью Хиз говорил о Марише, и догадывалась, что в его душе живет боль… Или нечто еще более сильное.

— Что случилось?

— Мариша пошла забирать детей из школы, и ее сбил водитель, проехавший на красный.

Джоди захотелось коснуться плеча Хиза, чтобы выразить свои соболезнования, но в последний момент она отдернула руку.

— Когда ее не стало, я внезапно понял, что у меня в жизни никогда не было таких отношений. Я даже не пытался их создать. Пример Мариши и Камерона показал мне: самое лучшее в жизни случается лишь тогда, когда многим рискуешь. Я решил, что время пришло. Я уже вышел из того возраста, когда нужны встречи на одну ночь. Как ты знаешь, я работаю на ферме, в окружении мужчин, там у меня нет шансов с кем-то познакомиться… Но теперь это неважно.

Может, Хиз говорит так потому, что ему больше не надо никого искать… потому, что он нашел меня?

Сердце в груди Джоди бешено забилось. Но он не сказал, что она ему нравится, зато заявил: брак — это большой риск.

Чем же он рискует? Сердцем? Сомнительно. Состоянием? Нет. Он же простой фермер. Может, у него кризис средних лет и он ищет способ что-то изменить в жизни? В таком случае он скоро поймет — я совсем не ангел и со мной не так-то просто ужиться.

— Но у тебя должны быть свои причины, чтобы спешно выйти замуж. Я думаю, проблемы с визой?

Джоди кивнула.

— Сколько у тебя времени?

— Сорок четыре дня, — Джоди помнила точно. — Ровно сорок четыре дня.

Хиз пристально посмотрел на нее.

— Я не эксперт в этих делах, но хочу сказать… Уверен, ты можешь прекратить поиски. Я здоров. Я гражданин Австралии. Финансово независим. Ты мне нравишься, и, думаю, я нравлюсь тебе. И, по-моему, этого достаточно, чтобы начать совместную жизнь.

Совместная жизнь?.. О чем он говорит?

— Хиз, боюсь, ты меня неправильно понял. Возможно, я не совсем ясно выразилась… Я планирую выйти замуж на два года. Потом мне дадут постоянную визу, и на этом все. Я разведусь с мужем, и дальше мы пойдем разными дорогами.

Хиз наблюдал за Джоди с непроницаемым выражением лица. Она представления не имела, о чем он думает.

— Я никому не могу обещать, что останусь с ним через два года. И неважно, нравимся мы друг другу или нет. Моя жизненная позиция такова… Я не хочу этого. Знаю, я прошу многого, но должна сразу предупредить: два года — максимум, что я могу тебе дать.

— Можно узнать, зачем тебе обязательно сейчас решать, чем все закончится?

Хорошо. Он стоит того, чтобы объяснить ему.

— Много лет я была привязана к… кое-кому. Я знала каждый факт из жизни этого человека. Мне приходилось исполнять все прихоти и желания… Я больше так не хочу. Знаю, звучит несколько эгоистично, но все же…

— Нет. Я понимаю, — медленно произнес мужчина. — Но мне не надо, чтобы кто-то исполнял мои прихоти. Я уже большой мальчик и сам занимаюсь тем же уже много лет.

Чем больше он говорил, тем больше ей хотелось верить, что он прав. Почему она встретила его именно сейчас, а не год или пять лет назад? Почему он не мог оказаться лондонцем, повстречавшимся ей однажды, когда она выходила из магазина? Возможно, он превратил бы ее серую жизнь в праздник.

Но нет. Все в нем было австралийское. И вряд ли бы он смог жить в таком месте, как Лондон.

Да, там бы я поборолась за него, но сейчас… здесь…

Сама Судьба распорядилась таким образом, что, если бы Джоди захотела быть с Хизом, она была бы с ним. Он стал бы ее мужем на два года. А потом, возможно, просто хорошим другом…

Нет. Я не могу так поступить с ним, не имею права заставлять его следовать моим правилам игры. Он не для меня.

Джоди уже готова была сказать все это вслух, но в этот момент завибрировал ее сотовый.

Сообщение от Лизы.

«Скорее возвращайся домой. У Луис плохие новости».

Джоди вскочила из-за стола, ее сердце бешено стучало.

— Мне надо идти… Сейчас же.

Хиз тоже поднялся.

— Что случилось?

— Не знаю. Что-то с моей сестрой.

Джоди в отчаянии осознала, как далеко находится от дома. Взглянув на Хиза, она увидела, что он уже достает из кармана ключи от машины.

— Пойдем, я отвезу тебя.

По дороге Джоди все время пыталась дозвониться до Луис, но напрасно. Подъехав к дому, она быстро поблагодарила Хиза и, перескакивая через несколько ступеней, торопливо взбежала вверх по лестнице и вошла в квартиру. Лиза говорила с кем-то по телефону, Мэнди сидела на диване. Луис стояла около раскрытого чемодана. Ее лицо было бледным, а глаза — заплаканными.

— Что происходит? — запыхавшись, спросила Джоди, падая на колени возле сестры.

— Как только ты ушла, мне позвонил отец.

— Что? Приступ? Он в порядке?

— Нет. Ничего подобного. — Луис помотала головой. — Только деньги исчезли. Все.

— Какие деньги?

— Отец пошел заплатить налоги и обнаружил, что денег на счете нет. Кто-то их взял. Стефани, менеджер «Беллы Лусии», обычно занимается такими вещами. Но ей надо было срочно уехать в Америку. Отец может рассчитывать только на меня.

Лиза повесила трубку.

— В Хитроу тебя будет ждать машина.

Луис кивнула в знак благодарности.

Нет. Только не Хитроу!..

— Я уверена, что есть кто-то еще… Кто-то, кто уже находится там. — Джоди пыталась вспомнить имя, которое Луис как-то упоминала. — А как же Макс?

Луис помотала головой, и Джоди увидела, как на ее глаза навернулись слезы.

— Отец никогда не обратится к Максу. Это сложно объяснить.

Джоди услышала, как хлопнула входная дверь.

Лицо Лизы стало каменным, а Мэнди открыла рот от удивления. Джоди даже не надо было оборачиваться, она и без того догадалась, что это Хиз. Девушка протянула сестре стакан с водой.

Луис отпила глоток.

— Спасибо за гостеприимство. Я даже не могу выразить, как мне все это было необходимо. Но сейчас мне пора домой. Папа, мой папа нуждается во мне.

Но мне ты тоже нужна, хотела закричать Джоди. Она еще никогда ни в ком так не нуждалась. Она наконец-то узнала, что мать — не единственный родной ей человек. Сейчас, когда Луис должна была уехать, Джоди почувствовала себя слабой и одинокой. Она как будто балансировала на краю пропасти, готовая сорваться.

— Я поеду с тобой, — сказала девушка.

Лиза положила руку ей на плечо, как будто желая удержать.

— У меня обратный билет с открытой датой. Дай мне час на сборы, — попросила Джоди.

Луис покачала головой.

— Нет, — твердо сказала она, — ты остаешься.

Джоди в полной растерянности уставилась на Хиза. Он стоял, прислонившись к стене, и внимательно смотрел на нее.

— Моя виза все равно скоро закончится, — сказала Джоди, глядя на сестру. — Я хочу больше узнать о тебе и сказать…

Луис заключила девушку в объятия.

— У нас впереди еще много лет. Сейчас у тебя есть шанс остаться в Австралии. Если бы я была на твоем месте, я бы этим и занялась. А у меня слишком много незаконченных дел дома. Мы еще увидимся, там или здесь. Я жду не дождусь дня, когда мы сможем быть втроем — ты, Патриция и я.

Мысль о том, как отреагирует мама на появление Луис, испугала Джоди.

Обратится ли Патриция опять ко мне, как и всегда, в трудные времена?

— Обещаешь? — спросила Джоди, еле сдерживая слезы.

— Клянусь тебе.

— По крайней мере, позволь мне отвезти тебя в аэропорт.

— Нет, — сказал Хиз. — Пожалуйста, можно, это сделаю я?

— Спасибо, нет, — Джоди бросила на него злой взгляд.

— Ты мне показала свою машину недавно, помнишь? — Выражение его лица говорило само за себя: Хиз не верил, что рухлядь может доехать даже до соседнего дома.

Джоди открыла было рот, чтобы указать Хизу, куда он может засунуть свою помощь, но он уже подхватил чемоданы Луис, словно это пакеты с зеленью.

— Если поедем на моей машине, вы можете сесть сзади и поговорить, — Хиз улыбнулся. Джоди уже не знала, что думать. Она сделала глубокий вдох… и кивнула.

— Я буду тебе очень благодарна.

Лиза обняла Луис. Мэнди тоже подбежала к ним.

— Мы будем скучать. Приезжай, когда захочешь, и оставайся у нас.

— Спасибо, девочки, — ответила Луис, — за все.

— Давай, сестренка. Поехали.

Джоди стояла, прилипнув к окну здания аэровокзала, хотя Луис уже скрылась из виду.

— Ты готова? — спросил ее Хиз.

Девушка кивнула, и когда он обнял ее за плечи, ее сердце чуть не выскочило из груди. Джоди испытала слишком много эмоциональных потрясений за этот день, чтобы пытаться держать себя в руках. Она прижалась к нему. Обнявшись, они направились на верхний уровень парковки аэропорта, где остался черный джип Хиза.

— Вы еще увидитесь.

Джоди кивнула.

— Знаю. Но мне все равно тяжело.

Хиз отстранился, чтобы достать ключи, и Джоди почувствовала, что ей не хватает его тепла.

Они сели в машину. Хиз повернул ключ зажигания и посмотрел на Джоди.

— Ты действительно сомневаешься, стоит ли тебе оставаться в Австралии?

— В любом случае Луис права. Я потом корила бы себя за то, что не использовала все шансы.

— Это самое лучшее, что я слышал за сегодняшний день.

Джоди повернулась к Хизу и поразилась, увидев, с какой нежностью он на нее смотрит.

— Давай сделаем это. Давай рискнем?

Девушка хотела спросить, что он имеет в виду, но она и без того все отлично поняла.

Его вопрос не должен был вызвать у нее столько эмоций, учитывая обстоятельства, при которых они встретились. Однако Джоди была готова взорваться от счастья.

Хиз взял ее руки в свои. Она могла чувствовать его учащенный пульс. Он был взволнован так же, как и она. Хиз улыбнулся ей, и Джоди ощутила, что дрожит.

— Джоди Симпсон, ты выйдешь за меня?

Девушка крепко сжала его ладони и глубоко вздохнула. Она подумала о Барнаби и Скотте. Ей стало противно при одной мысли о том, что она рассматривала возможность выйти замуж за одного из них. Они бы ее выдали, если бы им пришлось разговаривать с иммиграционной службой. Ей нужен надежный человек. Хиз был идеальным кандидатом.

— Да, — она ответила несколько громче, чем хотела. — Я согласна.