Джоди стояла в холле мэрии Мельбурна, повторяя про себя: «Хиз Коннор Джеймсон, Хиз Коннор Джеймсон…»

На ней не было фаты, вместо свадебного наряда она надела бледно-желтое платье без бретелей, его шифоновая юбка разлеталась у ее колен при ходьбе. Волосы она завила и собрала в низкий узел. В ушах Джоди блестели желтые серьги — самые первые, которые она сделала, когда приехала в Австралию.

Девушка не ожидала, что Хиз пригласит на торжество всю свою семью: братьев, сестер, их жен и мужей и даже детей…

Если мы не смогли договориться о том, как пройдет наша свадьба, что же будет дальше?

Они с Хизом планировали простую скромную церемонию, и Джоди решила, что они вместе с Лизой и Мэнди выпьют по паре бокалов с друзьями из «Пещеры». Но присутствие на церемонии семьи Хиза делало свадьбу настоящей.

В детстве Джоди не мечтала, какой будет ее свадьба. Когда ей исполнилось тринадцать, ее отец собрал свои вещи и ушел ночью, не простившись, а мать в истерике кричала Джоди, что он, возможно, и не отец ей. В ту ночь Патрицию впервые забрали в психиатрическую клинику. В ту ночь Джоди окончательно распрощалась с детством…

Словно в забытьи, девушка прошла через холл и очутилась в зале регистрации браков, где ее уже ждал жених. Собравшиеся перешептывались, рядом с Джоди икал малыш Джеймсон, племянник Хиза. Мэр, проводивший церемонию, начал свою речь. Девушка прилагала немало усилий, чтобы не упасть в обморок.

— Дыши глубже, — прошептала ей на ухо Лиза.

Мэр выжидающе кашлянул, и Джоди обнаружила, что все смотрят на нее.

— Согласна, согласна, — подсказала ей Лиза.

— Согласна, — сказала Джоди не своим голосом. Ей казалось, что все это происходит не с ней…

Два дня назад

— Я не думаю, что нам стоит исполнять все обязанности супругов, — сказала Джоди, крепче прижав к уху телефонную трубку. Они с Хизом обсуждали, каким будет их брак.

— Ты имеешь в виду секс?

— Понимаешь, я не хочу, чтобы наша дружба переросла в… Это только все усложнит.

— Особенно учитывая, что у тебя уже есть бумаги на развод.

— Правильно, — обрадовалась Джоди. Наконец-то он понял.

— Но опять-таки, — произнес Хиз, и девушка поняла, что рано обрадовалась, — год назад ни один из нас не стал бы отвечать на объявление на сайте знакомств. Обстоятельства меняются. Жизнь частенько преподносит нам сюрпризы. Никогда не говори «никогда», так ведь?

— Но хотя бы позволь мне платить тебе, — сказала Джоди, пытаясь уйти от неприятной ей темы.

— За секс? Но я думал, ты говорила…

— Нет! Не за секс. Что-то вроде ренты.

У Джоди были кое-какие сбережения. Она получала доход от реализации своих сережек бесчисленным подружкам Мэнди. Она также могла продать свой обратный билет за тысячу долларов. Джоди еще не имела права работать официально. Но она не собиралась сидеть у Хиза на шее. Она хотела делить с ним расходы на хозяйство. Ведь у бедного фермера не может быть лишних денег.

Они столько раз обсуждали эту тему, что Джоди запуталась и не могла вспомнить, к какому решению они пришли.

Но сейчас она стояла в мэрии рядом с настоящим красавцем. Его волосы были стильно уложены, глаза светились, а темный костюм в сочетании с белой рубашкой и желтым галстуком делал его просто неотразимым. Более того, этот мужчина хотел спать с ней. И, правду говоря, она тоже была не против.

Сила воли, напомнила себе Джоди.

Самоконтроль. Все зависит от меня.

Хиз взял ее за руку, и она чуть не подпрыгнула от неожиданности. Он развернул девушку лицом к себе и, улыбнувшись одной из своих самых соблазнительных улыбок, надел на ее безымянный палец блестящее золотое кольцо. Когда Хиз решил сам выбрать кольца, Джоди согласилась при условии, что он не станет дарить ей фамильную драгоценность. Она думала, Хиз купит самое дешевое колечко, а тут…

Белое золото с выгравированными на нем австралийскими акациями и ланкастерскими розами.

Английские розы…

Джоди снова подумала о том, как сообщит новость о своей свадьбе матери. Но не ее вина, что Патриция уехала, не включив автоответчик, который Джоди ей подарила. И она не виновата в том, что мать время от времени посылает ей открытки из разных экзотических стран, не указывая обратного адреса.

Хотя, с другой стороны, так ли уж Патриции нужно знать о свадьбе дочери? Она, наверное, и не заметила бы, что Джоди осталась в Австралии на более долгий срок, чем позволяла ее виза. Она бы сказала: «Я рада, если моя дочь счастлива там, где находится».

Джоди прикусила губу, чтобы не засмеяться. Патриция теперь на все реагирует спокойно. Развод, свадьба, ураган, цунами…

Хиз произнес клятву, он пообещал любить Джоди и всегда дорожить ею.

Джоди смотрела на все происходящее словно со стороны. Она взяла с бархатной подушечки кольцо, предназначенное для Хиза. Он протянул руку, и девушка заметила, что его безымянный палец когда-то был сломан и сросся неровно.

Я вот-вот стану его женой, но даже представления не имею о том, как это случилось.

Девушка с усилием надела кольцо на палец Хиза, ему даже пришлось помочь ей, что доставило немало удовольствия гостям.

— Можете поцеловать невесту.

Джоди отчетливо услышала эти слова. Поцеловать?.. Но… Джоди не могла возразить, ведь на них смотрела вся его семья.

Хиз нежно провел рукой по ее волосам и быстрым движением привлек девушку к своей груди. Его глаза сияли.

— Хочу предупредить: я собираюсь тебя поцеловать, миссис Джеймсон.

— Тогда давай быстрее покончим с этим, мистер Джеймсон, — прошептала Джоди в ответ.

Хиз поцеловал ее — совсем не так, как ожидала Джоди. Она-то думала, что это будет лишь быстрое прикосновение. Но мужчина жадно припал к ее губам, заставляя девушку терять волю и разум. Это был чувственный взрыв, холод и жар одновременно.

Когда Хиз отпустил Джоди, она издала тихий стон. Раздались аплодисменты присутствующих, а также свист — на такое была способна только Мэнди.

Почти все здесь верят, что наша свадьба — самая настоящая.

Джоди сделала глубокий вздох. Если бы она была в состоянии говорить, то закричала бы: «Это все неправда! Мы просто заключили сделку. Два года! Только два года!»

Джоди посмотрела на Хиза, ожидая увидеть его в таком же замешательстве. Но его глаза говорили совсем о другом. Он хотел большего.

Они шли по проходу, рука Хиза лежала на ее талии. Но все, о чем могла думать невеста, — такое никогда не повторится.

Они вышли на улицу, освещенную декабрьским солнцем. И вдруг над ними появились мыльные пузыри. Их были тысячи. Похоже, каждый из приглашенных имел при себе небольшую баночку. Пройдя через радугу пузырей, молодожены спустились к дороге, на которой стояла запряженная карета. Джоди не могла понять, нравится ей все происходящее или нет.

— Что это? — спросила она, отстраняясь от Хиза.

— Это, моя леди, наш транспорт.

— Но мы не договаривались… Такой костюм, столько гостей, пузыри и… — поцелуй, подумала Джоди, — и это, — сказала она, указывая на лошадь, в гриву которой были вплетены ленты.

— Ладно, забирайся уже. И хотя бы на момент представь, что все происходит взаправду. Может, тебе и понравится.

Джоди услышала разочарование в голосе Хиза и молча залезла в карету. Она решила поговорить с ним потом, когда их никто не сможет услышать.

Хиз обнял Джоди и дал знак кучеру, что они готовы.

Этим утром Хиз проснулся с ощущением, что сегодня — самый счастливый день в его жизни. Он даже насвистывал, пока брился. И не важно, что его невеста твердо решила уйти от него при первой же возможности…

…Что ж, мы еще посмотрим, подумал он и крепче прижал Джоди к себе.

Ему нравилась эта девушка… Да к чему лукавить — куда больше, чем нравилась. Она пленила его разум и сердце с первой же встречи. Хиз не хотел думать о мотивах, побудивших ее к браку. Он не верил, что все закончится через два года.

И даже если так и случится, Хиз знал — он никогда не пожалеет о своем решении. По крайней мере, он не сможет сказать, что хотя бы не попытался.

Но наши чувства могут вырасти во что-то большее, и тогда нам не придется расставаться.

Пусть Джоди возражает, я не собираюсь опускать руки.

Во всяком случае, сейчас, в этот летний день, он сидел в карете рядом с прекрасной женщиной, и, казалось, ничто не способно было омрачить его счастье.

— Как думаешь, мы только что совершили самую большую ошибку в жизни? — спросила Джоди, словно вылив ведро холодной воды ему на голову. — Мы ведь сделали это, руководствуясь неправильными мотивами.

Хиз досчитал до десяти прежде, чем ответить.

— Джоди, мы хотим одного и того же. Мы оба хотим состоять в браке. И, поскольку мы пришли к соглашению и публично объявили о своем решении, мотивы не имеют никакого значения.

— Не имеют значения? Ты из большой семьи, Хиз. И ты захочешь создать свою, настоящую — если не сейчас, то позже. Но я не хочу семью. Не хочу быть частью семьи. Для меня семья — это одни несчастья. Я хочу получить постоянную визу, и ничего более. И не сомневайся, я не передумаю.

Хизу захотелось придушить ее, а ведь до сих пор он считал, что знает, как обращаться с женщинами. У него четыре сестры. У него никогда не было проблем с девушками.

Но Джоди оказалась совсем другой — упрямой, решительной и неподатливой.

Хиз потер висок.

— У нас есть время, Джоди.

— Время? — повторила она, в ее голосе звучали истерические нотки. Она отодвинулась и посмотрела ему в глаза. — Хочешь сказать, за эти два года ты надеешься переубедить меня и заставить зажить с тобой крепкой австралийской семьей? Тогда я тебе скажу вот что: ни один фермерский мальчик, даже если у него голубые глаза и такая потрясающая фигура, не заставит меня изменить свое мнение.

Джоди тяжело дышала, и Хиз понял — она сказала больше, чем хотела.

Она думает, что у меня отличная фигура! Так-так. Похоже, мисс Английская Роза не обладает такой выдержкой, какую желает продемонстрировать. И если свою реакцию на мой поцелуй ей удалось скрыть, то залитые краской щеки — нет.

И Хиз решил подлить масла в огонь — только для того, чтобы посмотреть, как эта девушка сгорит в нем.

— Надо уметь проигрывать, Джоди.

В ее глазах появился испуг, и Хиз еле сдержался, чтобы не засмеяться.

— Хочешь сказать, ты собираешься аннулировать наш брак?

— Нет, Джоди, не собираюсь. Я просто подумал, что у нас все может получиться.

Неужели Хиз на самом деле так думал? Неужели серьезно хотел всем рискнуть и довериться этой сумасшедшей, легкомысленной, взбалмошной, сексуальной интриганке? Еще как! Смерть Мариши показала Хизу: если он не научится рисковать, то никогда и не узнает, жил он или нет.

— Останься, Джоди. Останься и будь моей женой.

Она глубоко вздохнула, но ничего не ответила.

Если первый день нашего брака стал насыщенным и интересным, то какими будут последующие два года?

— Иди сюда, — Хиз притянул ее к себе. Она уступила — хотя бы в том, что склонила голову ему на грудь.

Интересно, чувствует ли она, как часто бьется мое сердце?..

Через несколько минут мужчина обнаружил, что Джоди уснула в его объятиях. Она была похожа на ангела. Ее длинные ресницы отдыхали на розовых щеках, а сонное дыхание согревало его грудь. Хиз чувствовал, что не ошибся.

Многие девушки с ума бы сошли от радости, если бы им представилась возможность пожить на ранчо Джеймсон. Но Хиз никак не мог решиться жениться на одной из них. Он хотел от жизни большего!

Два часа спустя Джоди сидела в «Пещере». В руках в нее был пустой бокал из-под мартини и пьяная оливка.

— Принести еще? — спросил Хиз, садясь на стул рядом с ней.

— Почему бы нет? — она говорила громко, пытаясь перекричать шум, создаваемый многочисленными родственниками Хиза. Казалось, их не двадцать один, а сто двадцать один.

— Думаю, сейчас самое время узнать, какой твой любимый напиток.

— Твой — явно пиво, — ответила Джоди. — А у меня, думаю, такового нет. — Она протянула пустой бокал Хизу. — У тебя куча родственников, ты это знаешь?

Хиз посмотрел на гостей, столпившихся возле двух бильярдных столов.

— Не так много, как хотелось бы. У всех моих братьев и сестер уже свои семьи. И все живут далеко друг от друга. Но мы собираемся на Рождество, похороны…

Похороны. То, как Хиз произнес это слово, заставило Джоди подумать о жене Камерона. Он был единственным, кто не пришел на их свадьбу. И Хизу наверняка не хватало именно Камерона, именно к нему он был более всего привязан.

Недавняя потеря жены — единственная причина, по которой он не пришел, или нет?..

Теперь, после нескольких порций алкоголя, Джоди уже настолько расслабилась, что позволила своей ладони лечь на руку Хиза.

— Иди, повеселись с ними. А я посижу здесь, понаблюдаю.

Хиз подошел к бармену и попросил повторить их напитки. Вернувшись к столику, за которым осталась Джоди, он опустился на соседний стул, взял ее ладонь и провел по ней указательным пальцем.

— Это было бы неплохо. Но все же я предпочитаю посидеть здесь, с тобой.

У Джоди захватывало дыхание от каждого его прикосновения.

— Мне кажется, я не очень нравлюсь Элене.

— Ерунда, — ответил Хиз, не глядя на жену. — Элена была инициатором моего знакомства с тобой.

— Правда? — удивленно спросила Джоди. Из всей родни Хиза одна Элена ни разу не улыбнулась сегодня.

Но, возможно, я ошибаюсь?..

— Как мне заставить тебя повеселеть? Я не могу отвести глаз от тебя. Ты сногсшибательна. И чудесно пахнешь. Я хотел бы оказаться наедине с тобой, чтобы я мог…

Джоди оборвала его, не дожидаясь, когда ее щеки запылают.

— Все отлично. Мне ничего не надо. Еще немного мартини — и я в полном порядке.

— Правда? Я видел, ты немного нервничала сегодня.

Джоди уже была готова возразить, но Хиз так внимательно на нее смотрел, что она не смогла.

— А ты разве не нервничал?

Его губы изобразили нечто, слабо напоминающее улыбку.

— Совсем нет.

Джоди повернулась на стуле, ее колени коснулись его ног, и она тут же отодвинулась.

— Тебе не кажется странным, что я ни разу не видела твоего дома? Я даже не знаю, что ты ешь на завтрак. А мы уже муж и жена. Все это видимость, — она начала жестикулировать, и ее голос становился все громче. — Видимость того, что у нас роман, роман между англичанкой и австралийцем. Рано или поздно к нам придут из иммиграционного департамента, и чем больше мы будем знать друг о друге, тем лучше.

— Ммм. Я хочу узнать о тебе все. — Его взгляд пробежался по ее фигуре. — Ради иммиграционного, департамента, конечно же.

Бармен принес их напитки. Хиз поднял свой бокал, а Джоди поднесла к губам свой.

— Но спрашивай. Уступаю даме.

У Джоди была масса вопросов, но начать она решила с простого.

— Что ты ел сегодня на завтрак?

Хиз засмеялся, Джоди не выдержала и тоже улыбнулась.

— Выпечку. Три разных булочки. Яйца. И фрукты. Я же остановился в отеле, помнишь? Дома обычно я завтракаю яйцами, тостом и кофе.

— Ладно, ты ответил, теперь твоя очередь спрашивать. — Джоди уже была готова к тому, что его вопрос поставит ее в тупик. И не ошиблась.

— Почему я?

— Прости? — спросила она, сделав несколько глотков мартини.

— Я понимаю, почему ты хотела выйти замуж так поспешно, но я хочу знать, почему из всех парней, которых ты встречала в своей жизни — старых знакомых и тех, что так же пришли по объявлению, — почему ты выбрала меня?

Джоди была в смятении, она мучительно пыталась найти подходящий ответ.

— Если ты на самом деле хочешь расторгнуть брак через два года, почему ты выбрала меня? Или думаешь, я такой бесчувственный и меня будет легко бросить?

Бесчувственный? Вряд ли.

— Хочешь красивую ложь или правду?

Он наклонился ближе.

— Я всегда предпочитаю правду.

Тут Джоди увидела Скотта, который пытался заговорить с Мэнди.

— Просто ты бы не убежал от меня ночью, чтобы кутить где-нибудь, и не стал бы примерять мою одежду, когда меня нет дома.

— Вряд ли это объяснение.

— Это оно и есть. Скотт! — крикнула Джоди и помахала мужчине.

Скотт посмотрел на нее, усмехнулся и направился к их столику, виляя бедрами под музыку. Джоди ухмыльнулась, увидев, что он одет в обтягивающую майку с леопардовым принтом и черные джинсы.

— Скотт первый сделал мне предложение.

Чем ближе он подходил, тем больше удивлялся Хиз.

— Ммм, — произнесла Джоди, стараясь не засмеяться. — Скотт! Как дела?

— Замечательно. Спасибо, что пригласили меня, ребята! — Скотт вытянул губы в трубочку, чтобы поцеловать Джоди в щеку.

— Скотт, познакомься с моим мужем, Хизом.

Хиз привстал и протянул руку.

— Приятно познакомиться, Скотт.

— А… да… — Скотт потер руку, которую пожал Хиз. — Тот самый.

— Скотт, — произнесла Джоди, — будь хорошим мальчиком.

Скотт поднял руки, словно обороняясь:

— Я хороший, — и добавил, обращаясь к Хизу: — Так она тебя уже защищает! Осторожно, она станет настоящей наседкой, если ей позволить. Сколько раз она впускала меня в подъезд, когда я забывал свои ключи. А Мэнди даже и пальцем не шевельнула бы.

Джоди посмотрела на Скотта, как удав на кролика.

— Ладно, хорошо. Понял. Ухожу! — произнес тот, находясь уже на полпути к барной стойке.

— Это убедительный ответ на твой вопрос? — спросила Джоди у Хиза.

— Даже на несколько вопросов.

Девушка нахмурилась, не в силах понять, что он имеет в виду.

— Твоя очередь, — сказал Хиз, набирая в ладонь орешки. Он сидел так близко, что Джоди почувствовала аромат его лосьона после бритья.

Ей захотелось вздохнуть поглубже. Однако прежде, чем она открыла рот, чтобы задать свой вопрос, кто-то звякнул ложкой по бокалу. К нему присоединились остальные. Теперь звон бокалов слышался отовсюду.

— Поцелуй, поцелуй! — кричала толпа. Хиз пристально смотрел на Джоди.

— Поцелуй, поцелуй! — требовали гости.

Чего я так боюсь? Это невинный поцелуй, и гости настаивают… Да и потом, Хиз — хороший парень, он все понимает. Было бы некрасиво отказать.

Хиз притянул Джоди к себе и, к немалому ее удивлению, крепко сжал в объятиях. Ее большие зеленые глаза испуганно смотрели на него. Коснувшись губами ее уха, он тихо прошептал:

— Постарайся сделать вид, что тебе нравится.

Она кивнула.

Хиз еще помнил вкус ее губ. Они были такими мягкими и послушными.

Я счастливчик. Я женился на женщине, созданной для поцелуев.

Нет, вкус ее губ был даже лучше, чем он запомнил.

Испытывая почти болезненную потребность находиться ближе к Джоди, Хиз наклонил голову и почувствовал, как она тает в его руках. Отвечая на поцелуй, она запустила свои тонкие пальцы в его волосы, провела по его шее… Хиз даже представления не имел, что поцелуй может рождать в нем подобные ощущения!

Но этого Хизу было недостаточно. Он хотел ее всю, хотел расстегнуть молнию на ее платье, чтобы посмотреть, как оно упадет с ее плеч. Хотел трогать ее, чувствовать ее, целовать ее великолепную кожу…

Он с трудом оторвался от ее губ — одобряющие крики гостей вернули его в реальность. Их поцелуй длился всего несколько секунд, а Хизу казалось, что Джоди провела вечность в его объятиях. Ее зеленые глаза неотрывно смотрели на него, и ему стоило немалых усилий не схватить ее немедленно в охапку и не увезти домой.

Хиз убрал руку с ее талии, и девушка пошатнулась.

— Ты в порядке? — спросил он ее, не без удовольствия возвращая руку обратно.

— Не совсем.

Джоди обессиленно опустилась на стул. Ее окружила женская половина теперь уже ее семейства. Дамы наперебой произносили тосты, целовали и поздравляли ее.

Сквозь лес бокалов с шампанским Джоди посмотрела на мужа и улыбнулась ему.

Хиз провел ладонью по губам, пытаясь скрыть довольную усмешку. Ему стало очевидно — Джоди только старалась показать, что он ей безразличен, а на самом деле все обстояло иначе.

И это была самая лучшая новость дня.