Письмо из прошлого

Блейк Элли

Разбирая бумаги своего брата, умершего несколько лет назад, Райан Гаспер находит письмо девушки, любившей Уилла. Она просила семью Гаспер о помощи. И Райан решает найти ее.

 

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Автомобиль Райана съехал с извилистой проселочной дороги и остановился. Выцветшая надпись на повороте гласила: «Кардиньяр». Райан взял лежащее на сиденье письмо. Оно было написано несколько лет назад на измятой лиловой почтовой бумаге с эльфами, кое-где остались следы слез. Райан наткнулся на него только на этой неделе и, вопреки всему, намеревался найти автора послания.

Не заметив указателя «Частная дорога», Райан въехал на холм, повернул налево и остановился под раскидистым деревом напротив кирпичного дома.

Выключив двигатель автомобиля, он был потрясен тишиной. Двухчасовую поездку из Мельбурна трудно было бы назвать шумной, но наступившее теперь безмолвие казалось оглушающим.

Кардиньяр — последнее пристанище его младшего брата. Отблески заходящего солнца на холмах, черная гофрированная крыша, ставни, кирпичные стены, изящная веранда с отделкой из кованого железа, придающая законченность строению, — все, как и описывал Уилл.

Теперь, после смерти брата, Райан был в полной уверенности, что дом пустует — иностранные владельцы скорее вложат деньги в землю, а не в ферму. Он ожидал увидеть здесь неубранные гниющие листья, мусор на веранде — явную разруху. Однако дом казался чистым и в хорошем состоянии.

Райан открыл дверцу автомобиля и глубоко вдохнул свежий деревенский воздух.

— Ладно, Уилл, — громко сказал он. — Место, конечно, потрясающее, но не настолько, чтобы забыть себя.

Зимой, путешествуя по стране, Уилл остановился на краткое время в Кардиньяре. По тем сведениям, которые Райан получил за последние несколько дней, выходило: что если бы брат не погиб, то остался бы здесь навсегда — и все из-за девушки, написавшей письмо.

Райан аккуратно сложил послание и засунул его в верхний карман рубашки. Выпрыгнув из автомобиля, машинально закрыл его, и насмешливо улыбнулся — напрасная предосторожность, ведь в радиусе пяти километров не было ни одной живой души.

Приятный ветерок, легко касавшийся волос, внезапно затих, и он услышал звуки — оперная музыка! Запись была довольно громкая и к тому же отзывалась эхом от холма. Райан отогнал от лица жужжащую муху и посмотрел на деревянные ворота, увитые виноградной лозой.

За воротами он надеялся найти женщину, которая поведает, отчего его несносный братишка отказался от целого мира.

Лаура время от времени покачивала головой в такт музыке.

Ей нравились такие дни — облачко на небе ослабляло летнюю жару, на холмах Кардиньяра можно наблюдать игру света и тени. Как только она развесит белье, закончит приготовление обеда, у нее выдастся свободная минутка, чтобы приготовить себе горячую пенистую ванну.

Проигрыватель был включен достаточно громко. Лаура напевала на придуманном диалекте, напоминавшем итальянский язык, перед сороками, рассевшимися на сточных желобах крыши, и трагически-театрально ударяла себя в грудь. Пусть она не Паваротти, но сороки-то об это не знают!

Не выдержав, птицы слетели с крыши и приземлились на эвкалипте ближе к холму.

— Эй! — крикнула она и, взяв тяжелую белую хлопчатобумажную скатерть, набросила ее на веревку для просушки белья, — Вы обычно терпеливее, когда знаете, что вас ждет подслащенный медом хлеб! Но сегодня вы ничего не получите!

Райан, засунув руки в карманы джинсов, поднимался по гравийной дороге к дому.

«Я никогда не чувствовал себя таким энергичным, — написал однажды Уилл их сестре Сэм. — Вы должны приехать сюда и увидеть, чтоя имею в виду. Только тогда вы поймете меня».

Но никто не приехал — все были слишком заняты. Сестра Джен — первая скрипка в симфоническом оркестре Сиднея. Сэм занималась своей семьей и журналом о тканях. Родители, режиссеры-документалисты, снимали фильм о дикой природе и находились где-то далеко в джунглях.

А уже через две недели после письма, пришедшего их сестре Сэм, Уилл был похоронен в Мельбурне. В тот зимний день моросил дождь, и около сотни людей, как сказали Райану позже, пришли проститься с его братом.

Пройдя через приоткрытые деревянные ворота и поднявшись наверх, он увидел небольшой и, судя по всему, недавно перестроенный домик. Пестрые цветы окаймляли фасад, отчаянно пытаясь выжить в этой жуткой засухе. Забор был починен, трава, правда увядшая, коротко подстрижена. Через белые простыни, развевающиеся на бельевой веревке, Райан увидел женскую фигуру.

Ради кого Уилл отказался от учебы в Оксфорде? Это скромница, педантка, актриса, душевный человек или просто симпатичная деревенская девчонка, привлекшая внимание одинокого городского парня? Кто вынудил члена семьи Гас-пер забыть обо всем?

Эта женщина, злобно подумал Райан, и меня своим письмом вытащила из цивилизованного мира — пятизвездочных отелей и еженощных политических дебатов за коктейлем — сюда, где грязь, жара и мухи!

Женщина передвинулась, и Райан мельком увидел освещенные солнцем темно-рыжие кудри. Он насмешливо улыбнулся. Ему нет дела до ее прелестей. Он только должен выяснить, почему Уилл хотел здесь остаться.

Подойдя ближе, Райан понял, что женщина за развевающейся белой простыней, если можно так сказать, поет — беззастенчиво, во весь голос и… ужасно, не попадая в ноты.

Райан замедлил шаг. Возможно, он обязан обнаружить себя первым? А далее как себя вести? Сказать все сразу или притвориться несведущим? Пока Райан думал, женщина, отодвинув простыню, предстала перед ним, и отступать было поздно.

Ее темно-рыжие густые длинные вьющиеся волосы, собранные в хвост и перетянутые розовым шнурком, падали на спину, а под простым летним платьем из хлопка в цветочек четко просматривалась очень стройная фигура.

Вот женщина потянулась наверх, чтобы повесить наволочку. Ветер трепал тонкую ткань платья и волосы. Вот она наклонилась за простыней и отставила назад босую ногу, чтобы сохранить равновесие. Выпрямившись, снова запела в полный голос, покачивая бедрами в такт громко звучащей музыке.

— Как тебе это нравится, Мэгги? — крикнула она, поворачиваясь на месте и придерживая платье, юбка которого поднялась и обнажила стройные загорелые ноги.

Значит, это непосредственное существо и есть Лаура Сомервейл — таинственная девушка, мечта Уилла? Значит, вот эта на вид беспечная женщина и написала с такой честностью и болью о желании иметь семью, которой у нее не было?

Слишком неожиданно. И зачем он только отправился искать ее? Нужно было последовать ее примеру и написать ответное письмо.

Райан отступил назад, и гравий под его ботинками захрустел. Подобно путешественнику, наткнувшемуся на скорпиона, он замер с поднятой над землей ногой.

Женщина повернулась и уставилась на него глазами цвета золотой травы под ее ногами. Райан смотрел на нее, затаив дыхание.

Лаура подняла руку, чтобы защитить глаза от солнца, разглядывая незнакомца, который неожиданно забрел на ее маленькую планету.

Она забыла о Паваротти и горячих пенистых ваннах, увидев темные завитки волос и голубые, как небо, глаза. Незнакомец был широкоплечим и длинноногим. На нем были узкие джинсы и рубашка с закатанными рукавами, обнажавшими мускулистые предплечья. Что-то знакомое промелькнуло в его пристальном взгляде, но что именно, она не смогла понять.

Под деревом напротив большого и красивого пустого дома Кардиньяр стоял дорогой спортивный черный автомобиль, покрытый пылью. Она пела так громко, что даже не услышала, как он подъехал, Лаура улыбнулась — хотя парень и одет, как местные жители, он не из них: одежда слишком новая, автомобиль чересчур шикарный, стрижка чрезмерно аккуратная. Явно городской житель.

Кто же он? Заблудившийся турист или стриптизер, нанятый Джил — ее подругой и местной сплетницей? Если бы!..

Нет, он — продавец! Приехав на шикарном автомобиле и, прикидываясь ковбоем, сейчас будет что-нибудь предлагать купить.

— Эй, там, — произнесла она нараспев.

Он резко кивнул головой в приветствии и приподнял рукой воображаемую шляпу.

— Я помешал вам? — спросил он низким голосом.

— Вероятно, у вас есть на это веские причины, — ответила она. — Иначе я не успею развесить белье до заката.

— Вы с кем-то говорили? — спросил он, не замечая ее слов, поскольку пытался найти глазами неуловимую Мэгги.

Ее усмешка превратилась в гримасу. Быть пойманной, когда поешь, — одно дело, но когда говоришь с птицами — совсем другое.

— Только с сороками, — призналась она и пожала плечами.

В уголках его глаз появились морщинки — на суровом лице заиграла улыбка.

— Они разговаривают с вами?

— Они немногословны. Но мы понимаем друг друга. Они слушают мое пение, и я кормлю их в благодарность подслащенным хлебом.

— Так вы завоевываете их любовь?

— Кажется, это единственный способ хоть что-то получить, — проговорила она и удивилась своим словам. — Как-никак это аудитория, слушающая мое исполнение Пуччини. А что до любви, то ее у меня в достатке и за нее платить не надо. — Внимательный взгляд незнакомца заставил ее бестолково тараторить.

Райан молчал.

Эта женщина не просто мила. Она прямолинейна и явно без комплексов. Но, возможно, она вовсе не Лаура Сомервейл?

Затем он вспомнил о письме в кармане рубашки — от нее, босоногого существа с кудрявыми волосами, изливающего свое девичье горе на лиловой бумаге. Так кто у нас мастер слова? Ладно, парень, не откладывай неизбежное и признавайся, кто ты такой, скажи ей, что ты знаешь…

Повернувшись к нему, женщина пыталась удержать обнажившую ноги юбку, и тогда он увидел, что она сжимает в руке розовый детский комбинезон. Содержимое письма, которое казалось ему нереальным, начинало приобретать определенный смысл. У нее есть дочь?

— Итак, — сказала женщина, — вы объясните мне, отчего вы здесь?

— Я ехал через Тандарах, — проговорил он, уклоняясь от ответа. — Женщина, которая владеет гостиницей «Вершина эвкалипта», послала меня сюда.

Значит, мысль о стриптизере не такая уж нелепая. Лаура почувствовала, что краснеет.

— Джил Такер? — спросила она, откашлявшись. — Та, с короткими седыми волосами и шаловливым взглядом?

— Она отправила меня сюда, потому что я ищу Лауру Сомервейл.

Лаура опустила руку.

— Ну вот вы и нашли меня, и что теперь собираетесь делать?

Он не отвечал, пристально разглядывая ее. Лаура смутилась.

— Я выиграла в лото? — спросила она и, не дождавшись ответа, прибавила: — Нет? Ладно, мне не нужна алюминиевая обшивка дома, я покупаю только местную еженедельную газету, и меня совершенно устраивает то, что телефон мне установят не скоро, так как все, кого я знаю, живут поблизости.

Уголков его соблазнительных губ коснулась улыбка — странная, привлекательная, манящая, отчего у нее подпрыгнуло сердце. Значит, это не продавец. Может, полоса неудач в ее жизни наконец закончилась и Бог послал ей большой подарок в виде этого красавца?

— Мисс Сомервейл, меня зовут Райан Гаспер. Я — брат Уилла. Прошло много лет, но я приехал по вашему письму.

В последовавшей за этими словами ошеломляющей тишине он, как в замедленной съемке, вытащил из нагрудного кармана смятую почтовую бумагу лилового цвета.

— Я приехал выяснить, правду ли вы написали. У вас есть ребенок от Уилла?

Райан Гаспер, повторила про себя Лаура, и ее разум затуманился при воспоминании о годах, когда это имя было для нее очень знакомым…

…Она стоит под навесом, спрятавшись за плакучей ивой, в двадцати метрах от прихожан на краю кладбища, чувствуя себя Алисой в Зазеркалье.

На ней — бледно-розовое платье без рукавов и одолженное твидовое пальто. Растрепавшиеся под моросящим дождем Мельбурна волосы перехвачены розовой лентой. Она не понимает, что происходит, и чувствует себя ребенком, переодевшимся в одежду взрослых.

Сто человек, собравшихся здесь, несмотря на холод, принадлежат к определенному кругу людей Австралии. Даже она, деревенская девчонка, узнала многих телевизионных деятелей и политиков. Все они одеты в элегантные черные костюмы, шляпки и модельные солнцезащитные очки.

Стоя в стороне от толпы, она сжимает в холодной руке письмо — вымученное, молящее, написанное на почтовой бумаге, которую ей подарили двумя годами ранее на шестнадцатилетие. В верхних углах листов — танцующие эльфы. Она даже не обратила внимания, на чем пишет, ей просто было необходимо излить свое отчаяние на бумагу.

Она положила руку на живот — скоро он начнет расти, Ей всего восемнадцать лет! Как получилось, что ее жизнь полностью изменилась за последние два месяца? И что теперь делать? Ее родители умерли. А теперь умер и Уилл. Кругом только эти люди, стоящие у деревянного гроба, в котором покоится их сын и брат.

Через просвет в море черных пальто Лаура наблюдала, как гроб медленно опускался в пропитанную дождем землю. Раздались звуки скрипки.

Уилл был так мил, скромен, нежен и прост, она и представления не имела, какая у него семья. И лишь за последние несколько дней она узнала правду, прочитав соболезнования в газетах. Она вырезала эти заметки, сложила в красивую коробку из-под туфель и поставила под свою кровать. Так или иначе, это помогло ей не думать о себе, о том мучительном факте, что она беременна и что Уилл ушел, не ведая о своем отцовстве.

И вот теперь Лаура разглядывала этих людей — семью Уилла. Скрипачка, должно быть, одна из сестер — Джен. Младшая из сестер, Саманта, или Сэм, беременна, замужем за телеактером. Родители Уилла — утонченная пара, кинорежиссеры, обладатели премий, — стоят по обеим сторонам от министра.

Но где неуловимый старший брат Райан, о ком Уилл говорил чаще всего? Где этот герой Уилла — вечный трудоголик, часто публикующий свои книги, всемирно известный экономист, посещающий различные страны по приглашению их правительств в качестве советника по экономической политике?

Члены семьи медленно продвигались вперед, чтобы бросить на гроб Уилла по кроваво-красной розе, но прославленного Райана среди них не было.

Она проделала такой далекий путь, добиралась на автобусе, поезде и трамвае, чтобы присутствовать на погребении своего молодого друга. Как мог Райан Гаспер не приехать на похороны собственного брата? И как ей, Лауре, доверить своего единственного ребенка такой, казалось бы, цивилизованной и в то же время, как оказывается, бездушной семье?

Лаура посмотрела на смятое письмо, которое держала в дрожащей ладони. Распрямив листок, сунула его в карман пальто — она отправит его на обратном пути в Тандарах, а потом уже им решать, что делать.

— А пока, — прошептала она, и от ее дыхания в холодном воздухе осталось облачко пара, — мы будем вдвоем, опоссум.

Одинокая девушка восемнадцати лет, неся в себе частицу новой жизни, ушла с кладбища, не обернувшись…

Райан наблюдал, как Лаура медленно бледнеет. Она стояла неподвижно, не моргая, и казалось, не заметила, как розовый комбинезон выскользнул из ее ослабевшей руки и упал на землю.

— Вы — брат Уилла? — прошептала она слабым и тихим голосом. Пряди волос упали ей на лоб.

Он шагнул вперед, опасаясь, что она упадет в обморок.

— Мисс Сомервейл? — позвал он, но она будто не слышала. — Лаура, вы хорошо себя чувствуете?

Она сглотнула, ее губы дрожали. Пристально посмотрев на письмо, которое он протянул ей, она поднесла руку ко рту. Райан не знал, сдерживает ли она крик или пытается таким образом скрыть душевную боль. Он уже собирался обнять ее, чтобы унять ее нервную дрожь, как она сделала невероятное — улыбнулась.

— Вы — брат Уилла, — повторила она на этот раз скорее утвердительно. — Райан. Экономист.

Сожалею, что не узнала вас. Уилл никогда не описывал внешности членов вашей семьи. И вас не было на его похоронах.

Так она присутствовала на погребении? Ни он, ни его семья и представить этого не могли.

— Мисс Сомервейл, я приехал не для того, чтобы доставлять неприятности вам или вашей семье. Я приехал, чтобы…

А зачем он приехал? Чтобы найти ребенка, о котором она написала в письме семье Гаспер? Выходит, инстинкт родства сработал только у него одного, и к тому же прошло столько лет…

Райан медленно, будто боясь испугать ее, наклонился и поднял с земли розовый комбинезон.

— Мне необходимо знать, мисс Сомервейл, — проговорил он, протягивая ей комбинезон. Он знал, что она понимает, о чем он говорит.

Она глубоко вздохнула, будто собираясь с мыслями, кивнула и посмотрела на него в упор своими бездонными золотистыми глазами.

— В гостинице «Вершина эвкалипта», — сказала она. — Сегодня в шесть часов.

Он только хотел спросить, отчего она назначила встречу в гостинице, как услышал голос из коттеджа:

— Мама!

— Иду, зайка! — ответила она, пытаясь скрыть ребенка от Райана. Бесполезно — владелица розового комбинезона выбежала вприпрыжку наружу.

Райан забыл обо всем и полностью сосредоточился на девочке. У нее было овальное лицо Лауры, здоровый румянец и растрепанные кудряшки. Черты лица семьи Гаспер проявлялись безошибочно — умные синие глаза, квадратный подбородок, манера покусывания уголка губ — привычка, от которой не могли избавиться его сестры.

Райан больше не сомневался — Лаура Сомервейл родила ребенка от его брата.

Маленькая девочка, держащая в руке рисунок, сделанный цветными карандашами, резко остановилась, когда увидела, что мать не одна.

— Мама? — повторила она неувереннее.

— Иди домой, Хлоя, — спокойно сказала Лаура, взглянув на девочку. — Приготовь еду для Шимпанзе, я скоро приду.

В голосе Лауры слышалось напряжение. Хлоя кивнула и посмотрела на Райана. Он постарался одарить девочку как можно более дружеской улыбкой, но она нахмурилась и быстро ушла в дом.

— Прошу вас, мистер Гаспер, — проговорила Лаура увереннее. — Встретимся в гостинице в шесть часов вечера, там и поговорим.

Брат Уилла приехал с ее письмом! Неудивительно, что он показался ей знакомым. Он был совершенно не похож на Уилла, которому тогда едва исполнилось девятнадцать, — худого, долговязого и белокурого, но Лаура уловила сходство глаз Райана и своей дочери.

После похорон Уилла она ничего не слышала о его семье, сделав разумный вывод, что они или не поверили ей, или им просто не было до нее никакого дела. По правде говоря, чем больше лет проходило, тем Лауру все больше устраивала такая ситуация.

— Мама! — снова позвала Хлоя, чьи рыжеватые локоны были заплетены в небрежные косички. — Кто этот дядя?

— Друг, — сказала Лаура, задумавшись о том, как представить его Хлое.

Она освободила корзину от еще влажного белья, отложила в сторону испачканный комбинезон, присела на кушетку, усадила дочь на колени и крепко обняла.

— Так что у тебя там, зайка? — тихо спросила Лаура.

— Я должна нарисовать портрет моей семьи. Это школьное задание, — Хлоя протянула ей рисунок, сделанный цветными карандашами: дом, пара животных и три человека.

— Здесь ты, я, Шимпанзе и Ирмела, — сказала она, показывая на любимого фокстерьера и большую корову. — А в парадных воротах — Джил. Этого хватит?

До сегодняшнего дня хватало, подумала Лаура.

— Думаю, ты никого не забыла.

— А вот Тэмми нарисовала всех своих кузенов. Даже тех, кто живет в Шотландии, — Хлоя повернулась, чтобы посмотреть Лауре в глаза. — У меня есть кузены в Шотландии?

Лаура открыла рот, чтобы ответить отрицательно, но вспомнила о мужчине в черном блестящем автомобиле — ведь у Хлои могут быть кузены по всему миру.

Кажется, пора узнать о большой семье Хлои.

До шести часов ей необходимо закончить стирку, обед, проверить домашнюю работу Хлои, испечь пироги для сегодняшнего собрания Ассоциации деревенских женщин и решить, как себя вести с Райаном Гаспером.

Как только Хлоя снова устроилась за письменным столом в спальне, Лаура взяла трубку телефона и набрала номер «Вершины эвкалипта».

— Джил, это Лаура. У нас проблема. Мне нужно, чтобы ты зарезервировала столик для меня подальше от людских глаз.

 

ГЛАВА ВТОРАЯ

В гостинице «Вершина эвкалипта» царила суматоха. Завсегдатаи местных питейных заведений расположились у стойки бара, небольшие семейные группки — за круглыми обеденными столами, подростки играли в бильярд. Райан сидел в одиночестве в отдельной кабинке с высокими стенами в конце зала.

К назначенному времени он уже заказал вторую кружку пива. Мальчик за соседним столиком, проявляя симпатию, пристально разглядывал его поверх стены кабинки, и Райан не знал, как избавиться от него.

У него было мало опыта общения с детьми. Когда родился Уилл, Райану было девять лет. До отъезда в университет Райан проводил мало времени с братом — очень тихий, застенчивый и прилежный Уилл был ему почти чужим. Для детей сестер Джен и Сэм он являлся просто «крутым дядей Райаном», который привозил подарки из-за границы.

Но теперь у него появилась еще одна племянница — живое напоминание о младшем брате, и он чувствует себя обязанным познакомиться с ней. С одной стороны, он взволнован этой перспективой, с другой — хочет свернуть прелестную шейку Лауре Сомервейл за то, что она даже не попробовала разыскать его семью.

Отчего она поведала тогда о своем ребенке и сразу же исчезла? Разумнее было бы не сообщать вовсе. Возможно, у ее дочери к тому времени появился новый отец? Райану стало не по себе, когда он понял, что Лаура может быть замужем, помолвлена или просто жить с кем-то — он надеялся, что она одинока.

Райан покосился на пристально смотрящего на него ребенка, высунул язык и даже ссутулился, чтобы его не было видно из-за стенки.

— Так вы нашли нашу Лауру в благополучии? — раздался женский голос, и Райан увидел невысокую, упитанную седовласую женщину с мальчишечьей стрижкой и острыми глазами-пуговками, которая перегнулась через стенку кабинки и улыбалась ему. Райану показалось, что она знает ответ на свой вопрос и о том, что произошло, — тоже.

— Да, спасибо, — он улыбнулся. — Она оказалась там, куда вы меня отправили.

— Конечно, — сказала она и улыбнулась еще шире. — Она живет там с тех пор, как родилась. Дорогуша Лаура помогает любому из нас в трудную минуту. Тому, кто осмелится обидеть нашу любимицу, придется иметь дело с жителями всего нашего города. Вам принести чего-нибудь поесть, пока вы ее ждете?

Райан моргнул. Похоже, мисс Сомервейл не единственная, кто так искусно изменяет направление мысли посередине разговора. Возможно, эта черта — особенность местного диалекта?

— Мне хватит пива, — проговорил он. — Спасибо в любом случае.

Джил сочувствующе улыбнулась ему и отошла к другому столику. Как только он хотел отпить еще глоток пива, до него донесся пьянящий аромат свежевыпеченного яблочного пирога. Сластена, Райан с наслаждением вдохнул этот запах. Мимо его кабинки пронесли две коробки для пирогов, следом вошла Лаура Сомервейл.

Растрепанные локоны Лауры были подобраны под красный платок, вместо изящного хлопкового платья на ней была белая рубашка с неимоверным количеством рюшей, ярко-багровые брюки и высокие черные сапоги. Да, весьма экстравагантно…

— Лайам, твой десерт стынет, — сказала она, обернувшись к мальчику, который таращился на Райана.

Мальчишка исчез. Она присела, и их глаза встретились. Райан что-то хотел сказать, но промолчал, пораженный изменившимся обликом этой женщины. Ее светло-карие глаза были подведены, что придавало им золотой блеск.

— Извините за опоздание, — проговорила она решительно и отрывисто, как мальчишке, мнение которого выслушивать не желала. — Я должна была отвести Хлою к друзьям.

Значит, Хлою она не оставила дома, а спрятала в неизвестном месте. Не важно, что слова Лауры откровенны, а улыбка бесстрашна, эта женщина беспокойна и недоверчива.

— В доме нет никого, чтобы присмотреть за ней? Вам муж, например?

Лаура горько усмехнулась.

— Едва ли, — сказала она, помахав рукой, на которой не было обручального кольца. — Мы с Хлоей совершенно счастливы и одни.

Райану стало немного легче.

— Где вы остановились? — спросила она, передвинувшись на мягком кожаном сиденье.

— У меня комната наверху. Правда, я еще там не был. Приехал сюда прямо от вас.

— Нет, я не выдержу! — внезапно вскрикнула Лаура, зажмурилась и стукнула кулаками по деревянному столу. Райан схватился за кружку с пивом, чтобы она не упала. — Я не обучена светским разговорам, — серьезно сказала она, и на лице ее появилось умоляющее выражение. — Я буду говорить честно. Ваше присутствие здесь пугает меня до полусмерти.

Райан пытался не замечать божественный аромат яблок, ванили и чего-то еще — неожиданно экзотического запаха, идущего от этой женщины.

— Вам незачем бояться меня, Лаура.

— У меня есть на это причина! — выпалила она и сжала губы, положив крепко сжатые кулаки на стол. Казалось, она пытается взять себя в руки, унять свою боль. — У меня больше нет ни братьев, ни сестер, — продолжала она уже спокойнее с едва заметной дрожью в голосе. — Ни теток, ни кузенов, ни дальних, ни близких. Зато у Хлои куча родственников. Это вы и ваша семья. Она всегда мечтала о кузенах… Знаете, ведь когда вы приехали, в глубине души я почувствовала облегчение. Но в то же время я очень боюсь потерять ее. Мне необходимо знать о ваших намерениях, — сказала она. — Какие бы они ни были…

Райан, вдруг почувствовав себя мошенником, ответил правдиво:

— Я не знаю точно.

Она с вызовом посмотрела на него.

— Вы не отделаетесь таким ответом, если хотите продолжать разговор дальше.

— Какой ответ вам нужен?

— Скажите мне, что вы, так же как и я, взволнованы, — она наклонилась вперед, словно придавливая его своим взглядом. — Я ужасно смущена и напугана. Я ведь и предположить не могла, кто вы. Окажись вы стриптизером, я удивилась бы меньше.

— Кем?!

Лаура прикусила губу, чтобы не ляпнуть еще чего-нибудь. Она вспомнила, как приняла Райана еще и за продавца. Она махнула рукой с растопыренными пальцами, словно пытаясь этим жестом стереть свое последнее высказывание.

Лаура действительно хотела, чтобы Хлоя встретилась со своим дядей. В конце концов, что значат ее собственные желания? Главное — счастье и благополучие дочери. Пусть никто из этой известной и богатой семьи за все прошедшие годы не удосужился написать, позвонить или справиться о Хлое, теперь Лаура должна предоставить Райану Гасперу шанс.

— Вернемся к теме нашего разговора, мистер Гаспер. Отчего вы приехали через столько лет?

— Меня привело сюда ваше письмо, мисс Сомервейл.

Она покраснела, вспомнив ею же написанное письмо — полное тоски, эмоций, одиночества и отчаяния. Но прежде чем попросить показать письмо, чтобы потом засунуть его в рот и съесть, чтобы больше никто не знал о его существовании, она заметила упавшую на стол тень и, посмотрев вверх, увидела улыбающегося человека, одетого в темные брюки и серый свитер.

— Здравствуйте, отец Грант, — сказала она и посмотрела на Райана, не зная, как его представить.

— Генеральная репетиция сегодня вечером, Лаура? — спросил отец Грант.

Лаура только сейчас вспомнила о своем костюме. Боже! Пока мистер Совершенство восседает здесь, одетый в голубую рубашку, она наряжена в белые рюши, узкие багровые панталоны и черные сапоги выше колена.

— «Пираты Пензанса»! — выпалила она, специально для Райана встряхивая оборки рубашки. — Ассоциация деревенских женщин ставит мюзикл, и я играю предводителя пиратов.

Райан, должно быть, решил, что она совсем сошла с ума, раз пришла в таком наряде. Да еще поет сорокам! Будь у него намерение забрать ее дочь, он, конечно же, уже принялся осуществлять свое желание.

— Это песенная партия? — спросил Райан.

Отец Грант кивнул и иронично улыбнулся.

— Постановка мюзикла была идеей Лауры, — объяснил отец Грант. — Ассоциация женщин собирает средства на борьбу с засухой, от которой за последние два года сильно пострадали местные фермеры. В прошлом году они ставили «Чикаго», и Лаура в роли тюремной надзирательницы мамаши Мортон вызвала бурные аплодисменты.

— Охотно верю, — сказал Райан.

Только вот Лаура знала, что он не верит добрым словам отца Гранта, и сидела, опустив голову, отколупывая старую краску на столешнице.

— Наша Лаура занимается многими общественными проектами, — продолжал отец Грант. — Она президент Организации защиты прав детей, член Общества добровольных пожарных и за очень низкую плату готовит блюда для празднования того или иного события, проходящего у нас в городе. Я не знаю, что бы мы делали без нее и ее дочки. Лаура для нас как родная — с тех пор как умер ее отец. А теперь мне пора. Приятного аппетита, — он улыбнулся на прощание, и Лаура вздохнула, довольная тем, что не пришлось представлять Района.

— Он кажется милым, — заметил Райан. — И у него есть что рассказать о вас.

— Мистер Гаспер, если мы будем ходить вокруг да около, я могу взорваться.

— Зови меня Райан, пожалуйста, — произнес он низким приятельским голосом, отчего Лаура тут же забыла о теме разговора.

— Я просто… — она сглотнула. — Я знаю, что этот момент должен был настать. Только непонятно, почему через семь лет?

— Я только два дня назад нашел твое письмо, — объяснил он. — Если бы провидению было угодно, твое письмо никогда не попало бы к нам.

Боже! Они что, правда, не знали о ее существовании? Она ни разу даже не задумывалась о таком варианте.

— Впервые за многие годы я наконец навсегда вернулся в Австралию, — продолжал он. — По просьбе моей семьи занялся делами Уилла. Со смерти брата прошло семь лет, никаких финансовых записей более хранить не нужно. Среди пачки посланий о соболезновании я нашел твое письмо. Нераспечатанное.

— Нераспечатанное?.. — повторила Лаура, пытаясь смириться с неожиданной новостью.

— В то время моя семья получила много писем с соболезнованиями. Часть их была прочитана, а на остальное ни у кого не хватило сил и времени. В конце концов в центральной газете они опубликовали текст с благодарностью всем, кто помнил Уилла. Мама и отец вскоре уехали в Бруней, чтобы закончить съемки фильма. Джен была на гастролях в США. Сэм только что родила второго ребенка. Все письма на адрес Уилла отправлялись нашему семейному бухгалтеру, который просто подшивал их вместе со счетами и налоговыми декларациями. На этой неделе, просматривая подшитые документы, я нашел несколько нераспечатанных писем, включая твое.

Получалось, что Райан не мог ранее прочесть письмо и уладить формальности. И где же он был, когда семья так нуждалась в нем? Отчего его не было на похоронах?

— А твоя семья? — спросила она. — Сестры, родители знают обо мне?

— Только Сэм. Она присутствовала, когда я нашел твое письмо, и приехала бы тоже, если бы не трое маленьких детей. Другие еще не знают. Мы подумали, что лучше выяснить… — Он прервался и, явно смутившись, посмотрел в сторону.

— Сохранила ли я ребенка? — закончила она за него, чувствуя горечь. Но Райан не виноват — он просто честен. — А теперь что?

Он снова пристально посмотрел на нее.

— Теперь, я думаю, Хлое лучше всего привыкнуть ко мне, — сказал он, — до того как она познакомится со всей семьей. Нас много.

Лаура почувствовала облегчение. Если бы Райан захотел, то мог бы, используя могущество клана Гаспер, отомстить ей. Но, похоже, в этом самоуверенном человеке есть такая черта, как сострадание.

Раздался звон дверного колокольчика. Группа громко разговаривающих женщин, одетых в костюмы пиратов, с подведенными сурьмой глазами вошла в ресторан.

Райан почувствовал, что проиграл. Каким-то образом этой женщине с золотистыми глазами и дерзким прямодушием снова удалось вести разговор так, как ей хотелось. Она услышала его историю, но о себе ничего не сказала.

— Мне надо идти, — сказала Лаура. — Жаль, что приходится расставаться вот так, на полуслове.

Она поднялась, и он схватил ее за руку.

— Когда я увижу Хлою? Когда мне можно будет поговорить с ней? Я надеялся, что наша секретная встреча была посвящена именно этому.

— В этот ресторан ходит половина города, мистер Гаспер, — усмехнулась Лаура. — Нашу встречу вряд ли назовешь секретной.

Значит, ее непонимание преднамеренное и создание препятствий не случайно. Разум этой обладательницы прелестных глаз никогда не дремлет. По крайней мере теперь он знает, почему она выбрала именно этот ресторан и шесть часов вечера. Лаура просчитала, что, начни он предъявлять жесткие требования, половина жителей города стали бы свидетелями этого.

— Ладно, пусть мое присутствие здесь явно не секрет. Только зачем еще мне дают о тебе столь блестящие рекомендации?

— Я здесь ни при чем, — сказала она, покраснев. — Хотя, я догадываюсь, кто это затеял.

Он отпустил ее руку и поднялся на ноги.

— Эта встреча остается тайной для того, ради кого была назначена, — промолвил он строгим голосом. — Назначь время, дату сейчас же, иначе я не поверю ни одному твоему уверению в желании познакомить меня с Хлоей. Завтрашнее утро подходит?

— Завтра — понедельник, она будет в школе.

— После школы?

— Она будет кататься на пони в клубе. Потом занятия на скрипке.

— В обед? — Он явно решил не уступать.

— Она делает домашнее задание и ложится спать в восемь часов.

Райан сдержал улыбку — эта женщина непримирима.

— Вы скоро встретитесь, — пообещала Лаура. — Но на моих условиях. Она очень умная и чувствительная девочка. Мы должны быть осторожны.

Он кивнул. Хлоя похожа на Уилла в детстве.

— Так когда?

За спиной он услышал взволнованные голоса наряженных в пиратов женщин. Лаура уже почти согласилась с его требованием, и вот на тебе!

— Тебя спасли твои славные товарищи, — тихо сказал Райан, и она еще больше покраснела.

— Лаура! — позвала одна из женщин. — Если ты еще не готова к репетиции, мы выпьем пива.

— Нет. Я готова, — произнесла Лаура, направившись к группе в разноцветных костюмах.

— Лаура такая душка, — вдруг сказала одна из женщин. — Мне уже трудно читать, так она всегда помогает мне выучить роль.

— Неужели? — спросил Райан, не в силах сдержать улыбку.

— Я была за границей прошлой весной, а моя дочь заболела, — сказала другая, после того как ее толкнули локтем вбок. — И хотя у Хлои весной обостряется астма, она и Лаура каждый день проделывали долгий путь к нам домой, чтобы отвести моих внуков в школу.

Райан вспомнил письмо Уилла.

«Люди здесь удивительные — щедрые, бескорыстные, упрямые и вмешивающиеся не в свои дела! Не важно, как далеко вы живете друг от друга, вы никогда не чувствуете одиночества».

Кажется, Уилл был прав. В городе узнали, кто такой Райан, и принялись рассказывать о Лауре.

— Наша Лаура — ангел, — сказала зачинщица.

— Эсм, в самом деле, хватит, — пробормотала Лаура.

— Из того, что я сегодня слышал, делаю вывод, — встрял в разговор Райан, — Лаура — святая.

Женщины оживленно загалдели, радуясь, что успешно сыграли свои роли в организованной наспех пьесе.

— Вы придете посмотреть мюзикл? — спросила Эсм.

— Как знать? — ответил он, подмигнув, и три седовласых взволнованных пирата ушли, оставив его с Лаурой одного. — Итак?

— Я лучше пойду. Если я не выйду через минуту, они вернутся за пивом, и тогда их мужья утром станут жаловаться на меня, что мюзикл — прикрытие для Ассоциации женщин-пьяниц.

Она взяла остывающие яблочные пироги, повернулась и пошла прочь.

— Разве роль предводителя пиратов не для мужчин? — с любопытством спросил он.

Лаура повернулась к нему, продолжая пятиться.

— Как ты понимаешь, в Ассоциации не так много мужчин.

— Разве это не дискриминация?

— Так присоединяйся к нам! — сказала она. — Ты даже можешь забрать мою роль.

Лаура сорвала платок с головы, и копна темно-рыжих локонов рассыпалась по ее плечам.

— До завтра, — предупредил Райан.

Он остался один. Впервые за долгие-долгие годы ему нечего было планировать — работа и отчеты завершены, осталось только до конца отредактировать учебник и компакт-диск, чтобы вручить редактору.

Он снова вернулся в кабинку и пригубил теплое пиво. Слушая разговоры и смех других посетителей, он понял, как одинок.

Был ли Уилл в действительности так же одинок в огромном суетном Мельбурне? И так ли уж резко отличается жизнь в Мельбурне от жизни в этом городке?

Райан вспомнил, когда он и Уилл в последний раз разговаривали. Может быть, уже тогда он заметил что-то в поведении брата? Заметил, но не придал значения?..

…В гостиничном номере Райана зазвонил телефон. Он собирался на торжественную церемонию на площади напротив Пантеона в Риме и не хотел отвечать на звонок. Но, взглянув на часы и увидев, что еще есть время, поднял трубку.

— Платный звонок из города Тандарах, Австралия, — проговорил оператор.

— Я поговорю, — сказал Райан, резко присев на край кровати. — Это ты, Уилл?

— Ага, — выдохнул его младший брат.

— Отлично. Так ты приедешь? Я улетаю в Париж через три дня, так что мы сможем встретиться только там. Мой секретарь вернется в Мельбурн, чтобы все сделать, как только ты захочешь.

— На самом деле, — мрачно сказал Уилл, — я не приеду.

Райан потер рукой веки.

— Неужели тебе предложили нечто лучшее?

— Вообще-то, да.

— Ты решил учиться в Оксфорде?

— Нет. Понимаешь, это из-за девушки… Райан вскочил с места и принялся расхаживать по комнате с телефонной трубкой в руке.

— Уилл, ты снова за свое? Ты не знаешь, как тебе повезло, парень! Сколько еще раз все мы будем ставить себя под удар из-за тебя? Ты не можешь отказываться от перспективы, которую мы создали тебе.

— Но эту перспективу я создал для себя сам.

— Рискну предположить, что все это план твоей авантюристки.

— Это жестоко, брат, неверно и смешно. Может, тебе лучше отказаться от Парижа и приехать ко мне? Ты увидишь ее, к тому же здесь так красиво.

— Не глупи!

— Боже, ты даже не понимаешь, — Уилл сердился. — Я никогда не стану таким, как ты! Здесь я не должен притворяться. Я могу быть таким, как мне нравится.

На телефоне Райана замигал красный огонек — внизу ожидало такси.

— Послушай, Уилл, я должен идти. Только скажи мне, что приедешь в Париж.

— Конечно, — Уилл тяжело вздохнул. — Хорошо.

— Поговорим через два дня. Я надеюсь услышать от тебя более приятные новости. Береги себя.

Райан повесил трубку. Он был расстроен. Очень обидно, что парень попусту тратит время. Уилл должен учиться, путешествовать по всему миру, а не тратить время на провинциальную цыпочку в какой-то глуши.

Райан взял ключи, положил кошелек во внутренний карман смокинга и вышел. На следующей неделе он позвонит Уиллу из Парижа и попытается образумить парня. Конечно, к тому времени Уилл забудет о своей деревенской мечте, ему наскучит эта девчонка…

Возвращаясь к реальности, Райан подозвал Джил.

— Еще пива? — спросила она.

— Нет. Но есть нечто, что вы могли бы сделать для меня. Кто у вас здесь агент по недвижимости?

— Должно быть, Кэл Бантон.

— Мы можем ему позвонить? Скажите ему, что мне необходимо провернуть одно дело сегодня вечером. Я в долгу не останусь.

 

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

На следующее утро Райан припарковался за домом Кардиньяр, вылез из машины и прошел несколько метров до конца двора, не теряя автомобиль из виду.

Кардиньяр — двести акров холмистой пастбищной земли, к которым так сильно привязался его брат. Действительно красиво, как и описывал Уилл своей сестре Сэм и пытался рассказать Райану по телефону тем вечером. Но Райану было необходимо понять еще что-то более важное.

Он вернулся к машине и достал из салона две сумки с продуктами, как вдруг подъехала Лаура на своем старом сером автомобиле. Она выпрыгнула из него и стремительно направилась к Райану. На ней было белое платье без рукавов с рисунком из спелых вишен и белые сандалии без каблуков. Волосы завязаны на затылке в хвост, перетянутый красной лентой.

— Как? А где багровые панталоны? — ехидно поинтересовался он.

Впрочем, как он и ожидал, она не обратила на его слова никакого внимания.

— Я только что встретилась с Кэлом Бантоном, и он рассказал мне о том, что ты сделал.

Следовало догадаться, что Лаура узнает обо всем до того, как на контракте просохнут чернила. Райан поднял сумки, закрыл дверцу автомобиля, включил сигнализацию, еще раз напоминая себе, что не нужно более этого делать, и направился к дому.

— Вот еще новости! — бушевала Лаура, топая за ним. — Проклятье! Теперь ты купил Кардиньяр и переезжаешь сюда? Так, что ли?

— Не совсем, — сказал Райан, осторожно держа сумки и доставая ключ из кармана. — Краткосрочное соглашение устраивает и покупателя, и продавца, так что Кардиньяр принадлежит мне на две недели.

— Как ты мог!

— Мне казалось, что я должен воспользоваться шансом. Мне нужно видеть твою дочь здесь, в доме, а не когда она в школе или у подруг или занята выполнением чрезвычайно важного домашнего задания.

Лаура беспечно проигнорировала его колкость.

— Кэл Бантон также сказал, что ты советовался у него, как управляться с домашним скотом. Ты серьезно думаешь поработать здесь?

— Да, серьезно.

— А что ты знаешь о фермерском труде?

Не обернувшись, он открыл дверь и вошел в пустой дом.

— Я многое знаю о сельском хозяйстве. К слову, я привез в Австралию документ о большом значении для экономики Австралии хлопковой промышленности в юго-восточном Квинсленде. Нет ничего перспективнее, чем освоение природных ресурсов, для развития нашей экономики.

Только дойдя до кухни и поставив сумки на скамью, он понял, что Лауры нет. Высунув голову в коридор, Райан обнаружил, что она стоит перед домом вне себя от злости. Бросив ключи на скамью, он подошел к двери.

— Продолжай, продолжай! — Лаура подбоченилась.

— Я с удовольствием приму от тебя любой совет, — произнес он, зная, что это рассердит ее еще сильнее.

— Чтоб тебя! — выпалила она.

Райан рассмеялся. Она казалась такой милой в своем соблазнительном платье — с хорошеньким личиком, этой провинциальной прямотой и вспыльчивостью.

Она скрестила руки на груди, не в силах успокоиться.

— Раз уж ты хочешь совета, то Кардиньяр — не место для любительской фермы!

— У меня нет намерения устраивать любительскую ферму, Лаура. Я никогда не бросал дела на полпути. Все или ничего — единственный способ жить. Я чувствую, что ты такого же мнения.

— Ну, это просто превосходно, — проговорила она внезапно очень спокойно. — Но я должна предупредить тебя: здесь ранее жили люди из города, и они не задерживались более шести месяцев.

И они оба вспомнили Уилла, который прожил в Кардиньяре два месяца, а потом умер от укуса змеи. У Лауры вытянулось лицо, и Райан почувствовал, что она молча просит у него прощения.

— Войди в дом, Лаура. Не обещаю, что пробуду здесь шесть месяцев, но до тех пор мне вес равно нужно куда-то положить продукты. Я уверен, ты с удовольствием подскажешь, как их хранить.

Она сжала губы — раскаяние противоборствовало с мятежным духом. Потом пристально посмотрела на него и, отметив чистые ногти, отглаженные джинсы, начищенные ботинки, взглянула ему в глаза — мятежный дух победил.

— Мне жаль, ковбой, — сказала она, акцентируя последнее слово, — но я не думаю, что ты задержишься и на шесть недель. Яркие огни большого города позовут тебя обратно. Не одежда делает мужчину мужчиной, дорогой.

— А отчего просто не надеть костюм и галстук? Если только ты не пытаешься произвести впечатление иначе, — проговорил он, и она покраснела. — Ты слышала фразу «Одевайтесь для той работы, которую вы желаете получить, а не для той, какую имеете»?

С обиженным видом она подошла к своему автомобилю, села за руль и через минуту исчезла. Он бы последовал за ней, но увидел, как к дому подъехал запыленный фургон с надписью «Антиквариат».

— Мистер Гаспер? — проговорил водитель, вытаскивая что-то тяжелое из фургона.

— Это я, Билл, — сказал Райан, заметив вышитое на рубашке имя водителя, пожал ему руку и кивнул его помощнику.

— Так куда вам отнести саркофаг?

— Что, простите?

— Саркофаг. Деревянная громадина, в которой будет стоять семейный сервиз мистера Гаспера. Это подарок от миссис Гаспер-Джексон.

Райан прошлым вечером сообщил сестре Сэм о маленькой Хлое и упрямой Лауре Сомервейл и о своих планах насчет Кардиньяра. Сестра настояла на том, чтобы прислать ему подарок на новоселье — нечто в деревенском стиле. Будто проживание в этом огромном доме само по себе не напоминает деревню. Тем не менее подарок был символический, означавший: Сэм понимает брата и одобряет его поведение.

Райан мгновенно отвлекся, увидев, как отодвинулась кружевная занавеска на окне коттеджа по соседству. Он попросил Сэм не говорить пока родителям и сестре Джен о Хлое и Лауре. Будучи терпимыми и понимающими людьми, они приехали бы. А сейчас пока не время для этого.

Он снова посмотрел на коттедж — занавески на окне колыхались. Слегка улыбнувшись, Райан проследовал за неуклюжим громадным буфетом, который несли в его новый дом.

Застыдившись того, что ее заметили подсматривающей, Лаура стремительно направилась в кухню, чтобы спрятаться там.

Еще подростком, живя с отцом, она быстро поняла, что если хочется чего-нибудь повкуснее, чем яичница, то это она должна приготовить сама. Скоро кухня стала для Лауры местом, где она могла помечтать, отогнать мрачные мысли и заодно реализовать в готовке свои самые возвышенные фантазии. Вот и сейчас ей, например, очень хотелось намять кому-нибудь бока!

Через пятнадцать минут шоколадный пирог уже стоял в духовке. Она успокоилась и, прислонившись к скамье, уставилась в окно. Она осмотрела свой участок земли в пять акров — холмистый загон для кроликов, фруктовые деревья, плоды на которых почти созрели, низинную запруду, где откармливаемая Хлоей любимая корова Ирмела пила воду в тени дерева.

Кажется, Райан Гаспер не собирается исчезать из ее жизни. Скоро ей придется поговорить с Хлоей. Собственно, к этому разговору Лаура готовилась с того дня, как родилась ее малышка.

У нее вдруг все сжалось внутри. Шумно шмыгнув носом, она направилась в спальню переодеться. Остановившись, поймала свое отражение в зеркале, что в конце коридора, волосы растрепаны, платье помято и испачкано какао.

Она вышла из дома только для того, чтобы отвезти Хлою в школу. Можно было одеться в старые джинсы, футболку и сандалии. Но нет! Она думала, что может встретиться с ним. Из-за него она должна теперь хорошо выглядеть, казаться нежной и заботливой матерью. Его семья влиятельна и при желании может забрать у нее Хлою!

Она наклонилась вперед, наложила немного румян на щеки и заворчала на свое отражение в зеркале.

— Конечно, ты оделась так не для того, чтобы выглядеть заботливой матерью. Ты — мать-одиночка, чахнущая на вершине холма. Одна улыбка городского парня — и ты отправляешься в дальние уголки шкафа в поисках женственной одежды. Ты безнадежна, Лаура Сомервейл!

Когда-то они много разговаривали с Уиллом.

Лаура рассказывала об умершем отце, Уилл — о своих отношениях с чересчур успешным старшим братом. По рассказам Уилла она представляла Райана потрясающим, уверенным в себе мужчиной.

— Прибавь, что он — упрямый, раздражающий и заставляющий разочаровываться в своих силах! — завопила она своему отражению в зеркале.

Резко расстегнув молнию на платье, она сорвала его через голову, бросила в корзину для грязного белья и надела старые джинсы и древнюю футболку, сразу превратившись в дочь фермера.

Во входную дверь постучали. Райан вытер муку с ладоней и подошел к двери, чувствуя себя воодушевленнее, чем следовало, при мысли о предстоящем препирательстве с мисс Сомервейл. Но, открыв дверь, он увидел другого человека.

— Привет, Джил, — сказал он, не в силах скрыть сожаления в голосе.

— Ты ждал кого-то еще? — Она взглянула на коттедж по соседству.

— Не совсем. Главным образом тебя, Кэла Бантона, прежних владельцев или мою сестру.

Она протянула руку и слегка похлопала его по щеке.

— Ты не умеешь притворяться. А теперь пригласи меня войти. Я не с пустыми руками.

Джил отодвинула чайное полотенце, накрывающее корзину, что она принесла, и показала ее содержимое — банановые оладьи!

— Проходи, — он встал в сторону, чтобы пропустить гостью. — У меня разбитая мебель, так что я не могу предложить тебе присесть. Все, что могу, так это показать то, что называется саркофагом.

Он провел Джил в столовую, где она уставилась широко открытыми глазами на буфет.

— Впечатляюще!

Райан стоял позади нее, скрестив руки на груди.

— Да? Кому-то понадобилось вырубить целый лес, чтобы соорудить эту штуковину.

— Мне нравится, что дом снова обживается, Райан. Могу поспорить, Лаура будет так же взволнована тем, что кто-то живет здесь после стольких лет запустения.

— Я думаю… А ты, Джил?

— Конечно, она любит это место, как никто другой, — Джил взмахнула рукой.

Райан вдруг почувствовал, что ему навязывают чужое мнение.

— Отчего же? — против желания спросил он.

— Лаура занималась этим домом в течение многих лет, зная, что иностранные владельцы не уделяют ему достаточно внимания. Для них этот дом был просто «отложенной» на черный день недвижимостью. А у нее с этим домом связано очень много воспоминаний. Многие годы она подготавливала Кардиньяр для внезапного приезда хозяев, каждую весну приглашала мастеров для профилактического осмотра. Мы всегда отчасти надеялись, что она выиграет влотерею и купит дом. Лаура — поистине драгоценный камень, к тому же слишком долго живет одна… Так что, если будешь плохо с ней общаться, пощады не жди, — сказала Джил и широко улыбнулась.

— Я не собираюсь разрушать этот дом или обставлять его современной мебелью.

— Отлично. Можешь ждать от меня скидки в гостинице «Вершина эвкалипта».

Райан рассмеялся, но почувствовал, что Джил выполнит свое обещание.

— Так ты не разыгрывал меня? — спросила она, ходя по дому в поисках холодильника или микроволновой печи, но нашла только старый чайник. На полу комнаты, отведенной под гостиную, лежали шерстяной плед, подушка, простыни, взятые из гостиницы Джил. Рядом стоял небольшой чемодан, который Райан привез с собой.

— А стол и не нужен, — промолвила Джил. — Найдем ему замену. Иди за мной.

Она вывела его на заднюю веранду, где они уселись на ступеньку, свесив ноги, и принялись за еще теплые оладьи. Райан блаженствовал. Он никуда не спешил, не составлял бюджетов, не договаривался о соглашениях — лишь наслаждался. Неплохое утро!

— Ты сама их испекла? — спросил он с полным ртом.

Джил улыбнулась.

— Оладьи приготовлены из готовой смеси, только никому не говори! Лаура — наш местный шеф-повар. У нее талант. Дай ей попробовать любой десерт, и она воспроизведет его с завязанными глазами. Так что соревноваться с ней нет смысла.

— Мне нравятся твои оладьи, неважно — домашние они или нет.

— А мне нравишься ты, Райан Гаспер, хотя и не должен бы… Учитывая, кто ты, я уверена, что обязана быть подозрительной, — сказала она и строго посмотрела него. — Обещай мне, что не станешь фермером-гулякой. Это может привести к плачевным результатам. Здесь не так много удалых молодых экономистов с этим бесцеремонным блеском в глазах.

— Я знаю по меньшей мере одного человека, который считает, что меня уже слишком много.

Джил сжала его плечо.

— Она слишком добра — в твоем и моем понимании, — Джил поднялась на ноги и тяжело вздохнула. — Если ты станешь злоупотреблять ее добротой, я зарою тебя здесь так, что никто не найдет. Оставь себе оладьи. Корзину вернешь при встрече.

Обойдя дом вслед за Джил, Райан увидел, как она отъезжает на своем ржавом, бывшем когда-то белым фургончике, оставляя за собой клубы пыли.

Казалось, жители Тандараха могут сказать о Лауре Сомервейл только хорошее и прилагают все усилия, чтобы сообщить об этом Райану. Интересно, могли бы его друзья проделать такой же путь, только чтобы рассказать, как верят в него? Но его друзья живут по всему миру, на расстоянии тысяч миль друг от друга, и самое большое, на что он мог рассчитывать, так это на случайную телеграмму.

У него было слишком мало времени, чтобы пустить корни.

И возможно, он не был отзывчивым, каким хотел видеть его Уилл. Даже после смерти брата он продолжал работать. Райан провел рукой по лицу, представляя остальных членов семьи, собравшихся в тот ветреный сырой зимний день в Мельбурне…

…Райан сидел на подоконнике гостиничного номера в Париже, смотря сквозь мелкий дождь на серые плоские крыши, на спиралеобразные шпили собора Нотр-Дам.

В тот день за десять тысяч миль от Парижа на небольшом частном кладбище в Мельбурне хоронили его младшего брата.

Неделю назад он предложил купить Уиллу билет в Париж, чтобы он присоединился к нему на Всемирном экономическом саммите, где Райан выступал со своей программной речью. Он почему-то надеялся, что его успех, его деятельный образ жизни вдохновят брата и тот решит воспользоваться его помощью и теми возможностями, которые ему будут предоставлены.

Но Уилл предпочел жить в деревенской глуши и был счастлив этим, проживая деньги, отложенные на Рождество. И все из-за какой-то фермерской девчонки!

Разъяренный Райан ударил по мокрому оконному стеклу, и оно разбилось вдребезги. Он даже не почувствовал боли, не знал, что поранился, пока кровь не залила его светло-серые брюки…

Райан вытянул руку, рассматривая длинный шрам на руке. Не залеченная как следует рана причиняла ему ноющую боль в холодную погоду.

Райан посмотрел на соседний дом. Возможно, пора забыть свои старые ошибки? Новая задача — другой дом, новоиспеченный член семьи. Может быть, ему как раз и представляется шанс доказать, что определение «фермер-гуляка» ему никак не подходит?

 

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Во второй половине дня в понедельник Сэм сообщила по телефону, что на ближайший от Кардиньяра аэродром прибыла Бетси. Именно так Райан называл свой личный самолет. Он обычно пользовался им один раз в несколько недель. Теперь же у него появилось время полетать.

Заложив страницу в книге, которую читал, он взял ключи и вышел на улицу. Спускаясь вприпрыжку по ступенькам, он внезапно остановился, увидев гостью в цветастых джинсах, футболке с изображением русалки и розовых туфельках, которая прыгала через скакалку перед его домом. Она посмотрела на него спокойным взглядом синих глаз, и у Райана перехватило дыхание.

Он бросил взгляд на соседний коттедж, но не увидел Лауры.

— Здравствуй, Хлоя!

Маленькая девочка, прыгая, прокрутилась на месте.

— Здравствуйте, мистер Гаспер!

— Твоя мама рассказала тебе, кто я? — спросил он, немного с опаской, но с большим интересом дожидаясь ее ответа.

Она кивнула, ритмично колотя по грязи скакалкой.

— Мама сказала, что вы приехали из города и будете жить пока в доме Кардиньяр. А до того, как она отправила меня поиграть со скакалкой, — продолжала Хлоя, — я слышала, как она говорила по телефону тете Джил, что, хоть вам очень идут голубые джинсы, это не делает вас настоящим фермером.

Райан сдержал смех. Итак, резкой в суждениях Лауре Сомервейл нравится, как на нем сидят джинсы. Райан почувствовал, что стал выше ростом по меньшей мере на дюйм после этого замечания.

— А что мама сказала вам обо мне? — спросила Хлоя.

Райан помолчал, вдруг снова спустившись на землю.

— Она сказала, что ты отменная наездница.

— Я выиграла приз две недели назад.

Райан представил девочку на пони, с наградой на груди и захотел оказаться рядом в то время, когда на ее серьезном личике играла улыбка.

— Ну, раз теперь мы так много знаем друг о друге, Хлоя, ты можешь называть меня Райаном.

Она снова кивнула и на этот раз слегка улыбнулась, отчего на правой щеке у нее образовалась ямочка.

— Хорошо, а то я стала бы смеяться, если бы пришлось все время называть тебя Гаспер.

— Почему тебе это смешно? — серьезно спросил он.

— Потому что моя фамилия Гаспер-Сомервейл, — продолжала Хлоя. — Гаспер — фамилия моего отца, который жил в твоем доме до того, как я родилась. Он тоже приехал из города.

Он снова посмотрел на коттедж, но Лауры не было. Она, видимо, не догадывалась об их разговоре. Райан вдруг страшно захотел, чтобы на окне заколыхалась занавеска или за бельевой веревкой раздалось ее ужасное пение.

— Моя подруга Тэмми говорит, что ее мама сказала, будто ты мой дядя, — промолвила Хлоя.

И как на это реагировать? Что сказать? Если Лаура подумает, что он переступил границы, она, конечно, перекусит его пополам.

— Ты говорила об этом с мамой?

— Я только сейчас об этом вспомнила.

— Может, вам поговорить обо мне, когда она закончит разговор по телефону?

— Они болтают о том, чего мне нельзя слышать, оттого она отправила меня на улицу. Я сказала ей, что уже взрослая и могу все знать.

— Мамы обычно хорошо знают, когда их дочерям пора все узнать.

— Я думаю, да, — и, помолчав немного, она спросила: — У меня есть кузены в Шотландии? У моей подруги Тэмми есть. Мама говорит, что в Шотландии холодно и много зелени, а мужчины носят юбки. Я никогда не видела мужчину в юбке. А ты носишь юбку?

Настоящая дочь Лауры Сомервейл, подумал он, поражаясь перемене направления мыслей Хлои. Он протянул руку и погладил девочку по голове.

— Не ношу. А сейчас, может, тебе следует проверить, закончила ли твоя мама телефонный разговор?

Хлоя пожала плечами, продолжая прыгать. Райан был удивлен тем, что и сам не хотел расставаться с ней.

— Было приятно наконец встретиться с тобой, Хлоя Гаспер-Сомервейл. Я надеюсь, мы скоро снова поговорим. — Он повернулся и медленно пошел к автомобилю.

— Куда ты идешь? — спросила Хлоя, прыгая в его сторону.

— Летать, — сказал Райан.

Она внезапно остановилась, бросила скакалку к своим ногам, наклонила голову и посмотрела на него серьезно и недоверчиво, как и ее мать.

Он присел на корточки перед Хлоей.

— Ты знаешь взлетно-посадочную полосу в районе Мэкай? — (Она кивнула.) — Так вот, мой личный самолет стоит там прямо сейчас. Его зовут Бетси, и я взволнован больше, чем ребенок на ярмарке.

Она уперлась руками в бока и опять стала похожей на свою мать.

— У тебя нет никакой Бетси!

— Ты когда-нибудь летала на самолете? — спросил он.

— Однажды. Джил возила нас в Мельбурн. На это ушло два часа. Потом мы полетели в Сидней к врачу насчет моей астмы. На это ушел час. Мы вернулись домой в тот же день. Врач дал мне новый, ужасно противный ингалятор.

— Мой самолет не такая белая громадина, как тот, на котором ты летала, и по размеру он похож на грузовик. Это «Сессна Небесный Сокол» 172-Р — весь из металла, с однопоршневым двигателем, высоко расположенными крыльями и четырьмя пассажирскими сиденьями.

— Но наш самолет был красным.

И тогда до него дошло. Он ведь разговаривает не с политическим подхалимом на коктейле, а с шестилетним ребенком!

— Ты летала на красном самолете? Это впечатляюще. Знаешь, красные самолеты — самые быстрые. — Он прыгнул в автомобиль и опустил оконное стекло. — Увидимся позже, Хлоя.

— Хорошо, Райан.

В зеркале заднего вида он наблюдал, как маленькая девочка смотрит ему вслед. Вот она прощально махнула ему, и только тогда он понял, насколько сильно стучит его сердце.

Лаура, прижав телефонную трубку к уху, взбивала в чаше яичные белки с сахаром. Она наблюдала, как передние колеса автомобиля Райана Гаспера нырнули в ухаб, потом автомашина повернула на дорогу, ведущую из города.

— Ты приезжала к моему соседу, Джил, — обвиняла она, — и даже не зашла, чтобы поздороваться со мной. Не отрицай этого. Я видела твой фургон.

— Я должна была вернуться домой к своим котам, — солгала Джил. — Так ты разговаривала с ним рассудительно?

— Как можно разговаривать рассудительно? Ты в курсе того, что он затеял с Кэлом?

Джил рассмеялась.

— Конечно, я все знаю. Но не говори мне, что ты собиралась прятаться от него до конца жизни.

— Джил, он не останется здесь до конца чьей-либо жизни. Ты видела его одежду? Вся новехонькая, дорогая. Он не годится для этого места.

— Я так не думаю. Эти голубые глаза ослепили меня, — сказала Джил. — Не говоря уже, конечно, о великолепных темных волосах. Честное слово!

— Ладно. Я поняла, куда ты клонишь. Но, в отличие от тебя, мне представился случай смотреть на все это из прошлого. Он — брат моего Уилла.

Джил помедлила, и Лаура поняла — дальнейшие слова подруги ей не понравятся.

— Лаура, я слишком стара и слаба, чтобы позволить тебе упустить этот шанс. Я никогда не слышала, чтобы ты называла Уилла своим, когда он был жив и таскался за тобой, как томящийся от любви щенок. Да и после его смерти ты его так не называла. В чем дело?

Лаура прекратила взбивать белки и поставила чашу на скамью. Она выглянула из окна кухни, но Хлою не увидела и запаниковала. Как давно Хлоя ушла? Ее дочь знала, что нужно показываться на глаза каждые десять минут. А вдруг что-то случилось? А если Райан нашел ее, когда она бегала на улице и, воспользовавшись случаем, увез на своем запыленном черном автомобиле?

Телефон начал выскальзывать из руки Лауры, как вдруг Хлоя вбежала на задний двор с теннисным мячом для Шимпанзе, который обнюхивал сорняки в дальнем углу двора.

Лаура облегченно вздохнула и переменила тему разговора до того, как Джил завела его в неподходящее русло.

— Джил, а что, если он решит бороться за Хлою? А если его семья захочет забрать ее у меня?

— Тогда мы обрушим на него такой шквал огня, какой он и представить не может. Ты и Хлоя в безопасности. Передохни и дай отдохнуть городскому ковбою по соседству. Ради бога, у парня даже нет мебели, только старый чайник, и он там более одинок, чем когда-либо была ты! Посмотри правде в глаза, подруга! Он — член семьи Хлои, нашей маленькой общины, и ни я, ни кто-нибудь еще в Тандарах не собирается лишать его гражданских прав. Нам нужны умные и сильные мужчины в сезон пожаров.

Слова Джил попали в цель.

Этот парень просто ищет нового члена семьи. Но сколько еще бессонных ночей будет у нее из-за него?

Райан подготовил самолет к работе, включил приборы, проверил руль и стартовал. Местный диспетчерский пункт согласовал план его полета с летного поля Мэкай на восток над горой Булла, потом обратно домой. Время полета один час — вполне достаточно, чтобы привыкнуть к новому маршруту.

Самолет поднялся. Райан почувствовал волнение — свобода, успокаивающий гул двигателя, бескрайнее ясное синее небо — в мире нет ничего лучше.

Самолет сделал петлю над площадкой, пересек холмы и долины — новые владения Райана, Дом, расположенный высоко на вершине холма, выглядел великолепно. Райан вдруг испытал гордость и восторг при этом виде — так давно никто и ничто не вызывало в нем таких чувств, и он искренне наслаждался.

Вероятно, поэтому у него были такие отношения любви-ненависти с братом — самым непонятным для него человеком. Но теперь он скучал по нему, даже сильнее, чем прежде. Уиллу исполнилось бы двадцать шесть лет в этом году. Интересно, кем бы он стал?

Райан посмотрел вниз на рабочий коттедж Лауры — только с такой высоты он понял, насколько это уединенное место. Самый ближний дом, не считая Кардиньяра, был далеко за холмом. Лаура жила здесь несколько лет, воспитывая ребенка в одиночестве, — непростое испытание.

Райан сделал круг над ее коттеджем, небольшим, огражденным забором двором. Лаура не вышла, и он вдруг почувствовал разочарование.

Выровняв крылья самолета, он направился на взлетно-посадочную полосу. Ему придется много потрудиться, чтобы привести старую ферму в рабочее состояние, а выслеживание красавицы соседки не входит в его планы. Все, что ему нужно от Лауры, — предоставить возможность наладить отношения с ее дочерью и заставить саму Лауру прекратить самодовольно улыбаться, а это уже зависит от того, превратит ли он ферму в цветущее хозяйство.

В тот вечер, когда Лаура развесила белье, она увидела Райана за пределами задней веранды со старым, потрепанным пособием в одной руке и дымящейся кружкой в другой. Все мужчины, которых она знала, скорее стали бы питаться супом из пакета, чем занялись бы настоящей стряпней. Потом она вспомнила замечание Джил о том, что Райану еще не привезли мебель, и почувствовала вину, подумав о своих первых одиноких ночах в коттедже после смерти отца. Джил и другие местные жители тогда постоянно приносили ей еду, которой хватило бы на полгорода.

А вот она ему не помогла, оставила одного в большом запущенном доме и даже не сказала, когда он встретится с племянницей. Она — ужасный человек, эгоистичная соседка и невнимательная мать. Ее единственный путь — покаяние.

Лаура вспомнила о пироге, который испекла днем без всякого на то повода, — он все еще лежал целехонький в холодильнике.

Лаура направилась в кухню, когда Хлоя вбежала в комнату.

— Что ты делаешь?

— Приношу искупительную жертву, — сказала Лаура, складывая куски рыбы в керамическую кастрюлю.

Хлоя взобралась на стул и поморщилась.

— Это тунец? Я его терпеть не могу.

— С каких это пор?

— С тех пор, как Тэмми ненавидит его.

Лаура улыбнулась.

— Ну, тогда тебе повезло, это не для тебя.

— А для кого?

— Для мистера Гаспера — соседа.

— А, для дяди Райана!

Лаура остановилась и уставилась на дочь.

— Что? — воскликнула она. — Почему ты его так называешь?

— Мы разговаривали сегодня днем о Шотландии, когда я тренировывала Шимпанзе…

— Тренировала, — машинально поправила Лаура и сжала руки, чтобы не выбросить тунца прямо в ведро. — Что он сказал тебе, зайка?

— Он сказал, что не носит юбок.

— Хорошо. Но почему ты зовешь его дядей Райаном?

— Сегодня в школе мисс Тилда и другие учителя шептались о черном автомобиле, который припарковался у «Вершины эвкалипта». Я сказала Тэмми, что видела этот автомобиль у соседнего дома, а Тэмми ответила, что ее мама говорит…

— Хорошо, я поняла, куда ты клонишь. Я знаю, зайка, все это очень запутано… — меньше всего Лаура хотела волновать свою дочку. Она взяла Хлою за руку и подвела к кушетке.

— Нет, я все поняла. Райан — брат моего папы. Он приехал издалека, чтобы встретиться со мной. Тэмми мне все объяснила. — Она остановилась и шмыгнула носом. — Я сделала домашнее задание — нарисовала рисунок моей семьи и отдала его мисс Тилде, а когда Тэмми рассказала мне о дяде Райане, я попросила мисс Тилду вернуть мне рисунок, чтобы я дополнила его, дорисовав дядю Райана. Но мисс Тилда сказала, что у меня было достаточно времени, чтобы все нарисовать…

Лаура в утешение провела рукой по золотистым волосам дочери.

— А давай ты нарисуешь мне свой семейный портрет и изобразишь там, кого захочешь. Мы поместим его в рамку и повесим на стене здесь.

Хлоя прекратила шмыгать носом.

— В рамку?

— Конечно! Так, значит, мистер Гаспер говорит, что не носит юбку? А я не знала!

Хлоя попыталась скрыть улыбку, и сердце Лауры сжалось. Лаура делала все, чтобы Хлоя была счастлива. Но, может быть, ей действительно не хватает родственников? Например, кузенов из Шотландии?

— Сейчас я иду в дом Кардиньяр, — сказала она.

Хлоя спрыгнула на пол и побежала к парадной двери.

— Я могу пойти с тобой? Лаура улыбнулась.

— Конечно.

Они вышли во двор и отправились в большой дом, где жил их голодный сосед.

Райан убрал ладонь от онемевшей щеки и оперся на другую руку. Деревянная лестница на задней веранде не была приспособлена для долгих посиделок. Отложив книгу, он потер глаза и посмотрел вперед. И увидел идущую к нему Лауру. Сзади скакала Хлоя. Было что-то нарочито медленное в походке Лауры, отчего он насторожился.

— Добрый вечер, мистер Гаспер, — сказала она тихо, подходя к нему.

— Ему нравится, когда его зовут Райан! — проговорила Хлоя.

— Я знаю, — ответила Лаура, и в ее глазах вспыхнул огонек. Она подмигнула дочери, и Хлоя улыбнулась в ответ. Это была первая настоящая улыбка, которую Райан увидел на лице Хлои, — будто снова взошло солнце.

— Райан или Ковбой. Я отзываюсь на оба имени, — заметил Райан.

Она протянула ему корзину с едой.

— Джил сказала мне, что у тебя ничего нет и она никогда не простит мне, если я позволю тебе умереть с голоду. Я принесла тебе вилку и тарелку, так что можешь поесть сейчас.

— Почему бы вам обеим не войти и не поужинать со мной? — Он встал, отступил назад и махнул рукой, приглашая войти в дом.

Хлоя сделала шаг вперед, но Лаура щелкнула пальцами, и девочка, надув губы, сбежала с лестницы и поплелась обратно в коттедж.

— Я собиралась пригласить тебя на обед завтра, — сказала Лаура, — чтобы ты встретился с Хлоей, но, кажется, вы оба опередили меня.

Райан ни на секунду не поверил, что она планировала пригласить его куда-нибудь. Он взял кастрюлю и тарелку из рук Лауры и поставил их прямо на пол.

— Она сама нашла меня. Я выходил из дома, и вдруг она оказалась здесь, прыгая через скакалку. Очевидно, ты послала ее на улицу, чтобы она не слушала о твоих женских секретах с Джил.

— Получается, ты из-за меня встретился с ней без моего разрешения?

Незаслуженный упрек. Он не сделал ничего плохого, но Лаура заставляла его чувствовать себя так, будто он все время наступал на ее любимую мозоль. Все, о чем он просил, — встреча с Хлоей с глазу на глаз. Чем больше она мешает ему в этом, тем чаще он будет пользоваться обстоятельствами.

— Я остаюсь, Лаура, чтобы узнать Хлою и ту, ради которой мой брат желал отказаться от своего мира.

Что-то изменилось в ее лице, в выразительных глазах блеснуло нечто вызывающее. А вот и ответ. Даже упоминание имени Уилла вызывает у нее сердечную боль.

— Зайди, Лаура, — сказал он. — Я готовлю убийственный кофе эспрессо.

— Эспрессо? — переспросила она, подняв брови.

— Обычной чашки чая более чем достаточно, чтобы соблазнить деревенского жителя.

— Хорошо, — сказал он. — Правда, это не настоящий эспрессо. Я, честно говоря, думал пригласить тебя на обычный растворимый кофе…

Она моргнула, и он подумал, что она вот-вот согласится — это же ничем ей не грозит, только двое взрослых людей, сидящих на полу перед буфетом и разговаривающих… Но потом она покачала головой и отступила назад.

— Может, в другой раз? — предложил Райан. Лаура натянуто улыбнулась ему и не ответила. Наконец она слегка махнула рукой и ушла за дочерью в коттедж.

Райан смотрел ей вслед — на покачивание ее бедер и кудрявых волос, собранных в хвост. Он глубоко вздохнул. Каждая стычка с этой женщиной вызывала у него ощущение, будто он выпил несколько порций своего любимого эспрессо.

Он ощутил запах еды, присел на старую лестницу и принялся есть восхитительную стряпню прямо из кастрюли.

 

ГЛАВА ПЯТАЯ

На следующий день в школе Лаура разыскала мисс Тилду, объяснила ей семейную ситуацию Хлои, потом согласилась помочь учительнице в организации ее дня рождения. Правда, вознаграждение, которое она попросила, было минимально. В этом Лаура всегда оставалась простофилей.

— Лаура Сомервейл! Тебя-то я и ищу, — Джесси Бартон, жена Кэла и мать Тэмми, высунула голову из окна автомобиля, когда Лаура уже собиралась отъезжать.

— Доброе утро, Джесси, — сказала Лаура с натянутой улыбкой, — Моя дочь рассказывает о тебе много интересного.

— О, — Джесси поднесла руку к сердцу с невинным выражением лица. — Я надеюсь, только хорошее?

— Не совсем. Я понимаю, что весь город знает о моем новом соседе. Но я могу надеяться, что впредь ты будешь осмотрительнее? Ведь дети могут подслушивать. Мне не нужно, чтобы она лишний раз расстраивалась.

— Конечно, — громко сказала Джесси. — Если бы я когда-нибудь неосторожно расстроила малышку Хлою, то никогда не простила бы себя.

Лаура кивнула, теперь в городе быстро узнают, что она начала сражаться со сплетнями, которые достигают ушей школьников. Но, заметив огонек в глазах Джесси, она догадалась — избежать неприятностей не удастся.

— Что-нибудь еще, Джесси?

— Ну, с тех пор как ты нянчишься с ним, мы надеемся выяснить немного больше о твоем новом соседе.

— Кто это — мы? — спросила Лаура, видя, как двенадцать мамочек окружают ее.

— Давай, Лаура! — крикнула одна из них. — Расскажи, каков он?

— Он надежный? — спросила Джесси. — Холостой? Он остается?

Райан Гаспер был, бесспорно, роскошен по сравнению с упитанными, лысеющими, стареющими раньше времени мужчинами, которые жили здесь в радиусе двадцати километров. Этот супермен приглашал ее вчера вечером на кофе, и что-то в его глазах сказало ей — он более чем товарищ для распития горячих напитков. Но глупо ожидать от него чего-либо серьезного.

Лаура давно уже решила, что эти опасные отношения не нужно развивать.

— Не считая того, что он — дядя Хлои и купил Кардиньяр, — сказала она спокойно, — все, о чем я знаю: он не откажется от домашней еды.

— Так ты уже обедала с ним? — спросила Джесси и многозначительно улыбнулась остальным. — Молодец!

— Нет, — пошла на попятную Лаура. — Я приготовила тунец и шоколадный пирог и отнесла ему.

— Так он попробовал один из твоих пирогов? Тогда парень попался! — Женщины вокруг Лауры рассмеялись.

— Нет. Вы все не так поняли… — но каждым словом она рыла себе яму все глубже. Они такие же, как Джил, в свободное время занимаются сватовством. Все, что ей оставалось, — не давать им больше пищи для размышлений. — Заходите ко мне, когда будете в Кардиньяре, — сказала она, завела двигатель и уехала.

Райан провел утро на рынке домашнего скота в Минбахе.

Аукцион домашнего скота проходил в деревянном сарае с высокими стенами, с манежем для выездки лошадей в центре, окруженным с трех сторон рядами деревянных сидений. Райан поговорил с двумя продавцами, познакомился с местным ветеринаром доктором Ларсоном.

Было душно, шумно, но аукцион шел исправно.

Так вот в чем дело, думал Райан. Покупка и продажа — давление на рынок, экономика капитализма. Именно об этом он говорил последние двадцать лет. Теоретик рыночных отношений, он ни дня не занимался ведением хозяйства, даже на самом элементарном уровне.

Возвращаясь назад в Кардиньяр, Райан жаждал применить свои знания здесь, на ферме. Правда, знания эти касались лишь международной торговли и добывающей промышленности. Но в конце концов, какая разница? Он взял компьютер и пошел приготовить себе чашку кофе, потом сообразил, что не из чего. Наполнив кружку свежей водой из бака, присел на лестницу, положил компьютер на ступеньку выше и принялся записывать свои мысли.

Пролетело два часа. Его пальцы свело от работы на клавиатуре — энтузиазм был невиданный. И он умирал с голоду.

Не успев передумать, Райан схватил пустую кастрюлю из-под тунца, форму от пирога и быстро направился в соседний коттедж.

Он прошел мимо перевернутого велосипеда, брошенной скакалки Хлои и только что выстиранного белья, развешанного на улице. Затем откашлялся и постучал в открытую дверь черного хода.

— Есть кто-нибудь дома?

Он услышал шум — тихая музыка, почувствовал аромат готовки — фруктов, сдобы. Восхитительный запах!

Заинтригованный, он открыл незапертую дверь с москитной сеткой и вошел. Маленький вход был загроможден — несколько пар туфель Хлои, сложенных в углу, забрызганный грязью коврик. На столике лежали письма, в центре стояла ваза с засушенными полевыми цветами, позади — антикварное зеркало. На столе он заметил несколько фотографий в рамках. Он уже наклонился вперед, чтобы рассмотреть их, когда хозяйка дома выглянула из-за двери.

— Райан! — крикнула она. — Это ты?

Он резко выпрямился и шаркнул ногами по полу, как непослушный школьник.

— Я надеюсь, ты не против того, что я позволил себе войти. Вот принес… — Он протянул ей пустую посуду.

— Ты можешь теперь ходить везде, раз прошел мимо сторожевой собаки, — пожала плечами Лаура.

Райан проследил за ее взглядом и увидел миниатюрного фокстерьера, который обнюхивал носки его ботинок. Присев на корточки, он протянул псу руку. Пес завилял хвостом и весело тявкнул.

— Как его зовут?

— Шимпанзе, — ответила Лаура. — Нам давно пора зарегистрироваться в качестве зоопарка — столько животных завели за эти годы.

Райан пошел за Лаурой и, завернув за маленькую лестничную площадку, оказался в доме. Мягкая цветастая кушетка заполняла почти все жилое пространство. Обеденный стол был заставлен подносами и формами для сдобы. В углу стоял старый проигрыватель. Через окно кухни был виден холмистый участок земли Лауры и дорога, соединяющая их дома. Дверной проем вел в спальни и ванную комнату.

Уютно, тепло, удобно. Дом оказался намного меньше его и даже меньше тех служебных квартир, в которых он жил в крупных городах.

— Отчего его зовут Шимпанзе? — спросил Райан, огибая коврик и кресло в углу и подходя к скамье.

Лаура выключила кран и вытерла руки о передник.

— Хлоя хотела завести шимпанзе с тех пор, как увидела его по телевизору. Несколько лет назад, — продолжала Лаура, — мы остановились на щенке по имени Шимпанзе. Теперь мне кажется, что Хлоя всегда хотела собаку и использовала для этого все средства.

— Вот умница, правда?

— А ты и не предполагал?

Щелчок, и шум наполнил комнату — игла старого проигрывателя вернулась к началу пластинки. Райан просто ждал, смотря на женщину, стоящую перед ним, будто время остановилось.

В солнечном свете, который проникал через широкое окно кухни, Лаура выглядела очень соблазнительно. На ней было бледно-голубое приталенное платье с легкой юбкой и тонкими бретельками, белый передник завязан на спине в большой бант. Она смотрела на него ясными глазами — спокойно, решительно, пристально.

Не удивительно, что Уилл был сражен. Она, бесспорно, самая женственная из тех представительниц прекрасного пола, которых когда-либо встречал Райан, — плавные формы, вьющиеся роскошные волосы, длинные ноги и хорошенькое лицо, пухлые губы, тонкая кожа. Кроме того, она была мудра и дерзка, что задевало его даже больше, чем ее чувственные прелести.

Заиграла музыка Грига, и Райан с трудом оторвал взгляд от Лауры.

— Хлоя еще в школе, — сказала она слегка дрогнувшим голосом.

Она нервничает оттого, что осталась с ним одна в доме? Это еще больше убедило его в том, что нужно остаться.

— Я знал.

— Тогда зачем ты пришел? — спросила она медленнее. — Чтобы вернуть посуду?

Он молчал, отыскивая причину, которая могла бы успокоить ее.

— Я надеялся одолжить у тебя немного сахара.

Он ожидал, что теперь его испепелят, но вместо этого она рассмеялась.

— Ты разыгрываешь меня?

— Нет, — продолжал он, пожимая плечами. — Я не помню, когда до этого вообще покупал продукты. И сейчас набрал много лишнего, к примеру муку, и забыл основное — кофе и яйца.

— Бесподобно, — сказала она, улыбаясь. — Теперь сядь.

Он несколько мгновений не мог прийти в себя от ее неожиданной теплоты и огляделся в поисках собаки.

— Шимпанзе на улице, гоняется за сороками, — произнесла она. — Я тебе говорю, Райан, присядь. Я приготовлю тебе настоящий кофе.

Не осмеливаясь отказываться от такой удачи, он придвинул кухонный стул и присел, пытаясь скрыть внезапное урчание в животе.

— Зачем вся эта фольга? — спросил он, показывая жестом на ее испачканный мукой передник и две дюжины подносов на столе.

— Сегодня вечером — заседание филиала Ассоциации деревенских пожарных.

— А здесь есть какая-нибудь организация, добровольным членом которой ты не являешься?

Она пожала плечами.

— Я делаю, что могу. И я не благотворитель. Меня наняли приготовить угощение к этому событию.

— Приготовление и обслуживание обедов прибыльно?

— Я больше, чем обслуживающий персонал для обедов, мистер Гаспер, — сказала она уверенно и смерила его взглядом. — Из сахара и муки я могу делать такие вещи, которые вы никогда не пробовали, даже в кафе больших городов.

— Возможно, ты была не в тех кафе. Я уверен, что могу показать тебе пару тех, что ошеломят даже тебя.

— Прямо сейчас?

— Отчего нет? — спросил он, чувствуя, что некоторым образом выходит за установленные границы. — Возможно, однажды я отвезу Хлою в город, и, может быть, мы пригласим и тебя…

Она наблюдала за ним из-под опущенных длинных ресниц.

— Возможно, я и приму ваше приглашение, — сказала она и, отвернувшись к мойке, принялась мыть клубнику.

— А когда ты в последний раз была в кафе большого города?

Спустя краткий миг она повернулась к нему, вытерла руки о передник и посмотрела на него в упор.

— В день похорон твоего брата. У меня было время до поезда, и мне вдруг захотелось шоколада. Кроме того, шел дождь, и я вошла в первое кафе, которое было открыто. Пирожные были вкусными, но язнала, что могу сделать лучше.

Слушая ее, Райан почувствовал сильную мучительную боль в груди. Она так спокойна и жестка, а вот Райан должен побороть отчаянное желание откашляться и отвести взгляд.

— Так отчего тебя там не было? — спросила она.

— Где? — резко спросил он, уже понимая ее вопрос.

— На похоронах Уилла.

— Я сердился на него, — сказал он, удивляясь словам, которые слетели с его губ.

Он провел пальцами по шраму на руке и снова почувствовал боль при воспоминании — сильнее на этот раз, так как ждал ее ответа. Неужели она осудит его за бессердечие?

Но вместо этого она понимающе улыбнулась.

— Я знаю, что ты имеешь в виду.

Джил была права — Лаура слишком добра для таких, как он.

— Когда мой отец внезапно умер, я была в ярости, — объяснила она. — Я так сердилась на него за то, что он оставил меня одну, даже не дав мне возможности сказать ему, как я буду по нему скучать. Я сердилась на всех добрых людей в Тандарах за то, что они не могли понять моих чувств. Но больше всего я злилась на себя за свое ожесточение. Я достаточно бесшабашный человек, но в те первые недели мне казалось, что я никогда более не узнаю счастья.

Легкая улыбка пробежала по ее лицу, и он понял, что прошло много времени, прежде чем она примирилась с этими чувствами.

— Расскажи мне что-нибудь хорошее о Уилле, — сказала она, будто чувствуя его печаль.

Могли он рассказать что-нибудь хорошее? Он прокрутил в памяти воспоминания, отыскивая нечто, что могла оценить Лаура.

— В детстве он мог часами лежать на батуте, смотря на звезды, пока кто-нибудь не вспоминал, что ребенок на улице, и не затаскивал его в дом, — Райан покачал головой. — Я всегда хотел разжечь костер под этим батутом, чтобы Уилл немного ожил, и в то же время завидовал ему. Я бы не смог вот так лежать и мечтать, был слишком непоседлив.

— Хлоя может рассматривать картинки в книге без конца, — вставила Лаура. — Я никогда не была такой терпеливой в ее возрасте. Да и до сих пор. Мне все время нужно было двигаться, делать что-то, разговаривать, ходить, готовить или петь, оттого что я боялась — если остановлюсь, никогда не захочу начать все это снова.

— Я понимаю.

— Хлоя умеет просто жить, как Уилл, — она пожала плечами. — Это дар.

Чем лучше он узнавал ее, тем больше понимал — Лаура сама обладала даром — удивительной способностью улыбаться, несмотря ни на что.

— Как ты избавилась от злости? — спросил он.

— Лечения очень горячими пенистыми ваннами оказалось достаточно, — с дерзким огоньком в глазах сказала она и отвернулась к мойке.

Он внезапно представил Лауру лежащей в глубокой ванне — полускрытой пеной, с завитками мокрых волос на шее…

— Просвети меня.

— С удовольствием. Первое, что ты должен знать, — удовольствие от горячих пенистых ванн зависит от выбора времени. Время должно быть подходящим.

— Подходящее время, — повторил Райан, откладывая в памяти эту информацию и сопутствующий образ.

— К примеру, два месяца назад я была у запруды, сматывая шланг после полива сливовых деревьев когда внезапно начался ливень. Когда я прибежала домой, то была уже вымокшей до нитки. Каков лучший способ согреться? Принять очень горячую пенистую ванну.

Райан был вынужден отогнать от себя образ Лауры, бегущей под дождем в прилипающей к телу одежде, с искрящимися на солнце волосами…

— Расскажи еще.

— Хорошо. Когда я впервые отвезла Хлою в школу и вернулась домой, то обнаружила, что мне нечего делать. Приняв горячую пенистую ванну, я снова надела пижаму. Было самое подходящее время.

Она повернулась к нему, юбка колыхнулась мягкими складками. Она откусила клубнику, выбросила плодоножку в раковину, облизала пальцы, потом продолжила рассказывать, не подозревая о своем растущем колдовском действии на Райана.

— А потом в один прекрасный день я нашла превосходный мотив для развешивания белья. Я подпевала пластинке, сороки не были так уж восхищены, но я наслаждалась. Вдруг сквозь сырые белые простыни я увидела совершенное лазурное небо и спросила себя, зачем весь день смотрела в землю? Вот вам! Подходящее время!

Райан громко рассмеялся, когда понял, куда она клонит.

— Но, насколько я помню, в тот день появился некий незнакомец в начищенных ботинках и в запыленном автомобиле и испортил всю обедню.

— Да, — она кивнула, ее глаза сверкали. — И, увы, подходящее время закончилось навсегда.

Она улыбнулась, и на ее правой щеке появилась восхитительная ямочка — Райан сразу же вспомнил об улыбке Хлои.

Он вздохнул. Что он делает, позволяя себе увлекаться женщиной, которая была любовницей его брата? Но он не мог справиться с собой. Она очаровывала его, интриговала, вызывала желание.

— Приношу свои самые искренние извинения.

— Принимается, — произнесла она, и что-то в ее голосе натолкнуло Райана на мысль — она понимает ход его размышлений. — Но мне помогли не только горячие ванны. Если бы твой брат не появился здесь внезапно и не пожелал бы слушать мою болтовню, все могло сложиться совсем по-другому…

Снова почувствовав глупую ревность, Райан решил переменить тему.

— Чем докажешь городскому парню, что ты — хорошая кухарка? — спросил он.

— Шоколадного пирога и тунца недостаточно для доказательства?

— Совсем недостаточно, — солгал он.

Она снова улыбнулась, принимая его вызов.

— А что ты думаешь насчет сладких пирожков и покрытой шоколадом клубники?

— Звучит замечательно.

Она вытащила кофеварку из буфета.

— Черный кофе с сахаром?

Увидев, что ей некуда поставить кофейник, Райан вскочил со стула и в одно мгновение оказался рядом с ней.

— Единственное, что я умею, — приготовить кофе. Давай я займусь им, а ты колдуй над своими пирожками.

Заглянув в ее янтарные глаза, он сообразил, что никто прежде не предлагал Лауре приготовить кофе в ее же доме. Конечно, любой мужчина — счастливчик, если его будет ждать дома такое создание, одетое в прелестное платье из хлопка. Но Райан все больше считал — Лауру никогда не баловали, как то следовало делать.

А что, если бы он познакомился с ней раньше, приехав в Кардиньяр? А может, он при одном взгляде на юную Лауру Сомервейл сам бы потерял разум?

Какого дьявола ты умер, Уилл? — подумал Райан. Зачем оставил эту женщину одну? Зачем так чарующе обрисовал ее и это место?

Взяв у нее кофейник и банку с кофе, он на краткий миг прикоснулся пальцами к ее руке, отчего она вздрогнула, будто от ожога. Совершенно не зная, куда деть свои руки, она сжала пальцы в кулак, потом распрямила их, плотно прижав к юбке. Этого было достаточно, чтобы он захотел прикоснуться к ней снова. А что, если он дотронется до ее щеки?

— Кофе… сделай сам, если готов помочь, — произнесла Лаура хриплым голосом, отступая к раковине и смотря ему в глаза. — Спасибо.

Райан кивнул и принялся за кофе. Приготовив его, он прислонился спиной к стеллажу, наблюдая, как она вымешивает кусок сдобного теста. Она стояла к нему спиной, и вскоре большой белый бант на ее переднике заворожил его. Все, что ему нужно было сделать, — протянуть руку и потянуть за один конец, чтобы он развязался…

Она взглянула на него через плечо и поймала его пристальный взгляд. Ее глаза цвета золотой пшеницы вспыхнули, щеки покраснели, а он едва сдержался, чтобы не притянуть ее к себе и не поцеловать.

Наконец она отвела взгляд от него, посмотрела на кофейник с пузырящейся в нем жидкостью и потянулась к нему, как к спасательному кругу.

— Итак, я почти закончил, а ты? — спросил он.

Она попыталась улыбнуться, но получилось неестественно.

— Конечно, — сказала она, вытирая руки о передник, затем надела рукавицы и открыла духовку.

— Пахнет фантастически!

На этот раз она улыбнулась от души.

— Это мой собственный рецепт приготовления сладких пирожков. Секрет в изюме.

— Теперь это уже не секрет.

— Ты собираешься начать их выпекать сам?

— Нет. Даже, если бы у меня была посуда, я не знал бы, что добавлять в пирожки, не считая изюма, так что твой секрет останется при мне.

— Именно так я и подумала.

— Я хочу, чтобы ты знала — немного готовить я умею.

— На чем ты специализируешься? Лапша, приготовленная за три минуты? Яйцо на тосте? Замороженная пицца?

— Фактически — все упомянутое. Плюс пара блюд, о которых ты никогда не узнаешь.

— Почему? — она улыбнулась, и он мог поклясться, что заметил кокетливое покачивание ее бедер, когда она пронесла мимо него пирожки.

— Потому что ты смеешься надо мной, — сказал он, внимательно следя за каждым ее движением. — Так что теперь ты пролежишь всю ночь, не смыкая глаз, пытаясь отгадать.

— Райан, могу тебя уверить, что, как только моя голова коснется подушки, я засну. И тебе этого не изменить. Поедим на улице? — спросила она, ставя очередной противень с тестом в духовку и откладывая несколько готовых пирожков на белое блюдо. — Принесешь кофе? — спросила она, направляясь к двери.

Райан выполнил ее просьбу, вышел за ней на улицу, где в углу сада около клумбы с цветами стояли кованый железный стол и стулья.

И в эту минуту оба услышали оклик, идущий со стороны дома Райана.

— Это Джесси — жена Кэла Бантона, — сказала Лаура с таким сожалением во взгляде и голосе, что Райан прикусил язык, чтобы не выругаться. — Я сказала ей, что тебе нужна еда.

— Мистер Гаспер! — позвала Джесси громче. — Не молчите. Я знаю, что вы здесь. Я вижу ваш изумительный автомобиль!

— Ты должен идти, — сказала Лаура, держа в руках блюдо с пирожками. — Поедим в другой раз.

— Спасибо за почти состоявшийся завтрак, Лаура, — сказал он, повернулся и ушел.

Лаура не знала, то ли благодарить Джесси за то, что она приехала и в результате Райан ушел, то ли, наоборот, проклинать.

Конечно, все к лучшему. Быть гостеприимной по отношению к дяде Хлои — одно, но проявлять к нему дружеские чувства — совсем другое. Не важно, что ее, бесспорно, привлекает его уверенность и каждый раз она воодушевляется, чувствуя его пристальный взгляд. Райан приехал в Кардиньяр в поисках члена семьи, а не ради запутанных отношений с матерью только что обретенной племянницы.

Лаура вспомнила, когда в последний раз проводила время в компании мужчины. Она хранила воспоминания о Уилле за то, что он оказал ей помощь, когда она больше всего в ней нуждалась. Но она никогда не чувствовала себя словно идущей по раскаленным углям, если Уилл находился рядом.

Вот со старшим братом Уилла — совсем другое. Если Уилл был стеснительным молодым парнем, то Райан оказался человеком деятельным и точно знающим, чего он хочет, и совсем не церемонился. Разве сегодня днем он не намекал искусным образом на то, что желает ее? По спине у Лауры пробежала дрожь. Из-за его соседства ей теперь будет трудно засыпать.

К тому времени, когда Лаура заставила все свободное пространство в гостиной блюдами с закусками, по грунтовой дороге подъехала пара грузовиков. Через окно она наблюдала, как Райан встречал грузовики и помогал мужчинам переносить мебель в дом.

Он что, остается? Ее сердце подпрыгнуло. Слишком поздно — опасные чувства прокрались в ее душу. Она уже хотела, чтобы он остался.

 

ГЛАВА ШЕСТАЯ

— Хлоя! — звала Лаура тем же вечером, когда ужин был на столе.

Дочка не отозвалась. Она позвала снова, на этот раз громче. Снова нет ответа. В груди у нее сжалось. Хлоя знала, что нельзя уходить далеко от дома, особенно в период цветения растений, когда пересыхает земля и становится пыльно.

Лаура выбежала из дома и позвала дочь, крикнув в сторону оврага. Она напрягла слух, пытаясь хоть что-нибудь услышать. До нее донесся смех, идущий от дома Кардиньяр.

Райан сидел на корточках у забора с молотком в руке, занимаясь починкой сломанного штакетника. Хлоя стояла рядом, держа банку с гвоздями, беспечно болтая о проведенном дне в школе. Шимпанзе лежал около нового ящика для инструментов, занимаясь старой костью. Райан пытался не попасть гвоздем по большому пальцу, слушал, смотрел на Хлою и задавал вопросы всякий раз, когда она замолкала.

Лаура наблюдала, как Райан протягивал руку, чтобы взять гвоздь, и пальцами показывал Хлое его размер. Девочка сосредоточенно искала нужный гвоздь, Райан улыбался в благодарность, и она радостно смеялась.

Лаура покачала головой. Конечно, Хлоя уже попала под его обаяние. Она никогда не знала отца, и вдруг — такое везение! Лаура чувствовала, что надвигается гроза. Рано или поздно Райан вернется к своей прежней жизни, и Хлое придется пережить трагедию.

— Хлоя, — крикнула Лаура. Ее дочь вздрогнула. — Ты не слышала, что я зову тебя?

Райан поднялся и повернулся к ней лицом. При виде его, одетого в новую футболку цвета шоколада, чистые потертые джинсы, старые туфли и красную бейсболку, надетую задом наперед, Лаура тут же заволновалась. Она увидела капельки пота на его лбу, между темных прядей волос.

Лаура что-то проворчала, с трудом оторвала взгляд от мужчины и вопросительно посмотрела на дочь.

— Я была на улице, играла, но услышала, как Райан стучит молотком. Я спросила, могу ли я помочь, он ответил, что было бы хорошо, — Хлоя посмотрела на своего сообщника, ожидая поддержки. Райан не заставил себя ждать.

— Я провозился бы в два раза дольше без моей маленькой помощницы, — он взъерошил кудряшки волос на голове Хлои, и она просияла.

— Это все хорошо, но твоя маленькая помощница кое о чем договорилась со своей мамой. Не так ли, мисс Хлоя?

Хлоя опустила голову, ее плечи поникли.

— Я должна быть рядом с домом и показываться на глаза маме каждые десять минут, — она подняла голову. — Но я была с дядей Райаном! Если бы я стала задыхаться, он помог бы мне.

Райан перевел взгляд на Хлою.

— Задыхаться?!

— Хроническая астма, — объяснила Хлоя, подражая своим многочисленным докторам. — Если у меня начнется приступ, я могу умереть. Мне иногда даже ингалятор не помогает.

Райан оттолкнулся от забора, будто отстраняясь от страшных слов Хлои.

— Да? Она что-то говорила об астме не так давно, но я не знал, что это так серьезно.

— Мне нужно, чтобы Хлоя всегда была рядом! Я должна знать, что ей ничего не угрожает! — рявкнула Лаура. — Теперь ты понимаешь, отчего я пыталась не торопиться со всем этим?

— Да, — произнес он медленно, пиная ногой пучок травы.

Он выглядел таким потрясенным, что Лаура почувствовала вину за свою резкость. Он не виноват в том, что Хлоя ослушалась ее и полетела к нему, как мотылек на огонь.

— У нее не было приступа в течение нескольких месяцев, — сказала Лаура спокойнее. — Если мы будем осторожны, то приступы могут навсегда прекратиться.

— Не уходи так далеко снова, не предупредив маму, — промолвил Райан, обняв Хлою за плечи.

Хлоя прильнула к нему, Лаура сдержала крик страдания, протянула руки к дочери и крепко обняла ее в знак прощения.

«Извини», — произнес одними губами Райан.

«Ты не виноват», — ответила ему таким же образом Лаура.

Райан провел тыльной стороной ладони в перчатке по лбу, вытирая пот.

— Где ты их нашел? — спросила она, не в силах оторвать возмущенного взгляда от перчаток Райана.

Он протянул к ней руки, обратив ладони вверх.

— В сарае. Они твои?

— Нет. Моего отца, — тихо сказала она и провела пальцем по ладони Райана, чувствуя знакомое прикосновение изношенной замши. — Забавно, я повсюду искала их после его смерти.

— Забери их.

Лаура покачала головой.

— Нет. Мне просто приятно знать, что они все еще пригодны. Он выгонял скот на пастбища до того, как умер от сердечного приступа, — пояснила она.

— Мы закончим забор сейчас, пока ты здесь? — откашлявшись, спросила Хлоя. — У меня есть другие дела, ты же знаешь!

— Что ты должна сегодня делать? — спросила Лаура.

— Мисс Тилда велела мне работать над написанием буквы «А». Мне не понравилось, что она объявила об этом перед другими детьми. К концу семестра я буду писать букву «А» лучше всех в классе.

Райан и Лаура улыбнулись. Лаура снова почувствовала, как сильно ей не хватало того, с кем можно было разделить такие моменты — первое слово Хлои, ее первый шаг, тот первый пугающий ночной визит к доктору, когда она думала, что дочка задохнется, — все это она переживала одна.

Хотя этот мужчина и появился в их жизни, он был далек от них. Она больше не боялась, что Райан заберет Хлою — она полностью доверяла ему, но теперь у нее холодело внутри от страха при мысли, что он может оставить их одних.

— Хлоя, может, ты пойдешь в дом и попрактикуешься в написании буквы «А»? Я уверена, что Райан не будет возражать.

— А кто будет подавать ему гвозди? — спросила Хлоя.

— Твоя мама, — быстро предложил Райан.

— Конечно, я помогу, зайка, — проговорила она. — Теперь иди. Мы закончим через минуту.

— Хорошо! — крикнула Хлоя и весело побежала к дому, а за ней, сопя и выказывая меньше энтузиазма, устремился Шимпанзе.

Наступал вечер — любимое время суток Лауры, когда солнце исчезает за холмом, создавая калейдоскоп красок на горизонте. Она покосилась на Райана и заметила, что он смотрит вдаль с таким же задумчивым выражением лица.

— Симпатичная одежда, — сказала она, зная, что необходимо нарушить тягостное молчание.

Райан посмотрел вниз на свои ободранные туфли, потом на нее и криво усмехнулся.

— Что? Это старье?

Он выглядел настолько хорошо в этом старье, что у нее перехватило дыхание, и она отвела взгляд.

— Ты посетил секонд-хенд? — спросила она.

— Нет. Моя сестра Сэм прислала мне старую одежду вместе с мебелью и кое-какой мелочью из квартиры в Мельбурне. Тебе нравится?

— В таком виде ты мог бы сойти за местного жителя.

— Я принимаю это как комплимент, — он улыбнулся и протянул два пальца, держа их на расстоянии дюйма друг от друга. — Мне бы гвоздь, вот такой длины, пожалуйста.

Лаура нашла нужный гвоздь и бросила его ему на ладонь.

— Так ты решил, кто станет приносить тебе прибыль за этим починенным забором? — спросила она.

— Это будут козы, — сказал Райан, взяв зажатый между зубами гвоздь и вбивая его в новый штакетник. — Я выбрал их на рынке в Минбахе.

— Козы? — повторила Лаура, осторожно отводя взгляд от мускулов его загорелого предплечья, которые напрягались при каждом ударе молотка. — Отчего не лошади, рогатый скот, что более подходит для мужчин?

Райан прищурился, смотря на гвоздь, зажатый между пальцами, и еще шире улыбнулся. Казалось, этот парень был совершенно уверен в своей мужественности. К сожалению, и Лаура все более убеждалась в этом.

— А какие это козы?

— Ангорские.

— А что ты знаешь об ангорских козах?

— То же, что и о лошадях и рогатом скоте, — он посмотрел на нее, отчего она взволновалась и прикусила губу. — У меня мать и две сестры, которым не хватает ангорской шерсти, — говорил он в перерывах между ударами молотком. — Я знаю, что в Австралии сейчас громадный спрос на натуральные ткани, а за рубежом огромный спрос на одежду из нашей страны. Я знаю, что могу содержать маленькое стадо сам, а помощников нанимать только во время стрижки. У меня уже есть покупатели шерсти в стране и по всей Азии.

Лаура не осмеливалась открывать рот — ей нечего было сказать.

— Так, что вы скажете, мисс Сомервейл? Из меня выйдет фермер?

Она пронзила его самым свирепым взглядом.

— Не-а.

Он взглянул на нее из-под козырька бейсболки и переменил тему разговора:

— А отчего ты не сказала мне, что сама присматривала за домом Кардиньяр?

— Проклятая Джил Такер! Это она сказала тебе? Все время сует свой нос куда не надо.

— Куда?

— В мои дела, — сказала она, уклоняясь от прямого ответа. — У меня была несбыточная мечта.

— Ты хотела купить этот дом и землю, — закончил он.

— Только без паники. Я не собираюсь отравлять тебе воду или ломать заборы по ночам. В отличие от некоторых, я как-то привыкла к тому, что не нужно мешать людям. Это философский взгляд на вещи.

— Некоторые — это, конечно же, я? Ты считаешь, что я привык создавать помехи людям? Но поверь, мисс Острячка-Самоучка, я знаю, что такое отрицательный ответ. Ответ, после которого не так-то легко жить дальше.

Суровость его голоса заставила ее задуматься — кто отказал ему? Это связано с бизнесом, с женщиной, Уиллом? Это из-за Уилла. Вот отчего он сердился на него. Если бы Уилл согласился приехать к брату в Париж, он не гулял бы здесь по оврагу, не потревожил бы ядовитую змею и был бы жив…

Лаура вдруг поняла, как близко они стоят. Ощущая тепло его тела, она посмотрела на звезды и удивилась — когда наступила темнота?

— Я достаточно долго не вспоминала о своей обязанности, — сказала она. — Хлоя далеко от меня. Я лучше пойду. Ты обедал?

Райан поднес руку к своему животу.

— Благодаря твоей рекламе, мне доставили шесть порций тушеного мяса.

— Отлично. Спокойной ночи, Райан.

— Спокойной ночи, Лаура.

Следующие два дня Лауре удалось не встречаться с Райаном. Отвезя Хлою в школу, она работала, как обычно, полдня на почте. Потом была вечеринка по случаю дня рождения Тэмми, на следующий вечер — репетиция.

Но дело в том, что, приводя уставшую дочь домой после наступления темноты и видя свет в окнах дома Кардиньяр, она радовалась, зная, что Райан Гаспер не уехал.

Однажды вечером она нашла на коврике перед своим домом посылку, завернутую в газету и перевязанную веревкой. Открыв ее, она обнаружила старые перчатки своего отца и записку, которая гласила: «Сохрани их. Райан». На следующее утро, отвозя Хлою в школу, она оставила у его двери в благодарность свежевыпеченные пирожки.

К полудню в пятницу она уже успела отвезти Хлою в школу, убрать дом и развесить выстиранное белье.

Она выглянула в окно, когда в Кардиньяр приехал грузовик с козами. Он завернул за угол дома. Лаура схватила перчатки для работы в саду, маленький нож и поспешно вышла во двор — теперь можно было все прекрасно рассмотреть с перевернутой старой корзины для фруктов у огромного лимонного дерева около дома.

Она открыла рот от удивления, когда увидела стадо Райана. Не имея никакого представления о животноводстве, даже не являясь сельским жителем, он приобрел совершенно здоровых взрослых коз, которые могли бы дать большое количество шерсти. Три козы оказались беременны. Так что это было серьезное вложение денег.

Набрав в подол футболки лимонов, она убежала в дом и принялась за работу.

Райан увидел, что Лаура быстро идет к нему. Он ожидал, что она придет, как только приедет грузовик, и беспокоился, отчего ее нет.

На ней были обтягивающие выцветшие джинсы и бледно-желтая облегающая футболка. Ее кудри были подобраны в высокий хвост, перетянутый одним из розовых шнурков Хлои. Джинсы на коленях были запачканы грязью и соком от травы. Щеки Лауры розовели от солнца. Она выглядела здоровой и счастливой.

— Здравствуйте, мэм, — сказал Райан с приветливой улыбкой, когда она подошла. Он старался изо всех сил скрыть свое волнение. — Что это у тебя?

В ответ на приветствие она подняла термос.

— Лимонад. Сегодня жарко, и я подумала, что ты захочешь попить немного, — она поставила термос и наполнила ему бокал.

Он облизнул губы, протянул руку и посмотрел на нее, прищурившись.

— Сама делала?

Она склонила голову набок.

— Естественно. И из своих лимонов.

— Мисс Сомервейл, я думаю, что это мои лимоны. Ствол дерева находится с моей стороны забора.

Она посмотрела на дерево, стоящее между их дворами.

— Знаешь? — сказала она. — Я думаю, ты прав.

Нисколько не смущаясь, она поднесла чашку с лимонадом к своим губам, выпила его и закрыла термос, не предложив ему ни капли.

— Задира, — сказал Райан с улыбкой, хотя прохладный блеск ее губ, и запах лимона, и ее дыхание дразнили его.

— Так как идут дела? — спросила она, принимая такую же позу, как он, ставя ногу на нижнюю перекладину забора и опираясь руками о верхнюю.

— Отлично, — промолвил Райан, не в силах скрыть желание в голосе.

Лаура прищурилась и посмотрела на безмятежных белоснежных коз.

— Они прекрасны, — проговорила она. Большие обвислые уши, вьющаяся мягкая шерсть, закрывающая глаза, выражение постоянной улыбки на мордочках придавали козам прелестный полусонный вид. Однако Райан решил игнорировать ее порыв нежности.

— Кажется, им тоже жарко, — сказал он. — Может, они хотят немного лимонада?

Она подмяла ногу, будто желая перепрыгнуть через забор и присоединиться к козам, но Райан схватил ее за ременную петлю на поясе и рывком поставил обратно на землю.

— Их надо остричь к концу месяца, — сказал он, хотя думал совсем о другом. — Если я не успею со стрижкой, они полиняют, и я потеряю половину годового объема шерсти. Но сейчас пусть просто привыкнут к этому месту.

— Им здесь понравится.

— Надеюсь. Я заплатил немалую сумму за трех беременных коз, и скоро они принесут потомство. Осенью я куплю еще двенадцать коз и козла.

— Он будет рад, — Лаура криво усмехнулась.

— А теперь, местная жительница, — переменил он тему, — скажи мне, скоро пойдет дождь?

— Дождь пойдет скоро, — повторила она бесстрастно.

— Отлично. Так мне следует отменить заказ на доставку воды в баки?

— Я бы не торопилась с этим.

— Я хотел бы наполнять их каждый месяц. Я в самом деле готов уменьшить размер прибыли, — он почувствовал, как она посмотрела в его сторону.

— Ух ты! — сказала она. — Ты выглядишь, как настоящий фермер, а теперь и рассуждаешь, как он.

Он улыбнулся.

— Ты скажешь, когда от меня будет пахнуть, как от настоящего фермера?

— Я расскажу об этом всему городу.

Он засмеялся. Не видя Лауру эти два дня, он почти убедил себя, что придумал искорки чувств, вспыхивающие между ними. Но теперь как никогда ощущал напряжение в воздухе.

— Дело не только во внешнем соответствии образу, — вдруг серьезно сказала она. — Многие пытались и просто не могли справиться с такой жизнью. Если тебе не удастся и ты в самом деле уедешь, не вини себя. Не ты первый. — И она внимательно посмотрела на него, будто оценивая его реакцию.

— Лаура, я знаю, что ты хотела купить Кардиньяр…

— Когда я захочу быть откровенной, Райан, то сообщу тебе, — перебила она. — Просто я говорю, что, когда ты потерпишь неудачу и решишь оставить нас, не считай себя неудачником.

— Я полагаю, тогда ты купишь у меня этот дом?

Она вздернула подбородок.

— Конечно. Так что лучше сообщи, когда соберешься уступить мне его.

— Лаура, когда я решу оставить это место, то сообщу тебе первой. А теперь скажи мне, соседка, — промолвил он, решая направить разговор в другое русло. — Раз тебя так занимают внешний вид, слова и запах фермеров, есть ли местный парень, который положил на тебя глаз?

— Я уверена, их дюжины, даже сотни, — ее слова были полны сарказма. — Ты намекаешь, что тебе еще не все рассказали о моей жизни?

— Ни на что я не намекаю, — Райан смотрел ей в глаза. — Но почему бы тебе действительно не рассказать мне? Разве здесь нет крепкого, здорового, мужественного ковбоя, надеющегося стать мистером Лаура Сомервейл?

Она немного покраснела и криво усмехнулась.

— Нет. Я зарабатываю на жизнь обслуживанием обедов, Райан. Во время любого праздника, даже пусть маленького, я всегда в переднике, а по моим щекам струится пот, когда я разношу тарелки с горячими закусками. Кому нужна такая женщина?

— Ну, я не знаю, — сказал он, — Парни обычно как раз и стараются найти себе такую жену, которая почти весь день проводит у плиты. Я вообще-то не из таких. — Он поднял вверх кулак и произнес: — Да здравствует свобода женщин!

— Болван! — пожала она плечами. — А как насчет тебя? У тебя есть экстравагантная, все понимающая подруга, которая ждет тебя в сказочной заморской стране?

— Дюжина, даже сотня, — промолвил он и улыбнулся: — Но кому нужен трудоголик, который к тому же постоянно в разъездах?

Она кивнула и в этот раз улыбнулась от души. Он вспомнил тех женщин, которых встречал в своей жизни, — образованных, умных, очаровательных. Но ни одна из них не вызывала в нем желания наконец остановить свой бег, никто из них так не любил свой дом, и ради них он не покупал ферму вдали от столицы, чтобы заниматься какими-то вонючими козами.

Райан изогнул бровь, улыбнулся и поднял руку, чтобы защитить глаза от солнца. Лаура открутила крышку термоса, налила чашку лимонада и предложила ему. В молчании она смотрела, как он пьет.

Выпив, он вытер губы тыльной стороной ладони и вернул ей чашку.

Образ брата, который нарисовал ей тогда Уилл, смягчался от непосредственного общения с живым человеком. Райан не такой, каким представлял его Уилл. Вернее, не совсем такой.

Райан наморщил лоб и улыбнулся ей, обнажив прекрасные белые зубы.

— Что? — спросил он.

Может, пора прояснить ситуацию? Она должна все объяснить — ради них обоих.

— Я могу показать тебе кое-что? У меня дома?

Он моргнул и улыбнулся. Ее сердце подпрыгнуло от осознания того, что он мог подумать.

— Это касается Уилла, — сказала она и обрадовалась, увидев, что выражение искушения пропало из его взгляда.

— Конечно, — промолвил он.

Она почувствовала его нерешительность и поняла ее причину — у Райана и брата было незавершенное дело.

Она вытерла влажную руку о свои джинсы и протянула ее Райану.

— Пошли, ковбой, пора.

Он взял ее руку в свою ладонь.

Она направилась в дом, он следовал за ней. Они вошли внутрь, прошли по коридору. Дойдя до двери спальни, Лаура резко остановилась. Она убрала сегодня постель? Да, цветастый плед был аккуратно расстелен на кровати, белье — в корзине для белья.

Она потянула Райана за руку.

— Присядь.

Как только Райан присел на край ее постели, Лаура, встав на четвереньки, вытащила из-под кровати старую коробку от туфель. Смахнув пыль, Лаура присела на пол, подогнув под себя одну ногу и сжав в руках коробку.

— Я храню все сведения о Уилле, — объяснила она. — Для Хлои. Хочу, чтобы однажды, когда придет время, мне было что рассказать про ее отца.

— На случай, если бы мы никогда не встретились, — закончил за нее Райан, и сердце Лауры сжалось при звуке сожаления в его голосе. — Лаура, ты не должна этого делать.

— Должна!

Она считала, что Райану следует знать все о том, что произошло с Уиллом в Кардиньяре.

Трясущимися руками она открыла коробку с вырезками из газет, письмами и безделушками и вытащила связку газетных вырезок о Всемирном экономическом саммите в Париже, который состоялся несколько лет назад. Она передала их Райану. Он просмотрел их и нашел строчку, в которой упоминалось о специально приглашенном экономисте из Австралии — Райане Гаспере.

— Он всегда покупал мельбурнские газеты, чтобы найти упоминание о тебе. Подобных вырезок здесь две дюжины.

— Как вы встретились? — спросил он, игнорируя ее слова.

— Мне было восемнадцать, когда умер мой отец. Через неделю Уилл арендовал Кардиньяр. Он однажды прогуливался по дороге. Все, что у него было тогда, — его улыбка и рюкзак.

Лаура прислонилась спиной к кровати и подтянула колени к подбородку.

— Мы нашли общий язык, как только встретились. Мне нужно было выговориться, а он был рад слушать. Ему требовалось время, чтобы разобраться в себе в тишине и покое. Он говорил, что я могу сделать состояние на пирожках, и я верила. А я говорила ему, что, как только он начнет следовать велению своего сердца, все будет прекрасно. Нас будто соединила судьба в тот момент.

Два одиноких юнца, которые нашли успокоение в физической близости. Лаура надеялась, что Райан поймет ее без слов.

Райан осторожно положил связку газетных вырезок на кровать.

— Уилл любил тебя, Лаура, — сказал он. Она покачала головой.

— Не так, как ты думаешь. Он возвел меня на пьедестал, как и тебя. Он преклонялся перед тобой, Райан. Я думаю, с одной стороны, он считал себя обязанным походить на тебя, но, с другой — хотел только лежать на своем батуте и смотреть на звезды до конца жизни. Я часто задавалась вопросом: что он нашел во мне? Может, он выбрал меня потому, что я не могла бы заинтересовать его старшего брата? Может, он хотел использовать меня, как средство бунта?

Опустив голову, она ожидала его ответа. И уж никак не предполагала, что он погладит ее по голове.

— Не терзайся, дорогая, — произнес Райан. — Может, поначалу Уилл и поселился здесь, чтобы досадить мне…

Он продолжал ласкать ее волосы, а она не отталкивала его. Закрыв глаза, она наслаждалась этой лаской.

— В ту последнюю неделю, — промолвила она более мягким голосом, — ты приглашал его в Париж.

— Да.

— Из твоих слов я поняла, что ты не знал: Уилл ведь собирался поехать.

— Что? — Пальцы Райана замерли.

Она глубоко вздохнула.

— В то утро, — сказала она, — он в последний раз прогулялся и попрощался.

— Попрощался?

— Он сказал мне, что уезжает к тебе в Париж.

Райан наклонился вперед, закрыв лицо руками. Она подавила в себе желание обнять его и облегчить его страдание.

— Уилл говорил мне о тебе, — промолвил наконец Райан и протянул руку к ее лицу. — Он рассказал, что встретил девушку. Я просил… оставить тебя, освободиться. Я хотел видеть его в Париже, только чтобы он покинул тебя, Лаура, дорогая. Мне так жаль. Это моя вина…

Она повернулась к нему лицом, и он опустил руку.

— Нет, разве ты не понимаешь? Я сама сказала ему, что он должен набраться жизненного опыта. Он был так молод. Я посоветовала ему, чтобы он попробовал жить как ты, пока не поймет, что ему необходимо. Он собирался в Париж, так как я сама попросила его уехать.

 

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Райан уставился на Лауру, обдумывая эту неожиданную новость. Он чувствовал себя на грани победы или поражения. В любом случае, он должен узнать все до конца.

— Ты любила моего брата, Лаура? — Сердце Райана громко стучало. Если она любила Уилла, то Райан останется один, а если нет, то…

— Я очень сильно беспокоилась о нем, — сказала она, тщательно подбирая слова. — Он помог мне пережить самый тяжелый период в моей жизни. Но мы были так молоды — практически дети. Мы оба нашли утешение друг в друге, но я никогда не любила Уилла. — Она повернулась к нему и уткнулась лицом в его ладони. — Райан, пожалуйста, не надо ненавидеть меня. После его смерти я почти потеряла голову. Меня так быстро покинули два дорогих мне человека, что, казалось, я никогда не смогу оправиться от этого. На следующий день после смерти Уилла Джил отвезла меня в город к доктору, и оказалось, что у меня четыре недели беременности. Я не могла себе позволить опуститься, впасть в отчаяние. А потом появился ты и вынудил меня вспоминать, хорошо ли я обращалась с твоим братом.

Райан поднял рукой ее подбородок, чтобы видеть ее глаза.

— Лаура, дорогая, ты не можешь плохо обращаться ни с кем, даже если бы и пыталась.

— Мне нужно знать, что я не обидела тебя, рассказывая все это, — промолвила она. — Мне казалось, что необходимо прояснить ситуацию. Я чувствую, что мы с трудом, но подружились за эти последние дни, а я должна быть честной с друзьями.

Он не знал, способен ли на такую же откровенность и честность. У него нет и половины ее силы, он не способен рассказать ей о своих чувствах, с которыми борется вот уже несколько дней.

Его рука скользнула по ее шее и зарылась в кудрявые волосы.

— Я должен ответить правдиво, — сказал он с трудом. — Я не думаю, что Уилл выбрал тебя, оттого что ты не могла бы заинтересовать меня. Он знал, как я стану восхищаться твоим духом, естественной красотой, как буду поражен твоей удивительной манерой говорить. Я никогда не встречал таких, как ты, Лаура. Ты бесстрашна.

Он перевел взгляд с шелковистых мягких волос на блестящие глаза. Только теперь он увидел под игривой улыбкой медленно разгорающееся пламя чувств к нему, которые она должна была бы скрывать, но больше не могла.

Он погрузил руку глубже в ее волосы, прикоснулся к шее и поцеловал ее.

Лаура лишь тихо простонала, когда слились их губы. Она обняла его за шею, поднялась на колени, прильнула к нему. Он крепче притянул ее к себе и скользнул одной рукой под футболку, почувствовав ее бархатистую горячую кожу.

Казалось, прошла вечность, прежде чем Лаура вздохнула и, ощутив прохладу у своих разгоряченных губ, Райан пришел в себя. Что он делает? Пользуется ее слабостью и впечатлительностью!

Он разомкнул руки и поднялся.

— Извини. Я не знаю, зачем… мне не следовало… дьявол!

— Райан, все в порядке, правда, — промолвила Лаура, смотря на него широко раскрытыми глазами. Все ее тело трепетало от его поцелуя, она не чувствовала под собой земли, но никогда еще не была такой стойкой и уверенной. — Райан, остановись, пожалуйста. Мы оба изо всех сил пытаемся выбраться из этой сложной ситуации. Никто из нас, в самом деле, не знает, что делает. Эмоции накалены. То, что произошло, естественно.

Может, ей следовало сказать, что она тоже этого хотела. Ему бы стало легче.

У нее было много возможностей завести знакомство после смерти Уилла — многие симпатичные мужчины приглашали ее на свидания и шептали чепуху на ушко, но она всегда первой заканчивала их отношения, пока они не зашли слишком далеко.

Так отчего сейчас она не возведет между собой и Райаном подобную стену — мол, я мать и больше ничего мне не нужно? Да потому, что взгляд Райана вынуждал ее чувствовать себя не просто кухаркой, матерью или дочерью, а женщиной!

— Может, тебе следует прибавить к коллекции это письмо?

Лаура посмотрела вверх и увидела, что Райан протягивает письмо, написанное ею много лет назад его семье.

— Я не могу взять его.

— Почему? — спросил он, тяжело вздохнув.

— Я очень старалась забыть, что написала его. Я была молода, расстроена, неуравновешенна и одинока.

— Ты была прекрасна. Если Хлоя захочет узнать об этих драгоценных моментах из жизни своего отца, она должна увидеть, какая ее мать сильная, удивительная, щедрая, любящая женщина.

— Пожалуйста, не нужно. Я едва соответствую этому описанию. Я — удивительная, это правда, но остальное — нет, — сказала она, пытаясь дерзить.

Райан взял ее за руки, поднял на ноги. Она молча смотрела в его взволнованные голубые глаза.

— Можешь шутить, Лаура, но я говорил совершенно серьезно. Я никогда не читал подобных писем. У большинства людей нет мужества так раскрыть свою душу перед теми, кто мог лишить их всего. Ты совсем нас не знала, а если Уилл и рассказывал что-то, мы, должно быть, представали перед тобой самой ужасной семьей на планете.

— Когда твоя сестра играла на скрипке во время похорон… Я никогда ничего подобного не слышала, — призналась Лаура. — Я очень боялась, что вы сможете забрать у меня Хлою…

— И все же ты отправила письмо?

— Конечно, — она пожала плечами. — Я знала, что это касается моего будущего ребенка. Ведь вы — семья моей Хлои. И я рада, что ты нашел нас наконец.

— Наконец, — повторил он, и Лаура увидела в его глазах желание снова поцеловать ее, но он решительно отступил в сторону.

— Мне пора домой, — промолвил он спокойно и холодно. — Я должен проверить, как там козы.

— Хорошо.

Райан одарил Лауру непонятной полуулыбкой и вышел за дверь, оставив ее с чувством, будто она провела десять раундов на боксерском ринге и так и не знает, выиграла их или проиграла.

Райан сидел на задней веранде, наблюдая за темным, затянутым облаками небом, желая, чтобы пошел дождь, и снова переживал мгновения встречи с Лаурой сегодня днем.

Вина, которая мучила его столько лет, потихоньку слабела. С помощью Лауры он как будто даже понял младшего брата. Уилл отыскивал собственный путь в жизни. И Лаура была его находкой на этом пути.

А что с его собственными отношениями с Лаурой? Райан находился в полном недоумении. Она показала ему коробку из-под туфель для того, чтобы отвязаться от него и доказать, что ее жизнь и так достаточно сложна? Или давала этим понять, что ее сердце свободно? Ее реакция на поцелуй предполагает второе.

К двум часам ночи, надев легкий плащ, он вышел на улицу. Райан успел пройти метров сто до ворот, как начался ливень.

Бежать в укрытие было далеко, единственное ближайшее убежище — дерево у запруды у дома Лауры. Но это место у пруда было уже занято тучной коровой, и вряд ли бы она обрадовалась компании Райана. Тогда он решил остаться под дождем. Он запрокинул голову и принялся пить прохладные капли.

Козы блеяли за забором. Оказалось, что одна из трех беременных коз, по имени Мэйбл, уже освободилась от бремени.

Райан тихо выругался и перепрыгнул через забор.

— Дьявол побери, что ты наделала, Мэйбл!

Коза заблеяла в ответ и ткнулась мордой ему в руку. Согласно инструкциям доктора Ларсона и книге, которую прочел Райан, коза, судя по всему, чувствовала себя хорошо. Но где козлята?

Райан быстро прошел к навесу и нашел двух козлят на соломе — один слаб, но тоненько блеял, другой — неподвижен.

Следом на Райаном под навес вошла Мэйбл и принялась облизывать блеющего козленка, беспечно игнорируя второго.

Инстинктивно он сорвал плащ, футболку и завернул в нее недвижимого козленка. Набросив плащ себе на голову и, взяв драгоценный сверток, побежал к дому, влетел в кухню и включил духовку.

Развернув козленка на столе, Райан на миг растерялся — существо не подавало признаков жизни. Положив козленка на полотенце и поднос, он отправил его в духовку, включенную на самый слабый режим, оставив дверцу открытой. Присев на пол, он принялся ждать.

Спустя несколько минут Райан услышал звук вроде тихого мяуканья — козленок ожил. Райан выключил духовку и осторожно положил козленка на колени.

Прикоснувшись пальцем к его бочку, он почувствовал, как этот бочок еле-еле поднимается и опускается — козленок дышит, он спас его!

Райан представил себе возбужденный смех Хлои при виде новорожденного козленка, улыбку Лауры — осторожную и неуверенную.

Он поднялся на ноги, нашел старую коробку, выложил ее внутри старым пледом. Потом снова отправился на улицу, подоил Мэйбл и, вернувшись к самодельным яслям, намочил в молоке палец и, дав облизать его козленку, научил его сосать молоко. Через пять минут козленок поерзал на месте и даже попытался встать на слабые ножки.

— Тихо, малыш. Успокойся. У тебя еще есть время стать взрослым. Сегодня ты останешься здесь, а завтра встретишься с большим несовершенным миром.

Райан чихнул и, почувствовав непонятную усталость, взял подушку, плед, свернулся на диване рядом с коробкой для козленка и уснул.

На следующее утром Лаура отпустила Шимпанзе на улицу побегать по грязным лужам. В соседнем доме было тихо — окна, задняя дверь с москитной сеткой закрыты, ботинки Райана находились на задней веранде, козы собрались у навеса — что-то не так.

Она прикусила нижнюю губу, борясь с желанием пойти проверить. Может, он просто напился и теперь отсыпается? А что, если он решил удрать посреди ночи? Лаура побежала в дом Кардиньяр.

— Тук-тук-тук! — крикнула она и прошла через незапертую заднюю дверь. — Райан? — позвала она, заглянув в гостиную, и обомлела.

Большой Райан Гаспер лежал, свернувшись калачиком, на диване, прижимая к себе новорожденного козленка. Камин почти погас, в комнате было прохладно.

Его обычно решительное лицо сейчас было мирным и спокойным, от густых темных ресниц на загорелые щеки падали тени, рот был приоткрыт. Какой красавец!

Шимпанзе внезапно прыгнул на диван, положив свои грязные лапы прямо на живот Райану.

— Шимпанзе, уйди! — прошептала Лаура, но было слишком поздно.

Райан, согнувшись, вскочил и опрокинул чашку с молоком рядом с кроватью.

— Что? — крикнул он. — Что происходит?

Он уставился на Лауру диким взглядом, а она закрыла рукой рот, чтобы не рассмеяться. Он прыгал на одной ноге, пытаясь держать на весу забрызганную молоком ступню. На его щеке отпечатался узор от подушки, а в руках шевелилось крошечное существо.

— Райан, это Лаура.

Райан громко чихнул.

— Почему? Что случилось?

— Отчего ты принес Беззубка сюда?

Райан поморщился, но потом, вспомнив, просиял.

— Он жив, — сказал он почти шепотом и осторожно провел пальцем по мягкому бочку козленка.

Лаура с трудом сглотнула. Увидев выражение глаз Райана, она растаяла. Это же только козленок, а взрослый мужчина ведет себя с ним так нежно.

— Он хочет есть, — прибавила она, пытаясь подавить сентиментальное настроение, не расплакаться или не броситься к нему в объятия. — Сколько их родилось?

Райан выглядел таким смущенным, что Лаура подошла ближе.

— Ты хочешь, чтобы я поискала остальных козлят?

— Если не трудно, — промолвил он и улыбнулся.

— Отлично, — сказала она и энергично хлопнула в ладоши. — Сегодня немного прохладно, оденься.

Райан огляделся, отыскивая, куда бы положить козленка.

— Давай его мне! — Она протянула руки и взяла новорожденного.

Райан босиком побрел в свою комнату, почесывая голову. Козленок взглянул на Лауру водянистыми глазами, а она покачала головой и почесала его за ушком.

— Ты умеешь только хлопать ресницами, Беззубок, но заполучил этого нескладеху, как только захотел. Может, научишь меня паре твоих фокусов?

Час спустя Лаура и Райан проверили остальных новорожденных — за ночь родились еще трое козлят. Лауре пришлось некоторое время убеждать Мэйбл подпустить Беззубка к соску, ибо от козленка шел посторонний, непривычный запах.

— В следующий раз будь осторожнее. Тебе повезло, что Мэйбл растяпа, козленка могли отвергнуть.

— Так я бы выкормил его, — он пожал плечами.

Смотря на свое стадо, Райан казался таким счастливым. Лаура подавила желание вытащить у него из волос соломинку.

Он несколько раз чихнул. Должно быть, заболел?

— Кажется, ты во всем разобрался, счастлив со своими козами. Я пойду.

— Ты не хочешь позавтракать со мной?

— Не сегодня.

— О, — его разочарование было явным. — Но Хлоя сегодня не в школе. Отчего вам обеим не прийти? Я могу приготовить что-нибудь.

Сначала он сделал ей кофе, теперь хочет приготовить завтрак!

— Не сегодня. Хлоя плохо спала, она сильно кашляла.

Лаура же вовсе не сомкнула глаз. Она просидела у окна в своей комнате, завернувшись в плед и думая о будущем. Размышляла о том, что через шесть месяцев наступит зима и вести хозяйство станет труднее. Вряд ли Райан останется…

— В следующий раз, — промолвила она.

 

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

На следующее утро Лаура нашла Шимпанзе прячущимся за старинным шезлонгом ее матери.

— Прекрасная теплая ванна заставит тебя почувствовать себя совсем по-другому! — настаивала она, сгребая собаку и беря ее на руки. — Мне часто не удается принять горячую ванну, а ты отказываешься!

Она поставила Шимпанзе в корыто для стирки, как можно выше подтянула старые потертые штаны от тренировочного костюма и принялась мыть собаку. Шимпанзе стал безупречно чистым, и она опустила его на полотенце на пол. Как только Лаура потянула край полотенца, чтобы вытереть лицо, Шимпанзе увидел, что свободен, и унесся.

— Шимпанзе, стой! — крикнула Лаура.

Она побежала за ним через гостиную и на улицу. Когда она догнала его, Шимпанзе уже был на середине двора, опять весь грязный.

— Шимпанзе! — Завернув за японский клен, Лаура почти столкнулась с Райаном. У нее перехватило дыхание при виде его — он стоял, прислонившись к передним воротам, одетый в джинсы и вязаный джемпер, с чашкой утреннего кофе в руке.

— Привет, — непринужденно сказал Райан.

— Привет, — ответила она, судорожно проведя руками по своей мокрой футболке. — Ты ждешь меня?

— Я знал, что рано или поздно ты высунешь нос на улицу, — он пожал плечами. — Я хотел узнать, как чувствует себя сегодня Хлоя.

— Намного лучше, спасибо. Она хорошо спала ночью. Все это, наверное, из-за внезапной перемены погоды. Критическое состояние прошло. Как Беззубок?

Он смотрел на нее несколько мгновений озадаченно, потом понял.

— А, ребенок козы! Он прекрасно себя чувствует.

— Детеныш, — поправила Лаура. Он произнес что-то нечленораздельное, отпивая кофе. — Райан, их зовут детенышами.

— Ты не могла не поправить меня, да? — Он лукаво улыбнулся.

— Я не хочу, чтобы ты выглядел дураком на людях.

— Вздор. Тебе просто нравится меня поправлять. Деревенская девчонка ставит городского олуха на место. Но один великий человек сказал, что, как розу ни называй, она будет пахнуть так же сладко.

— Я просто перестану помогать тебе, если моя помощь тебе неприятна. Больше я не стану тебя спасать.

— Дорогая, я рассчитываю, что ты спасешь меня от самого себя.

Услышав внезапный ответ Райана, Лаура сжала губы — он не просто идет на попятную, в нем что-то изменилось, но что именно — непонятно.

— Раз уж мы заговорили о том, что я могу выглядеть дураком, — сказал он, растягивая слова. — Я слышал, сегодня в Тандарахе состоится чемпионат по мини-гольфу. — (Лаура моргнула.) — Это как гольф, только в уменьшенном размере.

— Я знаю, что такое мини-гольф, Просто удивлена, что городской парень вроде тебя интересуется этим.

— Я не просто интересуюсь, а планирую выиграть.

— Вперед! Я выигрывала турнир последние два года и замахиваюсь на третью победу, — промолвив это, Лаура сразу же поняла — Райан все это и так знал, она просто попалась в его ловушку.

— Здорово! — сказал он и лучезарно улыбнулся, отчего у нее чуть не подкосились колени. — Нет смысла брать две машины, я заберу вас с Хлоей в одиннадцать.

— Я не знаю, Райан…

— Я думал, нам пора немного пообщаться с Хлоей, в твоем присутствии, конечно. Ей уже лучше, ты должна отстаивать звание чемпиона, так что свидание должно состояться, — он направился обратно к дому.

— Райан, ты можешь отвезти нас в Тандарах, но это не будет свиданием!

Он спокойно махнул ей рукой, быстро взбежал на веранду и вошел в дом. Лауре наконец удалось поймать грязного, мокрого пса.

— Как он меня раздражает! — пробурчала она, подняв глаза к небу.

Кого она имела в виду, Лаура и сама не знала.

За десять минут до одиннадцати часов у Лауры на голове еще было полотенце, она не могла найти свои приносящие удачу туфли и Хлою.

— Хлоя! — крикнула Лаура с зубной щеткой во рту. — Скажи, что ты уже готова!

Она рванула к парадной двери и увидела Райана на крыльце.

— Ты слишком рано! — упрекнула она его.

Он открыл дверь.

— А ты опаздываешь, — сказал он и с интересом посмотрел на тюрбан из полотенца.

— Конечно. Я обнаружила, что полотенце придает мне большее спокойствие, когда я загоняю мяч в лунку. — Он взглянул на нее таким веселым взором, что ей пришлось прикусить губу, чтобы не улыбнуться в ответ. — Если ты считаешь, что это нечестное преимущество, дай мне минуту исправить положение.

— Лаура, это не имеет никакого значения. Ты и так обладаешь всеми преимуществами над такими, как я.

Появились босоногая Хлоя с распущенными косичками и Шимпанзе.

— Туфли, Хлоя! — потребовала Лаура, отходя от Райана в сторону. — Мы выходим через две минуты.

— Хорошо, я уже готова! — хмыкнула Хлоя и ускакала в свою спальню.

— Подожди здесь, — призвала Лаура Райана и ушла.

Райан отправился на кухню, где на скамейке стоял противень с остывающими булочками.

Сквозь рокочущий звук фена он услышал голос Лауры:

— Райан! Если я замечу, что булочек не хватает, то оторву тебе руку.

Райан отдернул пальцы от булочки и засунул руки в карманы брюк — подальше от искушения. Эта женщина — прелесть!

Она вернулась. По ее плечам струились вьющиеся волосы. Райан поправил себя: она — потрясающая!

На ней были обтягивающие джинсы с широким коричневым ремнем, вышитая розовая майка подчеркивала безупречные формы. Поверх она надела золотистого цвета рубашку, завязав ее полы на талии. Наряд довершали большая кремового цвета шляпа от солнца и мягкая сумка.

— Милая рубашка, — сказал он, а она повернулась к нему спиной, позволяя прочесть надпись «Чемпион по мини-гольфу. Тандарах». — Впечатляюще. Ты оставишь ее себе после сегодняшнего проигрыша или передашь новому чемпиону, которым, конечно, буду я?

— Я оставлю ее себе, а сегодня получу третью рубашку, — она прищурилась. — И повешу ее в туалете.

— Три золотистые рубашки — достаточно много для уважающего себя фермера-овощевода. Тебе больше не придется покупать одежду.

— Так, оставайся дома, если не хочешь выиграть, — бросила она. — Мой бак в автомобиле полон.

Он поднес руку к сердцу и изо всех сил постарался изобразить раскаяние.

— Ты подумала, что я умаляю твое достоинство? Наоборот. Я просто думаю, что твоя рубашка подойдет мне намного больше, чем тебе.

Поняв, что ее провели, она вынула из сумки ключи от дома и прошла мимо Райана, смотря прямо перед собой.

— Попроси меня хорошенько, ковбой, и я, может быть, дам тебе ее примерить когда-нибудь.

Она взяла противень с булочками, небольшой переносной холодильник и неторопливо пошла, кокетливо покачивая бедрами.

— Хлоя, мы уходим! — крикнула она, и ее дочь появилась — в комбинезоне, розовых туфлях, с несчетным количеством заколок на голове, половина которых уже выпала из ее волос.

— Мы можем взять Шимпанзе? — спросила Хлоя.

— Не сегодня, зайка. Оставь его дома, мы привезем ему чего-нибудь вкусного.

Райан вышел следом, молча взял противень из рук Лауры, чтобы она могла закрыть дверь.

Хлоя посмотрела на него, жмурясь от яркого солнца.

— Мы, правда, поедем на твоей машине, Райан?

— Да. А что?

Хлоя посмотрела на черный спортивный запыленный автомобиль.

— Ничего, — сказала она и пожала плечами. — Хотя мне кажется, это самый дурацкий автомобиль для фермы.

Райан рассмеялся, точно зная, чье мнение выразила девочка.

— Хлоя! — покрасневшая Лаура тащила дочь вслед за собой.

Райан присел перед Хлоей на корточки. Он никогда не привыкнет к ее запаху — удивительная смесь ароматов клубники, травы и детской присыпки.

— Так, и какой же автомобиль мне следует купить?

— Я, в самом деле, могу выбрать?

— Я буду счастлив услышать твое мнение.

— Хм, — она засунула палец в рот и серьезно задумалась. Она прислонилась к нему, и Райан резко ощутил чувство родства, будто в этот момент Хлоя полностью доверяла ему. Ее лицо просияло. — Ты должен взять розовый «корвет», как у Барби. Тэмми получила такой на день рождения. Это самый крутой автомобиль на свете!

— Вот вы тут оба болтаете, — сказала Лаура, — а мне пора выигрывать турнир. К тому же варенье и сливки долго не продержатся на такой жаре, даже в холодильнике.

Лаура выстроила мячик в линию. Один удачный удар, и у нее будет три гола!

— Можно произвести удар на полпути в том же направлении, — прошептал ей Райан на ухо.

Они с ним объединились в команду благодаря Джил, которая владела площадками для мини-гольфа в Тандарахе и организовала это соревнование.

Лаура выпрямилась и свирепо посмотрела на него.

— Ты серьезно думаешь, что мне нужен твой тренерский совет? А сколько ты сегодня выиграешь?

— Около восемнадцати очков в итоге.

— Восемнадцать очков — это конец игры, Райан. Так что держи свои советы при себе.

Он поднял обе руки, защищаясь.

— Я просто пытался убедиться, что золотистая рубашка — твоя. Ты помнишь, что я в этом заинтересован?

— Да?

— Ты обещала, что дашь ее когда-нибудь примерить. Я подсчитал, что чем больше у тебя рубашек, тем вернее я удостоюсь такой чести.

— Давай, мама! — крикнула Хлоя со зрительского места.

Она держала за руку Тэмми.

Лаура широко улыбнулась дочери. Она глубоко вздохнула, чтобы успокоиться, наклонилась и снова поправила свой мячик. Теперь нужно только забыть, что Райан стоит позади нее и смотрит на ее клюшку.

Она собралась с мыслями, посмотрела на мячик, представила, что это самодовольно улыбающееся лицо Райана, и сделала удар.

Мячик подскочил на ухабистой дорожке, ударился о стену, медленно покатился к лунке и упал в нее.

Толпа зааплодировала. Лаура подпрыгнула и оказалась в чьих-то сильных объятиях. Она завизжала, почувствовав, что ее прокрутили в воздухе, и забыла о победе, наслаждаясь тем, что ее обнимает Райан. Опустив на землю, он продолжал удерживать ее за талию, в то время как все ее поздравляли.

— Она — мой партнер и не победила бы без меня, — заявил он, вызывая смех остальных игроков.

Она не верила ему и секунды, его объятие — не просто выражение спортивного товарищества. Но что она могла сделать? Отбросить его руку, обнять его самой и продолжать улыбаться, смеяться и притворяться, что совершенно равнодушна к его обжигающему прикосновению?

Через несколько минут соблазнительной пытки у Лауры появилась причина высвободиться из рук Райана — она отправилась получать свою новую золотистую рубашку на самодельный помост. Как обычно, рубашка оказалась слишком большого размера.

Она посмотрела на толпу и увидела Хлою — та прыгала и громко вопила, держась за руку Райана. Не желая показывать, как сжалось ее сердце, она улыбнулась им — они ответили тем же.

После вручения наград Лаура спустилась по лестнице и направилась к дочери. Схватив Хлою за руку, она продолжала идти, надеясь затеряться в толпе. Ей требовалось время, чтобы отдохнуть от присутствия этого городского парня и убедить себя в том, что она не влюблена в него.

— Ты хочешь сахарной ваты, зайка?

— Да, пожалуйста!

Лаура оглянулась, и улыбка исчезла с ее лица, когда она увидела, как Хлоя ведет Райана за собой сквозь толпу.

— Тебе не к кому больше пристать? — спросила Лаура, когда они подошли к стойке с сахарной ватой, которую продавала Джил.

— Вероятно, — сказал он спокойным, сексуальным голосом, отчего она задрожала.

— Избыточное потребление сахара приведет к тому, что ты потеряешь все свои великолепные зубы, не достигнув сорока лет.

— Ерунда, — он улыбнулся.

— Две сахарные ваты, пожалуйста, тетя Джил, — промолвила Хлоя.

— Я не уверена, что ты осилишь две, Хлоя, — заметила Джил.

— Одна для меня, другая для дяди Райана.

— Тогда ладно. Итак, чемпион, — промолвила Джил, смотря на Лауру, — нам весело?

— Веселее некуда, — процедила та сквозь зубы.

— Я думаю, мой проигрыш тому причина, — проговорил Райан, вставая рядом с Лаурой и кладя руку на плечо Хлои.

Джил со своим орлиным взором отметила все.

— Могу поспорить, — сказала она и вручила сахарную вату Хлое. — Не ешь слишком быстро.

— Спасибо, тетя Джил. Не буду…

Что-то в голосе Хлои насторожило Лауру — у девочки на лбу выступил пот, она была бледной и дышала с открытым ртом.

— Ты хорошо себя чувствуешь, детка?

Хлоя кивнула, смотря на сахарную вату широко раскрытыми глазами.

— Ингалятор с тобой?

Хлоя кивнула снова, достала хитрую штуковину из переднего кармана комбинезона и вдохнула лекарство.

— Лучше?

— Лучше, — Хлоя лизнула сахарную вату, и кусочек от нее остался у нее на носу. — Я пойду к Тэмми на карусель, хорошо?

— Конечно, развлекайся.

— Пусть она возьмет мою сахарную вату, — предложил Райан. — Такому старику, как мне, уже следует присматривать за зубами.

— Спасибо! — Хлоя побежала разыскивать подругу.

Райан наблюдал, как Лаура смотрит на дочь, бегущую через лабиринт ног взрослых к своей подруге на другую сторону парка. Нечто в ее взгляде — мягкое, сердечное, глубокое — тронуло его.

— Я собираюсь отвлечься и помыть посуду после барбекю, Джил, — сказала Лаура, когда Хлоя исчезла из вида.

— Не глупи. У меня для этого есть работники.

— Пусть они отдохнут сегодня. Мне приятно будет сделать это.

— У меня есть еще мальчики доктора Ларсона. Я послежу за Хлоей, а вы идите, погуляйте на солнышке.

Райан видел, что Лаура нервничает — руки ее непрестанно дергали шнурок на рубашке.

— Да, — промолвил он. — Я думаю, что тебе не помешает немного солнца прямо сейчас.

Она повернулась к нему, ее глаза сверкали.

— Мне хватает солнца и дома, спасибо большое, — и тут она выпалила: — Идите вы оба!

Сорвавшись с места, Лаура направилась на кухню, чтобы успокоиться.

— Вот что, красавчик, я скажу тебе, — промолвила Джил. — Дело не в том, что он уехал, а ты появился. Время прошло, раны зажили. Посмотри на ситуацию объективно. Ты — мужчина, она — женщина, а между вами — маленькая девочка, которую вы оба очень любите.

Райан повернулся и уставился на Джил, уже готовый посоветовать ей не влезать в чужие дела. Но она была очень серьезна.

— Не позволяй ей убегать. Потом пожалеешь об этом.

— Стой, Лаура! — крикнул Райан, догнав ее.

— Я занята.

— А я хорошо вытираю чашки.

— Молодец.

Они дошли до кухни, и Райан, открыв перед Лаурой дверь, прошел за ней в блаженно прохладную и тихую комнату.

Она убрала свои длинные волосы в хвост, надела перчатки до локтей, включила воду и бросила ему полотенце.

— Мне нравятся твои друзья, — сказал он. — Здесь довольно большое общество.

— Они сейчас счастливы.

— То есть?

— На днях Хлоя пришла из школы домой очень расстроенная. Оказывается, ты не ее дядя, а звезда американского кино и здесь скрываешься. Ты — разведен и прячешься от закона, так как украл этот нелепый автомобиль. И все это рассказали одноклассники Хлои.

— Ничего себе. Я понятия не имел, что они так скоро разоблачат меня!

Улыбка на краткий миг коснулась ее губ, но решительность, с которой она отмывала посуду, свидетельствовала — для нее имеет значение, что они трое стали объектом для сплетен.

Должно быть, жители много болтали и тогда, когда она обнаружила свою беременность. Ей пришлось выносить это в одиночку…

— Мне действительно очень жаль.

Она посмотрела на него в ответ своими ясными глазами.

— Чего?

— Тебе снова приходится терпеть сплетни. Я только надеюсь, что мое присутствие не опорочит твою репутацию, которую ты завоевала так тяжело.

— Не глупи. Пусть говорят. Это — моя жизнь, и то, чем я занимаюсь, мое дело. Те, о ком я забочусь, и те, кто опекает меня, любят меня, несмотря ни на что. А остальные ничего не значат.

Ее не проведешь! Она — самая соблазнительная, удивительная, храбрая женщина из тех, которых он знал, а еще самая беспокойная.

— Пообедай со мной, Лаура, — попросил он. — Пусть это будет настоящее свидание.

— Нет. Не могу. Не буду, — ответила она, даже не посмотрев на него. Ее руки замерли, вцепившись в раковину.

— Можешь, Лаура. Я уверен, что Джил или мать Тэмми с удовольствием посидят с Хлоей. Мы поедем в город, закажем еду, пообедаем. Мы не станем говорить о Уилле, Хлое — только о нас и этом потрясающем притяжении между нами. Давай бросим вызов обычаям, — сказал он. — Посмотрим на это проще. Мужчина и женщина идут на свидание — один вечер вместе, чтобы выяснить, стоит ли продолжать отношения дальше.

Лаура повернулась на каблуках и свирепо посмотрела на него.

— Ты не понял? Я не могу идти на свидание с тобой, — она остановилась, собираясь с мыслями. — Дело в том, что для тебя это игра, а потом ты вернешься к своей настоящей жизни. Сейчас ты делаешь то, что тебе нужно, — выясняешь все о жизни Уилла, играешь в покупку дома, ремонт, даже входишь в роль заботливого отца. Ты забавляешься с беспомощным сердцем девчонки-фермера. Но продолжения не будет…

— Лаура, не нужно…

— Нет, ты это начал, а я закончу! В тот день, когда я нашла тебя спящим с Беззубком, я подумала, что ты уехал, и не могла… даже вздохнуть. У меня так болело в груди, что я даже не знала, что делать. Для меня будет слишком тяжело, если еще кто-то оставит меня. Риск слишком велик, и дело не только в моем сердце. Я не хочу, чтобы Хлоя страдала от боли потери. Я не позволю тебе так поступить с ней.

Райан и не знал, насколько сильно она мучилась. Он любил Кардиньяр все больше с каждым днем, но не собирался никому лгать. Она имеет полное право волноваться — он все еще просыпается каждое утро и продумывает ежедневный график конференции в Лас-Вегасе, на которой должен был быть в это время. Он счастлив, что находится здесь, но разве ему никогда не захочется уехать? Он не мог ответить на этот вопрос, но по меньшей мере желал быть объективным и не зарекаться.

— Лаура, я не позволю тебе отталкивать меня таким образом. Я — не Уилл. — Райан знал, что не прав — она посмотрела на него ледяным взглядом.

— Я знаю, что нет. Ты совсем на него не похож. Уилл был нетребовательным, добрым и знал о своем несовершенстве. А ты — неуязвимый, волнующий и дьявольски совершенный!

— Лаура, никто не совершенен. В своей жизни я говорил и делал много такого, о чем сожалею.

— А я нет. Я не жалею ни о чем сделанном. Я — хороший человек и стараюсь изо всех сил, чтобы не обидеть никого. Когда я попросила Уилла уехать, то поступила правильно, — она опустила плечи и стала казаться маленькой и хрупкой.

Райан положил руки ей на плечи, лаская пальцами основание шеи.

— Дорогая, не терзайся. Ничего не поделаешь, если ты так красива. Мы не властны над своими сердцами, а над чужими и тем более. — Он повернул ее к себе — она не сопротивлялась. Он поднял пальцем ее подбородок и посмотрел ей в глаза. — Лаура, хватит бегать. Только если ты остановишься, у меня есть надежда догнать тебя.

Он чувствовал тепло ее тела — зовущего, манящего. Потом она посмотрела на него, вздохнула, поднялась на цыпочки, обняла за шею и поцеловала.

Это застигло его врасплох — каждая клеточка его тела пульсировала от прикосновения ее умоляющих, зовущих губ. С тягостным стоном он обнял ее и приподнял. В его объятиях она стала слабой, ее поцелуй — мягче и сильнее.

Райан едва мог дышать, он ничего не видел перед глазами, но чувствовал каждый ее вздох и трепет, пробегающий по телу.

С кружащейся от наслаждения головой, неуверенно держась на ногах, он качнулся, Лаура наткнулась на скамью позади нее, и их поцелуй прервался. Они смотрели друг другу в глаза, прерывисто дыша, их губы находились рядом. Наконец, он поставил ее на землю.

— Я обещала себе не делать этого, — сказала она, моргнула, и две слезы покатились по ее щекам.

— О боже, Лаура…

Она подняла палец и коснулась его губ.

— Не нужно.

Чего не нужно? Извиняться, говорить о глубине своих чувств или целовать ее снова?

Звук приближающихся голосов на улице прервал их объятие. Лаура оттолкнула его, быстро приводя в порядок свою одежду и вытирая слезы. Но свидетельство поцелуя она не могла скрыть — ее губы были припухшими и влажными, щеки слишком зарделись, глаза были широко раскрыты, и в них застыло выражение потрясения.

Отец Грант шумно ворвался в комнату с сидящей за его спиной Хлоей.

— Лаура, я застал это создание за сооружением замков из грязи на улице с двумя местными мальчиками, — увидев, что Лаура не одна, отец Грант резко остановился. — О, мистер Гаспер, добрый вечер.

— Добрый вечер, отец Грант.

— Так когда мы встретимся с остальными членами вашей семьи? — спросил отец Грант, прерывая гнетущее молчание. — Я — большой поклонник вашей сестры.

— Джен будет приятно узнать это, — сказал Райан.

Отец Грант изрядно покраснел.

— Вообще я имел в виду Саманту. Много лет я тайно шью лоскутные одеяла. Я в самом деле надеюсь, что теперь, когда нашли нас, вы привезете остальных членов вашей потрясающей семьи.

— А есть еще кто-то? — недоуменно спросила Хлоя.

Лаура взяла дочь за ее грязную ладошку.

— Есть еще, — сказала она до сих пор дрожащим голосом. — У Райана есть еще две сестры.

— Ух ты! Могу поспорить, что моя семья теперь больше, чем у Тэмми!

Райан знал, что Лаура использует дочь в качестве защиты. Вместо того чтобы наслаждаться чувствами друг к другу, она изо всех сил пытается отдалиться от него. О чем он думал, увлекаясь матерью-одиночкой? Если произошедшее расстроило Лауру до слез, то он не должен больше подталкивать ее к более близким отношениям.

Хлоя, сжав руки матери, зевала, широко открыв рот.

— Пора домой? — спросил он мягко, и Лаура кивнула.

Он отвезет их домой и на некоторое время все оставит как есть. Если не встречаться пару дней, то страсти наверняка улягутся.

 

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Лаура сидела на подоконнике в своей спальне и смотрела на сверкающие звезды. Как она могла влюбиться в брата Уилла?

Коробка из-под туфель лежала открытой у ее ног. Газетные вырезки и засушенные полевые цветы, которые собирал для нее Уилл во время их долгих прогулок, были разбросаны по подушке. Как давно это было!

Райана она любила как женщина — за его силу и недостатки, за желание быть хорошим человеком, за обожание ее дочери, за то, как он целовался. Она была без ума от его темных волос, красивых голубых глаз, стройного и сильного тела.

Она пыталась погасить свои чувства, зная, что они не принесут ей счастья. И поцелуй был не лучшим способом прервать их отношения. Лаура сомкнула губы, закрыла глаза и воскресила в памяти те прекрасные мгновения. Такого может никогда больше не произойти. При мысли об этом она чуть не заплакала.

Она слезла с подоконника и отправилась в кровать — по меньшей мере ей следует отдохнуть. Натянув простыню до подбородка, она услышала хрип.

— Хлоя, просыпайся, — она слегка тряхнула дочь. Глаза Хлои были вытаращены. Лаура усадила ее, схватила ингалятор и поднесла его к ее рту. — Давай, зайка, сделай глубокий вдох.

Хлоя вдохнула лекарство четырежды, но хрип не прекращался. Вентилятор в комнате работал, уровень влажности и пыли поддерживался на должном уровне, но этого было явно недостаточно. Лаура знала, что ее дочь может умереть.

Она подбежала к телефону и набрала номер доктора Габриеля, который жил в двадцати километрах от их дома. Слушая гудки, она свободной рукой сорвала с себя ночную рубашку и надела футболку и мягкие брюки, приготовившись ехать в любое мгновение.

— Гейб, это Лаура. У Хлои сильный приступ.

— Лаура? — Она услышала его напряженный голос. — Синди Мэтью рожает дома. Есть осложнения, и я не могу уехать. Привози Хлою сюда.

Ферма Мэтью находилась в тридцати километрах от ее дома — по меньшей мере час езды на автомобиле.

— Спасибо, Гейб. Но я не думаю, что успею. Попробую отыскать другой способ ей помочь. Занимайся Синди и скажи ей от меня, что все эти мучения заслуживают того.

— Скажу, — доктор повесил трубку, и Лаура осталась в одиночестве в своем маленьком душном доме с задыхающейся дочкой.

Она провела рукой по лбу Хлои, пригладила ее влажные волосы, пытаясь успокоить.

— Хорошо, дорогая. Мама поможет тебе.

— Мама… — прохрипела до предела напуганная Хлоя.

Лаура схватила дочь на руки, открыла дверь и побежала по залитой лунным светом дороге навстречу своей последней надежде.

Райан перевернулся во сне. Громкий стук в дверь продолжался, и он открыл глаза.

Отбросив простыню, он медленно встал, подошел к задней двери и увидел Лауру с растрепанными волосами и ужасом в глазах. На ее руках сидела Хлоя, уткнувшаяся ей в плечо. Девочка хрипела.

— Она задыхается, — сказала напуганная до полусмерти Лаура. — Я не могу потерять ее. Не позволяй мне терять ее!

— Что я могу сделать? — спросил он и шагнул вперед, чувствуя себя беспомощнее, чем когда-либо.

— Твой самолет, — быстро промолвила она. — Ты должен отвезти нас в больницу.

— Заходи, — он взял ее за плечо и потянул в дом.

— Мы будем у твоего автомобиля, — покачав головой, ответила Лаура.

Кратко кивнув, Райан вбежал в спальню, надел джинсы, пляжные туфли и накинул рубашку, не застегивая ее. Взяв ключи от автомобиля, он прикрыл переднюю дверь и побежал к машине.

Лаура уже была там и успокаивала Хлою, поглаживая ее по голове и воркуя. Услышав шаги Райана, она посмотрела на него — ее взгляд бы безумен. Он никогда не видел более красивой и страдающей женщины. Сдержав свои чувства, он усадил Лауру и Хлою, прыгнул на водительское сиденье и рванул с места.

— Больница далеко от взлетной полосы? — спросил он.

— Там нет этой полосы. Есть площадка для игры в гольф. Мы сможем на ней приземлиться?

Площадка для гольфа? Мало шансов, что там есть хотя бы освещение.

Райан взял мобильный телефон. Тихо и спокойно он объяснил сложившуюся ситуацию. Франк Мэкай согласился сообщить на диспетчерскую вышку о желании Райана лететь на низкой высоте с аэродрома Мэкай в больницу и к их приезду обещал получить на это разрешение и план полета.

Когда спортивный автомобиль донесся до взлетно-посадочной полосы, Райан незаметно взглянул на Лауру. Лицо вытянуто, глаза широко раскрыты и не мигают, скулы бледны и напряжены. Она словно оцепенела.

Автомобиль плавно остановился рядом с маленьким самолетом, и Лаура вышла раньше Райана. Франк уже ждал их. Он проинструктировал Райана по поводу полета и уверил, что приборы и топливо в порядке.

Райан протянул руки, и Лаура с готовностью вручила ему свой драгоценный груз. Он усадил Хлою на сиденье и пристегнул ремнем безопасности. Бедняжка дрожала, она озябла и была напугана.

— Мы поможем тебе зайка. Уже скоро, — он отстранил рукой кудряшки с ее вспотевшего лба.

Хлоя улыбнулась, услышав, что Райан назвал ее любимым именем. Забыв на время о галантности, он обхватил Лауру за талию и усадил на заднее сиденье. Со стуком захлопнув дверь, он открыл дверь в кабину пилота и залез внутрь. Махнув рукой Фрэнку в благодарность, завел двигатель.

Он проверил приборы и поднял самолет в воздух.

— Тебе хорошо там, сзади? — обернулся он к Лауре, и та в ответ кивнула, хотя ее глаза были широко раскрытыми в них застыл страх. Он хотел лететь быстрее, но подавил свои эмоции и стал следовать правилам ночных полетов — так они все будут в безопасности.

Райан не переставая разговаривал с Лаурой — о примерном времени их прилета, переговорах с больницей, высоте полета — обо всем.

Через пятнадцать минут они увидели больницу. Райан надеялся, что план Фрэнка сработает. Он скользнул взглядом по земле и увидел слабый отблеск крыши больницы с ярко освещенной взлетно-посадочной площадкой для вертолетов. К западу от больницы находилось поле для гольфа, на котором он увидел автомобили с включенными фарами.

Судьбе было угодно устроить так, что на поле для гольфа проходил свадебный прием и все гости, приехавшие сюда на автомобилях, узнав о полете Райана, решили осветить место посадки фарами.

Райану удалось довольно мягко приземлиться. Когда самолет остановился, к ним направилась машина «скорой помощи». Райан снял наушники, выпрыгнул из самолета, обежал вокруг, вынул из кабины Хлою и побелел от ужаса — девочка была бледна и не дышала. Ее погрузили в машину, и та с ревом помчалась к зданию больницы.

Только потом Райан оглянулся на самолет.

Лаура уже спустилась на землю, по ее лицу текли слезы. Он никогда такого не видел…

Он не присутствовал на похоронах Уилла, оттого что чувствовал, что не выдержит вида гроба, что сломается. Но Лаура приехала туда — эта женщина спустя два месяца после похорон собственного отца нашла в себе силы приехать проститься с Уиллом.

До встречи с ней Райан не знал, что такое ответственность. Оказалось, это не просто написание докладов, выступления с умными речами, разговоры о попытке улучшить мир, а способность оказаться в нужном для человека месте, угадывать его нужды, заботиться о его счастье и благополучии — думать о ком-то еще, кроме себя.

Лаура уже потеряла любимых людей, а теперь и ее дочь находится в критическом состоянии. Он не понимал, как ей вообще удается оставаться в здравом уме. Райан чувствовал слабость, злобу, опустошенность и беспомощность. Ему нестерпимо захотелось позвонить своим сестрам, услышать их голоса, но все это он сделает позже.

Сейчас он должен обнять Лауру, успокоить ее, облегчить ее боль, отвести в больницу к дочери.

Райан сидел в приемной больницы и ждал, наблюдая за рассветными лучами солнца, пробирающимися под дверь с матовыми стеклами.

Он попытался вспомнить, не пропустил ли чего-нибудь. Лаура вручила ему список телефонных номеров, чтобы оповестить обо всем Джил и доктора Габриеля, а ветеринарного врача Ларсона попросить осмотреть коз и договориться с ближайшим соседом, чтобы он побеспокоился о козах и покормил их. Милые люди. Райан для них — незнакомец, но они сразу же объединились, чтобы помочь ему.

Его уставшие глаза словно заволокло туманом, он почти не слышал звуков шаркающих ног, звона инструментов, запаха антисептика и средства для мытья полов, и вдруг его плеча легко коснулись. Он посмотрел вверх и увидел улыбающуюся медсестру.

— Мистер Гаспер? — произнесла она, и он кивнул ей в ответ. — Мисс Сомервейл просит вас прийти в палату Хлои.

— Куда идти?

Медсестра указала направление, Райан несколько раз глубоко вздохнул и пошел искать своих девочек.

Лаура сидела на виниловом стуле, положив подбородок на руки, которыми она сжимала ладони Хлои.

— Она хорошо себя чувствует? — спросил он.

Лаура подняла голову и кивнула.

— Она уже не дышала около минуты, — Лаура вздрогнула, — Но докторам удалось сотворить чудо, и теперь она дышит. Она уснула несколько минут назад. Может, мне следует переехать в город? Но в Мельбурне один из самых высоких уровней концентрации аллергенов в мире. Так что Мельбурн не подойдет. Нужно переехать ближе к больнице. Что ты думаешь?

Она посмотрела на него своими большими умоляющими глазами, и он — человек, высказывающий свое мнение главам страны и крупнейших американских промышленных компаний, — почувствовал, что удостоился такой степени уважения, которой не удостаивался никогда. Он присел рядом с ее стулом на корточки и накрыл своей ладонью ее руки.

— Лаура, останься там. Она любит Тандарах, Это ее дом. Она выкарабкалась.

— Мы едва ли можем рассчитывать на твой самолет в любое время.

— Отчего нет?

— Перестань, Райан… — она сглотнула, Лаура посмотрела в его глаза.

Он знал, что она продумывает все «за» и «Против». Если он останется, у Хлои будет семья, и она будет находиться в большей безопасности, живя в своем любимом городке, но тогда они не смогут сдерживать чувства, которые испытывают друг к другу.

— Так или иначе, — сказал он, — сейчас не время обсуждать все это. Я нашел для нас комнату в мотеле в двух кварталах отсюда. Нужно вздремнуть, принять душ, успокоиться. Будет плохо, если Хлоя проснется, а у тебя даже не хватит сил ей улыбнуться.

Он протянул руку и провел пальцем по мочке ее уха и щеке. Она улыбнулась шире. Райану даже показалось, что она прижалась щекой к его ладони, а потом мягко отстранилась.

— Спасибо, Райан. Принять душ было бы замечательно.

Час спустя Райан вернулся из местногомагазина.

Он планировал купить чего-нибудь для Лауры, но не знал, что выбрать, и стоял, уставившись на стойку с развешенным на ней разноцветным бельем. Как только кто-то направился с тележкой в его проход, он растерялся и ушел.

По дороге в мотель он решил отправить ее в магазин, чтобы она сама сделала покупки, но Лаура уснула. Когда он вошел в комнату, она спала на кровати. На ней был белый хлопковый халат, густые волосы темно-рыжего цвета разметались по подушке.

Райан осторожно поставил сумки на столе в кухне и отправился в ванную, чтобы привести себя в порядок. Он резко остановился, увидев ее нижнее белье, которое сушилось на перекладине, — тонкое, кружевное, белое и вызывающее. Он изо всех сил постарался игнорировать тот факт, что на Лауре, кроме белого халата, ничего не надето.

Он посмотрел на себя в зеркало.

— Ладно, ковбой, убери прочь свои руки! Она обессилена, Хлоя в больнице. Она приняла твое приглашение поспать и принять душ только ради дочери.

Глубоко вздохнув, он вошел в комнату, где спала Лаура. Глядя на нее, он чувствовал, что слова, которыми он убеждал себя, забылись — женщина была настоящей красавицей.

Он присел на край кровати. Пружины скрипнули, но она даже не пошевелилась.

Солнце уже поднялось, и его лучи пробивались сквозь щель плотных оранжевых штор, разливая теплое сияние на кровати и волосах Лауры.

Не в силах сдержаться, Райан потянул руку и обернул прядь ее волос вокруг ладони. Прохладные спутанные волосы мягко скользнули по его пальцам. В ее дыхании он чувствовал аромат ананасового сока, который она пила в больнице.

— Лаура, — прошептал он. — Не случайно, что мы оказались здесь вместе. Что, если многие решения нашей жизни вели нас к этому и тебе было суждено встретить Уилла, чтобы подарить жизнь Хлое? Может, мне предстояло найти твое письмо только в определенный момент, когда у меня появилось время разыскать тебя, а ты была готова полюбить? Ты когда-нибудь думала об этом?

Она пошевелилась, ее тело напряглось, с губ сорвался тихий стон, и ее глаза открылись. Она подняла худую руку, чтобы защитить сонные глаза от солнечного света.

— Привет, — сказала она хриплым сексуальным голосом.

— Доброе утро, солнышко, — Райан сглотнул.

Лаура зевнула, осматривая комнату — бежевые обои, оранжевые шторы, стол и два стула — похоже на стандартный мотель. Наконец она вспомнила, отчего находится здесь. Хлоя!

— Я только что звонил в больницу, — сказал Райан. — Она спит и, кажется, не проснется еще часа два. Я считаю, мы должны вернуться туда не раньше девяти часов.

Лаура присела на кровати, тщательно поправляя халат на бедрах и груди, и покачала головой.

— Я достаточно отдохнула. Я лучше побыстрее приму душ и поеду в больницу.

— В чем? — спросил Райан.

Лаура оглядела свои брюки и футболку, висящие на спинке стула, потом посмотрела на дверь в ванную комнату, где сушилось ее нижнее белье.

— Ты прав, — призналась Лаура и закрыла лицо руками. — Я плохо сейчас соображаю.

— Это объяснимо.

— Что я стану делать без сухого белья? — произнеся это, она пожалела о своих словах.

Она ждала, что Райан воспользуется ситуацией и пошутит, улыбнется. Он хотел ее, а она знала об этом. Но Райан поднялся, подошел к столу и принялся выкладывать купленное.

— Сейчас, — сказал он, показывая пакет со свежими булочками, салатом и мясной нарезкой, — мы поедим, а потом твое белье высохнет, и мы, энергичные и отдохнувшие, отправимся к Хлое. Увидев нас, она даже забудет, что находится в больнице.

Он вытащил из пакета игральные карты и смешного плюшевого медвежонка.

— Это все, что было в магазине, — промолвил он, извиняясь.

Лаура подошла к столу, взяла медвежонка и уткнулась в него лицом.

— Он красивый.

Она посмотрела на Райана, который нарезал продукты для неимоверных размеров сэндвича. Однажды он упомянул о своих кулинарных способностях, и теперь, казалось, ей представлялась возможность увидеть это. Он пододвинул в ее сторону сэндвич, используя вместо тарелки бумажный пакет из магазина, потом уселся напротив, наблюдая за ней.

— Вкусно?

— Фантастика, — сказала она с полным ртом.

— Достаточно высокая оценка, учитывая, что я получил ее от лучшей из известных мне стряпух.

Они поедали сэндвичи в тишине, потом Лаура потянулась убрать со стола, но Райан снова усадил ее на стул.

Она смотрела, как он выполнял эту работу, и наслаждалась тем, что за ней ухаживают, ее балуют, о ней заботятся. Она так сильно его любила, что едва могла сдерживать себя.

— Когда ты научился готовить? — спросила она, с обожанием следя за ним.

— Живя в отелях, нужно быстро готовить полезную пищу, в противном случае рискуешь стать похожим на борца сумо.

Убрав комнату, он повернулся к ней.

— А теперь, что ты скажешь о горячей пенистой ванне?

— Ты серьезно?

Он погрузил руку в сумку и вытащил бутылку в форме русалки — пену для ванны.

— Были только такие или в форме монстра — для непослушных грязных восьмилетних мальчиков. А это больше подходит для тебя.

— Замечательно. Спасибо, Райан, — ей удалось сдержать слезы.

— Перестань, солнышко, — Райан взял ее за локоть, отвел в ванную, открыл краны с водой и вылил в воду половину содержимого бутылки, потом вышел и закрыл за собой дверь.

Она прислонилась головой к двери. Ей хотелось поблагодарить его, назвать любимым, но в последнюю минуту храбрость оставила ее.

Десять минут спустя зазвонил мобильный телефон Райана.

— Гаспер! — раздался в трубке знакомый голос.

— Джеймс Карлайсл, — ответил Райан личному финансовому советнику директора издательства в Великобритании.

— Я уверен, что слышу волшебный звонок игрового автомата для покера.

— Я не в Лас-Вегасе, Джеймс.

— Ты взял кого-то на поруки в Вегасе?

— Кое-какие дела в Австралии. Что я могу сделать для тебя, приятель?

— Время настало, дружище. У меня ушло на это четыре года, но я убедил знаменитую гавайскую знахарку принять тебя. Теперь тебе представляется возможность получить тему для книги, о которой ты мне за все эти годы прожужжал все уши.

Райан посмотрел на закрытую дверь в ванную комнату. Он слышал плеск воды.

— Райан, мне нужно, чтобы ты прилетел сегодня вечером. У нее есть сутки, и она хочет разговаривать с глазу на глаз. Представь себе, ток-шоу, доходы от продажи книг…

Из-за двери он услышал, что Лаура принялась напевать что-то из «Пиратов Пензанса».

— Мне жаль, Джеймс, — сказал он. — Я отказываюсь.

На том конце телефона наступила пауза.

— Ты ведь шутишь?

— Нет, приятель. У меня есть пара других проектов, над которыми я здесь работаю и сейчас не могу их оставить.

— Проекты значительнее этого? В любом случае, я могу приехать?

Мысль о Джеймсе в деловом костюме в загоне для коз вызвала у него улыбку. Он подумал о Беззубке, делающем свои первые шаги, о Джил Такер и ее нахальных шуточках и о новой статье, которую начал писать по возвращении с рынка Минбаха.

Пора взглянуть фактам в глаза — городской парень, проживший в самолетах и отелях высокого класса большую часть своей жизни, он полюбил ощущение твердой земли под ногами.

— Тебе это не подходит, Джеймс, — сказал он. — Но я сообщу тебе, как идут дела.

— Я думаю, что у тебя все сложится хорошо. Хотя сейчас я должен поехать и сказать знахарке, что парень, о котором я говорил ей все эти годы, получил лучшее предложение.

В этот момент из ванны с полотенцем на голове вышла Лаура, уже одетая — она высушила белье феном. Ее лицо было розовым и влажным, крошечные кудряшки выбивались из-под тюрбана. Она продолжала напевать.

— Это лучшее из предложений, — сказал Райан.

— Тогда удачи. Увидимся.

— Надеюсь, — промолвил Райан и повесил трубку.

Лаура повернулась на звук его голоса.

— Это из больницы?

Он покачал головой.

— Друг из-за рубежа.

— Что-то важное?

— По большому счету нет, — он снова покачал головой. — Ванна была очень горячей?

Она широко улыбнулась.

— О да. Ванна была потрясающей. А теперь, когда я совершенно и незаслуженно избалована, пойдем проведать мою дорогую дочку и твою племянницу, — она посмотрела на него умоляющим взглядом, будто опасаясь, что у него есть еще один прием, чтобы побаловать ее, про запас.

— Пойдем к нашей девочке.

Лаура хлопнула в ладоши и, забыв обещание, данное себе о том, что никогда не поцелует его снова, с благодарностью и желанием припала к его губам, а потом убежала в ванную комнату сушить волосы. Райан понял, что сделает многое ради очередного поцелуя этой женщины.

 

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Неделю спустя вечером Райан будто оказался в зоне военных действий. Раковина в доме Лауры была заполнена тарелками, одежда Хлои валялась на спинках всех диванов, кухонная плита работала, хотя обед, по всей вероятности, давно закончился, а проигрыватель издавал скрип — запись на пластинке закончилась.

Из дверного проема выбежала Лаура, одетая в пиратский костюм.

— Добрый вечер, Лаура.

Она посмотрела на него, просияла, но потом яростно моргнула, изо всех сил пытаясь подавить воодушевление. Однако Райан не расстроился.

— О, Райан! Я не была уверена, что ты… Я не часто видела тебя за эти последние несколько дней.

— Я был занят.

Она повернулась на месте, поднимая диванные подушки, будто отыскивая что-то.

— Вот еще! Чего это ты делал?

— Все, что, я уверен, ты одобришь. Дела на ферме, продажа моего нелепого автомобиля в обмен на новый фургон.

Она перестала суетиться и посмотрела на него своими сильно накрашенными глазами — не мигая, в удивлении, как он и ожидал.

— Ты… правда? Ты продал автомобиль? Далеко?

— Боюсь, он отправился по соседству. По слухам, сыновья доктора Ларсона собирались купить автомобиль на двоих. Так что, если ты увидишь, как автомобиль едет по дороге в твоем направлении, будь настороже.

— Ну, слухи обычно правдивы.

Она посмотрела на него и глубоко вздохнула. Ее золотисто-карие глаза сверкали — Райан знал, что у нее перехватывает дыхание, как и у него. Она моргнула, отвела взор и вернулась к своим поискам с удвоенной силой. Но он снова не стал волноваться.

— Однако, мистер Трудолюб, — сказала она, — тебе не следовало так исчезать. Народ волновался.

— Народ?

— Хлоя скучала по тебе, — наконец она нашла большую серебряную серьгу-кольцо. Надев ее, пронеслась мимо него, изо всех сил игнорируя неизбежное напряжение, возникающее между ними. — Мне жаль, но я не могу говорить сейчас. Хлоя отказывается одеваться. Если я не приеду через пятнадцать минут, дюжина дам в пиратских костюмах просто спятит.

— Иди. Я еще должен переодеться и подготовиться. Я привезу Хлою чуть позже.

Райан думал, что она станет колебаться. Но Лаура только лучезарно улыбнулась.

— Я буду очень тебе признательна. Шоу начинается ровно в восемь.

— Это значит — в двадцать часов?

У нее на щеке появилась ямочка.

— Кажется, ты начинаешь отсчитывать время по-деревенски. Может, мы все же сделаем из тебя фермера.

— Ты готова?

Она проверила головной платок и кивнула.

— Я уже столько времени нахожусь в готовности, что не могу сообразить, готова ли в самом деле.

— Иди. Мы увидимся там чуть позже.

Лаура схватила ключи, сумку и направилась к двери.

— Я рада, что ты вернулся, Райан, — сказала она и убежала, не дав ему возможности ответить, что он чувствует то же самое.

Райан направился по коридору и увидел Хлою, которая лежала на кровати и читала.

— Мисс Сомервейл?

Хлоя замерла и испуганно посмотрела на открытую дверь у него за спиной.

— Где… где мама?

— Уехала в театр.

Она выпятила нижнюю губу, услышав это, — кажется, ее каприз не удался.

— Давай оденемся и поедем послушать, как она поет. Все собранные деньги пойдут на помощь фермам, пострадавшим от засухи.

Хлоя уже собиралась отказаться, но потом до нее дошел смысл его слов.

— Она поэтому сегодня поет?

— Да.

— У нас в школе есть девочка Кили, ее семья потеряла всех телят прошлой весной, — сказала она. — Она должна была весь год ходить в школу в туфлях своей старшей сестры, а они оказались слишком велики для нее. Некоторые дети смеялись над ней, а я просто подумала, как это грустно, и заставила маму отдать ей несколько моих туфель.

Райан с трудом сдержал снисходительную улыбку. Какова мать, такова и дочь. Не важно, насколько трудно Хлое бывает унять вспышки раздражения, она все равно слишком великодушна.

— Ну, тогда тебе лучше поторопиться и аплодировать громче всех, чтобы твоя мама могла помочь другим, таким же, как Кили, детям. Хорошо?

Хлоя кивнула, спрыгнула с кровати, откуда-то вытащила джемпер и переливающиеся колготки и надела все это. Райан даже не успел повернуться к ней спиной. Потом она с важным видом вышла из комнаты и направилась к парадной двери.

— Ну, — сказала она, протягивая руку идущему за ней Райану. — И чего мы ждем?

Лаура ходила за кулисами взад-вперед.

Зал быстро заполнялся — кажется, все билеты распроданы. За кулисами слышался звук старого, расстроенного пианино. Лаура сжала руки, быстро повторяя про себя роль.

Она выглядывала из-за занавеса время от времени, чтобы увидеть, приехали ли ее поклонники, и, увидев знакомую малютку с рыжеватыми волосами в середине четвертого ряда, полностью расслабилась.

— Лаура, — раздался позади нее спокойный голос Райана.

Она вздрогнула от неожиданности — значит, не так уж расслаблена, как думала!

— Боже, ковбой! Не подкрадывайся так!

Райан был одет в черный костюм, белую рубашку с галстуком цвета лаванды. Без бейсболки его темные волосы казались растрепанными. В руках он держал букет ярко-красных роз.

— Ты выглядишь роскошно! — сказала она, не в силах сдержать себя.

— И ты, — промолвил он и посмотрел на нее так, как никогда ранее. — У меня для тебя сюрприз.

— Это цветы в твоих руках? Я могу притвориться, что не заметила их.

Казалось, он только сейчас вспомнил о том, что держит цветы в руках, и широко улыбнулся.

— Это для другой актрисы.

Он положил цветы на стол, вынул из кармана пиджака несколько листов бумаги и вручил их ей.

— Что это? — спросила она, слитком нервничая для того, чтобы прочесть бумаги.

— Это — Кардиньяр.

Она непонимающе уставилась на него.

— Это кто… что?

— Сегодня днем улажены все формальности. Кардиньяр теперь принадлежит тебе, то есть Хлое. Я подписал имущество на ее имя, с условием, что мы станем заниматься землей, пока ей не исполнится двадцать один год. Я же говорил, что устраивал дела фермы.

Лаура продолжала смотреть на него. Этот парень подарил ей дом, который она всегда мечтала купить дочери. Земля под ее ногами покачнулась, но правдивость во взгляде голубых глаз Райана вернула ее в реальность.

— Станем заниматься? — повторила она, цепляясь за слова.

— Ну, я надеялся, что Хлоя позволит мне оставаться поблизости некоторое время, чтобы постепенно построить некий необычный дом — ведь она заслуживает приличных сбережений на черный день.

— А сколько продлится это… некоторое время? — спросила она.

— До тех пор, пока я буду вам нужен.

Он, в самом деле, говорит ей, что остается? Или ей снится сон? Она тряхнула головой.

— Ты уверен в этом, Райан?

— Уверен более, чем когда-либо в своей жизни. Это только начало, Лаура. Я планирую многое сделать, чтобы обеспечить будущее Хлои, — все, что она захочет.

Лаура кивнула. Она поняла — он приехал сюда не только ради Уилла, прошло слишком много времени, и этот подарок должен затянуть старую рану.

Лаура изо всех сил хотела прикоснуться к свежевыбритой щеке Райана, почувствовать его теплые объятия. Пора начать новую жизнь, ведь он останется здесь до тех пор, пока она того хочет. Если бы это зависело от ее желания, то он остался бы… навсегда.

Она помахала листами бумаги перед своим лицом, чтобы сдержать внезапно нахлынувшие слезы счастья.

— О, нет! Ты же понимаешь, что если я расплачусь сейчас, тушь потечет на белую рубашку, и я не успею отмыть ее до поднятия занавеса!

— Так не плачь, — сказал Райан, а она рассмеялась и упала в его объятия.

В его теплых и сильных руках она чувствовала, будто наступил решающий момент в ее жизни. Этот человек завоевал ее любовь. Она видит свое будущее рядом с Райаном.

— Эй, я еще не закончил, — прошептал он у ее уха, и Лаура беспокойно вздрогнула и оттолкнулась от него, проверяя, не помялись ли оборки на рубашке.

— Еще сюрпризы? Мне до сих пор интересно, для кого эти розы?

— Этот сюрприз еще необычнее, — пообещал он.

— Что еще? Ты купил Хлое квартиру в городе? — пошутила она, и он улыбнулся в ответ.

Эсм — одна из участниц шоу, играющих пиратов, — откашлялась, привлекая внимание Лауры, — Извини, что отвлекаю, но занавес через три минуты.

— Спасибо, Эсм. Райан уже уходит.

— По-моему, нет, — Эсм дерзко улыбнулась Райану и отправилась к другим участникам шоу, которые уже начинали выходить на сцену.

Лаура моргнула и посмотрела на него снова.

— Извини. У тебя не больше пяти минут. Так какой следующий сюрприз?

— Приехали обе мои сестры. Этого она меньше всего ожидала.

— Что? Сюда? — завопила она, повернулась вокруг и, приоткрыв занавес, принялась осматривать публику. Она увидела Хлою, сидящую между двумя роскошными темноволосыми женщинами, которые склонили головы и слушали ее взволнованную болтовню.

— Мои родители приехали бы тоже, но они не успеют на самолет из Брунея вовремя. Они уже в пути и прибудут через два дня.

К сожалению, Лаура обнаружила себя, и Хлоя, подпрыгнув на сиденье, исступленно помахала ей рукой.

— Это — моя мама! — громко крикнула она, а две темноволосые женщины посмотрели на Лауру и улыбнулись.

Лаура махнула в ответ и задернула занавес.

— Ты сошел с ума? Я не могу встретиться с ними в таком виде. Боже, они станут слушать мое пение! У меня даже не было возможности поразить их своим блестящим остроумием или знаменитыми булочками! Это самый плохой сюрприз на свете!

Лаура еще раз выглянула в зал и поняла — весь ряд был заполнен темноволосыми представителями семьи Гаспер, а между ними уютно расположилась ее дочка Сомервейл-Гаспер.

— На твоем месте я бы не беспокоился об этом, Лаура.

— Да? — бросила она в ответ, уперев руки в бока, смущая его пристальным взглядом. — Отчего?

— Твое отвратительное пение не помешало мне безумно полюбить тебя.

Пианино умолкло, участники шоу перестали болтать, и даже публика, казалось, замолкла именно в этот момент.

Лаура даже не успела ответить, как началось перешептывание — до поднятия занавеса весь город узнает, что Райан Гаспер — брат Уилла, дядя Хлои — безумно влюблен в их дорогую и славную Лауру Сомервейл.

— Ты можешь повторить? — спросила Лаура, поднимая голову.

— Он безумно любит тебя, дорогуша, — прошептала Эсм достаточно громко, отчего в первом ряду захихикали.

— А его родители приезжают в наш город, — повторила другая женщина-пират.

— Чтобы встретиться с тобой, — присоединился Райан, сексуально улыбаясь.

— И Хлоей, — вторила Лаура.

— И с ней, — согласился он. — Я хочу, чтобы на свадьбе присутствовала вся моя семья.

— На чьей свадьбе?

— Я хотел, чтобы они встретились с тобой после моего предложения руки и сердца.

— Лаура! — крикнула Эсм. — Занавес через минуту!

Лаура неистово махнула рукой на свою подругу и исполнительницу роли второго плана.

— Вот так, — сказал Райан. — Я более чем достаточно времени завоевывал твое внимание. Иди сюда. — Он обнял ее за талию одной рукой, а другую погрузил в ее волосы. — Лаура, прочтя твое письмо, честное, полное силы и эмоций, я уже наполовину влюбился в тебя, даже не видя. А узнав тебя, с каждой секундой любил тебя все больше. Я обожаю тебя. Ты осветила мой мир, ты — мой дом, Лаура. Если ты хотя бы наполовину любишь меня так, как я тебя, я надеюсь, ты примешь предложение стать моей женой.

Заиграла музыка, занавес начал двигаться, свет прожектора упал на сцену. Лауре было все равно.

— О, Райан, — она поднялась на цыпочки и поцеловала его, выказывая тем всю свою любовь. По ее лицу побежали слезы — она отдавала этому красивому мужчине свое сердце и душу.

Райан первым отстранился от нее, закрыл глаза от света, схватил Лауру за талию и утащил со сцены. Они дошли до помещения за кулисами, и он снова обнял ее, а она принялась его целовать.

— Лаура, хоть я и утащил бы тебя домой с удовольствием прямо сейчас, боюсь, шоу должно продолжаться, — прошептал он у ее губ.

Лаура притянула его к себе и поцеловала, чтобы заставить замолчать — шоу может подождать.

— Думаю, на мне будет больше макияжа, чем на тебе, — пробормотал он.

— И что? — пробурчала она в ответ, тая в его объятиях. Что еще имеет большее значение?

— Подумай о пострадавших от засухи фермерах, — сказал он, и она тут же вернулась в реальность.

— О, ты прав, — она отстранилась от него, подталкивая его к лестнице в зал. — Я тоже тебя люблю, Райан.

— Я знаю, дорогая, — промолвил он, и она исчезла в темноте.

Райан прокрался через темный зал, мимо рядов стульев и дошел до середины четвертого ряда.

— Я не знала, что шоу «Пираты Пензанса» начинается с поцелуя парня в деловом костюме и предводителя пиратов, — шепнула сестра Райана Сэм, подвигаясь.

— Теперь знаешь, — шепнул он в ответ.

Хлоя услышала его голос и посмотрела на него, широко улыбаясь. Он усадил ее на колени, и она повернулась к нему, чтобы посмотреть в глаза.

— Ты любишь мою маму, — сказал она. — Я только что слышала.

Райан почувствовал, что его сестры напряженно прислушиваются.

— Все хорошо, — продолжала Хлоя. — Я тоже ее люблю. Ее трудно не любить. А теперь тихо! Она выходит. Это ее лучшая песня.

На сцену выпрыгнул предводитель пиратов — маленький, изящный и женственный.

Лаура пела сердцем. Каждое ее слово посвящалось ему. Он видел это шоу в Нью-Йорке, Вероне и Сиднее, но ни одно из представлений так не трогало его.

Райан откинулся на спинку расшатанного складного стула. Его сердце было устремлено к его девочкам, которые будут и дальше удивлять и любить его до конца жизни.

КОНЕЦ