Неделю спустя вечером Райан будто оказался в зоне военных действий. Раковина в доме Лауры была заполнена тарелками, одежда Хлои валялась на спинках всех диванов, кухонная плита работала, хотя обед, по всей вероятности, давно закончился, а проигрыватель издавал скрип — запись на пластинке закончилась.

Из дверного проема выбежала Лаура, одетая в пиратский костюм.

— Добрый вечер, Лаура.

Она посмотрела на него, просияла, но потом яростно моргнула, изо всех сил пытаясь подавить воодушевление. Однако Райан не расстроился.

— О, Райан! Я не была уверена, что ты… Я не часто видела тебя за эти последние несколько дней.

— Я был занят.

Она повернулась на месте, поднимая диванные подушки, будто отыскивая что-то.

— Вот еще! Чего это ты делал?

— Все, что, я уверен, ты одобришь. Дела на ферме, продажа моего нелепого автомобиля в обмен на новый фургон.

Она перестала суетиться и посмотрела на него своими сильно накрашенными глазами — не мигая, в удивлении, как он и ожидал.

— Ты… правда? Ты продал автомобиль? Далеко?

— Боюсь, он отправился по соседству. По слухам, сыновья доктора Ларсона собирались купить автомобиль на двоих. Так что, если ты увидишь, как автомобиль едет по дороге в твоем направлении, будь настороже.

— Ну, слухи обычно правдивы.

Она посмотрела на него и глубоко вздохнула. Ее золотисто-карие глаза сверкали — Райан знал, что у нее перехватывает дыхание, как и у него. Она моргнула, отвела взор и вернулась к своим поискам с удвоенной силой. Но он снова не стал волноваться.

— Однако, мистер Трудолюб, — сказала она, — тебе не следовало так исчезать. Народ волновался.

— Народ?

— Хлоя скучала по тебе, — наконец она нашла большую серебряную серьгу-кольцо. Надев ее, пронеслась мимо него, изо всех сил игнорируя неизбежное напряжение, возникающее между ними. — Мне жаль, но я не могу говорить сейчас. Хлоя отказывается одеваться. Если я не приеду через пятнадцать минут, дюжина дам в пиратских костюмах просто спятит.

— Иди. Я еще должен переодеться и подготовиться. Я привезу Хлою чуть позже.

Райан думал, что она станет колебаться. Но Лаура только лучезарно улыбнулась.

— Я буду очень тебе признательна. Шоу начинается ровно в восемь.

— Это значит — в двадцать часов?

У нее на щеке появилась ямочка.

— Кажется, ты начинаешь отсчитывать время по-деревенски. Может, мы все же сделаем из тебя фермера.

— Ты готова?

Она проверила головной платок и кивнула.

— Я уже столько времени нахожусь в готовности, что не могу сообразить, готова ли в самом деле.

— Иди. Мы увидимся там чуть позже.

Лаура схватила ключи, сумку и направилась к двери.

— Я рада, что ты вернулся, Райан, — сказала она и убежала, не дав ему возможности ответить, что он чувствует то же самое.

Райан направился по коридору и увидел Хлою, которая лежала на кровати и читала.

— Мисс Сомервейл?

Хлоя замерла и испуганно посмотрела на открытую дверь у него за спиной.

— Где… где мама?

— Уехала в театр.

Она выпятила нижнюю губу, услышав это, — кажется, ее каприз не удался.

— Давай оденемся и поедем послушать, как она поет. Все собранные деньги пойдут на помощь фермам, пострадавшим от засухи.

Хлоя уже собиралась отказаться, но потом до нее дошел смысл его слов.

— Она поэтому сегодня поет?

— Да.

— У нас в школе есть девочка Кили, ее семья потеряла всех телят прошлой весной, — сказала она. — Она должна была весь год ходить в школу в туфлях своей старшей сестры, а они оказались слишком велики для нее. Некоторые дети смеялись над ней, а я просто подумала, как это грустно, и заставила маму отдать ей несколько моих туфель.

Райан с трудом сдержал снисходительную улыбку. Какова мать, такова и дочь. Не важно, насколько трудно Хлое бывает унять вспышки раздражения, она все равно слишком великодушна.

— Ну, тогда тебе лучше поторопиться и аплодировать громче всех, чтобы твоя мама могла помочь другим, таким же, как Кили, детям. Хорошо?

Хлоя кивнула, спрыгнула с кровати, откуда-то вытащила джемпер и переливающиеся колготки и надела все это. Райан даже не успел повернуться к ней спиной. Потом она с важным видом вышла из комнаты и направилась к парадной двери.

— Ну, — сказала она, протягивая руку идущему за ней Райану. — И чего мы ждем?

Лаура ходила за кулисами взад-вперед.

Зал быстро заполнялся — кажется, все билеты распроданы. За кулисами слышался звук старого, расстроенного пианино. Лаура сжала руки, быстро повторяя про себя роль.

Она выглядывала из-за занавеса время от времени, чтобы увидеть, приехали ли ее поклонники, и, увидев знакомую малютку с рыжеватыми волосами в середине четвертого ряда, полностью расслабилась.

— Лаура, — раздался позади нее спокойный голос Райана.

Она вздрогнула от неожиданности — значит, не так уж расслаблена, как думала!

— Боже, ковбой! Не подкрадывайся так!

Райан был одет в черный костюм, белую рубашку с галстуком цвета лаванды. Без бейсболки его темные волосы казались растрепанными. В руках он держал букет ярко-красных роз.

— Ты выглядишь роскошно! — сказала она, не в силах сдержать себя.

— И ты, — промолвил он и посмотрел на нее так, как никогда ранее. — У меня для тебя сюрприз.

— Это цветы в твоих руках? Я могу притвориться, что не заметила их.

Казалось, он только сейчас вспомнил о том, что держит цветы в руках, и широко улыбнулся.

— Это для другой актрисы.

Он положил цветы на стол, вынул из кармана пиджака несколько листов бумаги и вручил их ей.

— Что это? — спросила она, слитком нервничая для того, чтобы прочесть бумаги.

— Это — Кардиньяр.

Она непонимающе уставилась на него.

— Это кто… что?

— Сегодня днем улажены все формальности. Кардиньяр теперь принадлежит тебе, то есть Хлое. Я подписал имущество на ее имя, с условием, что мы станем заниматься землей, пока ей не исполнится двадцать один год. Я же говорил, что устраивал дела фермы.

Лаура продолжала смотреть на него. Этот парень подарил ей дом, который она всегда мечтала купить дочери. Земля под ее ногами покачнулась, но правдивость во взгляде голубых глаз Райана вернула ее в реальность.

— Станем заниматься? — повторила она, цепляясь за слова.

— Ну, я надеялся, что Хлоя позволит мне оставаться поблизости некоторое время, чтобы постепенно построить некий необычный дом — ведь она заслуживает приличных сбережений на черный день.

— А сколько продлится это… некоторое время? — спросила она.

— До тех пор, пока я буду вам нужен.

Он, в самом деле, говорит ей, что остается? Или ей снится сон? Она тряхнула головой.

— Ты уверен в этом, Райан?

— Уверен более, чем когда-либо в своей жизни. Это только начало, Лаура. Я планирую многое сделать, чтобы обеспечить будущее Хлои, — все, что она захочет.

Лаура кивнула. Она поняла — он приехал сюда не только ради Уилла, прошло слишком много времени, и этот подарок должен затянуть старую рану.

Лаура изо всех сил хотела прикоснуться к свежевыбритой щеке Райана, почувствовать его теплые объятия. Пора начать новую жизнь, ведь он останется здесь до тех пор, пока она того хочет. Если бы это зависело от ее желания, то он остался бы… навсегда.

Она помахала листами бумаги перед своим лицом, чтобы сдержать внезапно нахлынувшие слезы счастья.

— О, нет! Ты же понимаешь, что если я расплачусь сейчас, тушь потечет на белую рубашку, и я не успею отмыть ее до поднятия занавеса!

— Так не плачь, — сказал Райан, а она рассмеялась и упала в его объятия.

В его теплых и сильных руках она чувствовала, будто наступил решающий момент в ее жизни. Этот человек завоевал ее любовь. Она видит свое будущее рядом с Райаном.

— Эй, я еще не закончил, — прошептал он у ее уха, и Лаура беспокойно вздрогнула и оттолкнулась от него, проверяя, не помялись ли оборки на рубашке.

— Еще сюрпризы? Мне до сих пор интересно, для кого эти розы?

— Этот сюрприз еще необычнее, — пообещал он.

— Что еще? Ты купил Хлое квартиру в городе? — пошутила она, и он улыбнулся в ответ.

Эсм — одна из участниц шоу, играющих пиратов, — откашлялась, привлекая внимание Лауры, — Извини, что отвлекаю, но занавес через три минуты.

— Спасибо, Эсм. Райан уже уходит.

— По-моему, нет, — Эсм дерзко улыбнулась Райану и отправилась к другим участникам шоу, которые уже начинали выходить на сцену.

Лаура моргнула и посмотрела на него снова.

— Извини. У тебя не больше пяти минут. Так какой следующий сюрприз?

— Приехали обе мои сестры. Этого она меньше всего ожидала.

— Что? Сюда? — завопила она, повернулась вокруг и, приоткрыв занавес, принялась осматривать публику. Она увидела Хлою, сидящую между двумя роскошными темноволосыми женщинами, которые склонили головы и слушали ее взволнованную болтовню.

— Мои родители приехали бы тоже, но они не успеют на самолет из Брунея вовремя. Они уже в пути и прибудут через два дня.

К сожалению, Лаура обнаружила себя, и Хлоя, подпрыгнув на сиденье, исступленно помахала ей рукой.

— Это — моя мама! — громко крикнула она, а две темноволосые женщины посмотрели на Лауру и улыбнулись.

Лаура махнула в ответ и задернула занавес.

— Ты сошел с ума? Я не могу встретиться с ними в таком виде. Боже, они станут слушать мое пение! У меня даже не было возможности поразить их своим блестящим остроумием или знаменитыми булочками! Это самый плохой сюрприз на свете!

Лаура еще раз выглянула в зал и поняла — весь ряд был заполнен темноволосыми представителями семьи Гаспер, а между ними уютно расположилась ее дочка Сомервейл-Гаспер.

— На твоем месте я бы не беспокоился об этом, Лаура.

— Да? — бросила она в ответ, уперев руки в бока, смущая его пристальным взглядом. — Отчего?

— Твое отвратительное пение не помешало мне безумно полюбить тебя.

Пианино умолкло, участники шоу перестали болтать, и даже публика, казалось, замолкла именно в этот момент.

Лаура даже не успела ответить, как началось перешептывание — до поднятия занавеса весь город узнает, что Райан Гаспер — брат Уилла, дядя Хлои — безумно влюблен в их дорогую и славную Лауру Сомервейл.

— Ты можешь повторить? — спросила Лаура, поднимая голову.

— Он безумно любит тебя, дорогуша, — прошептала Эсм достаточно громко, отчего в первом ряду захихикали.

— А его родители приезжают в наш город, — повторила другая женщина-пират.

— Чтобы встретиться с тобой, — присоединился Райан, сексуально улыбаясь.

— И Хлоей, — вторила Лаура.

— И с ней, — согласился он. — Я хочу, чтобы на свадьбе присутствовала вся моя семья.

— На чьей свадьбе?

— Я хотел, чтобы они встретились с тобой после моего предложения руки и сердца.

— Лаура! — крикнула Эсм. — Занавес через минуту!

Лаура неистово махнула рукой на свою подругу и исполнительницу роли второго плана.

— Вот так, — сказал Райан. — Я более чем достаточно времени завоевывал твое внимание. Иди сюда. — Он обнял ее за талию одной рукой, а другую погрузил в ее волосы. — Лаура, прочтя твое письмо, честное, полное силы и эмоций, я уже наполовину влюбился в тебя, даже не видя. А узнав тебя, с каждой секундой любил тебя все больше. Я обожаю тебя. Ты осветила мой мир, ты — мой дом, Лаура. Если ты хотя бы наполовину любишь меня так, как я тебя, я надеюсь, ты примешь предложение стать моей женой.

Заиграла музыка, занавес начал двигаться, свет прожектора упал на сцену. Лауре было все равно.

— О, Райан, — она поднялась на цыпочки и поцеловала его, выказывая тем всю свою любовь. По ее лицу побежали слезы — она отдавала этому красивому мужчине свое сердце и душу.

Райан первым отстранился от нее, закрыл глаза от света, схватил Лауру за талию и утащил со сцены. Они дошли до помещения за кулисами, и он снова обнял ее, а она принялась его целовать.

— Лаура, хоть я и утащил бы тебя домой с удовольствием прямо сейчас, боюсь, шоу должно продолжаться, — прошептал он у ее губ.

Лаура притянула его к себе и поцеловала, чтобы заставить замолчать — шоу может подождать.

— Думаю, на мне будет больше макияжа, чем на тебе, — пробормотал он.

— И что? — пробурчала она в ответ, тая в его объятиях. Что еще имеет большее значение?

— Подумай о пострадавших от засухи фермерах, — сказал он, и она тут же вернулась в реальность.

— О, ты прав, — она отстранилась от него, подталкивая его к лестнице в зал. — Я тоже тебя люблю, Райан.

— Я знаю, дорогая, — промолвил он, и она исчезла в темноте.

Райан прокрался через темный зал, мимо рядов стульев и дошел до середины четвертого ряда.

— Я не знала, что шоу «Пираты Пензанса» начинается с поцелуя парня в деловом костюме и предводителя пиратов, — шепнула сестра Райана Сэм, подвигаясь.

— Теперь знаешь, — шепнул он в ответ.

Хлоя услышала его голос и посмотрела на него, широко улыбаясь. Он усадил ее на колени, и она повернулась к нему, чтобы посмотреть в глаза.

— Ты любишь мою маму, — сказал она. — Я только что слышала.

Райан почувствовал, что его сестры напряженно прислушиваются.

— Все хорошо, — продолжала Хлоя. — Я тоже ее люблю. Ее трудно не любить. А теперь тихо! Она выходит. Это ее лучшая песня.

На сцену выпрыгнул предводитель пиратов — маленький, изящный и женственный.

Лаура пела сердцем. Каждое ее слово посвящалось ему. Он видел это шоу в Нью-Йорке, Вероне и Сиднее, но ни одно из представлений так не трогало его.

Райан откинулся на спинку расшатанного складного стула. Его сердце было устремлено к его девочкам, которые будут и дальше удивлять и любить его до конца жизни.

КОНЕЦ