Райан уставился на Лауру, обдумывая эту неожиданную новость. Он чувствовал себя на грани победы или поражения. В любом случае, он должен узнать все до конца.

— Ты любила моего брата, Лаура? — Сердце Райана громко стучало. Если она любила Уилла, то Райан останется один, а если нет, то…

— Я очень сильно беспокоилась о нем, — сказала она, тщательно подбирая слова. — Он помог мне пережить самый тяжелый период в моей жизни. Но мы были так молоды — практически дети. Мы оба нашли утешение друг в друге, но я никогда не любила Уилла. — Она повернулась к нему и уткнулась лицом в его ладони. — Райан, пожалуйста, не надо ненавидеть меня. После его смерти я почти потеряла голову. Меня так быстро покинули два дорогих мне человека, что, казалось, я никогда не смогу оправиться от этого. На следующий день после смерти Уилла Джил отвезла меня в город к доктору, и оказалось, что у меня четыре недели беременности. Я не могла себе позволить опуститься, впасть в отчаяние. А потом появился ты и вынудил меня вспоминать, хорошо ли я обращалась с твоим братом.

Райан поднял рукой ее подбородок, чтобы видеть ее глаза.

— Лаура, дорогая, ты не можешь плохо обращаться ни с кем, даже если бы и пыталась.

— Мне нужно знать, что я не обидела тебя, рассказывая все это, — промолвила она. — Мне казалось, что необходимо прояснить ситуацию. Я чувствую, что мы с трудом, но подружились за эти последние дни, а я должна быть честной с друзьями.

Он не знал, способен ли на такую же откровенность и честность. У него нет и половины ее силы, он не способен рассказать ей о своих чувствах, с которыми борется вот уже несколько дней.

Его рука скользнула по ее шее и зарылась в кудрявые волосы.

— Я должен ответить правдиво, — сказал он с трудом. — Я не думаю, что Уилл выбрал тебя, оттого что ты не могла бы заинтересовать меня. Он знал, как я стану восхищаться твоим духом, естественной красотой, как буду поражен твоей удивительной манерой говорить. Я никогда не встречал таких, как ты, Лаура. Ты бесстрашна.

Он перевел взгляд с шелковистых мягких волос на блестящие глаза. Только теперь он увидел под игривой улыбкой медленно разгорающееся пламя чувств к нему, которые она должна была бы скрывать, но больше не могла.

Он погрузил руку глубже в ее волосы, прикоснулся к шее и поцеловал ее.

Лаура лишь тихо простонала, когда слились их губы. Она обняла его за шею, поднялась на колени, прильнула к нему. Он крепче притянул ее к себе и скользнул одной рукой под футболку, почувствовав ее бархатистую горячую кожу.

Казалось, прошла вечность, прежде чем Лаура вздохнула и, ощутив прохладу у своих разгоряченных губ, Райан пришел в себя. Что он делает? Пользуется ее слабостью и впечатлительностью!

Он разомкнул руки и поднялся.

— Извини. Я не знаю, зачем… мне не следовало… дьявол!

— Райан, все в порядке, правда, — промолвила Лаура, смотря на него широко раскрытыми глазами. Все ее тело трепетало от его поцелуя, она не чувствовала под собой земли, но никогда еще не была такой стойкой и уверенной. — Райан, остановись, пожалуйста. Мы оба изо всех сил пытаемся выбраться из этой сложной ситуации. Никто из нас, в самом деле, не знает, что делает. Эмоции накалены. То, что произошло, естественно.

Может, ей следовало сказать, что она тоже этого хотела. Ему бы стало легче.

У нее было много возможностей завести знакомство после смерти Уилла — многие симпатичные мужчины приглашали ее на свидания и шептали чепуху на ушко, но она всегда первой заканчивала их отношения, пока они не зашли слишком далеко.

Так отчего сейчас она не возведет между собой и Райаном подобную стену — мол, я мать и больше ничего мне не нужно? Да потому, что взгляд Райана вынуждал ее чувствовать себя не просто кухаркой, матерью или дочерью, а женщиной!

— Может, тебе следует прибавить к коллекции это письмо?

Лаура посмотрела вверх и увидела, что Райан протягивает письмо, написанное ею много лет назад его семье.

— Я не могу взять его.

— Почему? — спросил он, тяжело вздохнув.

— Я очень старалась забыть, что написала его. Я была молода, расстроена, неуравновешенна и одинока.

— Ты была прекрасна. Если Хлоя захочет узнать об этих драгоценных моментах из жизни своего отца, она должна увидеть, какая ее мать сильная, удивительная, щедрая, любящая женщина.

— Пожалуйста, не нужно. Я едва соответствую этому описанию. Я — удивительная, это правда, но остальное — нет, — сказала она, пытаясь дерзить.

Райан взял ее за руки, поднял на ноги. Она молча смотрела в его взволнованные голубые глаза.

— Можешь шутить, Лаура, но я говорил совершенно серьезно. Я никогда не читал подобных писем. У большинства людей нет мужества так раскрыть свою душу перед теми, кто мог лишить их всего. Ты совсем нас не знала, а если Уилл и рассказывал что-то, мы, должно быть, представали перед тобой самой ужасной семьей на планете.

— Когда твоя сестра играла на скрипке во время похорон… Я никогда ничего подобного не слышала, — призналась Лаура. — Я очень боялась, что вы сможете забрать у меня Хлою…

— И все же ты отправила письмо?

— Конечно, — она пожала плечами. — Я знала, что это касается моего будущего ребенка. Ведь вы — семья моей Хлои. И я рада, что ты нашел нас наконец.

— Наконец, — повторил он, и Лаура увидела в его глазах желание снова поцеловать ее, но он решительно отступил в сторону.

— Мне пора домой, — промолвил он спокойно и холодно. — Я должен проверить, как там козы.

— Хорошо.

Райан одарил Лауру непонятной полуулыбкой и вышел за дверь, оставив ее с чувством, будто она провела десять раундов на боксерском ринге и так и не знает, выиграла их или проиграла.

Райан сидел на задней веранде, наблюдая за темным, затянутым облаками небом, желая, чтобы пошел дождь, и снова переживал мгновения встречи с Лаурой сегодня днем.

Вина, которая мучила его столько лет, потихоньку слабела. С помощью Лауры он как будто даже понял младшего брата. Уилл отыскивал собственный путь в жизни. И Лаура была его находкой на этом пути.

А что с его собственными отношениями с Лаурой? Райан находился в полном недоумении. Она показала ему коробку из-под туфель для того, чтобы отвязаться от него и доказать, что ее жизнь и так достаточно сложна? Или давала этим понять, что ее сердце свободно? Ее реакция на поцелуй предполагает второе.

К двум часам ночи, надев легкий плащ, он вышел на улицу. Райан успел пройти метров сто до ворот, как начался ливень.

Бежать в укрытие было далеко, единственное ближайшее убежище — дерево у запруды у дома Лауры. Но это место у пруда было уже занято тучной коровой, и вряд ли бы она обрадовалась компании Райана. Тогда он решил остаться под дождем. Он запрокинул голову и принялся пить прохладные капли.

Козы блеяли за забором. Оказалось, что одна из трех беременных коз, по имени Мэйбл, уже освободилась от бремени.

Райан тихо выругался и перепрыгнул через забор.

— Дьявол побери, что ты наделала, Мэйбл!

Коза заблеяла в ответ и ткнулась мордой ему в руку. Согласно инструкциям доктора Ларсона и книге, которую прочел Райан, коза, судя по всему, чувствовала себя хорошо. Но где козлята?

Райан быстро прошел к навесу и нашел двух козлят на соломе — один слаб, но тоненько блеял, другой — неподвижен.

Следом на Райаном под навес вошла Мэйбл и принялась облизывать блеющего козленка, беспечно игнорируя второго.

Инстинктивно он сорвал плащ, футболку и завернул в нее недвижимого козленка. Набросив плащ себе на голову и, взяв драгоценный сверток, побежал к дому, влетел в кухню и включил духовку.

Развернув козленка на столе, Райан на миг растерялся — существо не подавало признаков жизни. Положив козленка на полотенце и поднос, он отправил его в духовку, включенную на самый слабый режим, оставив дверцу открытой. Присев на пол, он принялся ждать.

Спустя несколько минут Райан услышал звук вроде тихого мяуканья — козленок ожил. Райан выключил духовку и осторожно положил козленка на колени.

Прикоснувшись пальцем к его бочку, он почувствовал, как этот бочок еле-еле поднимается и опускается — козленок дышит, он спас его!

Райан представил себе возбужденный смех Хлои при виде новорожденного козленка, улыбку Лауры — осторожную и неуверенную.

Он поднялся на ноги, нашел старую коробку, выложил ее внутри старым пледом. Потом снова отправился на улицу, подоил Мэйбл и, вернувшись к самодельным яслям, намочил в молоке палец и, дав облизать его козленку, научил его сосать молоко. Через пять минут козленок поерзал на месте и даже попытался встать на слабые ножки.

— Тихо, малыш. Успокойся. У тебя еще есть время стать взрослым. Сегодня ты останешься здесь, а завтра встретишься с большим несовершенным миром.

Райан чихнул и, почувствовав непонятную усталость, взял подушку, плед, свернулся на диване рядом с коробкой для козленка и уснул.

На следующее утром Лаура отпустила Шимпанзе на улицу побегать по грязным лужам. В соседнем доме было тихо — окна, задняя дверь с москитной сеткой закрыты, ботинки Райана находились на задней веранде, козы собрались у навеса — что-то не так.

Она прикусила нижнюю губу, борясь с желанием пойти проверить. Может, он просто напился и теперь отсыпается? А что, если он решил удрать посреди ночи? Лаура побежала в дом Кардиньяр.

— Тук-тук-тук! — крикнула она и прошла через незапертую заднюю дверь. — Райан? — позвала она, заглянув в гостиную, и обомлела.

Большой Райан Гаспер лежал, свернувшись калачиком, на диване, прижимая к себе новорожденного козленка. Камин почти погас, в комнате было прохладно.

Его обычно решительное лицо сейчас было мирным и спокойным, от густых темных ресниц на загорелые щеки падали тени, рот был приоткрыт. Какой красавец!

Шимпанзе внезапно прыгнул на диван, положив свои грязные лапы прямо на живот Райану.

— Шимпанзе, уйди! — прошептала Лаура, но было слишком поздно.

Райан, согнувшись, вскочил и опрокинул чашку с молоком рядом с кроватью.

— Что? — крикнул он. — Что происходит?

Он уставился на Лауру диким взглядом, а она закрыла рукой рот, чтобы не рассмеяться. Он прыгал на одной ноге, пытаясь держать на весу забрызганную молоком ступню. На его щеке отпечатался узор от подушки, а в руках шевелилось крошечное существо.

— Райан, это Лаура.

Райан громко чихнул.

— Почему? Что случилось?

— Отчего ты принес Беззубка сюда?

Райан поморщился, но потом, вспомнив, просиял.

— Он жив, — сказал он почти шепотом и осторожно провел пальцем по мягкому бочку козленка.

Лаура с трудом сглотнула. Увидев выражение глаз Райана, она растаяла. Это же только козленок, а взрослый мужчина ведет себя с ним так нежно.

— Он хочет есть, — прибавила она, пытаясь подавить сентиментальное настроение, не расплакаться или не броситься к нему в объятия. — Сколько их родилось?

Райан выглядел таким смущенным, что Лаура подошла ближе.

— Ты хочешь, чтобы я поискала остальных козлят?

— Если не трудно, — промолвил он и улыбнулся.

— Отлично, — сказала она и энергично хлопнула в ладоши. — Сегодня немного прохладно, оденься.

Райан огляделся, отыскивая, куда бы положить козленка.

— Давай его мне! — Она протянула руки и взяла новорожденного.

Райан босиком побрел в свою комнату, почесывая голову. Козленок взглянул на Лауру водянистыми глазами, а она покачала головой и почесала его за ушком.

— Ты умеешь только хлопать ресницами, Беззубок, но заполучил этого нескладеху, как только захотел. Может, научишь меня паре твоих фокусов?

Час спустя Лаура и Райан проверили остальных новорожденных — за ночь родились еще трое козлят. Лауре пришлось некоторое время убеждать Мэйбл подпустить Беззубка к соску, ибо от козленка шел посторонний, непривычный запах.

— В следующий раз будь осторожнее. Тебе повезло, что Мэйбл растяпа, козленка могли отвергнуть.

— Так я бы выкормил его, — он пожал плечами.

Смотря на свое стадо, Райан казался таким счастливым. Лаура подавила желание вытащить у него из волос соломинку.

Он несколько раз чихнул. Должно быть, заболел?

— Кажется, ты во всем разобрался, счастлив со своими козами. Я пойду.

— Ты не хочешь позавтракать со мной?

— Не сегодня.

— О, — его разочарование было явным. — Но Хлоя сегодня не в школе. Отчего вам обеим не прийти? Я могу приготовить что-нибудь.

Сначала он сделал ей кофе, теперь хочет приготовить завтрак!

— Не сегодня. Хлоя плохо спала, она сильно кашляла.

Лаура же вовсе не сомкнула глаз. Она просидела у окна в своей комнате, завернувшись в плед и думая о будущем. Размышляла о том, что через шесть месяцев наступит зима и вести хозяйство станет труднее. Вряд ли Райан останется…

— В следующий раз, — промолвила она.