На следующее утро Лаура нашла Шимпанзе прячущимся за старинным шезлонгом ее матери.

— Прекрасная теплая ванна заставит тебя почувствовать себя совсем по-другому! — настаивала она, сгребая собаку и беря ее на руки. — Мне часто не удается принять горячую ванну, а ты отказываешься!

Она поставила Шимпанзе в корыто для стирки, как можно выше подтянула старые потертые штаны от тренировочного костюма и принялась мыть собаку. Шимпанзе стал безупречно чистым, и она опустила его на полотенце на пол. Как только Лаура потянула край полотенца, чтобы вытереть лицо, Шимпанзе увидел, что свободен, и унесся.

— Шимпанзе, стой! — крикнула Лаура.

Она побежала за ним через гостиную и на улицу. Когда она догнала его, Шимпанзе уже был на середине двора, опять весь грязный.

— Шимпанзе! — Завернув за японский клен, Лаура почти столкнулась с Райаном. У нее перехватило дыхание при виде его — он стоял, прислонившись к передним воротам, одетый в джинсы и вязаный джемпер, с чашкой утреннего кофе в руке.

— Привет, — непринужденно сказал Райан.

— Привет, — ответила она, судорожно проведя руками по своей мокрой футболке. — Ты ждешь меня?

— Я знал, что рано или поздно ты высунешь нос на улицу, — он пожал плечами. — Я хотел узнать, как чувствует себя сегодня Хлоя.

— Намного лучше, спасибо. Она хорошо спала ночью. Все это, наверное, из-за внезапной перемены погоды. Критическое состояние прошло. Как Беззубок?

Он смотрел на нее несколько мгновений озадаченно, потом понял.

— А, ребенок козы! Он прекрасно себя чувствует.

— Детеныш, — поправила Лаура. Он произнес что-то нечленораздельное, отпивая кофе. — Райан, их зовут детенышами.

— Ты не могла не поправить меня, да? — Он лукаво улыбнулся.

— Я не хочу, чтобы ты выглядел дураком на людях.

— Вздор. Тебе просто нравится меня поправлять. Деревенская девчонка ставит городского олуха на место. Но один великий человек сказал, что, как розу ни называй, она будет пахнуть так же сладко.

— Я просто перестану помогать тебе, если моя помощь тебе неприятна. Больше я не стану тебя спасать.

— Дорогая, я рассчитываю, что ты спасешь меня от самого себя.

Услышав внезапный ответ Райана, Лаура сжала губы — он не просто идет на попятную, в нем что-то изменилось, но что именно — непонятно.

— Раз уж мы заговорили о том, что я могу выглядеть дураком, — сказал он, растягивая слова. — Я слышал, сегодня в Тандарахе состоится чемпионат по мини-гольфу. — (Лаура моргнула.) — Это как гольф, только в уменьшенном размере.

— Я знаю, что такое мини-гольф, Просто удивлена, что городской парень вроде тебя интересуется этим.

— Я не просто интересуюсь, а планирую выиграть.

— Вперед! Я выигрывала турнир последние два года и замахиваюсь на третью победу, — промолвив это, Лаура сразу же поняла — Райан все это и так знал, она просто попалась в его ловушку.

— Здорово! — сказал он и лучезарно улыбнулся, отчего у нее чуть не подкосились колени. — Нет смысла брать две машины, я заберу вас с Хлоей в одиннадцать.

— Я не знаю, Райан…

— Я думал, нам пора немного пообщаться с Хлоей, в твоем присутствии, конечно. Ей уже лучше, ты должна отстаивать звание чемпиона, так что свидание должно состояться, — он направился обратно к дому.

— Райан, ты можешь отвезти нас в Тандарах, но это не будет свиданием!

Он спокойно махнул ей рукой, быстро взбежал на веранду и вошел в дом. Лауре наконец удалось поймать грязного, мокрого пса.

— Как он меня раздражает! — пробурчала она, подняв глаза к небу.

Кого она имела в виду, Лаура и сама не знала.

За десять минут до одиннадцати часов у Лауры на голове еще было полотенце, она не могла найти свои приносящие удачу туфли и Хлою.

— Хлоя! — крикнула Лаура с зубной щеткой во рту. — Скажи, что ты уже готова!

Она рванула к парадной двери и увидела Райана на крыльце.

— Ты слишком рано! — упрекнула она его.

Он открыл дверь.

— А ты опаздываешь, — сказал он и с интересом посмотрел на тюрбан из полотенца.

— Конечно. Я обнаружила, что полотенце придает мне большее спокойствие, когда я загоняю мяч в лунку. — Он взглянул на нее таким веселым взором, что ей пришлось прикусить губу, чтобы не улыбнуться в ответ. — Если ты считаешь, что это нечестное преимущество, дай мне минуту исправить положение.

— Лаура, это не имеет никакого значения. Ты и так обладаешь всеми преимуществами над такими, как я.

Появились босоногая Хлоя с распущенными косичками и Шимпанзе.

— Туфли, Хлоя! — потребовала Лаура, отходя от Райана в сторону. — Мы выходим через две минуты.

— Хорошо, я уже готова! — хмыкнула Хлоя и ускакала в свою спальню.

— Подожди здесь, — призвала Лаура Райана и ушла.

Райан отправился на кухню, где на скамейке стоял противень с остывающими булочками.

Сквозь рокочущий звук фена он услышал голос Лауры:

— Райан! Если я замечу, что булочек не хватает, то оторву тебе руку.

Райан отдернул пальцы от булочки и засунул руки в карманы брюк — подальше от искушения. Эта женщина — прелесть!

Она вернулась. По ее плечам струились вьющиеся волосы. Райан поправил себя: она — потрясающая!

На ней были обтягивающие джинсы с широким коричневым ремнем, вышитая розовая майка подчеркивала безупречные формы. Поверх она надела золотистого цвета рубашку, завязав ее полы на талии. Наряд довершали большая кремового цвета шляпа от солнца и мягкая сумка.

— Милая рубашка, — сказал он, а она повернулась к нему спиной, позволяя прочесть надпись «Чемпион по мини-гольфу. Тандарах». — Впечатляюще. Ты оставишь ее себе после сегодняшнего проигрыша или передашь новому чемпиону, которым, конечно, буду я?

— Я оставлю ее себе, а сегодня получу третью рубашку, — она прищурилась. — И повешу ее в туалете.

— Три золотистые рубашки — достаточно много для уважающего себя фермера-овощевода. Тебе больше не придется покупать одежду.

— Так, оставайся дома, если не хочешь выиграть, — бросила она. — Мой бак в автомобиле полон.

Он поднес руку к сердцу и изо всех сил постарался изобразить раскаяние.

— Ты подумала, что я умаляю твое достоинство? Наоборот. Я просто думаю, что твоя рубашка подойдет мне намного больше, чем тебе.

Поняв, что ее провели, она вынула из сумки ключи от дома и прошла мимо Райана, смотря прямо перед собой.

— Попроси меня хорошенько, ковбой, и я, может быть, дам тебе ее примерить когда-нибудь.

Она взяла противень с булочками, небольшой переносной холодильник и неторопливо пошла, кокетливо покачивая бедрами.

— Хлоя, мы уходим! — крикнула она, и ее дочь появилась — в комбинезоне, розовых туфлях, с несчетным количеством заколок на голове, половина которых уже выпала из ее волос.

— Мы можем взять Шимпанзе? — спросила Хлоя.

— Не сегодня, зайка. Оставь его дома, мы привезем ему чего-нибудь вкусного.

Райан вышел следом, молча взял противень из рук Лауры, чтобы она могла закрыть дверь.

Хлоя посмотрела на него, жмурясь от яркого солнца.

— Мы, правда, поедем на твоей машине, Райан?

— Да. А что?

Хлоя посмотрела на черный спортивный запыленный автомобиль.

— Ничего, — сказала она и пожала плечами. — Хотя мне кажется, это самый дурацкий автомобиль для фермы.

Райан рассмеялся, точно зная, чье мнение выразила девочка.

— Хлоя! — покрасневшая Лаура тащила дочь вслед за собой.

Райан присел перед Хлоей на корточки. Он никогда не привыкнет к ее запаху — удивительная смесь ароматов клубники, травы и детской присыпки.

— Так, и какой же автомобиль мне следует купить?

— Я, в самом деле, могу выбрать?

— Я буду счастлив услышать твое мнение.

— Хм, — она засунула палец в рот и серьезно задумалась. Она прислонилась к нему, и Райан резко ощутил чувство родства, будто в этот момент Хлоя полностью доверяла ему. Ее лицо просияло. — Ты должен взять розовый «корвет», как у Барби. Тэмми получила такой на день рождения. Это самый крутой автомобиль на свете!

— Вот вы тут оба болтаете, — сказала Лаура, — а мне пора выигрывать турнир. К тому же варенье и сливки долго не продержатся на такой жаре, даже в холодильнике.

Лаура выстроила мячик в линию. Один удачный удар, и у нее будет три гола!

— Можно произвести удар на полпути в том же направлении, — прошептал ей Райан на ухо.

Они с ним объединились в команду благодаря Джил, которая владела площадками для мини-гольфа в Тандарахе и организовала это соревнование.

Лаура выпрямилась и свирепо посмотрела на него.

— Ты серьезно думаешь, что мне нужен твой тренерский совет? А сколько ты сегодня выиграешь?

— Около восемнадцати очков в итоге.

— Восемнадцать очков — это конец игры, Райан. Так что держи свои советы при себе.

Он поднял обе руки, защищаясь.

— Я просто пытался убедиться, что золотистая рубашка — твоя. Ты помнишь, что я в этом заинтересован?

— Да?

— Ты обещала, что дашь ее когда-нибудь примерить. Я подсчитал, что чем больше у тебя рубашек, тем вернее я удостоюсь такой чести.

— Давай, мама! — крикнула Хлоя со зрительского места.

Она держала за руку Тэмми.

Лаура широко улыбнулась дочери. Она глубоко вздохнула, чтобы успокоиться, наклонилась и снова поправила свой мячик. Теперь нужно только забыть, что Райан стоит позади нее и смотрит на ее клюшку.

Она собралась с мыслями, посмотрела на мячик, представила, что это самодовольно улыбающееся лицо Райана, и сделала удар.

Мячик подскочил на ухабистой дорожке, ударился о стену, медленно покатился к лунке и упал в нее.

Толпа зааплодировала. Лаура подпрыгнула и оказалась в чьих-то сильных объятиях. Она завизжала, почувствовав, что ее прокрутили в воздухе, и забыла о победе, наслаждаясь тем, что ее обнимает Райан. Опустив на землю, он продолжал удерживать ее за талию, в то время как все ее поздравляли.

— Она — мой партнер и не победила бы без меня, — заявил он, вызывая смех остальных игроков.

Она не верила ему и секунды, его объятие — не просто выражение спортивного товарищества. Но что она могла сделать? Отбросить его руку, обнять его самой и продолжать улыбаться, смеяться и притворяться, что совершенно равнодушна к его обжигающему прикосновению?

Через несколько минут соблазнительной пытки у Лауры появилась причина высвободиться из рук Райана — она отправилась получать свою новую золотистую рубашку на самодельный помост. Как обычно, рубашка оказалась слишком большого размера.

Она посмотрела на толпу и увидела Хлою — та прыгала и громко вопила, держась за руку Райана. Не желая показывать, как сжалось ее сердце, она улыбнулась им — они ответили тем же.

После вручения наград Лаура спустилась по лестнице и направилась к дочери. Схватив Хлою за руку, она продолжала идти, надеясь затеряться в толпе. Ей требовалось время, чтобы отдохнуть от присутствия этого городского парня и убедить себя в том, что она не влюблена в него.

— Ты хочешь сахарной ваты, зайка?

— Да, пожалуйста!

Лаура оглянулась, и улыбка исчезла с ее лица, когда она увидела, как Хлоя ведет Райана за собой сквозь толпу.

— Тебе не к кому больше пристать? — спросила Лаура, когда они подошли к стойке с сахарной ватой, которую продавала Джил.

— Вероятно, — сказал он спокойным, сексуальным голосом, отчего она задрожала.

— Избыточное потребление сахара приведет к тому, что ты потеряешь все свои великолепные зубы, не достигнув сорока лет.

— Ерунда, — он улыбнулся.

— Две сахарные ваты, пожалуйста, тетя Джил, — промолвила Хлоя.

— Я не уверена, что ты осилишь две, Хлоя, — заметила Джил.

— Одна для меня, другая для дяди Райана.

— Тогда ладно. Итак, чемпион, — промолвила Джил, смотря на Лауру, — нам весело?

— Веселее некуда, — процедила та сквозь зубы.

— Я думаю, мой проигрыш тому причина, — проговорил Райан, вставая рядом с Лаурой и кладя руку на плечо Хлои.

Джил со своим орлиным взором отметила все.

— Могу поспорить, — сказала она и вручила сахарную вату Хлое. — Не ешь слишком быстро.

— Спасибо, тетя Джил. Не буду…

Что-то в голосе Хлои насторожило Лауру — у девочки на лбу выступил пот, она была бледной и дышала с открытым ртом.

— Ты хорошо себя чувствуешь, детка?

Хлоя кивнула, смотря на сахарную вату широко раскрытыми глазами.

— Ингалятор с тобой?

Хлоя кивнула снова, достала хитрую штуковину из переднего кармана комбинезона и вдохнула лекарство.

— Лучше?

— Лучше, — Хлоя лизнула сахарную вату, и кусочек от нее остался у нее на носу. — Я пойду к Тэмми на карусель, хорошо?

— Конечно, развлекайся.

— Пусть она возьмет мою сахарную вату, — предложил Райан. — Такому старику, как мне, уже следует присматривать за зубами.

— Спасибо! — Хлоя побежала разыскивать подругу.

Райан наблюдал, как Лаура смотрит на дочь, бегущую через лабиринт ног взрослых к своей подруге на другую сторону парка. Нечто в ее взгляде — мягкое, сердечное, глубокое — тронуло его.

— Я собираюсь отвлечься и помыть посуду после барбекю, Джил, — сказала Лаура, когда Хлоя исчезла из вида.

— Не глупи. У меня для этого есть работники.

— Пусть они отдохнут сегодня. Мне приятно будет сделать это.

— У меня есть еще мальчики доктора Ларсона. Я послежу за Хлоей, а вы идите, погуляйте на солнышке.

Райан видел, что Лаура нервничает — руки ее непрестанно дергали шнурок на рубашке.

— Да, — промолвил он. — Я думаю, что тебе не помешает немного солнца прямо сейчас.

Она повернулась к нему, ее глаза сверкали.

— Мне хватает солнца и дома, спасибо большое, — и тут она выпалила: — Идите вы оба!

Сорвавшись с места, Лаура направилась на кухню, чтобы успокоиться.

— Вот что, красавчик, я скажу тебе, — промолвила Джил. — Дело не в том, что он уехал, а ты появился. Время прошло, раны зажили. Посмотри на ситуацию объективно. Ты — мужчина, она — женщина, а между вами — маленькая девочка, которую вы оба очень любите.

Райан повернулся и уставился на Джил, уже готовый посоветовать ей не влезать в чужие дела. Но она была очень серьезна.

— Не позволяй ей убегать. Потом пожалеешь об этом.

— Стой, Лаура! — крикнул Райан, догнав ее.

— Я занята.

— А я хорошо вытираю чашки.

— Молодец.

Они дошли до кухни, и Райан, открыв перед Лаурой дверь, прошел за ней в блаженно прохладную и тихую комнату.

Она убрала свои длинные волосы в хвост, надела перчатки до локтей, включила воду и бросила ему полотенце.

— Мне нравятся твои друзья, — сказал он. — Здесь довольно большое общество.

— Они сейчас счастливы.

— То есть?

— На днях Хлоя пришла из школы домой очень расстроенная. Оказывается, ты не ее дядя, а звезда американского кино и здесь скрываешься. Ты — разведен и прячешься от закона, так как украл этот нелепый автомобиль. И все это рассказали одноклассники Хлои.

— Ничего себе. Я понятия не имел, что они так скоро разоблачат меня!

Улыбка на краткий миг коснулась ее губ, но решительность, с которой она отмывала посуду, свидетельствовала — для нее имеет значение, что они трое стали объектом для сплетен.

Должно быть, жители много болтали и тогда, когда она обнаружила свою беременность. Ей пришлось выносить это в одиночку…

— Мне действительно очень жаль.

Она посмотрела на него в ответ своими ясными глазами.

— Чего?

— Тебе снова приходится терпеть сплетни. Я только надеюсь, что мое присутствие не опорочит твою репутацию, которую ты завоевала так тяжело.

— Не глупи. Пусть говорят. Это — моя жизнь, и то, чем я занимаюсь, мое дело. Те, о ком я забочусь, и те, кто опекает меня, любят меня, несмотря ни на что. А остальные ничего не значат.

Ее не проведешь! Она — самая соблазнительная, удивительная, храбрая женщина из тех, которых он знал, а еще самая беспокойная.

— Пообедай со мной, Лаура, — попросил он. — Пусть это будет настоящее свидание.

— Нет. Не могу. Не буду, — ответила она, даже не посмотрев на него. Ее руки замерли, вцепившись в раковину.

— Можешь, Лаура. Я уверен, что Джил или мать Тэмми с удовольствием посидят с Хлоей. Мы поедем в город, закажем еду, пообедаем. Мы не станем говорить о Уилле, Хлое — только о нас и этом потрясающем притяжении между нами. Давай бросим вызов обычаям, — сказал он. — Посмотрим на это проще. Мужчина и женщина идут на свидание — один вечер вместе, чтобы выяснить, стоит ли продолжать отношения дальше.

Лаура повернулась на каблуках и свирепо посмотрела на него.

— Ты не понял? Я не могу идти на свидание с тобой, — она остановилась, собираясь с мыслями. — Дело в том, что для тебя это игра, а потом ты вернешься к своей настоящей жизни. Сейчас ты делаешь то, что тебе нужно, — выясняешь все о жизни Уилла, играешь в покупку дома, ремонт, даже входишь в роль заботливого отца. Ты забавляешься с беспомощным сердцем девчонки-фермера. Но продолжения не будет…

— Лаура, не нужно…

— Нет, ты это начал, а я закончу! В тот день, когда я нашла тебя спящим с Беззубком, я подумала, что ты уехал, и не могла… даже вздохнуть. У меня так болело в груди, что я даже не знала, что делать. Для меня будет слишком тяжело, если еще кто-то оставит меня. Риск слишком велик, и дело не только в моем сердце. Я не хочу, чтобы Хлоя страдала от боли потери. Я не позволю тебе так поступить с ней.

Райан и не знал, насколько сильно она мучилась. Он любил Кардиньяр все больше с каждым днем, но не собирался никому лгать. Она имеет полное право волноваться — он все еще просыпается каждое утро и продумывает ежедневный график конференции в Лас-Вегасе, на которой должен был быть в это время. Он счастлив, что находится здесь, но разве ему никогда не захочется уехать? Он не мог ответить на этот вопрос, но по меньшей мере желал быть объективным и не зарекаться.

— Лаура, я не позволю тебе отталкивать меня таким образом. Я — не Уилл. — Райан знал, что не прав — она посмотрела на него ледяным взглядом.

— Я знаю, что нет. Ты совсем на него не похож. Уилл был нетребовательным, добрым и знал о своем несовершенстве. А ты — неуязвимый, волнующий и дьявольски совершенный!

— Лаура, никто не совершенен. В своей жизни я говорил и делал много такого, о чем сожалею.

— А я нет. Я не жалею ни о чем сделанном. Я — хороший человек и стараюсь изо всех сил, чтобы не обидеть никого. Когда я попросила Уилла уехать, то поступила правильно, — она опустила плечи и стала казаться маленькой и хрупкой.

Райан положил руки ей на плечи, лаская пальцами основание шеи.

— Дорогая, не терзайся. Ничего не поделаешь, если ты так красива. Мы не властны над своими сердцами, а над чужими и тем более. — Он повернул ее к себе — она не сопротивлялась. Он поднял пальцем ее подбородок и посмотрел ей в глаза. — Лаура, хватит бегать. Только если ты остановишься, у меня есть надежда догнать тебя.

Он чувствовал тепло ее тела — зовущего, манящего. Потом она посмотрела на него, вздохнула, поднялась на цыпочки, обняла за шею и поцеловала.

Это застигло его врасплох — каждая клеточка его тела пульсировала от прикосновения ее умоляющих, зовущих губ. С тягостным стоном он обнял ее и приподнял. В его объятиях она стала слабой, ее поцелуй — мягче и сильнее.

Райан едва мог дышать, он ничего не видел перед глазами, но чувствовал каждый ее вздох и трепет, пробегающий по телу.

С кружащейся от наслаждения головой, неуверенно держась на ногах, он качнулся, Лаура наткнулась на скамью позади нее, и их поцелуй прервался. Они смотрели друг другу в глаза, прерывисто дыша, их губы находились рядом. Наконец, он поставил ее на землю.

— Я обещала себе не делать этого, — сказала она, моргнула, и две слезы покатились по ее щекам.

— О боже, Лаура…

Она подняла палец и коснулась его губ.

— Не нужно.

Чего не нужно? Извиняться, говорить о глубине своих чувств или целовать ее снова?

Звук приближающихся голосов на улице прервал их объятие. Лаура оттолкнула его, быстро приводя в порядок свою одежду и вытирая слезы. Но свидетельство поцелуя она не могла скрыть — ее губы были припухшими и влажными, щеки слишком зарделись, глаза были широко раскрыты, и в них застыло выражение потрясения.

Отец Грант шумно ворвался в комнату с сидящей за его спиной Хлоей.

— Лаура, я застал это создание за сооружением замков из грязи на улице с двумя местными мальчиками, — увидев, что Лаура не одна, отец Грант резко остановился. — О, мистер Гаспер, добрый вечер.

— Добрый вечер, отец Грант.

— Так когда мы встретимся с остальными членами вашей семьи? — спросил отец Грант, прерывая гнетущее молчание. — Я — большой поклонник вашей сестры.

— Джен будет приятно узнать это, — сказал Райан.

Отец Грант изрядно покраснел.

— Вообще я имел в виду Саманту. Много лет я тайно шью лоскутные одеяла. Я в самом деле надеюсь, что теперь, когда нашли нас, вы привезете остальных членов вашей потрясающей семьи.

— А есть еще кто-то? — недоуменно спросила Хлоя.

Лаура взяла дочь за ее грязную ладошку.

— Есть еще, — сказала она до сих пор дрожащим голосом. — У Райана есть еще две сестры.

— Ух ты! Могу поспорить, что моя семья теперь больше, чем у Тэмми!

Райан знал, что Лаура использует дочь в качестве защиты. Вместо того чтобы наслаждаться чувствами друг к другу, она изо всех сил пытается отдалиться от него. О чем он думал, увлекаясь матерью-одиночкой? Если произошедшее расстроило Лауру до слез, то он не должен больше подталкивать ее к более близким отношениям.

Хлоя, сжав руки матери, зевала, широко открыв рот.

— Пора домой? — спросил он мягко, и Лаура кивнула.

Он отвезет их домой и на некоторое время все оставит как есть. Если не встречаться пару дней, то страсти наверняка улягутся.