НОЧНОЙ СЕАНС: «ХЭРРИ ВСТРЕЧАЕТ СЭЛЛИ»

«Xa!! Попробуйте убедить моего Хэрри, что мужчины и женщины не могут быть друзьями!» — сказала Эмма, запустив горстью попкорна в экран телевизора.

Они встретились взглядом поверх голов заполнивших комнату людей.

Эмма упивалась красотой, которую создавало сочетание ясных карих глаз, искрившихся озорством и лукавством, с загорелой кожей, прямым носом, темными волосами и трехдневной щетиной. Когда она поймала его улыбку, все в ней — щиколотки, колени, локти — превратилось в желе.

У Эммы соскользнул локоть. Едва не ударившись подбородком о стол, она резко вздрогнула и очнулась. Ее затуманенный взгляд уперся в монитор, на котором неспешно плыли нескончаемые звезды. Громко фыркнув, она выпрямилась и щелкнула мышью.

Прежде чем погрузиться в грезы, Эмма занималась анимацией проекта, предложенного журналом «Флирт», — конкурса «Самый красивый и сексуальный мужчина Австралии». Получив от компании потрясающий сайт, «Флирт» попросил создать динамичную презентацию для субботнего присуждения наград. Проблема заключалась в том, что страница, над которой трудилась Эмма, представляла собой сочетание фотографического и биологического воспроизведения образа одного из претендентов, и излишне говорить о том, что у него были карие глаза, здоровый загар и улыбка, от которой Эмма буквально таяла.

Вышеупомянутый холостяк был Хэрри Бьюкенен — создатель чрезвычайно популярного браузера для детей и подростков и лучший друг Эммы. Добавьте к этому то, что всю сознательную жизнь она была влюблена в него и что в субботу ожидался его ежегодный визит в Мельбурн. Разве этого недостаточно, чтобы любая девушка погрузилась в сладкие грезы?

Эмма всмотрелась в экран. Недавно постриженные светлые волосы подчеркивали ее бледность в сравнении со здоровым загаром Хэрри, и в то время как его глаза горели нескрываемой чувственностью, во взгляде Эммы отражалась неподдельная наивность.

Если присмотреться, то глаза у нее явно покрасневшие. Всю ночь волнение не давало ей уснуть, и в качестве антидота она просмотрела свою коллекцию видеофильмов. Почти до рассвета она наслаждалась «Историей любви» — не самым удачным выбором в ее обстоятельствах.

Твердо решив вернуться к реальности и забыть о Хэрри, Эмма открыла файл Блонди. Блонди — забавная тощенькая девчонка со смешным белобрысым «конским хвостиком» и огромными голубыми глазами, которую она создала для сайта «Флирта», — должна была возникнуть на экране при раздаче призов. Блонди ухмылялась, хихикала, тыкала пальцем на претендентов и падала в обморок в нижнем углу экрана при появлении очередного красавца холостяка.

Радуясь, что Блонди удалась ей, Эмма сделала печатную копию фигурки в разных позах, вложила листок в розовую папку и вышла из комнаты, чтобы размножить его для демонстрации представителям «Флирта», которая должна была состояться на следующий день.

По пути она решила заглянуть в кухню и подкрепиться двойным кофе эспрессо. Наполняя чашку, Эмма мурлыкала мелодию из «Истории любви».

Внезапно в комнату стремительно вошла Бешеная Ракель, ее начальница, отличавшаяся острым умом и не менее острым языком.

— Со мной этот номер не пройдет! — проверещала она, прижимая телефон к уху. Открыв холодильник, Ракель уставилась в него так, словно в его глубинах таилось решение ее проблем.

Эмма забилась в уголок, попивая кофе и надеясь, что не попадет под руку разъяренной начальнице.

— Исправьте это. Немедленно! Или я оторву вам голову! — рявкнула Ракель в телефон, захлопнула дверь холодильника и наконец заметила Эмму. — Мисс Рэдфилд. Полагаю, что вы подготовили анимацию для завтрашней встречи с руководством «Флирта».

Эмма взмахнула розовой папкой:

— Все готово.

— Потому что она должна быть идеальной, — подчеркнула Ракель. — Все должно пройти без сучка без задоринки. Все.

Эмма с удивлением заметила капельки пота, выступившие на лбу начальницы.

— Ракель, она идеальна, — успокоила ее Эмма. — Все великолепно поработали. «Флирту» обязательно понравится.

Холодный взгляд Ракели ясно говорил о том, что она не верит ни одному слову Эммы.

— Хотите посмотреть копию?

Ракель взмахнула рукой, словно отгоняя назойливую муху.

— Нет! Я страшно занята. Просто помните, что эта работа имеет первоочередную важность. Ничего нельзя знать заранее. Возможно, вам понадобится их отзыв. Когда-нибудь… — Ракель исчезла, не успела Эмма и глазом моргнуть.

Что это значит? Отзыв? Когда-нибудь?

Ее размышления прервал писк мобильного телефона. Сообщение поступило от Талии, ее лучшей подруги и гуру отдела продаж компании.

«Эм, австралийский красавчик уже приехал?»

Губы Эммы дрогнули в улыбке.

«Еще не время. И смотри, чтобы он не услышал этого, а то он надуется как индюк».

Прошло несколько секунд, и телефон Эммы снова запищал.

«А я не знала, что тебе нравятся индюки…»

Эмма отослала Талии последнее сообщение:

«Не зарывайся, а то я спущусь и огрею тебя по голове тем здоровым степлером, который ты так обожаешь!»

С удовлетворенным и гордым видом Эмма вошла в офис и увидела Пенелопу, помощницу Ракели, которая склонилась над ксероксом в дальнем углу.

— Доброе утро, Пенни! — окликнула ее Эмма.

Пенелопа круто повернулась, прижав руку к сердцу и испуганно глядя на нее. Схватив бумаги, она устремилась к двери, как испуганный кролик. Эмма покачала головой. Бедняга! Любая нормальная женщина превратится в комок нервов, если будет работать в тесном контакте с Ракелью, подумала она.

Подойдя к ксероксу, Эмма подняла крышку и увидела оставленный Пенелопой лист бумаги. Она повернулась к двери, но Пенелопа давно исчезла.

Прежде чем выбросить листок, Эмма решила взглянуть, не содержится ли в нем что-либо важное. Скользнув взглядом по первым строчкам, она ахнула:

— О господи!

Это было сообщение от адвокатов Ракели. Компании предъявили иск о возмещении ущерба. На огромную сумму. Уже несколько недель ходили слухи о назревающих неприятностях, и теперь Эмма поняла почему.

Рвение Ракели и ее преданность делу переходили крайность. Она питала страсть к «особым заданиям». Для того чтобы заполучить заказ, она заставляла своих рабочих пчел любыми средствами выведывать о перспективных клиентах все, что можно. В большинстве случаев это приносило плоды. Кили, талантливый графический дизайнер, нашла себе жениха, выполняя именно такое «особое задание».

Но затем произошла серьезная осечка. Ракель вела закулисную борьбу за создание персонального сайта некоего магната. Она послала по его следу одну из своих ищеек, и та копнула слишком глубоко: оказалось, что у магната есть любовница. Разгневанная супруга подала на развод, и теперь магнат предъявил иск на крупную сумму. Ракель оказалась в гуще скандала.

— О боже! — прошептала Эмма.

Слухи, зловещее замечание Ракели об отзыве, дурные предчувствия Талии — все оказалось правдой.

Чувствуя, что ей надо сесть и подумать, Эмма положила листок в папку и поспешила в свой офис. Она швырнула полупустой стаканчик в ближайшую урну, сунула в рот мятную карамельку и завернула за угол.

— Эмма, подожди! — окликнула ее секретарша Кристал. Потрясая рыжими кудряшками и пышным бюстом, она засеменила рядом с Эммой, растягивая красные губы в улыбку. — К тебе пришли. Я провела его в твой офис. Хотя ты могла бы сделать одолжение одинокой девушке и прийти позже. — Кристал в восторге облобызала кончики пальцев. — Он великолепен!

Поглощенная мыслями о судебных исках, угрозах и панике, Эмма ошеломленно смотрела на Кристал, не понимая причины ее восторга. И затем услышала знакомый низкий голос, который звучал в ее ушах весь день, отвлекая от работы.

— Да неужто это малышка Эмма Рэдфилд!

Эмма подняла глаза. Перед ней предстало божественное видение ростом метр восемьдесят в поношенной кожаной куртке и джинсах.

— Хэрри!

— Входи же, красотка, входи!

Ей не нужно было повторять дважды. Швырнув папку на ближайший стул, она бросилась в распростертые объятия Хэрри, ухватилась за старую коричневую куртку и прижалась щекой к мягкому воротнику, вдыхая до боли знакомый запах свежести, солнца и чего-то еще, присущего одному лишь Хэрри.

— Ты приехал раньше! — воскликнула она, сияя от радости.

Положив руки ей на плечи, Хэрри сказал:

— Ты изменилась.

Он вертел Эмму так и сяк, приложил к уху ее руку, чтобы прослушать пульс, и слегка встряхнул, словно пытаясь определить произошедшую в ней перемену.

Волосы, которые падали мне на спину, исчезли. Теперь у меня короткая стрижка. На смену джинсам и футболке пришел черный костюм, который сидит на мне как влитой. Малышки Эммы Рэдфилд больше нет.

— Нет, — признался Хэрри, — должно быть, мне померещилось.

Эмма увидела, что он слегка нахмурил брови. Как бы Хэрри ни воспринял перемену, он заметил ее.

— Ну, как поживаешь? — спросила она с улыбкой. — Я не была уверена, что ты приедешь в этом году, ведь теперь ты большая шишка.

— А-а, ерунда! — откликнулся Хэрри. — Ты меня знаешь. Я любезный, снисходительный, благодушный. Всегда готов пожертвовать своим драгоценным временем.

— Но не смог пожертвовать им ради моего дня рождения.

Хэрри поморщился. Черт!

— Я пытался, крошка. Поверь. Но… обстоятельства помешали мне. Однако теперь я здесь, потому что предпочел провести все свободное время с тобой.

— Вместо того, чтобы…

— …нежиться на пляже в Акапулько и знакомиться с тамошними девушками.

— О-о! Ну и тяжелая у тебя жизнь!

— Да уж, — улыбнулся Хэрри, но Эмма знала, что это правда. Ему еще нет тридцати, однако он создал «Хэролдз хаус» — современное чудо, шедевр, — набрав сильную, энергичную команду единомышленников. — Если бы ты знала, как сильно я скучал по тебе, малышка! — сказал Хэрри, глядя ей в глаза.

— Я тоже, Хэрри. — У Эммы перехватило дыхание.

Хэрри с глухим ворчанием схватил ее в медвежьи объятия и оторвал от пола, как будто она была куклой, а не специалистом по цифровой анимации ростом метр шестьдесят два, и не любила, как многие девушки, ежедневно съедать булочку с шоколадной глазурью.

Эмма с удовольствием закружилась в воздухе, но, зацепив ногой кресло, с грохотом опрокинула его.

Дверь открылась.

— Что, интересно, здесь происходит? — осведомилась Кили, лукаво поглядывая на них.

Эмма едва не рассмеялась. Кили находилась на седьмом месяце беременности, которая явилась для нее настоящим чудом. У нее была привычка засовывать ручку за ухо, и сейчас в ее прическе красовалось несколько ручек, придававших ей сходство с ходячим магазином канцелярских принадлежностей. Она стояла, положив руки на слегка округлившийся живот.

Высвободившись из рук Хэрри, Эмма поправила черный брючный костюм. Хэрри спрятался за нее, насколько это было возможно для парня в два раза крупнее Эммы.

— Уф-ф… Хэрри, это Кили Роудз. Кили, это Хэрри Бьюкенен.

— Приятно познакомиться, Хэрри.

Эмма подошла к подруге, терзаемой любопытством, и подтолкнула ее к двери.

— Ты же обещала сказать нам, как только он приедет, — прошипела Кили сквозь зубы, тыча пальцем в мобильный телефон. — Могла бы послать сообщение, а не ломать мебель в порыве страсти!

Эмма бросила быстрый взгляд на Хэрри, который, к счастью, не прислушивался к их разговору, так как поднимал кресло.

— Теперь я понимаю, почему ты сохнешь по нему все эти годы. Он просто умопомрачительный, Эм!

— Ты помолвлена, не забыла?

— Ну да, помолвлена, но не слепа!

— Немедленно убирайся, — сдавленным голосом потребовала Эмма.

Справившись с креслом, Хэрри пошел за ними к двери и, стоя позади Эммы, протянул Кили руку.

— Очень приятно наконец-то познакомиться с вами, Кили.

Эмма подавила стон, когда Кили охватила взглядом слишком длинные волосы Хэрри, поношенную кожаную куртку, джинсы, протертые на коленях едва ли не до дыр, и туфли, давно пережившие лучшие дни. Однако все это не скрывало того факта, что перед ними был превосходный образчик австралийской мужской породы.

— Уверяю вас, Хэрри, — промурлыкала Кили, — что я получила еще большее удовольствие.

Привыкший к пристальному вниманию со стороны прекрасного пола, Хэрри лишь одарил ее убийственной улыбкой сердцееда, от которой на расстоянии пятидесяти шагов женские колени подгибались сами собой. Затем он снова скрылся за Эммой, небрежно положив руку ей на бедро. Она едва не отпрянула от его легкого прикосновения, несмотря на то что давно научилась сдерживать свои инстинкты, когда Хэрри проявлял совершенно невинную ласку.

Он уперся подбородком в плечо Эммы, щекоча ей ухо теплым дыханием.

— Итак, вы соучастницы преступления? Обмениваетесь секретами и губными помадами? Вместе покупаете сексуальное нижнее белье…

Острый локоток Эммы вонзился ему в ребра, вызвав болезненное «Ох!».

— Лучше не обращай на него внимания, Кили.

— Это называется «шарм», — пробормотал Хэрри ей на ухо.

— Это называется «патология». Кили, я знаю, что еще нет пяти, но ты сможешь прикрыть меня, если я уйду немного раньше?

Кили ухмыльнулась и подмигнула.

— Я скажу Бешеному Ротвейлеру, что ты ушла за новой кисточкой. Ступай, отведи своего мужчину домой.

— Ты слышала, что сказала эта леди, Эм? — поддержал ее Хэрри. — Давай смоемся отсюда.

— Пока! — сказала Кили, и Эмма заметила, как Хэрри подмигнул ей, когда она выходила.

— Она помолвлена, волокита несчастный!

— Значит, не замужем, — смеясь глазами, возразил Хэрри.

— Однако она явно беременна. — Эмма ущипнула его за руку. Она оглядела свое рабочее место. Ручки на месте. Бумаги аккуратно сложены. Ответы на сообщения посланы. Ей нужно скопировать файл Блонди для презентации, но это может подождать.

— Эм, я могу прийти позже, если тебе нужно закончить свои дела, — предложил Хэрри.

Она покачала головой. Неужели один-единственный раз нельзя отложить все дела? Увидев Хэрри, она забыла обо всем остальном. Почти. В глубине души ее беспокоила новость, которую она случайно узнала. Раздумывая, не послать ли предупреждение Талии и Кили, Эмма положила палец на колесико мыши.

Но зачем беспокоить подруг, пока она не получит полную информацию и не сможет исправить положение?

— Земля вызывает Эмму!

Она моргнула и потрясла головой.

— Прости, Хэрри. Иду. — Она заправила за ухо прядь волос и, подняв глаза, увидела, что Хэрри стоит в дверях и наблюдает за ней со странной улыбкой. Он показался ей таким красивым, что она с трудом подавила вздох.

Эмма выключила компьютер, взяла сумку, положила в нее розовую папку и устремилась к Хэрри, как почтовый голубь, возвращающийся к своему хозяину. Он обхватил ее рукой за шею и едва не задушил, пока тащил из офиса к лифту.

— Быстрее! — сказал Хэрри. — Все эти стены действуют мне на нервы.

— Ты провел здесь не больше десяти минут.

Он ослабил хватку, чтобы заглянуть Эмме в лицо.

— Ммм. Слишком долго.

Они быстро пошли к лифту. По раздававшимся им вслед вздохам она поняла, что он одаривает окружающих улыбками. Любезными? Снисходительными? Благодушными?

Подойдя к лифту, она нажала кнопку. К ее удивлению, двойные двери немедленно открылись. Увидев в кабине Талию, которая поспешно приглаживала волосы, Эмма поняла, что ее вторая лучшая подруга получила срочный вызов от Кили.

— Какой сюрприз!

Талия покраснела.

— Видишь ли, мне понадобился большой степлер Кили, — объяснила она, взмахивая перед носом Эммы упомянутым инструментом, — а потом она потребовала возвратить его. Немедленно.

Она бросала любопытные взгляды на мужчину, стоявшего позади подруги. Наказать ее, что ли, подумала Эмма, и не знакомить с Хэрри? Тогда это вызовет уйму ненужных вопросов.

— Талия Моран, позволь представить тебе моего старого друга Хэрри Бьюкенена.

Талия сделала нечто похожее на книксен.

— Хэрри! Ну, конечно! Поздравляю вас с невероятным успехом «Хэролдз хаус». Это превосходный пример того, что могут сделать инновации в сфере средств массовой информации. Поисковая система для лиц, не достигших восемнадцатилетнего возраста! Гениальная мысль!

Эмма не могла не улыбнуться. Душка Талия! Такая труженица! Будучи руководителем отдела продаж, она представляет лицо компании. Эмму волновало, что произойдет, если угроза окажется серьезной. Сама она была единственным человеком, не вовлеченным в «особые задания» Ракели, но падение ее подруг получит нежелательную огласку.

Хэрри коротко кивнул Талии, но не проронил ни слова. Странно! Парень упивается женским вниманием, словно водой, а тут проявил удивительное равнодушие к похвале, которая не вызвана его личным обаянием, и это приятно.

— Увидимся позже, Ти, — сказала Эмма подруге.

— Желаю повеселиться, Эмма! — крикнула Кристал, перегибаясь через стол так, что Эмма увидела, какого цвета бюстгальтер поддерживает внушительные прелести секретарши. — Делай все, что стала бы делать я!

Схватив Хэрри за руку, Эмма втащила его в лифт, изо всех сил стараясь скрыть яркий румянец, заливший ей лицо. Если бы она последовала совету Кристал, они с Хэрри повеселились бы вволю.