ВЕЧЕРНИЙ РИТУАЛ ТАЛИИ ПО ВОСКРЕСЕНЬЯМ: МУРЛЫКАЮЩИЙ МИСТЕР ДАР-СИ И БОКАЛ ДАЙКИРИ

«Джейн Остин, эта знаменитая писательница, утверждает, что одинокий мужчина, обладающий приличным состоянием, должен нуждаться в жене? Пусть она осмелится явиться сюда и заявить это мне в лицо!» — сказала Талия, захлопнув «Гордость и предубеждение» и засунув книгу под диванную подушку… на целых десять секунд.

Эмма вышла, оставив Хэрри распаковывать вещи.

Услышав звук льющейся в душе воды, она сняла костюм, надела обрезанные по колено джинсы и опустилась на край кровати, пытаясь найти наилучший выход из затруднительного положения.

Хэрри не хочет участвовать в конкурсе, и у него есть веская причина. Как помочь ему? Редакторы выбирают конкурсантов, а читатели — победителя. Участникам ничего не нужно делать, они просто должны быть. Им даже не обязательно появляться на приеме в честь открытия конкурса, хотя большинство из них ответили согласием. Вывести Хэрри из игры будет довольно сложно. Предварительные условия просты: соискатели должны быть австралийцами, красивыми и холостыми. Хэрри идеально отвечает всем требованиям.

Из сумки донеслась мелодия «Копакабаны» — по мнению Эммы, самой романтичной песни. Достав мобильный телефон, она сказала:

— Привет!

— Привет! — откликнулась Кили.

— Мы помешали? — с надеждой спросила Талия.

— А вы как думаете? Он принимает душ и…

— Вот он, твой шанс! — взволнованно заявила Кили. — Немедленно иди в ванную! Он голый и мокрый и не сможет убежать!

Эмма, как и Талия, онемела.

— Ты, должно быть, шутишь, — наконец проговорила она.

— Господи, ты же сходишь с ума от любви! Присоединяйся к нему с мылом и мочалкой, и у него не останется сомнений!

— Уж это точно! Как и то, что от испуга он побежит так быстро, что до захода солнца окажется на другом конце страны.

— Ладно, — сжалилась Кили. — Просто знай, что мы всегда рядом и готовы помочь тебе советом, шоколадками и постоянными напоминаниями о том, что тебе надо рискнуть. Это лучшее, что ты можешь сделать для себя. Поверь мне.

У Эммы мелькнула спасительная мысль. Она придумала, как помочь Хэрри. Это будет не самый легкий путь, поэтому ей нужна моральная поддержка подруг.

— Девочки, мне нужно рассказать вам кое-что очень важное. Нам нужно найти способ избавить Хэрри от участия в конкурсе «Флирта». — Эмма объяснила почему.

Кили резко втянула в себя воздух.

— Ну и ну! Я не знала, Эм. Вот почему он внезапно передумал и не приехал на твой день рождения. Бедный парень! Он не хотел, чтобы ты попала в лапы этой сумасшедшей. Как благородно!

— Как бы там ни было, — сказала Эмма, — мне кажется, что я нашла выход, но мне понадобится ваша помощь.

— Почему у меня плохое предчувствие? — сказала Талия.

— Потому что ты не хочешь делать ничего такого, что могло бы помешать твоему вожделенному повышению! — вспылила Кили. — Ну же, Ти! Иногда полезно быть плохой. Я в деле, Эм. Как мы должны поступить?

Эмма глубоко вздохнула и выпалила:

— Я предложу Хэрри объявить, что мы с ним помолвлены.

Эти слова были встречены мертвым молчанием, и Эмма поспешно добавила:

— Временно. Чтобы снять его с конкурса. Могу я рассчитывать, что вы будете говорить всем, кто проявит интерес, что мы с Хэрри безумно любим друг друга и что вы давно предчувствовали это событие?

— Что это даст тебе? — не выдержала Талия.

— Возможность помочь другу, — ответила Эмма.

— Другу, ради которого ты готова броситься под машину, если он захочет этого, — заметила Кили. — Эм, ты уверена, что не причинишь себе душевной боли?

— Это моя идея. Не его. Я даже не уверена, согласится ли он, но не вижу другого выхода. Так я могу положиться на вашу поддержку?

— Конечно, дорогая, — сказала Талия.

Звук льющейся воды прекратился.

— Мне пора, — сказала Эмма. — Увидимся завтра утром.

— Позавтракаем у Сэмми?

— Конечно. В обычное время.

— Держись! — добавила Кили.

— Спасибо, девочки. Пока. — Эмма повесила трубку.

Хэрри постучал в дверь.

— Входи.

Он заглянул в комнату. Кроме полотенца, обвернутого вокруг талии, на нем ничего не было.

— Как насчет прогулки по побережью? — предложил он. — Я давно не был на взморье.

Эмма не слышала его слов. Ее взгляд приковала широкая мужская грудь. Зачем только она предложила Хэрри остановиться у нее! Она знала, что он часто ходит в таком виде даже в доме ее родителей. И ему не стыдно. Неужели она думала, что ей удастся провести с ним неделю и не превратиться в комок нервов?

Да. Такая мысль у нее была. Но пришло время, когда ей необходимо раз и навсегда разобраться со своей любовью. В этот раз она или признается Хэрри в чувствах, которые питает к нему много лет, или заставит себя преодолеть влечение.

— Хорошо, — согласилась Эмма. — Оденься.

Хэрри закрыл за собой дверь, и Эмма, подавленная мыслью о своей глупости, в отчаянии упала на кровать, уткнувшись лицом в подушку.

В то время как большинство семей направлялись после работы домой, Эмма и Хэрри медленно шли по дороге вдоль песчаного пляжа.

Вместо куртки и джинсов на Хэрри была футболка с длинными рукавами и шорты. Эмма рассеянно подбрасывала на ладони небольшую ракушку.

— Значит, ты все время был в Алис-Спрингс?

— Последнее время.

— А до этого?

— Там и сям.

— Как всегда. Нельзя сказать более определенно?

Хэрри пожал плечами.

— В Какаду.

— Неужели? Как я не догадалась! Новая цветовая схема для «Хэролдз хаус»!

В сочной зелени лесов национального парка Какаду таилась мистическая прелесть, которую, по мнению Эммы, дизайнерам Хэрри удалось великолепно передать в сайте.

— Ты часто заходишь на мой сайт? — он слегка подтолкнул ее бедром.

— А ты как думаешь? — спросила она, отвечая ему тем же. — Конечно, часто. Это моя начальная страница.

Хэрри выпятил нижнюю губу и кивнул.

— Круто.

Более чем круто. Он даже не понимает, какое сильное влияние оказывает на нее.

— В Какаду есть спрос на твои услуги?

— К сожалению, да. Я пробыл там неделю, прежде чем об этом проведали местные репортеры, и на следующий день меня завалили просьбами о помощи, предложениями работы и… другими…

Нежелательными знакомствами, подумала Эмма.

— Я почти согласился защищать интересы новой компании, занимающейся движимым имуществом.

— Серьезно?

Хэрри остановился.

— Нет, конечно! И если ты еще раз скажешь «серьезно?», я переброшу тебя через плечо и мы проверим, на самом ли деле вода холодная.

Эмма испытующе посмотрела на него. Хэрри прищурился и переступил с ноги на ногу, словно готовясь к молниеносному броску. Этого оказалось достаточно, чтобы Эмма отступила, вспомнив, что он всегда выполняет свои обещания.

— Ладно, — сказала она. — Извини. Просто мне интересно, что замышляет умник Бьюкенен.

— Для меня достаточно того, что я имею. Теперь у меня есть агент, управляющий и штат из сорока с лишним человек, которые разбросаны по всему штату Виктория. Сайт разрастается с каждым днем. Это просто чудовище какое-то! Он больше, чем я мог предвидеть. — Хэрри покачал головой, и Эмма поняла, что он не знает, как ему удалось добиться такого успеха.

Но она знала. Все сумасшедшие трюки Хэрри, его непродуманные и бессистемные усилия сделать карьеру приносили результат. Но головокружительный успех последнего предприятия явился следствием того, что идея шла от его сердца. Дерзкий язык, великолепные фоновые плоскости, постоянная смена компоновки — все это отражало сущность настоящего австралийца, каким был Хэрри.

— Серьезно? — насмешливо осведомилась Эмма.

Хэрри ослепительно улыбнулся.

— Попалась, малышка! Ты снова сказала это!

Эмма взвизгнула и во всю прыть помчалась по берегу. Хэрри быстро догнал ее и схватил за талию. Не обращая внимания на отчаянные попытки Эммы выскользнуть из его рук, он перебросил ее через плечо.

— Хэрри, отпусти меня, — взмолилась она, — или я начну лягаться!

— Ни за что! Я честно предупредил тебя, принцесса. Придется тебе поплавать.

Он подошел к воде.

— Ну же, Хэрри, отпусти меня! Такова твоя благодарность за то, что я предоставляю тебе кров и стол на целую неделю?

Он замер, и Эмма поняла, что попала в точку.

— Опусти меня, Хэрри, и я больше никогда не буду задавать этот вопрос.

— Прекрасно, малышка, — с тяжелым стоном он опустил ее на песок.

Ноги Эммы коснулись земли. Одной рукой она держалась за шею Хэрри, другая лежала у него на плече. Он обнимал ее за талию, и Эмма смотрела, как легкий ветерок играет его волосами.

Он с улыбкой посмотрел на нее.

— Ты уже больше не моя малышка, не так ли?

Сердце у Эммы заколотилось так сильно, что Хэрри, должно быть, услышал его стук. Ее руки легли на широкую мускулистую грудь. Если бы они не были Хэрри и Эммой, этот момент был бы идеален для поцелуя.

Он прищурился и мрачно изрек:

— Ты чертовски тяжелая, Эмма! По меньшей мере на пять килограммов тяжелее, чем в тот раз, когда я сносил тебя по пожарной лестнице. — Хэрри высвободился и принялся потирать себе поясницу обеими руками.

Эмму как громом поразило. Они — друзья, которые знают друг друга так хорошо, что могут читать мысли друг друга. Новая прическа, собственная квартира и прогулка по побережью не заставят Хэрри взглянуть на нее другими глазами.

Она разочарованно вздохнула и попыталась поддержать шутливый тон:

— Последний раз, когда ты поднимал меня, мне было четырнадцать лет.

— Гм-м. — Хэрри выпрямился и одарил Эмму улыбкой, от которой у нее перехватило дыхание. — Это было очень давно. Придется исправиться. — Он игриво толкнул ее в бок.

— Перестань! — она напомнила себе, что он обожает флиртовать.

— Я просто проверяю, куда распределился лишний вес.

— Туда, куда нужно, — заявила Эмма, выпятив грудь в качестве доказательства.

Если бы на ее месте была другая девушка, взгляд Хэрри с удовольствием остановился бы на соблазнительных округлостях, но он лишь улыбнулся и решительно уставился Эмме в переносицу.

Она схватила его за руку и потащила к груде плоских камней.

— Пойдем, приятель, тебе нужно передохнуть. От чрезмерных усилий ты говоришь не то, что думаешь.

Песок был прохладный, и Эмма с удовольствием ходила по нему босыми ногами. Несколько минут они молча смотрели, как солнце медленно клонится к водам залива.

— Это что-то новенькое, — сказал Хэрри. Наклонившись, он покрутил второй палец на правой ноге Эммы.

Она посмотрела на золотое колечко.

— Подарок в день рождения. Тебе нравится? — спросила она, взмахнув ногой так близко к носу Хэрри, что он отшатнулся.

— Ты похожа на окольцованного голубя, — наконец нашелся он. Схватив Эмму за щиколотку, он положил ее ногу на свое бедро и легонько потер.

Эмму бросило в жар. Сделав вид, что ей нужно потянуться, она убрала ногу.

— Кто подарил его? — поинтересовался Хэрри.

— Друг.

— Какой друг?

Неужели в его взгляде промелькнула ревность? У Эммы забилось сердце.

— Талия.

— Талия? — повторил Хэрри. В его глазах вспыхнул лукавый огонек. — Одинокая?

— Да, — подтвердила Эмма сквозь зубы. — Но тебе не на что рассчитывать. У меня нет секретов от Кили и Талии, так что они знают о тебе все.

Хэрри притворно содрогнулся и умолк.

— Итак, ты подумала?..

— Да. Кажется, я нашла выход, но, возможно, он тебе не понравится.

— Выкладывай.

В глубине души Эмма с детства мечтала, что Хэрри сделается ее женихом. Она надеялась, что когда-нибудь настанет этот счастливый момент. Но не такой, как сейчас. Совсем не такой. Возможно, она навсегда распростится со своей мечтой, когда Хэрри узнает о ее предложении. Но разве она может поступить иначе? Хэрри в отчаянном положении, и только она может помочь ему. У нее нет выбора.

— Так что же мы можем сделать?

— Хэрри, ты должен обзавестись невестой.

Эмма ожидала, что Хэрри рассмеется, или побледнеет, или бросится наутек, но он лишь пристально посмотрел на нее, обдумывая необычное предложение. Затем энергично закивал головой.

— Ха! Ты просто гений! — Хэрри притянул ее к себе и звучно чмокнул в щеку, но, когда он отстранился, она заметила неуверенность в его глазах. — Но где я смогу так быстро найти невесту? Которая к тому же не станет воображать невесть что? И которая сможет вести себя как невеста? По крайней мере до тех пор, пока не закончится вся эта история? До субботы хотя бы.

Он устремил взгляд вдаль. Заходящее солнце золотистыми искорками отражалось в карих глазах. Эмма терпеливо ждала, когда он догадается о второй части ее плана.

Руки Хэрри все еще лежали у нее на плечах. Наконец он заглянул ей в лицо и судорожно сглотнул.

— Эм. Принцесса. Неужели ты?..

У нее не было сил смотреть, как он мучается.

— Ну конечно, тупица! Это единственный разумный выход. Кили и Талия готовы распустить любые слухи, так что это будет пустячное дело.

— Значит, ты и я, да?

Эмма кивнула.

— До субботнего вечера мы будем считаться женихом и невестой. Если ты согласен.

Хэрри улыбнулся. То была одна из его счастливых, сияющих улыбок, от которых Эмма буквально таяла. Он притянул ее к себе и крепко обнял.

— Спасибо, Эм. Ты меня спасла. Если я могу как-то отблагодарить тебя…

Чувствуя, что теплота, исходящая от тела Хэрри, согревает ее, как одеяло осенней ночью, Эмма с неохотой отстранилась от него. Ей нужно сказать ему то, о чем не знают ее подруги и никогда не узнают, если Хэрри поможет ей.

— Ну, раз уж ты упомянул об этом…

Хэрри оживился.

— Ну, говори. Какова цена, принцесса? Деньги? Драгоценности? Ежедневный массаж ног в течение года?

Последнее предложение показалось ей таким заманчивым!

— Ничего подобного, Бьюкенен. Нечто более деликатное и важное для меня.

Поняв, что Эмма говорит серьезно, Хэрри обратился в слух.

— Утром у меня был странный разговор с боссом, — начала Эмма. — Я думаю, что компания попала в беду.

— Она так сказала?

— Не совсем. Но Ракель обычно довольно… резкая, а утром это выглядело так, словно она по-доброму предупреждает меня. Это потрясло меня больше, чем ее обычные разносы. Затем я случайно обнаружила конкретное доказательство в виде юридического документа. Ракель навлекла на компанию серьезные проблемы.

— Ты обсуждала это с подругами?

Эмма порывисто прижала руку к груди.

— Нет. Мне бы не хотелось волновать их.

Хэрри кивнул.

— Ну, конечно, ты никогда не хочешь никого волновать. Чем же я могу помочь?

— Я подумала, что единственный выход — это поддержать компанию, предложив правлению самую грандиозную разработку, которая есть в глобальной сети.

Хэрри перестал кивать, сразу поняв, что имеет в виду Эмма. Он больше не просто Хэрри Бьюкенен, а гениальный создатель «Харолдз хаус».

— Я думала, что компания могла бы помочь тебе. Ты сказал, что у тебя слишком маленький штат. Я думала об этом весь день. Верхний этаж нашего здания сейчас пустует. У тебя было бы собственное помещение и помощь великолепной команды дизайнеров. Почему бы вам не объединиться с нами? Выигрыш был бы обоюдным.

— Я сделаю это, — последовал мгновенный ответ.

— Правда? — воскликнула Эмма, схватив его за руку.

— Конечно. — Хэрри пожал плечами. — У нас никогда не было базы. Все работают в разных местах. Саутбэнк ничуть не хуже других мест.

Эмма бросилась ему в объятия. Он привычно обхватил ее руками, но у него снова возникло непривычное ощущение. От ее волос исходил аромат персиков, а кожа поражала бархатистостью. Поэтому Хэрри отстранился.

Он хотел избежать участия в конкурсе не только из-за нежелания привлекать к себе внимание. С него достаточно шумихи, и он не заслуживает ни успеха, ни славы, которые выпали на его долю. Он пойдет на все, чтобы оставаться в тени.

— Хорошо, — сказал Хэрри. — Сделка заключена. Будь моей невестой, и я переведу свой бизнес в вашу компанию. Думаю, что это не только справедливое, но и своевременное распределение труда, так как сейчас мы остро нуждаемся друг в друге. Предначертано судьбою, я бы сказал.

Я всегда так думала, мелькнула у Эммы мысль.

— Конечно. Не волнуйся.

Не волнуйся? Кого она пытается обмануть? Она только что согласилась стать мнимой невестой Хэрри. Чтобы обмануть босса — Ракель, которая при желании может отравить жизнь ей, Талии и Кили.

Эмма чувствовала себя как циркач, удерживающий вращающиеся тарелочки на кончиках тонких тросточек. Ей нужно вращать их в верном направлении, иначе ей придется собирать осколки.

Пока что они вращаются так, как надо.

В поле их зрения появилась парочка. Эмма не удержалась и повернулась к Хэрри. Ее не удивило, что он с одобрительной улыбкой наблюдает за пышной брюнеткой. Мало того, он даже восхищенно присвистнул, что привело Эмму в крайнее раздражение. Кажется, их разговор не произвел на него ни малейшего впечатления.

Она отвернулась и принялась разглядывать мужчину, который шел рядом с брюнеткой. Он был смугл, красив и мускулист. Однако такой тип не в ее вкусе.

— Ты прав, — сказала Эмма, не отводя от него глаз. — Великолепная фигура!

Замечание сделало свое дело. Хэрри встрепенулся.

— А-а-а, так ты любишь мускулистых мужчин, малышка?

— Еще бы!

Хэрри погрузился в мрачное молчание, и Эмма возликовала.

Они смотрели, как девушка, надменно задрав нос, шествует впереди своего кавалера, пытаясь сохранить величественную поступь, что было совсем нелегко, так как ее ноги проваливались в мягкий сухой песок. Мужчина бешено жестикулировал; очевидно, он просил прощения за какую-то провинность.

Эмма вздохнула, глядя им вслед.

— Они похожи на Лолу и Тони.

— Кто такие Лола и Тони, черт их подери?

— Из «Копакабаны».

— Той песни, которую ты бесконечно слушала, когда была ребенком?

— Той самой. Его застрелили. Когда он защищал ее. — Эмма снова вздохнула и снова прилегла на плоские камни, глядя в темнеющее небо. — Как это романтично!

— Вот уж не думаю, что быть застреленным — романтично!

— Умереть ради любимого человека — очень романтично.

Хэрри улегся рядом с ней и, опершись на локоть, посмотрел на Эмму.

— Насколько я помню эту песню, Лола прожила оставшуюся жизнь, находя утешение в бутылке и воспоминаниях о прошлом.

— Я знаю. Прекрасно, правда? — Если бы только Хэрри понимал, на что она идет ради него, — рискует своим сердцем, чтобы помочь ему. — Вот что делают ради мужчины, которого любят.

— Я думаю, что на самом деле это глупо.

Эмма искоса посмотрела на него. Если бы он не был так невыносимо красив в последних лучах заходящего солнца, она бы немедленно отомстила ему. Неблагодарный чурбан!

— Куда уж тебе!

— Что, интересно, ты хочешь этим сказать?

— Хэрри, в тебе нет ни капли романтики.

Он горделиво выпятил грудь.

— Да будет тебе известно, что огромное количество женщин, с которыми я встречался, считают меня чрезвычайно романтической личностью.

Эмма негодующе фыркнула.

— То, что ты упоминаешь при другой женщине «огромное количество женщин», с которыми ты встречался, показывает, какой ты безмозглый.

— Но ты ведь не «другая женщина»! — обиженно возразил он.

Чудесно. Этого-то она и боялась.

— Ты прав, — согласилась Эмма. — Я — твоя невеста. Знаешь, Хэрри, что я думаю? Ни один нормальный человек не поверит, что мы с тобой помолвлены.

— Эм, не говори так.

Она открыла глаза и покосилась на него. Он смотрел вслед уходящей паре с совсем другим выражением — серьезным, мрачным.

— Я лишь говорю то, что есть, Хэрри. Может быть, следует найти другой выход из наших затруднений, пока мы не увязли слишком глубоко?

Хэрри вскочил на ноги.

— Нет! Все получится, и я докажу тебе.

— Как? — удивилась Эмма.

— Будь готова к семи часам.

— К чему готова?

— Просто надень что-нибудь нарядное и приготовься признать, что ты была не права.

У нее возникло легкое беспокойство. Что он задумал? Эмма была заинтригована и взволнована. Ее Хэрри собирается доказать, что он может быть романтичным.

Странно! То он ведет себя просто по-дружески, то смотрит на нее взглядом, проникающим в самую душу. Эмма не знала, что думать.

Хэрри был в растерянности.

Он шел к дому Эммы, засунув руки в карманы шортов и страдая от головной боли, вызванной тем, что он непрерывно хмурился.

С ума он, что ли, сошел, решив доказать малышке Эмме, каким женихом он может стать? Слова вырвались у него совершенно непроизвольно; сказалось желание проявить себя настоящим мужчиной. Такого не случалось с ним с самой юности. Странно. Очень странно.

Конечно, после последней встречи с Эммой почти год назад в его жизни произошли изменения. Ему предъявили иск, он подвергся нападению, достиг успеха, который не мог привидеться ему даже в самом безумном сне, но Эмма явилась для него открытием. Но так ли это? Она по-прежнему тот же «порох», та же девчушка, которую он обожает и защищает, как собственную сестру, уже больше тринадцати лет.

Хэрри остановился. Тринадцать лет! Неужели так давно он взял на себя роль брата — роль, которой он до сих пор гордится?

— Давай, приятель, — расправив плечи, обратился он к себе. — Расслабься. Впереди суббота, и ради Эммы ты должен быть сильным. Не создавай дополнительных трудностей. Помоги ей сохранить работу. Доставь ей удовольствие и, если это означает, что ты поведешь ее в ресторан, сделай это в своем стиле.

Несмотря на то, что его громкое бормотание вызывало косые взгляды прохожих, Хэрри, облегчив душу, почувствовал себя значительно лучше.