В субботу после обеда Дамиан сидел на коричневом кожаном диване в любимом ресторанчике Калеба.

Невидящим взглядом он смотрел на тающие в бокале с виски кубики льда. Определенно, шотландцы знают толк в выпивке.

Напрасно вглядывался Дамиан в проход в ожидании ослепительной блондинки, его надеждам не суждено было исполниться. Мимо их столика уже третий раз проходила рыжая худосочная девица, бросавшая на мужчин выразительные взгляды.

Их глаза встретились, и Дамиан улыбнулся. Девица была хорошо сложена по современным меркам, а ему совершенно нечем занять вечер… К тому же ему было необходимо выбросить из головы мисс Челси Лондон.

Рыжая бестия наклонилась, поправляя туфлю, и послала ему обезоруживающую улыбку. Дамиан отлично знал, что стоит ему улыбнуться в ответ, затем пригласить на танец, и дело в шляпе. Но он отвел взгляд.

— И давно ты стал таким добродетельным? — Калеб раскинулся на соседнем диванчике.

В этот момент он показался Дамиану похожим на современного Калигулу. Это сходство немного его позабавило. Дамиан глубоко втянул воздух ноздрями, пытаясь с помощью ароматов чужих духов заглушить воспоминания о том, как пахла Челси…

— С тех пор, как я познакомился с тобой. Твой пример располагает к добродетели.

— Забавно, но, похоже, рыжая положила на тебя глаз.

— И что? — Дамиан поднес стакан к губам.

— Вот только ей не переплюнуть очаровательную владелицу собачьей парикмахерской.

Дамиан сделал глоток виски.

— Не знаю. Может быть.

— Неужели она так запала тебе в душу?

— Она мне очень нравилась, — Дамиан решил не кривить душой. В конце концов, Калеб — его друг.

Он досадливо поморщился и отвернулся. Пожалуй, он немного слукавил. Его отношение к Челси Лондон не ограничивалось скупым словом «нравилась».

— Тогда какого черта ты протираешь здесь штаны? Иди к своей красотке и наслаждайся жизнью!

— Проблема в том, что красотка желает наслаждаться жизнью без моего общества.

— Как-то слишком быстро. У вас что-то произошло?

— Я сказал ей правду.

Калеб шумно выдохнул и укоризненно покачал головой.

— Неудачная идея. И что же ты ей сказал?

— Я сказал, что не могу предложить ей то, на что она рассчитывает.

— И что же ты можешь предложить?

«Секс и редкие походы в ресторан», — едва не произнес Дамиан, но сдержался. Их отношения с Челси нельзя было загнать в такие узкие рамки. Было еще что-то. И это что-то постоянно ускользало от него.

— Я сказал, что мы не должны спешить. Пусть все идет своим чередом. Никаких обещаний и обязательств. Прошел всего месяц, как я расстался с Бонни, ну ты понимаешь. А Челси… Она приняла все слишком близко к сердцу.

— Ничего удивительного. И что она тебе ответила?

— Послала ко всем чертям, — Дамиан поднес стакан к губам и сделал большой глоток виски. — Хотя в душе я надеялся, что Челси поймет. А она словно капризничает. Ну, ты понимаешь, эти женские капризы…

Калеб расхохотался, да так, что диванчик под ним заходил ходуном. Дамиан поставил стакан на стол и вопросительно посмотрел на друга.

— Нелегко тебе пришлось, — сквозь смех выдавил Калеб.

— Что ты хочешь этим сказать?

Калеб перестал смеяться, положил руку на плечо приятеля и заглянул ему в глаза.

— Думаю, наконец нашлась женщина, которая обыграла тебя.

Дамиан ждал продолжения, но Калеб молчал.

— В каком смысле обыграла? — нарушил молчание Дамиан, так и не дождавшись разъяснений от друга.

Калеб вздохнул и принялся терпеливо объяснять:

— Когда ты расстался с Бонни, то не топил свою печаль в стакане с виски. Но вот ты встречаешь эту девушку, и все меняется. Ты стал рассеян, тебе наплевать на дела, ты избегаешь встреч с друзьями, проводя с ней все свободное время. И все потому, что она полностью завладела твоим сознанием, увлекла из тоскливого благополучного мира, в котором мы родились.

Слова Калеба гулким эхом отзывались в голове Дамиана.

— Ты не прав, дружище, — поспешно возразил он. — Верность одной женщине, брак, семейный очаг… Нет, это не для меня! Не забывай, у меня перед глазами есть яркий пример.

— Если ты о своих ненормальных родителях, то здесь не на что равняться. Если бы не их развод, я бы уже давно был бы счастлив с твоей сестрой.

Эти последние слова дошли до Дамиана с некоторым опозданием. Его сестра? Он удивленно посмотрел на друга.

— Ты и… Ава?

Калеб улыбнулся, хотя глаза оставались серьезными.

— Мы сейчас говорим не обо мне. Хотя я тоже мог бы кое-что сказать о женских капризах.

— Да, ты прав. Я и Челси…

Эта девушка полностью завладела его сознанием.

Он сказал ей, что не хочет серьезных и постоянных отношений, так как испугался, что не справится. Челси, и это было видно, постепенно влюблялась в него, а Дамиан не мог причинить ей боль. Но правда заключалась еще и в том, что он начал отвечать Челси взаимностью. После того как она рассказала о своем детстве и неудачном опыте с мужчинами, на плечи Дамиана лег груз ответственности. И он струсил, предпочел скрыться за холодным равнодушием.

А ведь с Челси для него открывался новый мир…

— Я полный дурак.

— Брось, ты всего лишь мужчина. Но в то же время ты Холлибертон. А Холлибертоны всегда добиваются своей цели и получают все, что хотят. Так, может, ты перестанешь утомлять меня своим нытьем и вместо этого найдешь свою даму сердца, бросишься ей в ноги и вымолишь прощение за все глупости, которые ты ей наговорил?

Мозг Дамиана лихорадочно заработал.

— Разве тебя не надо подвезти домой?

— Дамиан Холлибертон! Ты пойдешь сам или мне нужно дать тебе хорошего пинка?

Калеб встал и протянул руку приятелю, помогая подняться. Мужчины обнялись и по-дружески похлопали друг друга по спине. Впервые Дамиан осознал, что Калеб совсем не такой бессердечный мерзавец, каким пытается казаться.

Конечно, он был бабник, но Дамиан верил: если Калеб влюбится по-настоящему, он горы свернет, чтобы быть рядом с любимой женщиной.

Дамиан пробирался сквозь толпу веселящихся мужчин и женщин, одновременно нащупывая в кармане ключи от машины и телефон.

Больше ему ничего не нужно. Разве только еще немного везения.

* * *

Челси сидела на крыльце загородного деревянного домика Кенси и Грега. На лужайке у фургона с логотипом ее салона валялись детские велосипеды. Издалека доносился веселый визг.

Челси откинулась на спинку плетеного кресла и подняла глаза вверх, где вьющиеся растения сплелись так густо, что образовали над крыльцом зеленый навес.

Она держала в руках сотовый телефон. Не то чтобы Челси собиралась кому-то звонить. Просто таким образом она поддерживала связь с городом, чувствуя себя не так одиноко.

— Не веди себя глупо, — вслух произнесла Челси и решительно засунула телефон в карман выцветших джинсов.

Она наконец подписала документы и отправила их в банк. Затем сказала Филлис, что берет выходной и салон полностью на ее попечении.

Все, что было необходимо Челси, — это свежий воздух и смена обстановки. Она слишком долго держала все под контролем. Пришло время пожить для себя. И этот дом подходил для ее целей как нельзя лучше.

Здесь не нужно притворяться. Все вокруг было наполнено величественным спокойствием и умиротворением. Никакой лишней суеты, надуманных тревог, призрачных иллюзий. Это, наверное, и есть настоящая жизнь. И если есть в мире место, где можно свернуться клубочком и зализать раны, нанесенные Дамианом Холлибертоном, то только здесь.

На лужайку гурьбой высыпали ее племянники.

— Тетя Челси! — закричал один из них. — Ты не видела мою пижаму с Человеком-Пауком?

— Купишь мне железную дорогу? — спросил другой.

— А что ты подаришь мне на день рождения? — поинтересовался третий.

— Нет, позже, это сюрприз, — ответила Челси всем троим, и по очереди поцеловала маленьких разбойников, после чего они стремительно унеслись.

На пороге дома появилась Кенси, вытирающая руки полотенцем.

— А вот и моя сестренка! — Челси похлопала ладонью по креслу рядом.

Кенси села.

— Ты уже заходила в дом?

— Нет, — Челси смотрела, как ветер кружит опавшие листья.

— Становится прохладно. Обед будет готов минут через сорок. Кстати, дети спрашивали, почему ты такая грустная.

Притворяться было бесполезно. Сестра в два счета раскусит ее. Да и кому излить свое горе, как не близкому человеку?

Челси опустила голову и обхватила ее руками.

— Я очень несчастна, Кенси.

— Понимаю, милая. Тебе пришлось нелегко. Но ты поступила правильно, оборвав с ним отношения. Этот парень тебя не стоит. Уже лучше?

— Немного, — солгала Челси. — Спасибо тебе за заботу и понимание. — Она натянуто улыбнулась.

— Хотя с ним ты вся светилась от счастья, детка.

— Кенси, — предостерегающе произнесла Челси.

— Нет, серьезно. Ты расцвела и сияла, как начищенный пятак. Я даже подумала грешным делом, что наконец пристрою тебя в надежные руки.

— Если ты хочешь от меня избавиться, то просто скажи.

Кенси притянула сестру к себе и обняла за плечи.

— Пожалуй, ты права. Прости, мне не следовало так говорить. Скоро тебе станет легче. Время лечит раны. А на сегодняшний вечер у нас запланирован праздничный пирог, водка и фильмы с Хью Джекманом.

— То, что нужно. Спасибо тебе огромное. — В этот момент Челси мысленно поблагодарила свою непутевую мать и покойного отца за то, что они подарили ей такую замечательную сестру.

Все остальное обязательно наладится. Бизнес пойдет в гору, разбитое сердце заживет, и они встретит мужчину, с которым будет счастлива.

Главное — не терять веру.

Их внимание привлекло рычание мотора. Когда Челси увидала вдалеке спортивный автомобиль Дамиана, она даже ущипнула себя за руку, чтобы убедиться, что ей это не чудится.

— Господи, — только и смогла произнести девушка.

— Ты только посмотри! — воскликнула Кенси.

— Неплохая тачка, — на шум вышел Грег. — Кто это?

— Это тот самый Дамиан, про которого я тебе говорила. Знакомый Челси.

— Ах, вот оно что! — кивнул Грэг. — А он ничего. Привлекательный парень. А зачем он приехал, Челс?

— Полагаю, она сама не знает ответа на этот вопрос, — ответила за сестру Кенси.

Слова долетали до Челси словно сквозь вату. Она, не отрываясь, смотрела, как из машины выходит мужчина, которого она любила и который отверг ее любовь. Мужчина, который только вчера унесся в ночь, оставив ее одну, и которого Челси не надеялась больше увидеть.

Дамиан Холлибертон, облаченный в темный костюм и голубую рубашку, с растрепавшимися от ветра волосами, был привлекателен, как никогда прежде. Внезапно Челси словно увидела себя со стороны: с немытыми волосами, забранными в пучок, красными от слез и бессонной ночи глазами, в старых полинявших джинсах.

— Кенси, признавайся, это ты?! — громко прошипела девушка, но сестра лишь печально покачала головой в ответ и прижалась к Грегу, который нежно обнял жену за талию. — Как он тогда меня нашел?..

И главное, зачем?

Дамиан закрыл дверцу, поправил пиджак, обернулся и увидел, что с крыльца за ним наблюдают трое. Он поднял руку в знак приветствия.

Челси посмотрела на сестру, ища поддержки, но Кенси лишь широко улыбалась.

Сунув ключи от машины в карман, Дамиан пригладил растрепавшиеся волосы и направился к дому. Никогда прежде Челси не видела его таким взволнованным, но от этого его привлекательность лишь усиливалась. Сердце Челси болезненно сжалось.

Она неожиданно поняла, что не знает, куда деть руки. Сложить на груди или засунуть в карманы? В конечном итоге она безвольно опустила их.

Дамиан остановился в паре шагов и посмотрел на девушку. Его глаза, такие знакомые и такие чужие, разбередили и без того ноющую рану в ее душе.

— Что ты здесь делаешь, Дамиан? — Странно, но ее голос звучал ровно и спокойно.

— Проезжал мимо, — улыбнулся он. — Ты знаешь, что здесь неподалеку проводится дегустация вин? — Заметив ее недоуменный взгляд, Дамиан покачал головой, нахмурился и потер лоб. — Забудь то, что я только что сказал, пожалуйста. Дело в том… Я приехал спонтанно, не зная, что скажу тебе при встрече. Позволь мне попробовать еще раз.

В ответ Челси лишь пожала плечами.

Дамиан несколько раз глубоко вздохнул, собираясь с мыслями.

— Приехал, чтобы увидеть тебя.

Сердце бешено заколотилось в ее груди. Девушка почувствовала, как в душе оживает угасшая было надежда. Но она не могла позволить Дамиану догадаться о ее чувствах. Вряд ли он изменился за прошедшие двадцать четыре часа…

— Как ты меня нашел?

— Я просмотрел телефонный справочник в таксофоне и наткнулся на твою сестру, — он перевел взгляд на Кенси и приветственно кивнул. — Иногда старые, проверенные приемы работают лучше современных технологий.

— В этом месте технологии не будут вам сильно докучать, — вмешался в разговор Грег. — Дамиан, верно? Я Грег Херли, а это моя жена Кенси.

Дамиан подошел к крыльцу и встал рядом с Челси.

— Челси много рассказывала мне о вас.

От его одежды по-прежнему пахло осенней свежестью. Челси закрыла глаза и потрясла головой, пытаясь избавиться от наваждения.

В этот момент к ним подбежала колли и прыгнула прямо на рубашку Дамиана, приветствуя таким образом гостя.

— О нет! Лизун, нельзя! — воскликнула Кенси.

Челси схватила собаку за загривок и оттащила в сторону. Та радостно облизала ее руку. А на рубашке Дамиана красовались два грязных отпечатка…

— Отличная собака, — улыбнулся Дамиан. — Лизун? Вы поклонница «Охотников за привидениями»?

— Угадали, — лицо Кенси расплылось в улыбке. Я даже с Грегом начала встречаться, потому что он был похож на Билла Мюррея в молодости. А у вас есть собака?

— Челси задала мне тот же самый вопрос на первом свидании. Похоже, это у вас семейное.

Челси обеспокоенно посмотрела на сестру, но та уже начала свой рассказ.

— В детстве мы несколько месяцев жили в доме папиного приятеля. Потрясающий человек. Сам вел хозяйство. Видели бы вы, какой у него царил порядок. А как он готовил! Ммм, пальчики оближешь! Я даже была в него немного влюблена, если это возможно в восемь лет. А вот Челси покорила его собака. Обычная пушистая дворняжка, от которой плохо пахло уже через пять минут после ванны. Но она тоже привязалась к Челси. Всегда спала у нее в ногах и ни на шаг от нее не отходила, словно ангел-хранитель. С тех пор Челси всегда судит о людях по тому, как они относятся к собакам.

Во время ее рассказа Дамиан чесал Лизуна за ухом и смотрел на Челси. Это был взгляд, полный заботы и надежды. Он обещал и звал. Челси боялась поверить в происходящее. Никогда прежде Дамиан на нее так не смотрел.

— Но своей собаки у тебя никогда не было?

Челси покачала головой.

— И поэтому ты решила открыть салон для животных?

Челси кивнула, по-прежнему не произнося ни слова. Она боролась с желанием схватить его за шкирку, запихать в его дорогую машину и заставить убраться подальше от этого дома и вообще из ее жизни. Причем сделать это немедленно, пока он окончательно не растопил ее сердце этим заботливым взглядом.

— Когда пришло время уезжать, казалось, мир рухнул, — продолжила свой рассказ Кенси. — Челси со слезами расставалась с псом, к которому так привязалась. Не думаю, что она когда-нибудь любила кого-то так, как Ровера.

— Трогательная история, — Дамиан оставил наконец уши Лизуна в покое и поднялся. — Мы можем поговорить? — обратился он к Челси.

Так-так. Началось.

Она повернулась к Кенси и Грегу.

— Вы оставите нас? Идите пока в дом.

— Действительно, что мы тут стоим? — Грег потянул жену за руку. — Обед через полчаса.

Челси мысленно поблагодарила небо за то, что Грег не догадался пригласить на обед Дамиана. Иначе она бы придушила его голыми руками!

Близость Дамиана заставляла ее сердце биться сильнее. Не чувствуя себя в безопасности, она спустилась со ступенек и пошла вокруг дома. Дамиан последовал за ней.

— Они милые, — произнес он.

— Да. И готовы ради меня на все. Не знаю, что привело тебя сюда, но это была плохая идея. Давай выкладывай, что хотел, и уезжай. Через полчаса меня ждут спагетти с сыром.

Дамиан посмотрел на нее, но ничего не сказал.

Они вышли на задний двор. Отсюда открывался великолепный вид на холмистую долину, усаженную виноградными лозами. На небе не было ни облачка, и осеннее солнце дарило земле последние ласковые лучи.

— Здесь красиво, — Дамиан остановился рядом с Челси.

— Тебе бы здесь быстро наскучило. Слишком тихо.

— Ты ошибаешься, — на губах Дамиана заиграла легкая улыбка.

На какое-то мгновение Челси захотелось встать на цыпочки и поцеловать его в уголок рта, прижаться к нему всем телом и обвить руками шею.

Она отвернулась, надеясь, что ее желания не отразились на лице.

— Если бы я не приехал, то сидел бы сейчас в баре с Калебом.

— Вполне в твоем духе.

— Так и было. Множество людей, которых я никогда не встречал прежде и, возможно, никогда больше не увижу, стакан шотландского виски со льдом. Чтобы услышать друг друга, приходится перекрикивать музыку.

— В самый раз для тебя!

— Еще неделю назад я бы с тобой согласился.

Челси почувствовала его пристальный взгляд, но не подняла голову. Она лихорадочно пыталась понять, что скрывалось за его последними словами.

Дамиан молча разглядывал ее заплаканные глаза, спутанные волосы и покрасневший нос, но ничего этого не замечал. Он смотрел на эту женщину так, словно в жизни ничего прекраснее не видел.

Челси наконец подняла голову, и их взгляды встретились.

— Так зачем ты приехал, Дамиан? — Ее голос предательски дрогнул.